Журнал Центрального Комитета КПРФ

В.Я.Гросул Европейская революционность первой половины XIX века (К 150-летию Парижской коммуны)

ГРОСУЛ ВЛАДИСЛАВ ЯКИМОВИЧ, доктор исторических наук, профессор, лауреат премии Ленинского комсомола.

 

В начале 60—х годов ХХ века в Институте истории АН СССР была создана творческая группа по написанию истории всех революций, которые произошли на земном шаре. Во главе её был поставлен выдающийся историк Б.Ф.Поршнев, известный своими трудами по конкретным проблемам истории, прежде всего истории Франции, но также являвшийся крупным методологом, прекрасно разбиравшимся в различных проблемах теории истории и неоднократно выступавший с теми или иными инициативами научного характера. Именно Поршнев выступил на первом семинаре группы с докладом о концепции будущего труда, который не имел аналогов в мировой практике.

На последующих семинарах группы, которая собрала значительный актив, рассматривались кардинальные вопросы будущего коллективного труда. К ним относилось понятие революции, определения общего их количества, времени, с которого следует начинать историю революций. На семинарах разворачивались дискуссии, порой жаркие и неожиданные. Действительно, с какого времени начинать историю революций на земном шаре? Как оценивать Крестьянскую войну 1525 года в Германии? Можно ли её считать революцией, к чему склонялись некоторые историки. Что представляло собой грандиозное Тайпинское восстание в Китае — подлинную социальную и политическую революцию или самую крупную крестьянскую войну, которую когда-либо знало человечество.

К сожалению, безвременная кончина Б.Ф.Поршнева прервала завершение намеченной инициативы. Комплексной работы по истории мировых революций не появилось. Предпосылки для подготовки такого исследования были вполне достаточными. Существовали уже труды по истории ряда наиболее крупных революций — Английской, Нидерландской, Великой Французской, двухтомник

по революции 1848 года, монографии по всем трём русским революциям начала ХХ века, по революциям в разных странах Европы, Северной и Южной Америки, Азии. Но совокупность всех революций не была исследована, обобщена и передана на суд читающей общественности.

И сегодня, в начале 20-х годов уже ХХI века, остаются актуальными вопросы, которые обсуждали историки 50 и более лет назад. Итак, что такое революция? Баз ответа на этот вопрос трудно решать другие проблемы истории. Пожалуй, нет ни одного специального справочного издания по обществоведению, ни одной комплексной энциклопедии, где бы не было статьи о революции как таковой. Есть такая статья и в «Советской исторической энциклопедии». В ней социальная революция трактуется как «коренной переворот в жизни общества, изменяющий его структуру и означающий качественный скачок в его прогрессивном развитии». (Драбкин Я.С. Революция // Советская историческая энциклопедия. Т. 11. — М., 1968. С. 926). В советском «Философском энциклопедическом словаре» социальная революция подаётся как «способ перехода от исторически изжившей себя общественно-экономической формации к более прогрессивной, коренной качественный переворот во всей социально-экономической структуре общества». (Философский энциклопедический словарь. — М., 1983. С. 574).

Обращаясь к современным изданиям, мы прежде всего обратимся к известной энциклопедии революционной мысли в России, где имеется довольно обширная статья по этой теме. Термин «революция» там определяется как «переломный момент или период в развитии обществ, резкий переход из одного состояния в другое, изменяющий прежде всего государственное устройство и приводящий к смене политических элит». (Революционная мысль в России

XIX — начала ХХ века. Энциклопедия. — М., 2013. С. 465). Ещё одну трактовку термина «революция» мы находим в «Обществоведческом словаре» Н.Е.Яценко. Там можно прочитать: революция «поворот, переворот; коренное качественное изменение в основах каких-либо явлений, природы, общества и мышления». (Яценко Н.Е. Обществоведческий словарь. — СПб., 2009. С. 540).

Даже эти четыре пособия дают несколько разные определения термина «революция». Примеры из других справочников можно продолжить. Таких справочников много. Ничего необычного здесь нет. И по отношению ко многим другим терминам мы можем наблюдать такую же картину. Мы понимаем под понятием «революция» форму радикального перехода от одной социальной системы к другой. Что же касается количества революций в мировой истории, то их за последние 500 лет было, как пишут в литературе примерно 150. По своему влиянию

на жизнь рода человеческого они сыграли разную роль. Но сейчас нас интересует первая половина XIX века, а тут особо выделяется Великая французская революция. Она повлияла на все страны Европы и не только Европы.

Начнём с Англии. В этой стране была в 40 годы XVII века своя революция, которую часто делят на две гражданские войны. Тем не менее, и на эту страну Французская революция оказала своё заметное воздействие. Весьма позитивно оценил Французскую революцию тогдашний английский философ Д.Пристли, известный и как крупный химик, которому принадлежит честь открытия кислорода. Его позиция одобрялась далеко не всеми, тем более, что он, бывший священник, являлся сторонником материализма. Этому видному учёному и философу в 1794 году пришлось эмигрировать в Соединённые Штаты Америки.

Революцию во Франции приветствовали другие деятели английского общества. Основатели влиятельной «Озёрной школы» поэтов (лейкисты), школы

в общем-то консервативной направленности, берущей начало от «Лирических баллад» 1798 года, причём не только У.Вордсворт и С.Т.Кольридж, но даже и будущий глашатай Священного союза Р.Саути поначалу приветствовали революцию во Франции. Революция во Франции породила в Англии принципиальные идейные столкновения. Именно в Англии заявил себя как идейный противник революции во Франции Э.Бёрк — один из столпов мирового консерватизма, «пророк» контрреволюции, как его иногда называли. Уже в 1790 году он пишет памфлет под названием «Размышления о Французской революции», где бросает упреки в адрес французского народа, совершившего революцию.

Памфлет Бёрка вызвал противостояние в Англии. Революцию защищал один

из лидеров вигов Д.Макинтош, а другой их лидер — Ч.Д.Фокс падение Бастилии назвал самым великим и благотворным событием, когда-либо происходившим

в мире. В противовес Бёрку пишет свою книгу участник Американской революции — Т.Пейн, назвавший её «Права человека», где он выступил апологетом Французской революции и отстаивал принципы народного суверенитета. Пейн станет участником Французской революции и даже будет избран в Конвент. В защиту революции во Франции выступил один из крупнейших английских драматургов Р.Б.Шеридан, видный писатель У.Годвин, известный публицист Р.Прайс. Движение демократического характера охватило и широкие круги английского общества.

В 1792 году создаётся «Лондонское корреспондентское общество», имевшее отделения и в других городах Англии. Его председателем стал сапожник Т.Гарди. Общество вело активную агитацию и даже посылало делегации во Францию

Но после падения монархии во Франции, казни её короля и усиления «красного террора» многие английские сторонники революции разочаровались в ней и даже стали её противниками. Но и после этого в Англии сохранялись сторонники Французской революции. Особенно это отмечено в зависимой от неё Ирландии. В Белфасте публицист В.Тон организовал общество «Объединённые ирландцы», члены его ожидали в Ирландии высадки французских войск. Но высадился лишь небольшой отряд французов. Высадка под командованием французского генерала Л.Гоша потерпела неудачу. Уже несколько позднее, в 1798 году, вспыхнуло восстание ирландцев, которое было подавлено английской армией.

Но и в самой Англии было неспокойно. Не без влияния Французской революции там в 1797 году произошло крупное военно-морское восстание. Оно охватило суда, находившиеся в проливе Ла-Манш, что отделяет Англию от Франции. Едва удалось уладить отношения с этими восставшими моряками, как волнения вспыхнули на судах, базировавшихся в Северном море и в устье Темзы. Восставшие матросы стали создавать специальные комитеты, в том числе и Центральный комитет, который возглавии член общества «Объединённых ирландцев», бывший учитель Р.Паркер. Восставшие подняли красные флаги. Но оно вскоре было подавлено. Его руководители, в том числе Р.Паркер, повешены. Это повлекло за собой аресты членов комитета «Лондонского корреспондентского общества» и запрет самого общества. (См.: Барг М.А., Черняк Е.Б. Великие социальные революции XVII—XVIII веков. — М., 1990; Черняк Е.Б. Массовое движение в Англии

в конце XVIII — начале XIX века. — М., 1962; Быков Г.И. Очерки по истории социальных движений в Англии (1764—1836). — М.-Л., 1934).

Заметное воздействие оказала Французская революция и на Германию, особенно на её западные районы. Она хорошо ощущалась в Майнцком университете, где сотрудник этого университета Г.Форстер стал чуть ли не самым последовательным сторонником Французской революции. Сам он был естествоиспытателем, автором ряда научных трудов, получивших отзвук в кругах немецкой общественности. Под командой видного английского флотоводца Д.Кука он совершил кругосветное путешествие, повидав многие страны. Он живо описал это путешествие, благодаря чему приобрёл многих читателей и поклонников. Форстер не просто поддержал Французскую революцию, но призвал к тому, чтобы реализовать

её принципы в Германии. Он горячо приветствовал приход в Майнц французских войск, с помощью которых он и его сподвижники образуют «Общество друзей равенства и свободы». Он становится главой временной администрации города.

Образованный в марте 1793 году майнцкий Конвент принял решение отделиться от Германской империи и присоединиться к революционной Франции. Специальная немецкая делегация, в составе которой был Форстер, выехала в Париж и обратилась с просьбой принять Майнц в состав Германии. Примечательно, что Конвент поддержал эту просьбу. Но вскоре ситуация изменилась. Прусские войска после длительной осады в июле 1793 года овладевают Майнцом. Форстер остаётся в Париже, где скончался в 1794 году в возрасте 40 лет. (См.: Мошковская Ю.Я. Мировоззрение немецкого революционера XVIII века Георга Форстера // Из истории социально-политических идей. — М., 1955. С. 353—364).

Но события изменилось ещё раз. В том же 1794 году французские войска вновь занимают Майнц, да и весь левый берег Рейна. Сторонники Форстера вновь берут верх и вынашивают проект создания Рейнской республики. Этот план не удалось реализовать, поскольку Рейнская область присоединяется к Франции и делится

на четыре департамента. При всех позитивных преобразованиях, ускоривших развитие буржуазных отношений в этом регионе, деятельность французской армии вызывает в Германии всё большее негодование. Но, тем не менее, в этой стране сохранилось определённая прослойка населения, одобрявшая французский революционный метод. Как и в Англии, число сторонников Французской революции было более значительным до казни короля и якобинского террора.

Ивестны позитивные высказывании в адрес французской республики видного философа И.Г.Фихте, связывавшего с ней светлые надежды. Другой крупный немецкий философ И.Кант с восторгом встретил Французскую революцию. Он также был поклонником республиканского способа правления и возлагал большие надежды на преобразования во Франции, которые послужат примером и для Германии. К некоторым идеям Французской революции позитивно относился Ф.В.Шеллинг. (См.: Александров Г.Ф. История западно-европейской философии. — М. – Л., 1946. С. 393). С восторгом встретил Французскую революцию писатель Ф.Шиллер, с гордостью принявший дарованное ему Конвентом звание почётного гражданина Французской республики. Но опять-таки, с началом периода террора Шиллер отворачивается от революции. Французское гражданство получил и Ф.Г.Клопшток. Французскую революцию приветствовал историк И.Г.Гердер, писатель К.М.Виланд, композитор Л.В.Бетховен и другие деятели немецкой культуры.

