В.И. Кашин: Земле-Матушке – особое внимание

21 Февраля 2020 RSS лента
В.И. Кашин: Земле-Матушке – особое внимание Источник: mkkprf.ru

Доклад Заместителя Председателя ЦК КПРФ, Председателя Комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, академика РАН В.И. Кашина на Парламентских слушаниях Комитета на тему «О мерах по совершенствованию оборота, рационального использования и охраны земель сельскохозяйственного назначения». 17 февраля 2020 г., г. Москва, Октябрьский зал Дом Союзов.

Уважаемые товарищи!

Значимость темы, которую мы с вами сегодня выносим на повестку, переоценить трудно, потому что земельные ресурсы, земли сельскохозяйственного назначения, сельскохозяйственные угодья, посевные площади, наши пашни являются бесценным достоянием нашей державы. Именно эта ресурсная база является определяющей не только для продовольственной безопасности, но и национальной безопасности Российской Федерации. От нашего отношения к этому стратегическому ресурсу зависит перспектива развития государства, да и в целом нашей планеты Земля.

Международные документы на этом направлении свидетельствуют о том, что к 2050-му году на планете резко сократится ввод посевных площадей. И это всё на фоне прироста численности населения. Именно поэтому проблема истощения земельных ресурсов повсеместно выходит на первый план.

Страны-лидеры мировой экономики давно озаботились вопросом повышения эффективности использования земель и на протяжении долгого времени формируют свою земельную политику исходя из принципов максимальной охраны и рационального использования этого стратегически важного ресурса. Основы этому были заложены в таких международных правовых актах, как «Всемирная стратегия охраны природы», «Всемирная почвенная хартия», «Основы мировой почвенной политики».

При этом Российская Федерация в общемировую динамику, к сожалению, не вписывается – наше уникальное богатство в виде земель сельскохозяйственного назначения просто разбазаривается.

За период с 1990 года площадь земель сельхозназначения сократилась почти в два раза – осталось всего 383 миллиона гектар. Это катастрофа! Ни одна другая категория земель не была столь сильно урезана по площади за новейшую историю России!

Площадь сельскохозяйственных угодий сократилась почти на 25 млн. га, площадь пашни – на 15,8 млн. га. И при всем этом по посевным площадям мы продолжаем толкаться на уровне 80 млн. га. Совсем недавно 117 миллионов гектар было.

На некоторых территориях к 2018 году под посевы используют по 5%-20% площади. В Астраханской области – 25%, 28% - в Смоленской области. Плачевная ситуация по всему Нечерноземью. Страшно смотреть на эти данные!

При этом есть Краснодар со своими 95%, есть Алтайский край с 80,5%, который всей Сибири можно поставить в пример, как надо относиться к сельскохозяйственным землям. Можно брать в пример Ставрополье, Ростов, Белгород, Курск, и ряд других регионов, которые на сегодняшний день используют в сельскохоязйственном производстве наибольшую долю пашни.

При этом мы должны отметить и тех, кто находится лишь в начале этого пути, но активно двигается вперед.

Сегодня в зале присутствует глава Луховицкого района Московской области В.Н.Барсуков. Они за последние 5 лет подняли 31 тыс. га пашни и в 6 раз увеличили производство зерна.

Рядом – А.М.Абрамов – фермер Сараевского района Московской области. В прошлом году он поднял 250 га заросшей земли. Он получает уже 37 ц/га в среднем урожай, думает, как развивать животноводство.

Наш Рязанский товарищ Гусев 700 га за год поднял брошенных земель. И ведь не большие деньги они получили от государства – около 2 млн. рублей.

В целом, за последнюю пятилетку, 40 регионов самостоятельно ввели в сельскохозяйственный оборот больше 2,5 млн. га пашни. Больше 100 тыс. га посевных площадей ввели Саратовская, Ростовская, Вологодская, Челябинская, Тульская, Пензенская, Рязанская область, Ставропольский край и Крым.

Остальные же регион за тот же период продолжили скатываться назад и снизили посевные площади почти на полтора миллиона гектаров.

Нечерноземье – это особая боль.

Некогда на этих территориях под посевами было больше 93% пахотных земель. Сегодня используется чуть больше половины имеющейся пашни или всего 49,2% от той площади, которая была в 1990 году. Больше трети заброшенных ценных земель находится в регионах нечерноземья.

При этом почва, истощаясь и деградируя, превращается в пустыню, многие тысячи гектаров пашни уходят под бурьяны и лес, овраги и болота.

