Журнал Центрального Комитета КПРФ

А.Катонэ Империалистические державы и Сербия

КАТОНЭ АНДРЕА (Италия, город Бари), редакционный директор журнала «Маркс XXI» (MARX Ventuno) и одноимённого издательства. Статья опубликована в сборнике этого издательства «Бомбы над Белградом. Двадцать лет спустя» (2018 г.,

на итал. яз.). Печатается с сокращениями. Перевод Л.Б.Попова.

 

 

1. Европа после 1989 года: США, НАТО и Евросоюз

нацелились на завоевание Востока

По прошествии двадцати лет после разрушительной войны, которую развязали державы НАТО против Федеративной Республики Югославии, общая картина событий — с исторической дистанции — представляется более ясной.

Действительно, нельзя понять смысл войн в Югославии в 1990-е годы, если не поместить в общую политическую, экономическую, военную и идеологическую картину, которая возникла в мире и в Европе

в трёхлетний период 1989—1991 годов в результате исчезновения стран народной демократии и Советского Союза. Это было не только тяжелейшее поражение рабочего движения в мировом масштабе, но и разрастание западного капитализма и империализма под эгидой США в качестве единственного и бесспорного победителя в длительной «холодной войне», проводившейся против СССР и стран народной демократии Центральной и Восточной Европы.

Разрушение «советского блока» создало огромный вакуум, который надо было заполнить, возникло огромное пространство, которое надо было оккупировать. После 1989 года представители Запада были нацелены на завоевание этого огромного пространства. Западный капитал должен был как можно скорее завоевать его, а империалистические державы либо уже обладали необходимыми инструментами (Евросоюз, Маастрихтские соглашения), либо усовершенствовали их, поставив новые задачи. Евросоюз и НАТО, которая находится под жёстким контролем США, стали инструментами, используемыми для того, чтобы «проглотить» за очень короткий исторический период — примерно десять лет — бывшие страны народной демократии Европы и некоторые бывшие советские республики. Первый инструмент — Евросоюз — послужил своего рода «землёй обетованной», желанной целью народов стран народной демократии, своего рода Эльдорадо* прав и свобод, благосостояния и богатства. Второй инструмент — НАТО — будет держать их крепко привязанными к американской телеге, обеспечивая таким образом дальнейший рост влияния на Европу.

Не предполагается и не будет разрешено никакого «третьего пути» и альтернатив. Единственный путь — это вступление в НАТО и в ЕС, под двойным давлением со стороны со стороны Соединённых Штатов и крупнейших капиталистических стран Европы — Германии, Франции, Великобритании, Италии. Связка, которая предусматривает разделение задач и ролей. За США закрепляются, прежде всего, военные задачи, благодаря чему они становятся арбитром и стороной, принимающей окончательные политические решения. За европейцами — задачи по экономическому, политическому и идеологическому интегрированию этих стран в сферу влияния Запада. В планах западного империализма не допускаются «серые», нейтральные или «неприсоединившиеся» зоны. Империалистический тоталитаризм в своей гибридной форме, в своей дерзости абсолютного победителя нацелен на то, чтобы поглотить и держать под контролем любое пространство, в том числе и

те территории, которые, как Югославия, в период «холодной войны» занимали позицию «неприсоединения». В Европе после 1989 года единственно возможное положение — в лагере западного империализма — США — НАТО — Евросоюз.

После разрушения народных демократий в Восточной Европе и СССР завоевание Востока развивается по двум классическим направлениям империализма: экономическая и политическая интеграция этих стран в сферу влияния Запада, — соответственно, неолиберализм, либеральная демократия, приватизация, устранение роли государства

в экономике. Капиталисты западных стран стремятся к тому, чтобы взять в свои руки управление экономикой восточноевропейских стран, одновременно подталкивая эти страны к вступлению в НАТО. Кроме прямого аншлюса Восточной Германии, мастерски реализованного канцлером ФРГ Г.Колем при поддержке США в 1990 году, происходило продвижение Запада вперёд, в страны, которые примерно сорок лет прожили