В Германии среди местных революционеров распространилась идея переноса революции за пределы Франции благодаря победам французской армии. По-видимому, первая в мировой истории идея экспорта революции. Они мечтали даже о Всемирной республике. Активным пропагандистом этой идеи был немецкий эмигрант, революционер И.Клооц. Эта идея была довольно популярной, поскольку избиратели двух департаментов избрали его в Конвент. Зародился немецкий якобинизм, который усилился после вторичного прихода французской армии в Западную Германию. Он прослеживается и позднее, в частности в Южной Германии,

а также в Гамбурге. Немецкие якобинцы известны своими выступлениями в печати, а также соответствующей агитацией. (См.: Машкин М.Н. Германские государства

в 1648—1849 гг. // Новая история стран Европы и Америки. Первый период / Под ред. Е.Е.Юровской и И.М.Кривогуза. — М., 1998. С. 128—129). По мере нахождения французских войск в Германии, что приняло характер самой настоящей оккупации, при всех прогрессивных преобразованиях той поры, число сторонников Франции стало сокращаться. Однако немецкий якобинизм всё-таки в определённой степени сохранялся. (См.: Германская история в новое и новейшее время / Под ред. С.Д.Сказкина. Т. 1. — М.,1970). Не иссякло и немецкое революционное движение

в целом. Несколько позднее, в июле 1819 года российский посланник в Берлине Д.М.Алопеус доносил своему начальству о беседе с К.Меттернихом: «Он полагает, что в Германии революционный дух опаснее, чем во Франции, так как в нём больше расчёта, систематичности, хладнокровной жестокости». (Внешняя политика России XIX — начала ХХ века.Т. III (XI). — М., 1979. С. 79).

Немало сторонников Французской революции было и в Италии. Одним из них стал Ф.Буонарроти, происходивший из старинной аристократической семьи. Преследуемый местными властями, он поселился во Франции, первоначально

на Корсике. Буонарроти становится последовательным якобинцем, сторонником Робеспьера, активно участвует в событиях революции во Франции. Конвент предоставляет ему французское гражданство. В апреле 1794 — марте 1795 года

он являлся комиссаром Конвента, на той самой территории, которая была отвоевана у сардинского короля. Однако в марте 1795 года он арестован новыми французскими властями, оказавшимися во главе страны после термидорианского переворота и оказывается в парижской тюрьме Плесси. Там он знакомится с Г.Бабёфом и становится горячим его последователем. Всю свою оставшуюся жизнь,

а Буонарроти скончался в 1837 году, будет вести неустанную революционную работу. (См.: Соломатин В.В. Формирование и эволюция мировоззрения Филиппо — Микеле Буонарроти накануне и в первые годы Великой французской революции (1777—1797 гг.). Автореф. дис. … к. и. н. — Тюмень, 2003. С. 9—16).

Буонарроти считается одним из первых в истории профессиональных революционеров. (См.: Eisenstein E.L. The first professional revolutionist : Filippo Michele Buonarroti. — Cambr. (Mass.), 1959, p. 161—190). После выхода из тюрьмы в 1795 году он становится председателем клуба Пантеон и одним из предводителей освободительного движения, получившего название «во имя равенства». Он активно готовит восстание в Италии, чему помешал его новый арест по делу Бабёфа в 1797 году. Он поначалу приговорён к тюремному заключению, а затем направлен в ссылку.

Несмотря на то, что Буонарроти не удалось поднять восстания в Италии, там у него было немало сторонников-революционеров. Они наладили контакты

с генералом Бонапартом и когда французские войска приблизились к Италии, там началось восстание. Король Пьемонта заключил перемирие, и это привело к репрессиям против повстанцев. Вскоре Бонапарт предпринял свой итальянский поход, и на Апеннинском полуострове возникает несколько республик. Итальянские демократы ратовали за объединение страны и создание единой республики, французские власти их в этом устремлении не поддержали. Вскоре наступает разочарование, в Северной Италии возникает в 1797 году тайное революционное «Общество лучей», направленное как против собственной монархии, так и против французов. С приходом в Пьемонт французов оно уже организует восстание против них, подавленное французами, которыми командовал Э.Груши. Сам французский генерал увидел в этом восстании заговор подобный заговору Бабёфа, недавно раскрытый во Франции. Французские революционные методы пустили определённые корни в соседней Италии, но были пресечены самими французами. Франция своими действиями лишилась поддержки итальянского народа, а в Италии восторжествовали прежние порядки. Но революционное движение в этой стране не прекратилось. (См.: Канделоро Д. История современной Италии / Пер. с итал. — М., 1958).

С новым приходом французов в Италию в 1800 году, хотя и были проведены некоторые позитивные преобразования, но в целом французское господство негативно оценивалось местным населением. Как противодействие оккупантам возникают новые формы революционного сопротивления, участники которого ставили задачи национального и социального характера. В самом начале XIX века зарождается движение карбонариев, прежде всего в Неаполитанском королевстве, затем распространившее своё влияние и на весь полуостров. Это движение тоже испытало влияние идей Французской революции, но было направлено против французских властей и местных монархов. В тайных организациях карбонариев, так называемых вентах (ячейках) находились бывшие итальянские, а также и французские якобинцы, сохранившие свою приверженность демократическим устремлениям и стремившиеся к ниспровержению несправедливых порядков. Ими организуются в 1812—1813 годах восстания в Калабрии и Абруццах — областях Неаполитанского королевства.

С крушением наполеоновского господства в Италии карбонарии не прекратили своей деятельности. Они основательно укрепились в Южной и Центральной Италии, не получив, однако, широкого распространения на севере страны. Но там в 1818 году под руководством графа Ф.Конфалоньери создаётся тайное общество «Итальянская федерация», поставившее себе целью ликвидацию австрийского господства и создание в Северной Италии конституционной монархии. Что касается карбонариев, то популярность их в итальянском народе всё более усиливалась. Они превращаются в главную оппозиционную силу в стране. В их идеологических построениях уживались требования самые радикальные — от республиканских вплоть до конституционно-монархических. Точно также как был очень пёстрым и их социальный состав от крестьян до аристократов. С их деятельностью связана вся первая половина XIX века. (См.: Ковальская М.И. Движение карбонариев в Италии. — М., 1971).

Французская революция, в большей или меньшей степени, оказала воздействие и на другие регионы Европы, и не только Европы. Она оказала большое влияние на соседнюю Бельгию, в то время составной части Габсбургской империи. Под влиянием событий в Париже в декабре 1789 года австрийская армия была изгнана почти со всей территории этой страны. Там создаётся новое государство, получившее название «Соединённые Бельгийские Штаты» с республиканским устройством. Однако внутренняя борьба между различными группировками бельгийцев ослабила антиавстрийские силы, и австрийские войска через год вновь захватывают Бельгию. Но оккупация продолжалась недолго.

В конце 1792 года в Бельгию вошли революционные французские части, она присоединяется к Франции. Там проводится ряд прогрессивных мероприятий, способствовавших модернизации Бельгии. И хотя зависимость от Франции имела и многие негативные последствия, Бельгия пошла по пути быстрого буржуазного развития, ликвидировав многие феодальные пережитки. (См.: Намазова А.С. Бельгия. Исторический опыт: традиции и современность. — М., 2008).

Прямое воздействие оказала республиканская Франция на соседнюю Швейцарию. В ней также под влиянием Французской революции проявляется демократическое движение. Среди его деятелей особенно проявлялся выдающийся педагог И.Г.Песталоцци, получивший от Конвента французское гражданство. В стране пользовались популярностью идеи Ж.-Ж.Руссо. Революционные выступления отмечены в 1792 году в ряде её районов. В Базеле образовалась Рауракская республика, присоединившаяся в мае 1793 года к Франции. В 1798 году в Швейцарии при прямом участии французских войск создаётся Гельветическая республика, и по примеру французской конституции 1795 года принимается демократическая конституция. (См.: Драгунов Г.П. Швейцария: история и современность. — М.,1978).

Республика под названием Батавская возникает в Голландии. Там имела место своя внутренняя борьба. Поначалу, в 1787 году, победили консервативные силы и страну покинуло несколько тысяч эмигрантов. Они образовали

во Франции «Комитет батавской революции», который ориентировался на революционную Франции и попросил её прямой поддержки. Французские войска вступили на территорию Голландии в начале 1795 года. Там создаётся свой Конвент, который и провозгласил Батавскую республику, явно зависимую

от Франции. В 1798 году принимается новая конституция, а в июне 1806 года эта республика преобразуется в Голландское королевство, которое возглавил один из братьев Наполеона — Луи Бонапарт. (См.: Бусыгин А.В. Побеждающие море: о Голландии и голландцах. — М., 1990).

Не обошла стороной Французская революция и империи Габсбургов — одного из оплотов абсолютизма в Европе. И это несмотря на то, император Франц II, получивший престол в 1792 году, запретил упоминание о Французской революции. Больше всего опасались в империи событий в Венгрии, но никакие меры не помогли. И в Австрии, и в Венгрии зародилось подпольное республиканское движение. Среди его участников было много сторонников

не только идей французского Просвещения, но и французских якобинцев.

За якобинцами следили уже при Иосифе II. Одним из видных якобинцев являлся А. фон Ридель. Главой австрийских якобинцев становится австрийский офицер, известный как философ и поэт — Ф.Хебенштрайт. Он составил план взятия власти, который предполагал казнь императора, арест наиболее видных представителей государственной власти и передачи её заговорщикам. Австрийские якобинцы наладили непосредственную связь с Францией и, в частности, с Комитетом общественного спасения. Они предполагали прекращение войны

с Францией. Но летом 1794 года правительству удаётся раскрыть наличие этой организации. Хебенштрайт был повешен, а его десятки сподвижников подверглись арестам. (См.: Пристер Е. Краткая история Австрии. — М., 1952;

Воцелка К. История Австрии. Культура, общество, политика. — М., 2007).

Далеко идущие планы вынашивали и венгерские якобинцы, ядро которых составляли несколько венгерских интеллигентов. Они разделяли республиканские идеи, предполагали превратить империю в федерацию равноправных народов.

В своем организационном строительстве венгерские якобинцы достигли заметных успехов. Им удалось создать целую сеть тайных революционных организаций, в которую входили сотни людей, преданных идее венгерской свободы. Однако и венгерские якобинцы потерпели поражение. Организация была раскрыта. Десятки

её членов были казнены, сотни подверглись тюремному заключению. (См.: Краткая история Венгрии. С древнейших времен до наших дней. — М., 1991).

Некоторое влияние, но значительно меньшее, чем в Австрии и Венгрии, французская революция оказала и на другие земли Священной Римской империи германской нации. Влияние Франции оказалось более значительным на тех территориях, где находились французские войска. Речь идёт прежде всего об Иллирийских провинциях, созданных Наполеоном в северо-западных районах Балканского полуострова. «Несмотря на потребительское отношение Франции к этим территориям, период французского владычества явился важным шагом по внедрению новых гражданских учреждений и новой идеологии в этой части Европы».