Сегодня в стране уже 51,5 млн. га кислых почв, заболоченных почв – почти 10 млн. га, переувлажненных – 16,1 млн. га, появились первые пустыни! Больше 37% почв на пашне уже имеют слабый гумус, на 25% площади пашни почвы содержат гумус ниже минимального. Средний гумус – это 26%. Сильногумусированных почв осталось всего 11,5%!.

А ведь за этими цифрами стоит ухудшение водно-физических свойств почвы, потеря соотношения удельного и объемного веса почвы, изменение ее плотности. Складывается уже другое взаимодействие почвы и растения, характеризующееся нерациональным использованием того объема питательных веществ, включая фосфорные, калийные микроэлементы, чем богата и разнообразна наша Земля-Матушка.

Мы же не можем думать только о себе и подходить к использованию земельных ресурсов, которые Русь тысячелетиями накапливала, лишь с потребительской точки зрения. Это наша общая задача – сохранять плодородие почв и земельные ресурсы для будущих поколений.

Даже в Краснодаре уже есть проблемы. Я не говорю уже о нашем элитном воронежском черноземе. Подвижный фосфор, кальций, микроэлементы, сегодня все это деградирует.

Почему же так происходит?

Мы видим под этим абсолютно конкретный базис – комплекс институциональных причин, с которыми мы должны разобраться в самое ближайшее время.

Первое и основное – недопустимо низкая доходность нашего сельского хозяйства, исключающая какую-либо возможность вести расширенное воспроизводство, соблюдать севообороты, восполнять плодородие почв посредством надлежащего агрохимического обслуживания и повышать его чрез проведение мелиоративных мероприятий.

Мы наблюдаем вопиющую ситуацию. Число прибыльных сельскохозяйственных организаций продолжает снижаться, закредитованность сельскохозяйственных товаропроизводителей уже давно перевалила за 3 трлн. рублей, и продолжает расти. Рентабельность вытягивается лишь за счет субсидий, но ситуацию существенно это не меняет. Сопоставив уровень рентабельности по отраслям, мы увидим, что в сельском хозяйстве она в 2 раза ниже, чем в обрабатывающей промышленности, не говоря уже о добыче полезных ископаемых, где она выше в 5 раз!

Сложившуюся ситуацию усугубляет диспаритет цен.

Посмотрите, как менялась цена на пшеницу с 2016 года. Третий класс — на уровне 10 тыс. рублей за тонну, четвертый класс – в среднем 9 тыс. рублей, пятый класс – на уровне 8 тыс. рублей. К 2020 году роста либо нет, либо он находится в пределах статистической погрешности.

И посмотрите, как на этом фоне растет все, что связано с товарами для АПК.

Топливо, в зависимости от его вида, подорожало на 37-57%. Средние цены на трактор увеличились на 55%, на комбайн – на 87%! Минеральные удобрения подорожали на 15-50%.

И в этих непростых условиях наши крестьяне добиваются производства 120 млн. тонн зерна, закрывают проблему производственного сырья для сахара, растительного мала, в 3 раза увеличивают производство мяса птицы, выходят на высокие уровни производства мяса свинины, решают многие другие вопросы. Да, в производстве мяса говядины и молока показатели еще существенно отстают от 1990 года, но в целом положительная динамика видна ярко.

Банкротятся даже уникальные предприятия с почти вековой историей. В Комитет постоянно поступают обращения с криком о помощи, призывом изменить ситуацию.

Масла в огонь добавляет звено торговли, демонстрируя полную незаинтересованность в продукции отечественных сельскохозяйственных товаропроизводителей, отдавая предпочтение импортным поставщикам. Таким образом, наши сельхозтоваропроизводители, чтобы получить хоть какую-то выручку, вынуждены постоянно снижать цену.

Взять хотя бы картофель. Торговые сети закупают его в наших хозяйствах по 18 рублей, а себестоимость при этом 19 рублей! То есть предприятия реализуют свою продукцию в убыток. Даже такие уникальные предприятия, как бывший «Большевик», производящий 1000 центнеров овощей, 400 центнеров картофеля, и все в убыток, и не один год подряд.

Мы публиковали приведенные на слайдах письма наших директоров по этой большой проблеме и в Сельской жизни, и отправили их в Правительство, Министерство сельского хозяйства, получили от многих губернаторов поддержку и понимание. Мы с Геннадием Андреевичем и другими товарищами провели встречу по этой теме с Министром промышленности и торговли Д.В.Мандуровым и договорились совместно взяться за эту тему, провести слушания. У нас есть соответствующая законодательная инициатива, и вместе с профильными министерствами, вместе с регионами мы должны выйти на принятие правильного решения.