в условиях общественной собственности на основные средства производства, плановой экономики, высоких темпов роста, аграрных реформ, значительного повышения уровня образования населения и неплохого благосостояния. Это продвижение было достаточно быстрым и происходило без особых потрясений, за исключением некоторых периферийных зон. Новые руководящие группы в Венгрии, Польше, Чехии и Словакии, Румынии и Болгарии, в прибалтийских республиках находились под влиянием «западной демократии». Вступление в Евросоюз обещало блестящую судьбу и выступало миражом, для достижения которого народы призывались к тому, чтобы принести жертвы и отказаться от институтов и структур социальной защиты, которые были созданы при социализме. Массовая кампания в СМИ, в сфере культуры и идеологии привела, в том числе к исторической реабилитации даже старых монархий и аристократических слоёв и к запрещению в сфере культуры, истории и политики коммунистических и марксистских сил и идей.

____

* Эльдор`адо (исп. El Dorado — «золотой») — мифическая южноамериканская страна, богатая золотом и драгоценными камнями. В бесплодных поисках Эльдорадо конкистадоры XVI в. проложили новые пути в глубь Южной Америки. В переносном смысле «Эльдорадо» называют место, где можно быстро обогатиться. (См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%AD%D0%BB%D1%8C%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%BE).

 

Войны в Югославии в начале 1990-х годов являются составной частью этого процесса подчинения западному империализму. Существует определённая аналогия между разрушением СССР и разрушением Социалистической Федеративной Республики Югославия, которая в момент своего создания как федеративного социалистического государства использовала государственную модель Советского Союза. Среди различных факторов, которые привели к разрушению советской системы, были такие, как антикоммунистические националистические силы, для которых атака на Союз означала одновременно атаку на социализм. Примерно то же самое произошло и в СФРЮ. Естественно, при иной динамике и иных процессах, которые уходят своими корнями

в сложнейшую историю югославских народов, объединившихся впервые в 1918 году благодаря созданию Королевства сербов, хорватов и словенцев. Ростки «эксклюзивного» антикоммунистического национализма, который подпитывал движение усташей А.Павелича, не были полностью выкорчеваны в Хорватии. И они взросли с новой силой из-за экономического, политического и институционального кризиса, охватившего СФРЮ в 1980-е годы. Эти ростки подпитывались также внешними силами — Германией, которые рассматривали разрушение югославского государства как возможность проникновения на Балканы.

В Югославии, как и в СССР, сепаратистские тенденции сочетались

с атаками на социализм. В обоих случаях отделение республик от единого государства стало правым, реакционным явлением.

Националистическая и антикоммунистическая волна охватила и Сербию, где произошло возрождение промонархических тенденций и движения четников. Одновременно, как и в СССР, беззастенчиво менялись названия улиц и площадей, связанные с социалистическими, коммунистическими и антифашистскими традициями, а красный цвет оказался под запретом.

Однако, в отличие от Словении и особенно от Хорватии и Боснии,

в Сербии не были лкивидированы некоторые основные характерные черты экономической структуры социалистической Югославии. Левые силы не осуществили «прыжок» в стан западной либерал-демократии или напрямую в лагерь фашизма, как это произошло в Хорватии. Федеративная Республика Югославия 1990-х годов не гарантировала Западу полное подчинение. Кроме того, почему Югославия, имея за плечами традиционную внешнюю политику «неприсоединения», должна была стремиться к тому, чтобы быть поглощённой Евросоюзом и НАТО?

Именно поэтому для западного империализма было жизненно важно «приструнить» Сербию, расчистив себе путь на Восток от сербской аномалии. Как и в СССР, здесь мощно «дули ветры» из-за рубежа, чтобы добиться разрушения Югославии путём признания сначала словенского и хорватского сепаратизма, а потом — боснийского и македонского. Тем самым подпитывались и междоусобные войны. Принципы, на которых строятся такие сепаратистские тенденции, это — кровь и земля, исключение из числа граждан представителей других народов — ведут автоматически к этническим чисткам. Так произошло, например, в ходе операция «Буря» в августе 1995 года, когда из Хорватской Краины были изгнаны 220 тысяч сербов.