(История южных и западных славян. Т. 1. — М., 1998. С. 457). Среди славян наибольший отзвук Французская революция получила в польской среде и во многом благодаря польской эмиграции во Франции и созданных ею польским легионам. В самой Польше создаются тайные организации, ориентировавшиеся в значительной степени на ту же Францию. Сами польские легионы в составе французской армии стали проводниками французских идей, способствуя подъёму национально-освободительного движения. (См.: там же. С. 529).

Заметное воздействие оказала Французская революция на Грецию, прежде всего на многочисленную греческую диаспору, образовавшуюся в разных странах Европы. Это влияние объяснялось несколькими факторами. Главное то, что перед Грецией стояла задача национального освобождения от власти турецкого султана. И чем дальше, тем основательнее осознавалась идея, что освобождение можно достигнуть только путём революционной борьбы. Грекам очень импонировал культ, связанный с прогрессивными традициями Древней Греции и Рима, который бытовал в революционной Франции. Выдающийся греческий просветитель А.Кораис,

в годы революции проживавший во Франции, в 1792 году с восторгом подчёркивал: «Только греки показали всему миру такую храбрость, только французы им сегодня подражают… Теперь только и слышатся разговоры о Марафоне, Саламине, Артемисии, Левктрах, Платеях». (Арш Г.Л. Великая французская революция и Греция. (Политическая программа Ригаса Велестинлиса) // Европа в новое и новейшее время. Сб. статей памяти академика Н.М.Лукина. — М.,1966. С.144).

Под сильнейшим влиянием событий во Франции выработал свою программу национального освобождения Греции крупный идеолог греческого национально-освободительного движения Ригас Велестинлис. Программа Ригаса пронизана революционным духом, а сочинённый им «Военный гимн» может считаться греческой «Марсельезой». Ригас хорошо знал тексты французских конституций 1793 и 1795 годов и учитывал их при составлении своих планов.

Он основывает греческое тайное революционное общество, имевшее многочисленных сторонников в самой Греции и среди греков, проживавших в разных странах. Греческие революционеры предприняли попытку установления контактов с Директорией и генералом Бонапартом, рассчитывая на их помощь. Деятельность Ригаса оказала большое воздействие на создание впоследствии греческого тайного общества «Филике Этерии», подготовившего восстание 1821 года, переросшее в Греческую революцию. (См.: там же. С. 161).

Великая французская революция получила свой отзвук и среди румын (см.:

La rеvolution francaise et les roumains. Impact, images, interpretations. Iasi, 1989), и

в странах Северной Европы, а также в России. (См.: Штранге М.М. Русское общество и французская революция 1789—1794 гг. — М., 1956; Итенберг Б.С. Россия и Великая французская революция. — М., 1988; Семенова А.В. Великая французская революция и Россия (конец XVIII — первая четверть XIX в.). — М., 1991). Влияние революции было различным по силе своего воздействия. Где-то значительным, а где-то относительно слабым. Но в целом оно носило общеевропейский характер и основательно потрясло феодальные режимы. Жить так, как жили до революции было уже невозможно. И даже в тех уголках Европы, где влияние революционных перемен во Франции не было сколь-нибудь существенным, власти задумывались над своим будущим. Объединённым силам монархов Европы удалось выстоять, но сама Европа была уже иной. Монархи создавали планы недопущения каких-либо новых революций. Они вырабатывают идеологию, пропитанную идеями легитимизма.

Возвращаются на престолы династии, свергнутые революцией, в первую очередь Бурбоны — французские, испанские, итальянские. Теоретики Реставрации всячески доказывали тезис, что монархические государства являются самыми совершенными. По их мнению, власть монарха не подлежит никакому контролю и её границы могут определяться лишь совестью государя и божественной справедливостью. В абсолют возводился религиозно-нравственный облик самого монарха, независимый от воли народа и даже права наследования.

Но учитывая реалии того времени, признавалось наличие конституции, например, типа хартии 1814 года во Франции. Многие деятели Реставрации приняли сочетание роялизма и конституционных идей. Идеологи реакции, выступая против учения Ж.-Ж.Руссо, заявляли, что нет и не может быть прав человека, а есть лишь права бога и того, кому вручена власть. «В глазах теоретиков Реставрации самое большое политическое преступление — заговор против государственной власти и нападки на национальные догмы, которые каждый должен воспринимать с колыбели». (Зак Л.А. Монархи против народов. Дипломатическая борьба на развалинах наполеоновской империи. — М., 1966. С. 257). Они выступали против духа новизны, объявив её одной из самых страшных бедствий, стали отрицать даже реформы, видя и в них путь к революции. Провозглашалась слепая покорность воле провидения, утверждалась вера в непогрешимость государя. (См.: там же. С. 258).

Франция была повержена внешними силами. О том, что именно из-за пределов страны следует ожидать разврата и разного рода пороки, предупреждал ещё

в марте 1794 года один из лидеров якобинцев Л.А.Сен-Жюст. (См.: Сен-Жюст Л.А. Речи. Трактаты. — СПб., 1995. С. 129). Союзу монархов удалось предотвратить наступления новых революций, но он не смог отменить европейского общественного мнения, зародившегося благодаря деятельности представителей французского Просвещения, не удалось и полностью пресечь революционное движение.

Предтечей революционного движения нового типа стала деятельность Г.Бабёфа и его сподвижников бабувистов. Бабёфа называют в литературе руководителем наиболее демократического крыла французских революционеров XVIII века.

Он был близок к якобинцам, активно участвовал в событиях революции, высоко оценивал деятельность М.Робеспьера, подчёркивая в 1796 году: «Максимилиан Робеспьер — человек, которого оценят века». (Далин В.М. Люди и идеи. Из истории революционного и социалистического движения во Франции. — М., 1970.

С. 36). Он резко выступил против термидорианского переворота и примкнул

к «Электоральному клубу», куда входили представители левых кругов Французской революции, уцелевшие после разного рода репрессий. После выхода

из тюрьмы в октябре 1795 года ему удалось возобновить издание собственной газеты «Народный трибун», где он выступал против Директории. В это же время Бабёф вместе со своими сподвижниками организует общество, известное под названием «Клуба Пантеона». Ядро этого общества составила группа старых революционеров, не желавших примириться с поднявшей голову реакцией и считавших достаточными принципы, которыми руководствовались прежние руководители революции. К ним примкнули и некоторые ортодоксальные якобинцы, считавшие, что «Клуб Пантеона» продолжит революционную работу. (См.: Далин В.М. Гракх Бабёф накануне и во время Великой французской революции (1785—1794). — М.. 1963; Черткова Г.С. Гракх Бабёф во время Термидорианской реакции. — М., 1980).

Таким образом, в бабувистском движении изначально были свои левые и свои правые. Клуб являлся довольно широкой организацией, позволял вести не только пропаганду, но и агитацию, выявлять нужных людей, но он

не был заговорщической организацией, позволявшей вести подготовку к новому восстанию. В рамках этого клуба создаётся Тайная директория, ставшая центром подготовки революционного выступления, в которую вошли наиболее решительные и последовательные сторонники намечавшихся преобразований. Важно то, что директория имела агентов в различных районах Парижа, а также в армии. Особое внимание было обращено на работу среди рабочих и солдат. Бабувистам удалось наладить издание двух журналов, где главной фигурой был сам Бабёф. Они распространяли революционные песни, печатали брошюры и прокламации. которые расклеивали на стенах парижских домов.

Как подчёркивал В.П.Волгин, «бабувистское движение поставило впервые

в новой истории проблему социализма как проблему революционно-действенную». (Волгин В.П. Очерки истории социалистических идей с древности до конца XVIII в. — М., 1975. С. 229). Он же отмечал, что в так называемом заговоре Бабёфа коммунизм впервые стал лозунгом политической борьбы. (См.: Волгин В.П. Французский утопический коммунизм. — М., 1979. С. 3). Интересно мнение Бабёфа, высказанное им в 1787 году, то есть ещё до революции, о возможности и целесообразности установления коммунистического порядка. А в 1789 году

в предисловии к одной из своих книг Бабёф излагал принципы уравнительной аграрной реформы. В 1796 году его сторонники — бабувисты публикуют документ, где подводится итог идейной работы Бабёфа. Этот документ так и назывался — «Анализ доктрины Бабёфа», состоял из 15 статей, где излагается суть учения

их руководителя. Там, среди прочего, берётся под защиту якобинская конституция 1793 года и отвергается конституция 1795 года. (См.: там же. С. 49—60).

Бабёф стал первым, кто поставил вопрос о практическом переходе к коммунистическому обществу. Он предусматривал необходимость переходного периода

от старого общественного устройства к новому в форме временной революционной диктатуры. После процесса по делу «тайной повстанческой директории» и казни Бабёфа, бабувизм не исчез. Оставшиеся бабувисты продолжили работу, сохраняя связь с левыми якобинцами. Несмотря на продолжавшиеся репрессии, физически выкосившие многих бабувистов, были предприняты попытки воссоздания организации. Особенно в этом отношении следует отметить роль Ж.П.Дидье, организатора «Общества национальной независимости», созданного в октябре

1815 года. Правда, цели его заметно отличались от установок Бабёфа. Довольно умеренный либерал, профессор Дидье устроил заговор с целью свержения династии Бурбонов и возведения на престол сына Наполеона I герцога Рейхштадтского. Выступление Дидье и его сторонников окончилось полной неудачей.

Подлинным продолжателем идей и методов Бабёфа, человеком, сохранившим бабувистские традиции, был уже упоминавшийся Ф.Буонарроти. При Наполеоне, который предлагал ему сотрудничество, от которого Буонарроти отказался,

он был связан с организацией «филадельфов», основанной ещё в 1799 году. Буонарроти был связан и с заговором генерала К.-Ф.Мале, предпринявшего попытку свержения Наполеона, когда тот находился в России. Мале был казнён. С падением Наполеона Буонарроти являлся душой нескольких тайных организаций, действовавших не только во Франции, но и в Италии, Швейцарии, Бельгии. Буонарроти оказал на своих соратников заметное идейное воздействие. Он признавал необходимость установления революционной диктатуры после победы революции, ратовал за создание нелегальной, строго централизованной организации, работающей в подполье. Ему удалось дожить до двух новых волн революций в Европе в 20-х и 30-х годах, чему он активно способствовал. (См.: Буонарроти Ф. Заговор во имя равенства. Т. 1—2. — М.-Л., 1963; Черткова Г.С. От Бабёфа к Буонарроти: движение во имя равенства или Заговор равных? // Памяти профессора А.В.Адо. Современные исследования о французской революции конца XVIII века. — М., 2003. С. 255—266). Его роль в развитии революционного социализма широко признана, и касательно этого движения в будущей России заслуживает внимания, вплоть до М.А.Бакунина. (См.: Lehning A. De Buonarroti a Bakounine. Etudes sur la socialism International. — Paris, Champ libre, 1977).

Толчок новой волне революций в Европе было дан в далекой Латинской Америке. Там произошло несколько национальных революций. Занятая борьбой с Наполеоном монархическая Испания несколько ослабила воздействие на свои колонии а Америке. Но с разгромом Франции испанские власти попытались вернуть всё

на круги своя, что встретило серьёзное противодействие местного населения. Примерно тоже самое произошло во взаимоотношениях Португалии и Бразилии.