Нельзя крестьянству работать в убыток! И тут никакие субсидии ситуацию не исправят. Должно быть принято системное решение, позволяющее нашим сельхозтоваропроизводителям вести расширенное воспроизводство за счет справедливой оценки своего труда. А до тех пор, пока это не будет сделано, нам остается лишь пытаться сбалансировать ситуацию в ручном режиме на каждом отдельном направлении.

Именно так мы вынуждены решать большой вопрос с энерговооруженностью в сельском хозяйстве, который также является одной из причин выбытия земель из сельскохозяйственного оборота. Землю просто нечем обрабатывать.

Сегодня мы имеем на тысячу гектаров пашни два комбайна и три трактора. Это в два и три раза меньше, чем, к примеру, в Белоруссии, в шесть и десять раз меньше, чем в США.

Отсюда напрямую вытекает превышение нормативной нагрузки на единицу техники, ее повышенный износ и интенсивное выбытие из эксплуатации.

На каждый трактор сегодня приходится 337 га посевов, на каждый зерноуборочный комбайн - 504 га, при нормах 73 га и 244 га соответственно! Остро стоит вопрос устаревания техники. В парке самоходных машин удельный вес техники старше 10 лет недопустимо велик – 59,6% тракторов, 45,5% зерноуборочных комбайнов.

В разрезе регионов ситуация с энерговооруженностью неоднородна, и мы видим те регионы, которые нашли эффективные подходы к решению этой проблемы.

Взять, хотя бы, Краснодарский край, где мы недавно проводили выездное заседание Комитета. Техническую вооруженность сельскохозяйственных организаций края можно назвать образцовой - 277 л.с. на 100 гектар посевных площадей против 200 л.с. среднероссийских. Край почти вышел стратегическую отметку в 300 л.с. на 100 га посевов!

Нагрузка на 1 трактор в крае в 2 с лишним раза ниже, чем в среднем по России. Отсюда и самый высокий уровень использования пашни. В регионе идет борьба за каждый клочок земли.

Исходя из этого, наша ближайшая задача добавить к этим 57 тыс. комбайнов еще минимум 100 тыс. единиц, а также выйти на уровень оснащения в 640 тысяч тракторов. Энергообепеченность наших хозяйств должна составлять 300 л.с. на 100 гектар посевных площадей, при том, что в 1990 году у нас было 393 л.с. на 100 га.

Эту задачу надо решать прорывным способом, иначе мы не добьемся эффективного использования пашни, не говоря уже о том, что по мере вовлечения в сельскохозяйственный оборот заброшенных земель, ситуация будет лишь усугубляться.

Далее – к вопросу заботы о почвах. В условиях отсутствия оборотных средств хозяйства, лишь за редким исключением, стали пренебрегать агрохимическим обслуживанием.

При всех уже названных деградационных процессах в почву вносится всего 69 миллионов тонн органики. И это при том, что не так давно вносили до 400 млн. тонн. Аналогично по минеральным удобрениям, 10 миллионов тонн вносили, а сегодня и до трех не дотягиваем. При этом минеральные удобрения вносятся под 59% посевов, а органика – лишь под десятую часть.

Про известкование и гипсование на протяжении всех этих лет будто просто забыли. Только сейчас Министерство признало и действительно озаботилось проблемой кислых почв на пашне.

Не проще дела обстоят с гидромелиорацией.

Не так давно мы шли вровень с американцами. И у нас и у них было по 13 млн. гектар орошаемых и осушенных земель. Сегодня же американцы ушли далеко вперед. Доля мелиорируемой пашни у них подбирается к 40%. Англичане 80 процентов имеют мелиорированных земель!

Мы же держим свои 7 с небольшим процентов, да и те лишь на бумаге. Из 4,7 млн. га орошаемых земель в сельскохозяйственном производстве используется всего 3,8 млн. га, а фактически орошается лишь 2,2 млн. га! При этом уже более 70% оросительных и осушительных систем нуждаются в реконструкции.

Без должного участия государства в решении этих вопросов, без должной государственной поддержки сдвинуть ситуацию с места не получится. Но осознание государством этой необходимости, к сожалению, приходит очень медленно.

Согласитесь, не так уж давно из лексикона чиновников исчезла выдуманная Гайдаром в далеком 1991 году формула, что сельское хозяйство – это финансовая черная дыра. И этой формулой все эти годы оправдывалась деструктивная государственная аграрная политика и экономия бюджетов на финансировании отрасли.