Начиная с 1990-х годов весь империалистический лагерь стремился «балканизировать» регион, способствуя разрушению Югославии и созданию «мини-государств», которые в силу своих экономических и военных возможностей были бы полностью зависимы от империалистических стран. Единственной страной, которая имеет прочность, исторические традиции сопротивления и борьбы за независимость и выступает препятствием на пути марша на Восток на Балканах, была Сербия. Сербы первыми в XIX веке начали борьбу за национальное возрождение против Оттоманской империи на Балканах и создали независимое государство. Сербы отвергли в 1914 году ультиматум Австро-Венгерской империи, в 1941 году — ультиматум Гитлера и в 1999 году — ультиматум НАТО, заплатив очень высокую цену. За этот «грех национальной гордости» и «грех сопротивления» империалистические державы сегодня, как и европейские хищники начала XX века, стремятся разрушить Сербию. «Сербия должна умереть».

 

2. Косовский вопрос в империалистической стратегии

 

Сразу подчеркнём, что Косово, прежде чем стать проблемой нарушения «гражданских прав» и сосуществования разных народов, является вопросом империалистической политики, направленной на то, чтобы ослабить и подчинить себе страну, подвергая её бомбёжкам и ампутируя. Страну, которая, несмотря на уступки и предательство части

её политиков, всё ещё не считается заслуживающей доверия, чтобы быть мажордомом* у великих держав. Длительная история Косово и его внутренних процессов, в ходе которых происходила конфронтация между сербами и албанцами задолго до прихода Слободана Милошевича к власти в Сербии, являются всего лишь предлогом, которым пользуются империалистические державы, чтобы осуществить захват Балкан.

Империализм Евросоюза, замешанный на немецкой основе, и империализм США маршировали вместе по пути развала Сербии. Различия в позициях были второстепенными, совпадения — существенными.

Западные страны сделали ставку на поддержку УЧК**, чтобы создать casus belli***, повод для иностранной интервенции. В 1997 и 1998 годах УЧК количественно растёт и начинает вести войну путём терактов и нападений, всё обостряя уровень конфронтации с аппаратом ФРЮ.

УЧК грубо притесняет сербов, цыган и другие меньшинства, которые веками жили в этой провинции. Стратегия ясна: создать условия для военной интервенции НАТО. Вопреки некоторым «фасадным» декларациям, первостепенная цель НАТО — не найти решение «этнического конфликта» в Косово, а нанести удар по ФРЮ и, в первую очередь,

по Сербии, чтобы «нормализовать» её и и интегрировать в западную систему. В 1998 году УЧК становится главной фигурой в этой стратегии.

О том, что целью было полное подчинение ФРЮ, а не решение «этнического конфликта» в Косово, свидетельствует диктат Рамбуйе, замка около Парижа, куда в феврале 1999 года по инициативе «Контактной группы» (США, Великобритания, Франция, Германия, Италия и Россия) были приглашены представители ФРЮ и албанских националистов

из Косово для того, чтобы обсудить возможности решения конфликта. Две стороны ни разу напрямую не встречались. В проекте соглашения, представленном «Контактной группой», даже не упоминалась возможность независимости Косово, а говорилось только об автономии, которая должна была воплотиться в жизнь путём создания парламента, конституции, конституционного суда и избранного президента. Но в момент подписания документа было внесено «Приложение В», которое де-факто предусматривало военную оккупацию всей ФРЮ со стороны НАТО.

____

* Мажорд`ом, майорд`ома, муж. (франц. majordomo от лат. major главный и domus дом) (ист.). 1. В эпоху раннего средневековья министр королевского двора (ист.). Франкский мажордом. 2. Старший лакей, дворецкий в богатых барских домах. Так объясняется это слово в Толковом словаре Ушакова.