Ещё во время войны Франции с Испанией, когда стало известно о поражениях испанских войск от французских, начинаются активные выступления в Латинской Америке. Это привело к объявлению независимости Мексики в 1813 году, где была принята своя конституция. Ещё до этого, в июле 1811 года, провозглашается республика в Венесуэле. Борьба шла с переменным успехом. Наиболее видным предводителем повстанцев стал Симон Боливар, под руководством которого удалось добиться заметных успехов. На американском континенте возникает несколько новых государств. (См.: Альперович М.С. Испанская Америка в борьбе за независимость. — М., 1971; Григулевич И.Р. Боливар (1783—1830). — М., 1981).

В Испании в XIX веке произошло пять революций. Первая из них вспыхнула в период вторжения в эту страну французских войск. Тогда война за независимость сочеталась с первой в истории этой страны революцией. В ходе революции в марте 1812 года была принята так называемая Кадисская конституция, проведены до этого выборы в кортесы (парламент). По этой конституции верховная власть была передана народу. Были проведены и некоторые другие реформы. Но с окончанием антинаполеоновских войн король Фердинанд VII стал проводить политику откровенной реакции. Он отменил конституцию и распустил парламент, усилил гонения на прогрессивные круги испанского общества, прежде всего на революционеров. Это привело к усилению противодействия со стороны демократических слоёв Испании. Недовольство действиями короля проявилось также в испанской армии. Одно за другим следовали вооружённые выступления с требованием возвращения конституции 1812 года. Появляются тайные организации, выдвинувшие цель ликвидации монархии и провозглашения республики. Так, ещё в 1814 году было подавлено восстание в Наварре, которое возглавлял генерал Ф.Мина — герой войны против Наполеона. В следующем, 1815 году подавляется восстание в Корунье, руководителем которого был другой генерал — Х.Порлье. Королю путём жестоких репрессий вплоть до 1820 года удавалось сохранить власть. Была установлена строжайшая цензура, усилилась деятельность иезуитов. (См.: Война и революция

в Испании и русско-испанские отношения. — М., 1984).

1 января 1820 года вблизи Кадиса восстал полк во главе с Р.Риего. Это выступление было результатом заговора в армии и готовилось группой недовольных режимом офицеров. Им удалось освободить из заключения своего единомышленника генерала А.Кирога и объявить о восстановлении конституции 1812 года,

а также арестовать ряд верных королю умеренных и радикалов, между которыми выявилось серьёзное соперничество, а затем и политическая борьба в Испании. Проводится ряд реформ прогрессивного характера, встреченных с одобрением довольно широкими слоями испанского населения. К Риего присоединились и некоторые другие части, объявившие себя Национальной армией. Так началась вторая испанская революция и новая волна революций в Европе. Постановления Венского конгресса и Священного союза оказались бессильными против этой новой революционной волны. Королю Фердинанду VII ничего не оставалось как заявить о восстановлении уже в марте конституции 1812 года. В июле того же года собираются кортесы. В кортесах выявились две группировки — умеренных и радикалов, между которыми наметилось соперничество, а затем и острая политическая борьба. Удалось провести некоторые реформы, встреченные с одобрением широкими слоями испанского общества.

В целом силы революции имели довольно большую поддержку в самой Испании, что вызвало недовольство внешних сил европейской реакции. В конце 1822 года

на конгрессе Священного союза в Вероне было принято решение об интервенции

в Испанию. Руководствуясь этим решением, французская армия численностью

100 тыс. человек вторглась на территорию соседней страны в апреле 1823 года.

И к концу мая совместными усилиями внутренних и внешних противников революции был захвачен Мадрид. Через несколько месяцев были подавлены последние отряды сопротивления. Риего казнён — сначала повешен, а затем четвертован.

Вторая испанская революция оказалась потопленной в крови, но её значение вышло далеко за пределы Испании, приобрело значительный международный резонанс. Английский поэт Д.Н.Г.Байрон выступил в защиту участников испанской революции. Активно интересовался испанскими событиями А.С.Пушкин, писавший

о Риего и Кироге. Французский поэт П.Ж.Беранже сочиняет песню в защиту испанской революции. Песня испанской революции «Марш Риэго» становится испанской «Марсельезой» и будет воодушевлять испанских революционеров во время испанских революций не только XIX, но и ХХ века. (См.: История Испании. Том 2.

От войны за испанское наследство до начала XXI века. — М., 2015).

Испанская революция 1820 года оказала заметное воздействие на соседнюю Португалию, где с конца предыдущего века ощущалось влияние идей Французской революции. Сюда позднее, как и в Испанию, были введены французские войска, которые пытались установить здесь французское господство, но в известной мере способствовали распространению идей Французской революции. И здесь создаются масонские ложи, среди которых распространяются республиканские идеи. Поэтому испанская революция лишь ускорила развитие событий.

24 августа 1820 года восстает артиллерийский полк в Порту, потребовавший установления конституционного строя. Вскоре он получил поддержку лиссабонских частей, и всё это привело к созданию Временного правительства, объявившего

о созыве португальских кортесов с целью принятия конституции. По конституции 1822 года Португалия стала конституционной монархией с однопалатным парламентом. Но силы реакции не могли примириться с произведёнными в стране изменениями и открыто выступают с оружием в руках против нового устройства страны. Начинается длительная полоса военного противостояния. Как и Испания, Португалия в XIX веке познала несколько революций. Усиление сил реакции повлекло

за собой создание тайных революционных организаций как в Испании, так и Португалии. (Черных А.П. Португалия // Новая история стран Европы и Америки. Первый период / Под редакцией Е.Е.Юровской и И.М. Кривогуза. — М., 1998. С. 220—222).

Ещё одним регионом, где произошла революция, была ещё радробленная Италия. Там постепенно усиливалось недовольство существующим положением страны. И стоило до Италии дойти известия о революции в Испании, как в июле 1820 года полк, находившийся под командованием Г.Пепе, поднимает восстание. Пепе

не был инсургентом-одиночкой. Он являлся членом организации карбонариев,

к полку вскоре присоединяются другие воинские части, которые имели в числе руководителей офицеров-карбонариев. В короткие сроки революция победила

во всём Неаполитанском королевстве. Король Фердинанд IV согласился на провозглашение конституции, подобной той, что была введена в 1812 году в Испании. Как и там, державы решились на организацию военной интервенции, и роль жандарма исполнила австрийская армия, которая начала военные действия в феврале

1821 года. 7 марта в битве при Риети неаполитанцы потерпели поражение,

а 23 марта австрийцами захвачен Неаполь и восстановлены дореволюционные порядки. Была учинена жестокая расправа над организаторами революции.

Тем временем, в марте того же года, пришла в движение Северная Италия — Пьемонт. Вначале, в марте 1821 года, там вспыхивает восстание в г. Алессандрии, которое возглавили офицеры пьемонтской армии, связанные с карбонариями.

В Турине создаётся Временное правительство и принимается конституция по типу испанской. Но и здесь революция терпит поражение от сил внутренней и внешней контрреволюции. Уже в апреле повстанцы проиграли сражение при Новаре, после чего пал Турин и Алессандрия. (См.: История Италии. В 3 т. Т. 2. — М., 1971).

Иначе складывались события в Греции. Ещё в 1814 году в России, в Одессе создаётся конспиративная организация греков под названием «Филике Этерия» («Дружеское общество»). Член этой организации, генерал русской службы А.Ипсиланти возглавил восстание греков в феврале 1821 года, которое началось в Дунайских княжествах. Параллельно в Валахии происходит восстание под руководством Т.Владимиреску. Оба восстания были подавлены турецкими войсками. Но они стали толчком к выступлению в самой Греции, где уже в конце марта того же года началось восстание. Так зародилась Греческая революция. (См.: Арш Г.Л. Этеристское движение в России. — М., 1970. С. 298).

К концу 1821 года повстанцы контролировали значительную часть Греции.

Но война затягивалась. Великие державы, руководствуясь принципами Священного союза, отказались поддержать народ, восставший против своего суверена. Лишь через несколько лет отношение к грекам изменилось, и державы пошли

по пути их поддержки. В этих условиях революция греков победила, и было создано самостоятельное государство новой Греции. Значительную роль при этом сыграла победа русских войск в русско-турецкой войне 1828—1829 годов.

Таким образом, судьба революций начала 20-х годов была разной. Всё-таки греческая национальная революция смогла одержать победу. На Апеннинском и Пиренейском полуостровах восторжествовала реакция. Как и во многих других регионах Европы, в том числе в России, где подвергнутся разгрому декабристские организации. Реакция торжествовала и во Франции, где после реставрации Бурбонов начался самый настоящий белый террор. Без суда и следствия были убиты многие деятели не только периода революции, но даже наполеоновского времени. По политическим делам вынесено примерно 10 тыс. обвинительных приговоров. За политическую неблагонадёжность уволено примерно 100 тыс. человек как из армии, так и с гражданской службы.

Политика террора заставила силы сопротивления уйти в подполье. Карбонарии заметно усиливаются и во Франции, где в 1820—1821 годы создаются карбонарские венты не только в ряде городов страны, но и в армии. На армию они возлагали особые надежды, надеясь с её помощью свергнуть монархию Бурбонов, подняв вооружённое восстание. Но между ними не было единства. Одни склонялись к поддержке Бонапартов, другие династии Орлеанов. Были и такие карбонарии, которые ратовали за восстановление во Франции республики, не забыв

о республике периода Французской революции. Конспираторы не только занимались работой по расширенную числа своих сторонников, но и предпринимали конкретные шаги по организации антиправительственных выступлений. Такие выступления имели место в 1821 и в 1822 и в последующие годы. Эти выступления кончались неудачами, после которых следовали казни и аресты.

Тем не менее, число членов тайных обществ росло. Среди них были такие видные деятели, как маркиз М.Ж.Лафайет, участвовавший не только во Французской, но и Американской революции, где он был генералом американской армии. Ещё сохранялись отдельные бабувисты, прежде всего Буонарроти. Именно в это время в революционное движение вошёл О.Бланки, один из крупнейших революционных деятелей Франции XIX века, ставший карбонарием в 1824 году. Впоследствии он станет одним из вождей Парижской коммуны 1871 года. (См.: Молча-

нов Н.Н. Огюст Бланки. — М., 1984). К.Маркс называл Бланки «благородным мучеником коммунизма». Деятельность тайных французских обществ 20-х годов в значительной степени облегчила проведение второй Французской революции, которая произошла в июле 1830 года. Это была одна из самых скоротечных революций в мировой истории. И то, что это было именно так, объяснялось сочетанием объективных условий и наличием значительного числа тайных обществ.

Толчок к этой революции был дан деятельностью верхов, фактически отменивших Хартию 1814 года, что было воспринято обществом как попытка государственного переворота. Ордонансы, опубликованные 26 июля 1830 года, были восприняты в штыки различными кругами французского общества. Уже вечером прошли демонстрации. На следующий день началось строительство баррикад, которые начали штурмовать войска. Сопротивление продолжалось, к восставшим примыкали всё новые и новые силы из различных слоев французского общества. Среди них были не только студенты и бывшие солдаты и офицеры, но также рабочие, ремесленники, торговцы и промышленники. 28 июля восстание становится массовым.

В рядах протестующих было много иностранцев, революционных эмигрантов

из разных стран. 29 июля Тюильрийский дворец был взят восставшими с боем.