Под благовидными предлогами земельной реформы были разрушены доказавшие свою эффективность коллективные форм хозяйствования, да так, что до сих пор восстановить кооперацию в сельском хозяйстве мы никак не можем. Насильственная деколлективизация, разрушение традиционной русской общины на селе нанесли сокрушительный удар продовольственной безопасности страны.

Сегодня этот гайдаровский посыл, будем надеяться, безвозвратно ушел в прошлое. Государственная аграрная политика начинает меняться, перед отраслью начали ставиться более конкретные, стратегические задачи.

Так, у нас начала укрепляться Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия. Теперь, вот, появилась полноценная государственная программа комплексного развития сельских территорий.

Каркас обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации стал иметь в правовом поле более четкие очертания.

Что касается ключевой для сегодняшнего обсуждения государственной программы, то мы имеем лишь первичный, сырой проект, который только в январе этого года был представлен для оценки регулирующего воздействия. Но начало положено!

Безусловно, исходя из представленной редакции, проект требует серьезной доработки, и в первую очередь, с точки зрения целеполагания.

Ведь когда мы говорим о необходимости вовлечения земель в сельскохозяйственный оборот, то, с учетом предложенных сроков реализации программы до 2030 года, мы ожидаем увидеть не 12 млн. га, а минимум 25 млн. га. Для этого темпы ввода заброшенных земель должны составлять 2,5 млн. га в год.

К предложенным мерам по развитию мелиорации вопросов не меньше. За 10 лет увеличить площадь мелиорируемых земель всего на 1,6 млн. га? Тот же Китай эту площадь вводит меньше чем за два года. Поэтому речь должна идти об организации фактического орошения на всех орошаемых землях (4,67 млн. га) с дальнейшим выходом на стратегический для нас уровень 13,5 млн га мелиорируемых земель.

К части, касающейся агролесомелиорации, у нас возникают аналогичные вопросы, ведь эти мероприятия являются неотъемлемой частью благоустройства степей. По этому, с учетом советского опыта, одной из важнейших целей на этом направлении должно стать восстановление прежних площадей и протяженностей лесных полос в полном объеме.

И по поводу предложенных мер по известкованию кислых почв. Как уже было указано выше, площадь кислых полос на пашне в России составляет 51,5 млн. га. Если говорить о землях, требующих первоочередного известкования, то это 35,1 млн. га. Это и есть те ориентиры, которые должны быть заложены в государственную программу.

Исходя из корректировки целей, станет ясным и требуемый объем финансирования.

Сегодня на всех этих направлениях у нас есть эффективно реализуемые проекты. Так, к примеру, наш Комитет посещал Брянскую область, где мы своими глазами увидели насколько эффективно там выстроена работа по вводу земель в сельскохозяйственный оборот, по раскорчевке заросшей пашни, по известкованию кислых почв.

Вот конкретные примеры и сметы проведения работ. Если земли закустарены, то затраты составляют 12 тысяч рублей на гектар. Если земли доведены до более печального состояния и приходится иметь дело с залесенностью, то затраты увеличиваются уже до 16 тысяч рублей на гектар.

Аналогично по известкованию. Затраты на проведение полного известкования (внесения 6,5 тонн известковых материалов на гектар) составляют от 8 до 20 тыс. рублей на гектар в зависимости от того используется доломитовая мука или мел.

С учетом этого, после проведения необходимых обследований и постановки на учет всех заброшенных земель, мы сможем оценить требуемые объемы субсидирования проведения этих работ.

И это единственный верный путь. Продолжать и дальше отдавать лесу наши пашни – это преступление.

На наш взгляд, одним из перспективных решений может стать создание в каждом регионе, каждом районе специальных МТС, которые по государственному заказу будут выполнять работы по раскорчевке заросших земель и, совместно с нашими агрохимическими службами, проводить комплекс мероприятий по восстановлению деградированных земель, приведению их «в товарный вид» с дальнейшей передачей в аренду сельхозтоваропроизводителям.

Это, как один из возможных вариантов.

Далее, уважаемые товарищи, нельзя забывать и о сопутствующих увеличению посевных площадей задачах.

На каждый введенный в сельскохозяйственный оборот 1 млн. га должны быть готовы 3 тыс. комбайнов и 4 тыс. тракторов. Удобрения, трудовые ресурсы, это все должно быть просчитано заранее, чтобы избежать накладок и проволочек на марше новой целины.

Напомню, какой была динамика в период 1954-1960 годов.

Мы видим сопоставимый прирост посевных площадей и то, насколько вырос урожай того же зерна. При этом мы в свою очередь, с учетом существенно возросшей урожайности в растениеводстве и производительности в животноводстве, оцениваем эффект от введения заброшенных земель в сельскохозяйственный оборот на уровне не меньше 100 млн. тонн в зерновом эквиваленте.