 

** Армия освобождения Косова (UCK /УЧК/ — Ushtria Clirimtare e Kosovёs) — албанская организация, боровшаяся за независимость Косова. После войны НАТО против Югославии была легализована, её члены вошли в состав местной администрации. (См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%80%D0%BC%D0%B8%D1%8F_%D0%BE%D1%81%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0....

 

*** К`азус б`елли (лат. casus belli — «случай (для) войны», «военный инцидент») — юридический термин времён римского права: формальный повод для объявления войны. (См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/Casus_belli).

 

Документ Рамбуйе оказался настоящей ловушкой, которую намеренно поставили США и НАТО перед сербами, выдвинув карательные условия, чтобы получить от сербов отказ от подписания соглашения и иметь таким образом повод, чтобы осуществить нападение. И это была безжалостная «весна» НАТО: 78 дней террористических бомбёжек фабрик, школ, больниц, детских садов, мостов, объектов инфраструктуры, чтобы сломить ФРЮ.

 

3. Июнь 1999-го — октябрь 2000 года.

Война продолжается в других формах

Разрушенная натовскими бомбами, преданная Б.Ельциным и В.Черномырдиным, ФРЮ должна была склониться перед войсками НАТО, вступившими в Косово. Страна потерпела поражение, но не склонилась полностью. Да, это было поражение, но не разгром. Сербское правительство осталось у власти, С.Милошевич не ушёл в отставку, на улицах не было демонстраций с требованиями отстранить его. НАТО не получила доступа

к Сербии, как того требовало «Приложение В», подготовленное в Рамбуйе. Резолюцией № 1244 Совета безопасности ООН (10 июня 1999 г.) было признано, что провинция Косово является составной частью ФРЮ.

Благодаря расширенной интерпретации резолюции № 1244, UNMIK, орган, временная администрация провинции, созданная ООН, берёт

на себя все полномочия.* В этом ему помогает в военном плане KFOR (КФОР), другой орган, то есть международные воинские силы под руководством НАТО, в задачу которых входит восстановление «порядка и мира». При попустительстве почти 50 тысяч солдат НАТО боевики албанских сил УЧК развязывают террор против сербов, цыган и представителей других меньшинств, живущих в Косово: убийства, похищения людей, разрушение жилищ, грабежи вынуждают более 200 тысяч человек оставить провинцию и искать убежища в Сербии, разрушенной бомбами и находящейся в осаде в результате эмбарго. Француз Б.Кушнер в качестве «губернатора протектората ООН» с самого начала ведёт дело к созданию административных институтов, полностью независимых от Белграда.

В полном соответствии с планом США и ЕС оторвать от Сербии Косово, где затем будет создана самая большая американская военная база, Camp Bondsteel (Кэмп-Бондстил)*, недалеко от Урошеваца.

____

* Временная Mиссия ООН в Косово (англ. United Nations Interim Administration Mission in Kosovo, UNMIK) — Временная гражданская администрация под эгидой ООН.

 

В Сербии всё ещё «диктатор» (демократически избранный в условиях многопартийной системы, где большинство СМИ принадлежит оппозиции...), С.Милошевич, демонизируемый западными средствами массовой информации, поскольку он не прав в том, что хочет защитить свою страну и народ от агрессии НАТО. Любые средства используются для того, чтобы свергнуть его и его партию — Социалистическую партию Сербии, которая пользуется широкой поддержкой трудящихся и профсоюзов: экономическое давление, включая эмбарго на все товары, услуги технологии, могущие возместить ущерб, нанесённый оборудованию и инфраструктурам, использованным правительством Федеративной Республики Югославия. Применяются политическое и военное давление; преступления против видных деятелей сербского руководства; создание псевдодемократических организаций наёмников, оплачиваемых США; поддержка оппозиционных партий.

За голову С.Милошевича, уже названного Международным трибуналом 22 мая 1999 года «военным преступником» (в то время, когда криминальные бомбардировки НАТО наносили удары по мостам, акведукам, электростанциям, больницам и школам), в конце июня объявляется «награда» в размере 5 миллионов долларов, выделенных США.