На их сторону переходит несколько армейских полков, заметно усиливших силы повстанцев. Над Тюильрийским дворцом было вывешено трёхцветное знамя первой Французской революции. Король Карл Х отменил ордонансы, а затем был вынужден уступить престол. Во Франции появился новый король — герцог Луи Филипп Орлеанский. (См.: История Франции. В трёх томах. Т. 2. — М., 1973; Хобсбаум Э. Век Революции. Европа 1789—1848. — Ростов-на-Дону, 1999).

Революция 1830 года всё-таки была победоносной. В этом её отличие от революций 1820 года в Испании, Португалии, Италии. Монархия Бурбонов была свергнута. Новой король — Луи Филипп стал таковым 9 августа. А уже 14 августа была принята новая Хартия, ещё более либеральная нежели Хартия 1814 года. Важное отличие между двумя хартиями заключалось и в том, что Хартия 1814 года декларировалась как пожалование королевской власти, тогда как Хартия 1830 года провозглашалась как неотъемлемое достояние народа. В новой Хартии прямо заявлялось, что правит король не в силу божественного права, а по велению народа Франции. По этой новой конституции расширялись права палаты депутатов, увеличивалось количество избирателей, ограничивались права католической церкви, временно отменялась цензура, на местном уровне вводилось самоуправление. Режим во Франции после этой революции становился заметно более либеральным чем тот, который существовал при Бурбонах.

Эта вторая Французская революция получила заметный отклик за пределами Франции. Прежде всего её влияние проявилось в соседней Бельгии, где уже 25 августа началась революция в Брюсселе, а затем в других районах. Дело дошло до баррикадных боёв и сражений с правительственными войсками. Результатом революции 1830 года стало отделение Бельгии от Голландии и создание самостоятельного бельгийского государства. Бельгия стала конституционной монархией, престол получил Леопольд I. Независимость Бельгии признали великие державы, хотя нидерландский король её признал только в 1839 году. (См.: Намазова А.С. Бельгийская революция 1830 г. — М., 1979).

Французская революция продемонстрировала возможность широкого применения революционных методов. Привлекала внимание её скоротечность и сравнительная бескровность. Она явно повлияла и на германские земли, где революционные выступления были отмечена в ряде германских государств. Среди них были Саксония, Брауншвейг, Гессен-Кассель. Эту революцию ощутили в Италии, Австрийской империи, Швейцарии, а также на польских землях. В Польше, поделённой между Россией, Пруссией и Австрией, и до этого возникали тайные революционные организации. Среди них известны «Национальное патриотическое общество», «Военный союз» и др. Узнав о победоносных революциях во Франции и Бельгии эти организация подняли народ на восстание. 29 ноября 1830 года оно началось в Варшаве. Под влиянием повстанцев сейм Королевства Польского, входившего в состав России, объявил о низвержении Николая I как короля польского. В отличие

от Франции и Бельгии, вооружённая борьба поляков продолжалась почти целый год. Лишь 8 сентября 1831 года пала Варшава, затем прекратили сопротивление и в других районах Польши. (См.: История южных и западных славян. Т.1. Средние века и новое время. — М., 1998. С. 536—537). Это восстание нередко называли революцией не только в литературе (см.: Бенкендорф А.Х. Воспоминания 1802—1837. — М., 2012. С. 461), но и во внутренней переписке. (См.: ГАРФ. Ф. 109,2 эксп.

Оп. 65 (1835 г.). Д. 699. Ч. 1. Л. 4 об.).

Победа революции во Франции не привела к прекращению внутреннего противостояния, носившего не только политический, но и социальный характер. Социальный вопрос в стране не только не ослаблялся, но заметно усиливался, приобретая порой острый характер. 21 ноября 1831 года началась забастовка рабочих Лиона — центра шелкоткацкой промышленности. Не получив удовлетворения от хозяев, рабочие взялись за оружие. Стачка переросла в восстание. Через три дня вооружённого сопротивления рабочие вытеснили правительственные войска из Лиона. Город оказался во власти рабочих. Они создали временный штаб, но вскоре к нему подошли значительные армейские силы.

3 декабря восстание было подавлено. Расправа с восставшими отличалась особой жестокостью. Было убито несколько сотен рабочих. (См.: Потемкин Ф.В.

Лионские восстания 1831 и 1834 гг. — М., 1937).

Рабочие сыграли заметную роль и в других восстаниях во Франции в начале

30-х годов. В июне 1832 года в процессе похорон генерала М.Ламарка, пользовавшегося популярностью в низах, в Париже вспыхнуло республиканское восстание против монархической власти. Дело дошло до строительства баррикад, над которыми было поднято красное знамя. Вооружённая борьба продолжалась два дня, после чего правительственным войска удалось сломить сопротивление республиканцев. Ещё через два года вновь поднялся рабочий Лион. В апреле 1834 года в ответ на подавление очередной забастовки рабочие выдвинули открыто политические требования. На сей раз ожесточённые бои продолжались шесть дней. Девизом восставших был лозунг «Республика или смерть!». Красные знамена развивались над баррикадами пока королевским войскам не удалось сломить сопротивление рабочих. Проправительственным силам пришлось прибегнуть к артиллерии. Расстреливали не только тех рабочих, которые взяли в руки оружие. Расправы коснулись и мирных жителей, не разделявших методы карателей. Из числа республиканцев выделились их руководители — Лагранж, Бон, Коссидьер, Карье, представители рабочих союзов. (См.: там же).

Это второе лионское восстание показало сохранение во Франции республиканских традиций. Оно получило отражение и в Париже, и в других городах Франции — Гренобле, Клермон-Ферране, Сент-Этьене. Более того, восстания охватили и некоторые сельские районы. В город Арбуа, где тоже восстали республиканцы, на помощь пришли отряды крестьян с красными знаменами. Был низложен городской голова, и восставшие на некоторое время захватили власть.

В Париже вооружённая борьба продолжалась 13 и 14 апреля 1834 года. Армия подавляла сопротивление повстанцев с особой жестокостью. Известный французский художник О.Домье отразил в одной из своих литографий жертвы террора

на улице Транснонен. (См.: Домье О. Улица Транснонен, 15 апреля 1834 года //

В кн.: Вентури Л. Художники нового времени. — М., 1956. Иллюстрации. № 118). Борьбу против королевской власти продолжали вести многочисленные тайные революционные общества, такие как «Общество друзей народа», «Общество прав человека и гражданина», «Общество времён года», «Мютюэлистов» в Лионе. После парижского восстания 1834 года «Общество прав человека и гражданина» было запрещено, а большинство его членов подвергнуто гонениям и тюремным заключениям. В 30-е годы особенно активно действовал О.Бланки. В 1835—1839 годах

он становится организатором и руководителем тайных республиканских обществ — «Общества семей» и «Общества времён года», обществ с откровенной социальной направленностью. 12 мая 1839 года Бланки предпринял попытку восстания

в Париже, но был арестован и приговорён к смертной казни, которую ему заменили на пожизненное заключение. Он будет освобожден из Турской тюрьмы лишь революцией 1848 года. (См.: Молчанов Н.Н. Указ. соч.).

Республиканское движение во Франции имело тенденцию ко всё большему усилению. Репрессии властей загнали его в подполье, где действовали многочисленные организации. Республиканцы предприняли несколько покушений на короля Луи Филиппа, окончившихся неудачей. Режим пошёл на ещё большее закручивание гаек, что вело страну к новой революции. Революции в это время произошли и в некоторых других европейских странах В 1834 году новая революция произошла в Испании, принявшая затяжной характер и продолжавшаяся до 1843 года. Новая революция произошла и в соседней Португалии, где в сентябре 1836 года восстал лиссабонский гарнизон. Там противоборство разных сил затягивало вооружённый конфликт, что привело к гражданской войне 1846—1847 годов. (См.: Черных А.П. Указ. соч. С. 222). Новая революция имела место и в Греции, где в 1831 году провозглашается королевство, которое возглавил баварский принц Оттон. 14 сентября 1843 года восстали части афинского гарнизона, потребовавшие отставки министров-баварцев и принятия новой, более демократической конституции. Король был вынужден пойти на некоторые уступки.

Но особое внимание заслуживают в это время события в Германии. Пока ещё центром европейского революционного движения являлась Франция.

Но постепенно усиливается роль раздробленной Германии. Там в 30—40-е годы усиливается рабочее движение, выдвинувшее ряд его активных членов.

В Гессене и Дармштадте организуется тайное республиканское «Общество прав человека» во главе с пастором Вейдигом и поэтом и публицистом Г.Бюхнером. Тогда же создается и «Союз отверженных».

Немецкие рабочие и ремесленники из «Союза отверженных», обосновавшиеся в Париже и Лондоне, примкнули к организации тайного «Союза справедливых», основанного в конце 1836 года и насчитывавшего несколько сот человек. Это союз имел свои секции в Германии и Швейцарии. В состав союза входили представители нескольких европейских национальностей. Эта новая организация стала ответвлением от французского «Общества времён года». Ее руководителями стали К.Шаппер и Г.Бауэр.

Из среды рабочих выдвинулся как крупный организатор и такой член «Союза справедливых», как В.Вейтлинг, которого Ф.Энгельс назвал «основателем немецкого коммунизма». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 1. С. 535). В общественное движение Вейтлинг вошёл под влиянием Французской революции 1830 года. Уже в сентябре 1830 года он принял активное участие в демонстрациях

в Лейпциге, одна из которых кончилась тем, что народ овладел этим городом, но отсутствие умелого руководства не привело к позитивным результатам. Это заставило Вейтлинга задуматься над необходимостью правильно строить свою дальнейшую деятельность. (См.: Павленко Г.В. Вильгельм Вейтлинг. — М., 1985. С. 23—24). В 1834 году он покидает Германию и вскоре оказывается в Париже, где, как он потом писал, становится настоящим коммунистом. Здесь он знакомится

с книгой Буонарроти «Заговор во имя равенства» и, как многие другие революционеры, подпадает под её влияние. Программу союза он изложил в своей первой книге под названием «Человечество, как оно есть и каким оно должно было бы быть», завершённую летом 1838 года. Вейтлинг становится одним из главных теоретиков и практиков рабочего движения в Германии, проживая то на своей родине, то во Франции. В начале 40-х годов он обосновался в Швейцарии. Там он стал издавать первый журнал рабочих и для рабочих, вокруг которого организовался довольно широкий круг активистов. В Швейцарии с Вейтлингом знакомится и М.Бакунин. Преследуемый властями Вейтлинг переселяется в Англию, где продолжает свою деятельность. Затем он оказывается в Бельгии, где сближается

с Марксом, а несколько позднее перебирается в США. Революция 1848 года вернула его в Европу, но после её поражения он возвращается в США, где создаёт «Всеобщий рабочий союз». В Америке он и скончался в 1871 году.

Вейтлинг внёс заметный вклад в становление немецкого и не только немецкого рабочего движения. Но возникновение международного рабочего и коммунистического движений связано уже с деятельностью К.Маркса и Ф.Энгельса, создателей диалектического и исторического материализма. Именно Германия стала родиной этого направления революционного социализма, которое превратило эту страну в центр мирового революционного движения. Но произойдёт это после революции 1848 года. Маркс и Энгельс разработали основы научного коммунизма ещё проживая в Германии. Они не входили в состав «Союза справедливых», не разделяя его заговорщический характер. Но они были связаны с его членами и влияли на их теоретическую работу. Энгельс способствовал установлению связей «Союза справедливых» с руководителями левого крыла чартистов, тоже рабочего движения,

но предпочитавшего мирные средства для достижения своих целей.