За рассматриваемый период произошло удвоение объемов внесения минеральных удобрений, парк сельскохозяйственной техники увеличился по тракторам с 744 тыс. ед. до 1,2 млн. единиц, по комбайнам – с 318 тыс. до 498 тысяч. При этом удвоилась энерговооруженность!

Видим мы и бюджетную составляющую. В 1960 году на сельское хозяйство выделялось 6,4% расходной части бюджета СССР.

В этой связи хочу заострить внимание, что мы все чаще слышим возражения по поводу увеличения расходов на сельское хозяйство, что якобы на АПК сегодня тратится и без того много бюджетных средств. Мы же говорим, что эти возражения необоснованы.

Если взять все три наших государственных программы с тем финансированием, которого мы добиваемся, то на пике реализации это будет всего 4% расходной части федерального бюджета 2020 года и менее 1% ВВП, спрогнозированного на 2020 год. Поэтому предложенная нами система поддержки отрасли до 2030 года является сбалансированной.

И в заключение, уважаемы товарищи, о вопросах законодательного обеспечения рационального использования и охраны земель сельскохозяйственного назначения.

В ближайшем будущем планируется к принятию 10 законопроектов, в том числе те, над внесением которых мы совместно с Министерством сельского хозяйства ведем активную работу. Эти законодательные инициативы решают важнейшие вопросы, в том числе на направлениях установления для сельхозтоваропроизводителей льготных тарифов на энергоресурсы, обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов, стимулирования инвестиционной деятельности, обеспечения безопасного обращения с пестицидами и агрохимикатами, совершенствования оборота земель, на направлениях развития семеноводства, обеспечения качества и безопасности зерна и продуктов его переработки.

Особое же внимание сегодня нужно уделить законопроекту № 681101-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования правового регулирования отношений в области охраны сельскохозяйственных угодий».

В рамках его обсуждения состоялась горячая дискуссия, было высказано множество надуманных опасений и деструктивных замечаний с тем, чтобы это необходимое для сохранения почвенного плодородия законодательное решение не было принято. Но наша аргументированная позиция позволила депутатскому корпусу найти консенсус и поддержать нашу законодательную инициативу.

Данным законопроектом мы устраняем существенные противоречия между Федеральным законом «О государственном регулировании плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения» и Земельным кодексом Российской Федерации, исключаем неоднозначные толкования и фактически правовую неопределенность в распределении прав и обязанностей землепользователей, которые сегодня не позволяют системно вести работу по охране и воспроизводству плодородия почв.

Важно коснуться затратного механизма, вытекающего из этого законопроекта. Все замечания и опасения, которые мы слышим по поводу избыточной финансовой нагрузки на сельскохозяйственных товаропроизводителей в связи с необходимостью проведения периодических почвенных обследований, являются преувеличенными.

Во-первых, потому, что эта обязанность сегодня уже прописана в Земельном кодексе Российской Федерации, а во-вторых потому, что затраты на проведение комплексного почвенного обследования составляют всего 100 рублей на 1 гектар. Учитывая, что такие обследования должны проводиться 1 раз в 5 лет, то мы получим ежегодные затраты на уровне 20 рублей на гектар пашни. Если взять всю нашу посевную площадь (80 млн. га), то речь может идти о суммах не превышающих 1,6 млрд. рублей в год. При этом вопрос о поддержке государством этих работ уже давно снят Министерством сельского хозяйства – поддержка будет (!), и через увеличение погектарной поддержки и через другие механизмы, в том числе включенные в новую программу вовлечения в сельскохозяйственный оборот земель сельскохозяйственного назначения и развития мелиоративного комплекса Российской Федерации.

Крестьяне один на один со своими проблемами не останутся. За это мы боролись и будем бороться! Комитет Государственной Думы по аграрным вопросам – ваш верный соратник. Вместе мы сможем добиться многого!

Добились же мы принятия Государственной программы комплексного развития сельских территорий. А ведь начинали так же, с проведения в конце 2017 года всероссийских парламентских слушаний, на которых голос крестьянства прогремел так, что наша единая позиция была услышана на всех уровнях власти!

Так и сегодня, мы с вами закладываем основу большой работы во благо страны, в интересах укрепления продовольственной и национальной безопасности России. Я убежден, что этот важный шаг будет сделан нами твердо!

Желаю всем нам здоровья и удачи! Спасибо


Версия для печати

Назад к событиям