Путём спровоцированных и скоординированных действий (модель, которую мы увидели впоследствии в «революциях» в Тбилиси и Киеве), сочетания пропагандистских акций, хорошо оплаченных долларами и марками, с уличными демонстрациями и действиями обученных «коммандос», 5 октября 2000 года (до проведения второго тура президентских выборов) осуществляется нападение и разграбление парламента, его разгон. С.Милошевич уходит в отставку, уступая своё место кандидату от ДОС (Демократической оппозиции Сербии) В.Коштунице. Штабы Социалистической партии и других левых сил разгоняются. Активистов Соцпартии и профсоюзов избивают и увечат. Имущество Соцпартии Сербии секвестрируется.

____

* Кэмп-Бондстил (англ. Camp Bondsteel) — основная военная база американского контингента в составе международной миссии KFOR на территории Косова. Расположена возле города Урошевац, на ней находится штаб-квартира Многонациональной оперативной группировки «Восток» под командованием США. База названа в честь стафф-сержанта Джеймса Бондстила (англ. James Bondsteel), во время Вьетнамской войны удостоенного высшей военной награды США — Медали Почёта. (См.: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D1%8D%D0%BC%D0%BF-%D0%91%D0%BE%D0%BD%D0%B4%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BB).

 

4. Октябрь 2000-го — декабрь 2003 года.

Сербия «нормализована»

Вся режиссура государственного переворота октября 2000 года разработана в центрах США и НАТО, человеком которых является, скорее, З.Джинджич, чем В.Коштуница, который предстаёт как защитник национальных интересов. Начинается фаза, в ходе которой Запад размахивает перед «новой» Сербией «морковкой» экономической помощи и возможной интеграции в Евросоюз. Но при условии, что Сербия предоставит доказательства того, что она «демократична», то есть полностью склонится перед волей Вашингтона и командования НАТО. Первая, наиболее демонстративная цена, которую нужно заплатить — это выдача

в Международный трибунал в Гааге президента С.Милошевича, которому Коштуница дал полную гарантию, что тот останется на родине. 12 февраля 2002 года в Гааге начинается процесс против С.Милошевича.

Кроме того, Евросоюз навязывает Белграду в марте 2002 года решение преобразовать Югославию в Союз Сербии с Черногорией, которой руководит М.Дуканович. Черногорией, которой Германия уже предоставила марки (а потом и евро), чтобы расколоть валютное единство (а затем и государственное единство) с Белградом. Это — стратегия «балканизации»: разделять, разделять и ещё раз разделять, чтобы иметь дело

с небольшими и мало значимыми государственными образованиями, чтобы было проще их подчинять. В феврале 2003 года ФРЮ умирает официально, и сразу рождается странное государство «Государственный союз Сербии и Черногории». Оно просуществует всего три года.

Но пока новое сербское правительство во главе с З.Джинджичем продолжает доказывать свою добрую волю в деле подчинения Западу и не поднимает вопрос о Косово. И не интересуется условиями крайней нищеты, в которых живут 200 тысяч изгнанников. Правительство получает «морковку» в форме доступа в Совет Европы и подаёт запрос

на вступление в программу «Партнёрство во имя мира», то есть в прихожую для вступления в НАТО.

Влияние Соединённых Штатов Америки на Сербию всё более усиливается, вплоть до того, что Сербия ввязывается (хотя и косвенно) в войну против Ирака. В одной статье белградского еженедельника «Время» сообщалось, что незадолго до войны в Ираке американцам было передано большое число данных об иракских структурах стратегического значения, — о военных и военно-морских базах, аэропортах, подземных бункерах, — в проектировке и строительстве которых участвовала Югославия (тогда ещё СФРЮ) в 1980-е годы. Впрочем, З.Джинджич был связан, скорее, с германским империализмом, который, вместе

с политически ангажированной Францией, продемонстрировал несогласие с США по вопросу о войне против Ирака. 12 марта 2003 года,

за неделю до англо-американской агрессии против Ирака, З.Джинджич был убит днём прямо у входа в здание правительства Сербии.