Сами Маркс и Энгельс основывают весной 1846 года в Брюсселе Корреспондентский комитет для пропаганды идей научного коммунизма. В комитет вошёл немецкий социалист В.Вольф, бельгийский социалист Ф.Жиго и ряд

их сторонников. Комитет наладил связи с немецкими рабочими в самой Германии, а также с теми из них, кто оказался во Франции, Англии, Швейцарии. Им удалось наладить связи с социалистами ряда стран. Высоко оценивая роль Вейтлинга, они были вынуждены подвергнуть его взгляды суровой критике и, в конечно итоге, порвать с ним. Пришлось им отмежеваться и от так называемых «истинных социалистов», одним из наиболее активных деятелей которых был К.Грюн. С началом революции 1848 года «истинный социализм», продемонстрировавший свою искусственность и претенциозность, как писал Ф.Меринг, «бесследно испарился».

(Меринг Ф. Карл Маркс. История его жизни. — М., 1990. С. 112).

В начале июня 1847 года в Лондоне проходит конгресс «Союза справедливых». На нём была произведена реорганизация этого союза и, по предложению Маркса и Энгельса, он получает название Союза коммунистов. Энгельс непосредственно участвовал в этом конгрессе. Маркс в нём участвовать не смог,

но представителем брюссельской общины был близкий к нему и Энгельсу В.Вольф. На этом конгрессе прежний лозунг «Союза справедливых» меняется на лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Второй конгресс Союза коммунистов тоже состоялся в Лондоне в конце того же 1847 года. На нём были представлены общины Англии, Германии, Франции, Бельгии, Польши, Швейцарии и других стран. Он утверждает Устав союза, который предварительно был обсуждён всеми общинами. Под руководством Маркса и Энгельса на конгрессе прошло обсуждение программы Союза коммунистов. Впервые в истории на форуме его участники поддерживают принципы научного коммунизма.

Именно этот конгресс поручил Марксу и Энгельсу подготовить программу Союза коммунистов в виде специального Манифеста. Буквально через несколько недель такой манифест был составлен и послан в Лондон, где он в феврале

1848 года был опубликован. Носил он название «Манифест Коммунистической партии», стал важнейшим документом марксизма — нового направления революционного социализма, которому суждено было приобрести планетарный характер. (См.: там же. С. 145). Выход этого документа совпал с небывалым явлением в мировой истории, практически одновременной вспышкой революции сразу в нескольких странах Европы. Такого прежде никогда не было.

Конечно, у этих революций были серьёзные причины экономического, социального и политического характера. Но в каждом регионе Европы имелись и свои особенности. Понятно, что между революцией в Германии и революцией

в Валахии не могло не быть заметного своеобразия. Но начался бурный

1848 год в Южной Европе, в Италии. Там, на самом юге этой ещё не объединённой страны 12 января 1848 года как бы внезапно вспыхнуло народное восстание в главном городе Сицилии — Палермо. Восстали горожане, но к ним на подмогу прибыли крестьяне близлежащих сёл. Совместными усилиями они разгромили войска неаполитанского короля, вынудили их покинуть этот город. Образуется Временное правительство, признанное всеми жителями острова за исключением города-крепости Мессина, где укрылись неаполитанские войска.

К событиям в Италии мы ещё вернёмся, а пока обратим свой вгляд к тому, что произошло во Франции, стране главной революции 1848 года. 22 февраля власти запретили проведение банкета сторонников парламентской реформы. Этот запрет вызвал недовольство широких кругов парижской общественности. В банкетной кампании участвовали оппозиционные круги французской буржуазии, а в активных выступлениях 22 февраля приняли участие многие студенты и рабочие. В движение пришли низы, которые двинулись к Бурбонскому дворцу, исполняя «Марсельезу». Они скандировали лозунги «Да здравствует реформа!» и «Долой Гизо!». Ф.Гизо тогда возглавлял правительство.

Новая Французская революция началась, фактически, с движения парижских низов. Английский историк Д.Рюде обратил внимание, что с движения низов началась и первая Французская революция, но при этом выделил две отличительные особенности этого низового движения. Одна заключалось в начале возникновения современной промышленности, а другая — с распространением социалистических или близких к социалистическим идей, как он писал, «среди промышленного и трудового населения». (Рюде Д. Народные низы в истории 1730—1848. — М., 1984. С. 175). Демонстрации парижского простого люда были организованы журналистами оппозиционных французских газет «Насьональ» и «Реформа», пользовавшихся большой популярностью в стране.

Не пробившись к Бурбонскому дворцу, демонстранты рассыпались по близлежащим улицам, стали возводить баррикады. К вечеру правительственные войска смогли разогнать демонстрантов, но на следующий день натиск возобновился. Смены главы правительства потребовала и национальная гвардия, что заметно испугало короля Луи Филиппа. Ему пришлось уволить Гизо и назначить новых министров из тех, кто был известен как сторонник реформы. Но низы Парижа этим не удовлетворились. Вооружённые столкновения с войсками продолжились. Они усилились после расстрела безоружных демонстрантов вечером 23 февраля. Количество баррикад достигло полутора тысяч. Такого ещё

в истории Франции не было. К тому же восстание приняло организованный характер, поскольку его возглавили члены революционных тайных обществ.

Утром 24 февраля повстанцам удалось захватить все важнейшие здания столицы. Луи Филипп отрекается от престола в пользу своего внука графа Парижского и бежит в Англию, куда устремился и Гизо. Тюильрийский дворец был захвачен повстанцами, а королевский престол выволокли на площадь Бастилии, где торжественно сожгли. После этого они ворвались в Бурбонский дворец, где располагалась палата депутатов, не позволив ей сохранить монархию. Восставшие ратовали за республику и заставили членов палаты депутатов избрать Временное правительство. Председателем правительства стал восьмидесятилетний адвокат Ж.Ш.Дюпон, участвовавший ещё в первой Французской революции и революции 1830 годов. Из-за своего преклонного возраста он не мог активно руководить правительством и фактически его главой был министр иностранных дел, поэт и историк А.Ламартин. 25 февраля делегацию от народа возглавил активный деятель революционного движения, имя которого и сегодня носит один из красивейших бульваров Парижа — Ф.Распай, известный и как врач и крупный учёный-химик.

Он потребовал от нового правительства провозглашения республики, в противном случае угрожал привести огромную демонстрацию. Угроза подействовала, и республика, вторая по счёту во Франции, была официально провозглашена. (См.: Застенкер Н.Е. Революция 1848 года во Франции. — М., 1948).

Таким образом, всего лишь за несколько дней во Франции была сменена

не только власть, но и государственный строй. Однако, это было лишь началом бурного 1848 года. Борьба развернулась по многим вопросам политического и социального характера. Даже вопрос о новом национальном флаге вызывал острые дискуссии и столкновения. Восставший народ Парижа требовал принятия в качестве государственного знамени красный флаг. Парижская буржуазия ратовала за трёхцветное знамя, как символ сохранения её власти. Было принято компромиссное решение и, по предложению Временного правительства, решено сохранить трёхцветное знамя, но прикрепить к его древку красную розетку. В этом вопросе как-то удалось найти компромисс, хотя впоследствии красная розетка была убрана.

Значительно более острые противоречия возникли в социальной сфере. Они порождались тяжёлым экономическим положением основной массы французского населения. Сказывались неурядицы предшествующего времени и,

в частности, неурожаи 1845—1847 годов, вызвавшие, среди прочего, картофельную болезнь, экономический кризис 1847 года, огромное количество безработных и пр. Особую остроту приобрело требование «права на труд».

По предложению Луи Блана, известного социалистического публициста, бывшего в правительстве министром без портфеля, был всё-таки принят декрет, провозглашавший обязанность правительства обеспечить работой всех граждан. Но это было лишь декларацией.

Уже 28 февраля у здания, где находилось Временное правительство, организуется многотысячная демонстрация рабочих, выдвинувших конкретные требования. Среди лозунгов можно было прочитать призывы: «Уничтожение эксплуатации человека человеком», «Организация труда» и др. Требовали создания «Министерства труда и прогресса». Правительство пошло на уступки и способствовало созданию специальной комиссии, для заседания которой был отведён Люксембургский дворец. Оттуда и название Люксембургской комиссии, которую возглавили министры без портфеля Л.Блан и А.М.Альбер. Предполагалось созвать Учредительное собрание, на котором, как некоторые считали, будут решены насущные проблемы. Но время шло и терпение рабочих иссякало. Правда были приняты некоторые социальные меры позитивного характера. Удалось несколько сократить продолжительность рабочего дня, который составлял тогда 11—12 часов. 2 марта был принят декрет, который установил продолжительность рабочего дня в Париже 10 часов, в провинции — 11 часов. Рабочие же добивались девятичасового рабочего дня. Декрет был принят, но не очень-то соблюдался.

К завоеваниям революции следует отнести введение всеобщего избирательного права для мужчин более 21 года. Гарантирована свобода собраний, что привело к созданию многочисленных политических клубов не только в столице, но и по всей стране. Среди них было немало клубов открыто революционной направленности. Наибольшей известностью пользовалось «Общество прав человека», состоявшее из ряда секций. Вышедший из заключения О.Бланки возглавил «Центральное республиканское общество». 31 марта в рамках этого общества он в своём выступлении подчёркивал, что республика — это «уравнительная республика», то есть полная эмансипация трудящихся. «Это — наступление нового порядка, который уничтожит последнюю форму рабства — пролетариат. Тирания капитала более нетерпима, чем тирания сабли и кадила. Февральская революция имела целью её сокрушить. Такова же цель „Республиканского центрального общества”, каждый из его членов берёт на себя обязательство бороться за неё, пока она не будет достигнута». (Волгин В.П. Французский утопический коммунизм. — М., 1979. С. 302).

Кстати, именно Бланки с особенной последовательностью ставил вопрос

о государственном флаге. Этому было посвящено его первое выступление после того, как он обрёл свободу. Он говорил, что трёхцветное знамя не есть знамя республики, это знамя Луи Филиппа, знамя монархии. Оно обагрено кровью рабочих. Красное же знамя — это знамя народа. Именно в клубе Бланки был принят адрес Временному правительству, где содержалось требование обеспечения подлинной свободы печати, союзов и собраний. Правительству поначалу пришлось пойти на удовлетворение этого требования. Отмена обязательного денежного залога для печати позволила наладить значительное количество изданий демократического направления.

Среди клубов, пользовавшихся широкой известностью в демократических слоях населения, был и «Клуб революции», во главе которого стоял А.Барбес. Но случилось так, что между Бланки и Барбесом отношения не сложились. Понимая огромную популярность Бланки в народе, его противники пошли на самую настоящую провокацию. 31 марта публикуется документ, согласно которому Бланки якобы дал после событий 1839 года показания, уличающие его соратников по движению. К этой кампании примкнул и Барбес. Клевета была немедленно опровергнута, хотя и внесла временное смущение. Противники Бланки на этом не успокоились. 26 мая он был вновь арестован в связи с участие в демонстрации 15 мая. Тем самым его вновь оторвали от участия в дальнейших событиях революции. (См.: там же. С. 304).