После этого хорошо организованного преступления, которое полностью не раскрыто (по крайней мере, в том, что касается роли английских и американских спецслужб), правительство возглавил З.Живкович. Он объявил чрезвычайное положение, подверг аресту 10 тысяч человек и продемонстрировал прекрасные отношения с США. Влияние Лондона и Вашингтона было настолько велико, по сравнению с влиянием Евросоюза, что именно британский и американский послы полностью контролируют работу по аресту обвиняемых в убийстве З.Джинджича. З.Живкович заявляет, что у Сербии сложились самые прекрасные отношения с США за последние полвека, и наносит визит в Соединённые Штаты, в ходе которого обещает очистить Демократическую партию Сербии от антиамериканских элементов. Одновременно он предлагает Кондолизе Райс и Колину Пауэллу направить в Афганистан военный контингент из тысячи сербов и черногорцев, которые будут воевать вместе с американскими солдатами. Его, таким образом, можно считать хорошим мажордомом на службе у американцев.

Со своей стороны, Соединённые Штаты Америки дают понять, что они не будут поддерживать независимость Косово, которой требуют представители УЧК. Они будут гарантировать безопасность сербов

до того момента, пока не будет определён статус провинции. Восстанавливаются торговые связи, США становятся крупнейшими инвесторами в Сербии. В 2001—2003 годах вопрос о Косово не входит в число приоритетов в политической повестке дня новых лидеров Сербии.

В 2003 году ООН определяет середину 2005 года в качестве даты, когда определятся «стандарты» решения косовского вопроса. Однако «губернатор» провинции немец М.Стайнер заявляет, что «Косово никогда не будет частью Сербии». И если, с одной стороны, официальная политика представителей ООН в Косово в конце 2003 года строится в соответствии с формулой «сначала нормы, а потом статус», то, с другой стороны, действуют международные силы, которые в своих стратегических планах на Балканах подталкивают к полной независимости Косово, к полному разрыву его любых связей с Сербским государством. Эти силы сознательно делают ставку исключительно на албанский национализм, со всеми последствиями, вытекающими из этой ситуации для жизни сербского меньшинства и других неалбанских меньшинств, а также для культурно-исторического наследия провинции.

 

5. Сербия вновь не имеет доверия.

Антисербские погромы в Косово в марте 2004 года

 

Политическая картина в Сербии в корне меняется. На досрочных парламентских выборах 28 декабря 2003 года, вызванных падением правительства З.Живковича, побеждает Сербская радикальная партия, партия националистическая и антиамериканская. Она получает 28% голосов. Сербская социалистическая партия, подвергавшаяся серьёзным атакам, начиная с октября 2000 года, не исчезает с политической арены, а превращается в силу с 7% голосов. Либерально-демократическая партия теряет свои позиции, набирая всего 13% голосов. Её опережает партия В.Коштуницы — 18%. После длительной и критической фазы переговоров формируется новое правительство Сербии во главе с В.Коштуницей (2 марта 2004 г.). Правительство опирается на поддержку партии В.Коштуницы (партия Демократической оппозиции) и ряда небольших центристских партий. Социалисты поддерживают правительство в парламенте, но в правительство не входят.

В.Коштуница прямо ставит вопрос о Косово, требуя широкой автономии для районов, населённых сербами. Всего через две недели после формирования нового правительства Сербии во всех районах Косово 17—20 марта 2004 года проходят дикие погромы, направленные против сербов, цыган и других неалбанских меньшинств, в большинстве случаев при попустительстве международных сил и полиции.

Эти погромы воспринимаются как сигнал о том, что необходимо срочно определить статус Косово, вне зависимости от того, достигнуты ли по Косово так называемые «стандарты». Складывается странная ситуация, но всё же и не очень-то парадоксальная, если рассматривать вопрос о Косово как составную часть империалистической политики

в отношении Сербии. Мартовские погромы вместо того, чтобы активизировать политику в защиту сербов, как жертв албанских репрессий, выворачивают наизнанку политику «Standards before status» («Сначала стандарты, а потом статус»). С этого момента достижение даже минимальных стандартов в деле уважения прав меньшинств более не является приоритетом.

 

6. Июнь 2004-го — февраль 2008 года.

«Морковка» от Европы и «кнут» от Косово

В конце июня 2004 года, после трёх безуспешных попыток, президентом страны Сербия — Черногория избирается Б.Тадич, представитель Демократической партии Сербии. Таким образом, Сербия предстаёт перед нами как бы с двумя головами: с одной стороны, прозападная голова Б.Тадича, с другой — голова В.Коштуницы, действующего

в защиту национальных интересов. Перспектива вступления в Евросоюз объединяет этих лидеров, линия по вопросу Косово их разделяет.

В начале 2005 года осуществляется масштабная атака в вопросе отделения Косово от Сербии. В апреле 2005 года публикуется доклад Международной комиссии по Балканам, председателем которой был Дж.Амато (итальянский политический деятель. — Прим. перевод.).

В докладе открыто поддерживается тезис о том, что необходимо ускорить процесс формального признания независимости Косово.

При этом подчёркивается, что в течение десятилетия Косово сможет войти, вместе с Сербией и с другими мини-государствами бывшей Югославии, в Евросоюз.

Политика США и Евросоюза совершенно ясна. Сербии обещают вступление в Евросоюз в будущем, а взамен требуют даже не один, а несколько актов, означающих подчинение: не только сотрудничества с Гаагским трибуналом, но больше, гораздо больше. Ей навязывают отказ от Косово,

вопреки резолюции Совета безопасности ООН № 1244 1999 года.

Почти одновременно с публикацией доклада Комиссии по Балканам Европейская Комиссия приходит к выводу, что Сербия достаточно подготовлена для того, чтобы провести переговоры по «Соглашению об ассоциации и стабилизации» с Евросоюзом. Во второй половине 2005 года начинаются официальные переговоры между Евросоюзом и Сербией, от которой требуют тесного сотрудничества с Гаагским трибуналом.

В ноябре 2005 года генеральный секретарь ООН Кофи Аннан, после

15 месяцев бесплодных переговоров между сербами и албанцами, поручает представителю ООН финну М.Ахтисаари начать процесс выработки статуса. В феврале 2006 года начинаются переговоры по статусу. Несколько недель спустя С.Милошевича оставляют умирать (или, точнее, ему «помогают умирать») в Гаагской тюрьме (11 марта 2006 г.). Огромное число сербов принимает участие в похоронах, отдавая последнюю дань памяти своему руководителю, который не сдался под диктатом США.

Но — опять совпадения? — через несколько месяцев, в мая 2006 года, Сербию наказывают: переговоры с Евросоюзом заблокированы, так как страна якобы не выполняет своих обязательств перед Гаагой.

И уже поставлена ловушка (май 2006 г.) раскольнического референдума в Черногории, которую открыто поддерживают США и не менее открыто — Евросоюз. Референдум санкционирует, при 55,5% голосов «за», отделение Черногории от Сербии. 3 июня парламент Черногории объявляет независимость.

В январе 2007 года в Сербии проходят парламентские выборы, в результате которых радикалы подтверждают свои позиции как самой влиятельной политической силы в стране. Одновременно партия Б.Тадича опережает партию Коштуницы, который начинает терять своё влияние. Параллельно продолжается игра в «морковку и кнут», то есть в «морковку» от Евросоюза и «кнут» косовского вопроса. В феврале 2007 года специальный представитель ООН М.Ахтисаари освещает план о будущем Косово, уже опубликованный в печати несколькими месяцами ранее. По сути дела это — легализация отделения сербской провинции под военным контролем НАТО и политико-юридическим контролем

Евросоюза. Тут же Европейский Совет призывает возобновить переговоры с новым правительством Сербии в целях заключения соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но при условии, что Сербия будет полностью сотрудничать с Гаагским трибуналом.