С одной стороны, Временное правительство поначалу идёт по пути некоторых прогрессивных преобразований. 27 апреля отменяется рабство негров

во французских колониях. Раньше, в начале марта, сначала в Париже, а потом и в некоторых других городах с целью ликвидации безработицы создаются так называемые «национальные мастерские». Они были призваны наладить общественные работы по прокладке дорог, каналов, посадке деревьев. Численность рабочих в этих мастерских к 15 мая достигло 115 тыс. человек.

23 апреля состоялись выборы в Учредительное собрание, в котором из 880 мест 500 получили умеренные республиканцы. 4 мая начались его заседания. Вскоре стала ясной его социальная направленность. Оно явно противопоставило себя революционным клубам, отклонило законопроект о создании министерства труда и прогресса, даже приняло специальный закон, ограничивавший подачу петиций.

Парижские низы попытались оказать давление на собрание. 15 мая революционными клубами организуется новая массовая демонстрация. Среди них было много безработных. Им удалось ворваться в здание, где проходило собрание. Некоторые из них требовали роспуска собрания и огласили список членов нового правительства из людей левых взглядов. Но поскольку демонстранты не были вооружены, то их без особого труда удалось рассеять. Последовали репрессии, кроме Бланки были арестованы Распай, Барбес, Альбер и ещё 400 человек. Распускается Люксембургская комиссия, а через 5 недель и Национальные мастерские. (См.: Рюде Д. Указ. соч. С. 181). Закрываются клубы Бланки и Распая, 7 июня следует официальный запрет на проведение уличных сходок.

Наступил новый этап третьей Французской революции. Фактически начиналась гражданская война. 23 июня улицы Парижа вновь покрылись баррикадами. Над ними были вывешены красные флаги и пестрели лозунги «Да здравствует социальная республика!», «Право на труд!»… Распространялись прокламации, где содержались требования роспуска Учредительного собрания и, более того, передачи его депутатов суду. Предлагалось также арестовать членов правительства, получившего новое название — Исполнительная комиссия. Призывали выработать новую конституцию силами самого народа. Имелись требования вывода войск из Парижа, воссоздания национальных мастерских и законодательного провозглашения права на труд.

С 23 по 26 июня, то есть 4 дня, в Париже шли кровавые столкновения повстанцев с войсками. Восставшие в основном были рабочими и численность

их в литературе определялась в 40—45 тыс. человек. Правительству же удалось направить против них до 250 тыс. регулярных войск, отрядов национальной гвардии, мобильной гвардии. Возглавил все эти проправительственные силы генерал Л.Э.Кавеньяк, военный министр. Баррикадные бойцы направлялись членами революционных клубов. Это рабочие Ракари, Бартелеми, а также социалисты Делаколонж, Пюжоль. В целом операцией по сопротивлению руководил друг арестованного Распая — И.Керсози, активный революционер, имевший опыт военной службы в качестве офицера. Он являлся председателем «Комитета действия» и «Общества прав человека». Керсози начертал план активных наступательных действий с целью захвата ратуши и Бурбонского и Тюильрийского дворцов четырьмя колоннами повстанцев. Но реализовать план не удалось. Восстание было потоплено в крови. Было арестовано 25 тыс. человек. Наиболее активных предали суду, а 3,5 тыс. человек без какого-либо суда сослали в заморские колонии Франции. Разрушениям подвергли кварталы рабочих в нескольких городах Франции, прежде всего Париже.

Победители постарались юридически оформить свою победу. 12 ноября 1848 года Учредительным собранием принимается новая конституция. По ней главой республики объявлялся президент, избиравшийся на 4 года. Выборы состоялись 10 декабря 1848 года, и президентом стал племянник Наполеона I принц Луи Бонапарт. 20 декабря он принёс присягу на верность республиканской конституции и стал руководить страной, сформировав правительство

во главе с О.Барро. Вскоре было избрано новое Законодательное собрание, где получили преобладание монархисты, составленные из блока бонапартистов, орлеанистов и легитимистов. Но французские низы не прекратили сопротивления. 13 июня 1849 года состоялась мощная демонстрация, которая направилась к Бурбонскому дворцу, где располагалось Законодательное собрание. Войска с оружием в руках разогнали мирное шествие. Лишь небольшие группы демонстрантов попытались оказать сопротивление, прибегнув к оружию. Сопротивление пытались оказать и в провинции, где оно приняло серьёзный оборот лишь в Лионе. Там 15 июня произошло восстание рабочих и ремесленников, направлявшееся местными тайными обществами. Началось строительство баррикад. Но против народа были брошены вооружённые силы. В результате ожесточённых боёв было убито и ранено примерно 150 человек.

И здесь расправы продолжались и после окончания сопротивления.

И после этих событий нельзя говорить о прекращении революционных выступлений во Франции. Сразу после государственного переворота 2 декабря

1851 года левые республиканцы образуют «Комитет сопротивления», среди членов которого был уже тогда широко известный писатель В.Гюго. 3 и 4 декабря началось строительство баррикад, среди защитников которых преобладали рабочие.

Но большинство парижан это выступление не поддержало. Используя артиллерию, правительственные силы подавили сопротивление восставших. Выступления недовольных были отмечены и в провинции. Дело дошло даже до того, что там образовались партизанские отряды, куда вступали рабочие, ремесленники, торговцы, крестьяне. Но в целом французское крестьянство, одурманенное бонапартистской пропагандой, осталось равнодушным к выступлениям республиканцев. Это повлекло за собой новый переворот, на сей раз 2 декабря 1852 года, и провозглашение Луи Бонапарта императором под именем Наполеона III. (См.: Революция 1848—1849 гг. / Под ред. Ф.В.Потёмкина и А.И.Молока. В 2- х т. Т. 1. — М., 1952).

Революционные события 1848 года во Франции оказали заметное воздействие на другие страны. В одной из парижских прокламаций, составленных летом 1848 года, подчёркивалось: «Если Париж закуют в цепи, то будет порабощена вся Европа». Составители её хорошо понимали значение революционной Франции. 6 марта состоялось многолюдное собрание немецких эмигрантов Парижа, где раздавались призывы о создании вооружённого отряда, который бы вторгся в Германию и организовал там революцию. Против этого плана выступил Маркс, назвавший его авантюристическим. (См.: Меринг Ф. Указ. соч.

С. 151). Такой отряд во главе с поэтом Г.Гервегом был сформирован, но разгромлен правительственными войсками.

Одной из самых первых стран, ощутивших влияние новой французской революции, оказалась соседняя Германия, прежде всего те её регионы, которые находились вблизи от границы с Францией. Уже 27 февраля в Бадене проходят многолюдные собрания, на которых формулируются требования к правительству в плане значительных социальных и политических преобразований. Часть из этих требований баденские власти поспешили удовлетворить. Подобные события произошли в Вюртемберге, Гессен-Дармштадте, Ганновере, Саксонии. Там также местные власти пошли на некоторые уступки.

Более острые формы народные волнения приняли на юге Германии, в Баварии. Здесь произошло самое настоящее восстание против короля Людвига I.

4 марта восставший народ захватил мюнхенский арсенал и вооружился. События приняли острый оборот, и 21 марта король был вынужден отречься от престола

в пользу своего сына Михаила. Людвиг бежал из страны. 3 марта при активном участии местной общины Союза коммунистов состоялась массовая демонстрация жителей Кёльна. Демонстранты выдвинули требования к местным городским властям, где ратовали за всеобщее избирательное право, гарантии труда, всеобщее вооружение народа и т. д. Демонстрацию удалось разогнать при помощи местных войск.

Через несколько дней пришёл в движение Берлин. Там 6 марта начались демонстрации, которые 13 марта привели к столкновению демонстрантов с войсками. 18 марта произошли стычки народа, подошедшего к королевскому дворцу, и армии. Это привело к строительству баррикад в Берлине и самым настоящим военным действиям между правительственными войсками и защитниками баррикад. Параллельно развёртывается крестьянское движение, участники которого нередко прибегали к силовым действиям. Подавить народные выступления армии не удалось и правительству пришлось вывести её из Берлина, пойти на некоторые уступки народу. Было сформировано либеральное правительство, во главе которого оказался фабрикант Л.Кампгаузен и банкир Д.Ганземан.

В Берлине, как и во многих других городах Германии, создаётся целая система демократических клубов и рабочих организаций. Среди них выделялся «Народный союз» и «Центральный рабочий клуб». Вскоре они объединились и создали организацию, получившую название «Рабочее братство». В Берлине также началось издание многих газет демократической направленности. Город был засыпан антиправительственными листовками. Широкое распространение получила газета «Друг народа», редактором которой был Г.А.Шлеффель, превративший этот орган в рупор революционных кругов Берлина. Свой печатный орган создаёт в Кельне и «Рабочий союз», который возглавил А.Готшальк. Активную роль в этом союзе играли члены Союза коммунистов И.Молль, К.Шаппер и др. Другой «Рабочий союз» создаётся в Кёнигсберге, где он выделился из «Демократического клуба». С первого июня 1848 года в Кёльне начала выходить ежедневная «Новая Рейнская газета», главным редактором которой был Маркс.

В Германии происходит ряд восстаний, одно из них в Бадене, подавленное правительственными войсками. Там, 22 сентября провозглашается Германская республика и создаётся Временное правительство. Другое восстание имело место в Познани, тогда части Пруссии, где поднялись на борьбу местные поляки. И здесь вооружённое сопротивление подавила прусская армия. Восстание происходит и

во Франкфурте-на-Майне, где с 18 мая происходили заседания общегерманского Национального собрания. В городе тоже дошло до строительства баррикад, организованного членами «Франкфуртского рабочего союза». Восстание было подавлено правительственными войсками. Новые волнения происходят в Берлине, где поднимаются рабочие, занятые на общественных работах. В октябре там дело дошло

до строительства баррикад, разрушенных проправительственными силами.

Вооружённые столкновения в Германии продолжились и в 1849 году. В начале мая поднялись народные массы Дрездена, где началось строительство баррикад. Саксонский король был вынужден бежать из столицы, и власть переходит в руки Временного правительства. 4 дня повстанцы вели вооружённые действия против саксонских и прусских войск, но 9 мая саксонское восстание было подавлено.

В этот же день началось восстание в Эльберфельде, что находился в Рейнской провинции, куда во главе отдельного отряда на помощь отправился Энгельс, а также

в Дюссельдорфе, а затем и в Золингене и Изерлоне. Заключительные схватки между революционными силами и официальными властями прошли в Пфальце и Бадене. Последнее сражение германской революции началось 29—30 июня 1849 года

у стен Раштатта, где 13 тыс. баденских повстанцев противостояли 60 тыс. прусской армии. Город сражался до 12 июля, его последние бойцы сопротивления были вынуждены перейти границу с Швейцарией. Оставался лишь гарнизон крепости Раштатт, который сопротивлялся до 23 июля и был подавлен с исключительной жестокостью. Так закончилась Германская революция, продолжавшаяся почти полтора года. (См.: Кан С.Б. Революция 1848 г. в Австрии и Германии. — М., 1948).

На территории Австрийской империи фактически произошло несколько революций. Прежде всего в самой Австрии. Там, 13 марта 1848 года, когда начались заседания ландтага Нижней Австрии, площадь перед его зданием в Вене была запружена возбуждённым народом. С криками против К.Меттерниха вскоре они начали строить баррикады, и уже на следующий день император был вынужден послать своего премьера в отставку. Но протесты продолжались. Начались погромы полицейских участков, продовольственных магазинов, а также застав, на которых взимались пошлины на ввозимые в город продукты. Затем был окружён императорский дворец, народ потребовал введения конституции. Правительство пошло на уступки и объявило о созыве Учредительного собрания для её подготовки. 23 апреля публикуется проект конституции, 11 мая оглашается избирательный закон. Но антидемократические действия руководства страны вызвали недовольство широких кругов австрийской общественности. 15 мая последовала новая массовая демонстрация и началось строительство баррикад. А через два дня император и его двор бежали в Инсбрук, где располагались войска верные короне. Были попытки организации нового восстания и провозглашения республики.

Императорский двор вернулся в Вену лишь 12 августа. Заседания рейхстага начались несколько раньше, 22 июля. Власти предприняли попытки наступления

на силы революции. Это вызвало новые протесты со стороны низов Вены, организовавших демонстрации 21 и 23 августа. По демонстрантам был открыт огонь. Дело дошло до прямых силовых конфликтов. Несколько позднее, 6 октября, в Вене произошло новое восстание и императорскому двору пришлось вновь бежать,

на этот раз в Оломоуц. На помощь восставшей Вене пришли вооружённые отряды из Граца и Линца. Возглавлял вооружённые силы революционной Вены офицер национальной гвардии, драматург и публицист В.Мессенгаузер. Ему активно помогал польский генерал Ю.Бем. 1 ноября императорским войскам удалось подавить

венское восстание. После чего последовали различного рода репрессии.

С 23 по 31 октября в Вене погибло около 500 человек. С ноября 1848 по апрель

1849 года было арестовано 2 375 человек, а затем ещё более 2 тыс. (См.: Авер-

бух Р.А. Революция в Австрии (1848—1849 гг.). — М., 1970. С. 219; Исламов Т.М. Революция 1848 г. в Австрийской империи: национальные и межнациональные аспекты // Европейские революции 1848 года. — М., 2001. С. 135—138, 182—189).

Более продолжительной была революция в Венгрии, начавшаяся 15 марта 1848 года в Будапеште, затем перекинувшаяся на другие населённые пункты. Вскоре, в начале апреля, было сформировано венгерское правительство, которое возглавил Л.Баттьяни. Через несколько месяцев, в связи со вторжением австрийских войск в Венгрию, власть переходит к Комитету защиты родины, который возглавил Л.Кошут. Венгерский народ был охвачен чувством патриотизма и оказал серьёзное сопротивление войскам интервентов. Крестьяне, получившие некоторые послабления, с охотой шли в формирующиеся вооружённые отряды. 29 сентября удалось одержать первую победу над австрийскими войсками, а немногим более чем через неделю, 7 октября, они добились ещё одной победы. Но после того, как революция в Вене потерпела поражение, соотношение сил заметно изменилось не в пользу венгров. 5 января 1849 года австрийские войска захватывают Будапешт. Руководящие органы революционной Венгрии были вынуждены переехать в г. Дебрецен. Там, 14 апреля, венгерское национальное собрание провозглашает независимость Венгрии, а Габсбургов низложенными. На какое-то время происходит перелом в вооружённых столкновениях с австрийской армией. 19 апреля венгры одерживают победу над австрийцами у г. Надьшарло. А через неделю им удалось захватить крепость Коморно. Вское венгерской армии удалось подойти к границам Австрии и занять крепость Буда.

Австрийское правительство обратилось за помощью к царской России.

21 апреля Франц Иосиф направляет письмо Николаю I с просьбой о помощи.

Из России пришли войска по нескольким направлениям. Таким образом удалось изменить соотношение сил. Кошут был вынужден покинуть Венгрию и переселиться в Турцию. Венгерская армия 13 августа капитулировала при Вилагоше. Последние очаги сопротивления были подавлены в сентябре. Расправа австрийских властей над венгерскими повстанцами потрясла своей жестокостью европейскую общественность. Был казнён Л.Баттьяни, 13 венгерских генералов и еще несколько сотен повстанцев. Более десяти тысяч были посажены

в тюрьмы. (См.: Авербух Р.А. Революция и национально-освободительная борьба в Венгрии. 1848—1849. — М., 1965).

Ещё одним регионом Австрийской империи, где произошла своя революция, была Чехия. Там революционные выступления происходят 11 марта 1848 года.

На многолюдном народном собрании в Праге его участники потребовали удовлетворения ряда требований политического и социального характера. Находясь

в трудном положении, австрийское правительство часть из этих требований удовлетворило. 2 июня в Праге созывается съезд, на котором были представлены представители всех славянских областей империи, прежде всего чехи. А через

10 дней в той же Праге происходит народное восстание. Началось с того, что мирная демонстрация была обстреляна правительственными войсками. Командовал ими генерал А.Виндишгрец, жестоко подавивший выступления рабочих Праги ещё в 1844 году. Это стало толчком для выступления пражан. Началось строительство баррикад. Восстанию пытались оказать помощь крестьянские отряды,

но пробиться к Праге им не удалось. (См.: Авербух Р.А. Революция в Австрии.

С. 114—117). И здесь 17 июня восстание было подавлено в крови. Виндишгрец

не остановился перед тем, чтобы обстрелять Старый город Праги из артиллерийских орудий. (См.: История южных и западных славян. Т. 1. С. 596—599).

Что касается Италии, к которой мы снова возвращаемся, то события на её юге повлияли и на другие регионы пока еще не объединённой страны. В марте

1848 года в Тоскане и Сардинском королевстве под напором народных выступлений издаются декреты о принятии умеренных конституций. Любопытно, что

на конституцию согласился и римский папа Пий IX. 17 марта, когда пришло известие о революции в Австрии, начались революционные выступления в Венеции, и после захвата повстанцами венецианского арсенала, 22 марта, провозглашается восстановление независимой Венецианской республики. Её президентом стал активный революционер Д.Манин. 18 марта имело место вооружённое восстание в Милане, в котором несколько дней шли ожесточённые бои повстанцев

с австрийскими войсками. Во главе этого главного города Ломбардии стало Временное правительство. Примеру Милана последовали и другие местности Ломбардии. На помощь северу направились отряды из других регионов Италии. Особенно отличился отряд под командованием Д.Гарибальди.

Революционные выступления охватили почти всю Италию. Баррикады стали строить в Неаполе, где народное выступление было подавлено в крови. Баррикады строили в Милане, когда 6 августа в город вступила австрийская армия под командованием Й.Радецкого. В конце августа неаполитанские войска были отправлены в Сицилию, где они подвергли бомбардировке Мессину. 15 ноября происходит восстание в Риме. Там учредительное собрание 9 февраля 1849 года провозгласило республику. Её правительство проводит ряд прогрессивных мероприятий. Римская республика была подавлена в результате союза внутренней и внешней контрреволюции. Особую роль сыграли посланные в Италию французские войска. 1 июля 1849 года они вступили в Рим и подавили Римскую республику. 22 августа того же года пал последний оплот революции в Италии — Венеция, куда ворвались австрийские войска, предварительно подвергнув город длительной бомбардировке. (См.: Ковальская М.И. Италия в борьбе

за национальную независимость и единство. — М., 1981).

В 1848 году революционные события прослеживаются и в других регионах Европы. Оживляется оппозиционное движение в Молдавском княжестве, а в соседней Валахии происходит революция. В литературе Яссы и Бухарест даже называют последними рубежами революции 1848 года. Движение в Дунайских княжествах было подавлено путём ввода войск султанской Турции и царской России. (См.: Виноградов В.Н. Дунайские княжества и Трансильвания: национальный вопрос и задачи освобождения и объединения (1848—1849) // Европейские революции 1848 года. — М., 2001. С. 393—422; История Балкан. Век девятнадцатый (до Крымской войны). — М., 2011. С. 362—371). Даже в Хорватии, войска которой под командованием барона Й.Елачича подавляли революцию в Австрии и Венгрии, оживляется общественное движение и проводятся определённые реформы. (См.: История южных и западных славян. Т. 1. С. 464—468). В целом монархам Европы удалось отбить натиск революционных сил. Хотя во Франции происходит внутренняя политическая эволюция, которая в значительной степени свела

на нет достижения французской революции. Не изменены были главные результаты бельгийских событий. Монархам вернуть то, что было до 1848 года не удалось. И это при всех интервенциях, которые имели место в это время. Революционное движение в Европе на время ослабевает, но только на время.

В целом период от 1789 до 1849 годов — это время небывалого числа разного рода революций. Накал столкновений низов и верхов был в ряде регионов Европы чрезвычайным. Историография о 1848—1849 годах значительная, хотя оценки событий нередко разнятся между собой. Обращаем особое внимание на книгу английского историка Э.Хобсбаума, первым изданием вышедшую ещё в 1962 году. В ней подробно рассмотрены социальные и экономические силы, политические и интеллектуальные инструменты этих событий. (См.: Хобсбаум Э. Указ.соч. С. 7—8). В этот период революционный метод разрешения назревших проблем получил довольно широкую поддержку в разных странах. Бабёф, Буонаротти, Бланки, Распай во Франции или Гарибальди и Мадзини в Италии

в широких кругах рассматривались как герои.

Мнение о том, что в революцию идут только маргиналы и неудачники не подтверждалось конкретной действительностью. Активным революционером

во Франции был выдающийся математик, основатель современной алгебры Эварист Галуа. Деятельным участником революции в Германии, прежде всего в Дрездене, был великий немецкий композитор Рихард Вагнер. С итальянскими карбонариями вплотную сотрудничал великий английский поэт Джордж Гордон Байрон, погибший в огне Греческой революции 20-х годов. Революционный пласт прослеживается и в европейской культуре того времени. Достаточно обратиться к немецкой литературе. Революционно-демократическое направление в немецкой литературе представляли Георг Бюхнер, Георг Гервег, Фердинанд Фрейлиграт, Георг Веерт,

да и один из крупнейших поэтов Германии Генрих Гейне был весьма близок к революционной Германии и поддерживал личные добрые отношения с Марксом. Один из виднейших английских поэтов Перси Биши Шелли тоже приходит к выводу о необходимости революционной борьбы. В своей поэме «Восстание ислама», написанной в 1817 году, он воспевает революцию, которая несёт освобождение от власти аристократии и богачей. Да и почти во всех других странах Европы среди учёных, писателей, музыкантов и философов можно найти представителей революционной мысли. Это и венгерский поэт Шандор Петефи, и валашский историк и экономист Николае Бэлческу, и французский художник Оноре Домье, и итальянский писатель Франческо Доменико Гверацци, и многие-многие другие. У революционной Европы были свои герои и мученики, имевшие сотни тысяч, а может быть, и миллионы поклонников. Когда в 1881 году скончался Бланки, то за его гробом шла стотысячная траурная процессия, провожавшая в последний путь своего кумира. И поэтому коммуна, которая будет провозглашена в Париже за 10 лет до этого, конечно, не была случайной. Ей предшествовала значительная революционная традиция.


Назад к оглавлению