3 апреля 2007 года собирается Совет безопасности ООН для обсуждения плана М.Ахтисаари. Планом предусматривается независимость Косово под международным наблюдением. На Совете не удаётся принять никакой резолюции, потому что единственное предложение, которое поддерживают США, — это отделение провинции. Россия решительно выступает против отделения. Аналогичный сценарий повторяется и на последующих заседаниях.

На выборах в Косово в ноябре 2007 года побеждает Х.Тачи, проамерикански настроенный главарь УЧК, который выдвигает первым пунктом своей программы немедленное принятие декларации о независимости. 17 февраля 2008 года, при поддержке Соединённых Штатов и основных стран Евросоюза, объявляется независимость Косово.

 

7. Декларация «зависимости»

Республики Косово

В результате одностороннего объявления независимости Республикой Косово формально заканчивается фаза, начавшаяся с бомбардировок НАТО весной 1999 года и последующим введением режима протектората со стороны ООН — НАТО в этой сербской провинции.

Данный политический акт, открыто противоречащий нормам международного права, которые базируются на признании и нерушимости границ существующих государств и которыми осуждаются односторонние сепаратистские решения, был демонстративно поддержан президентом США Дж.Бушем. К Соединённым Штатам Америки присоединились — без особых различий в позициях — государства Евросоюза (кроме Испании, Греции, Румынии, Словакии и Кипра). Последние страны отказались признать новое государство, отмеченное в докладах различных международных организаций в качестве главного центра незаконной торговли человеческими органами, обращёнными в рабство женщинами, оружием и наркотиками.

Тот факт, что «декларация о независимости» Косово является в действительности «декларацией зависимости» от США, НАТО и Евросоюза, становится очевидным даже при поверхностном её чтении и при понимании того контекста событий, в котором это происходили. На площадях Приштины тысячи американских флагов заслоняют даже флаги неогосударства Косово. Да и сама декларация явно написана юристами из НАТО. В ней, в частности, говорится, что Косово идёт по пути «европейской и евро-атлантической интеграции». Единственная Европа, которую признают косовары, — это Европа, связанная двойной нитью

с США: евроатлантизм и «американская Европа».

В период с марта по октябрь 2008 года бывшие югославские республики — Хорватия, Словения, Македония и Черногория — совершают ещё один акт покорности перед США и признают отделение Косово.

 

8. Первый международный успех США

после 2003 года

Нельзя не признать, что в результате односторонней декларации о независимости 17 февраля 2008 года и признания нового наркогосударства основными странами — членами Евросоюза внешняя политика США добилась первого значительного успеха после пяти лет трудностей и неудач. Среди этих неудач — важные процессы освобождения от экономического и политического господства США в ряде стран Латинской Америки; новая международная роль России, ведомой В.Путиным, который отвергает политику уступок и распродажи страны, проводившуюся Б.Ельциным: интенсивное развитие Китая и возможности альянса между самыми крупными и густонаселёнными странами мира — БРИКС.

Теперь же ни в одной части мира (и, возможно, и в самих США) не поют так громко осанну звёздно-полосатому флагу, как в Албании и в Косово. В результате коварного переворота и независимости Косово Соединённые Штаты не только обеспечили себе контроль над территорией, имеющей важное стратегическое значение, но и склоняют Евросоюз к своей стратегии, демонстрируя всему миру, что они всё ещё являются лидером империалистического лагеря, единственной страной, способной диктовать свою повестку дня и свои решения. В свою очередь, Евросоюз ещё раз продемонстрировал отсутствие единой внешней политики, прежде всего тот факт, что сам ЕС, в том числе его основные страны-члены, находятся в подчинении у США.

 

9. После независимости Косово.

Смена караула в Белграде

Признание независимости Косово блоком США — НАТО — Евросоюз — это ещё один выпад против Сербии. Необходимо учитывать, что «ампутация» Косово для сербского национального самосознания — это

не только потеря территории крупного региона, богатого минеральными ресурсами. Это — «ампутация» первоначального ядра, из которого сформировалась сербская идентичность. Он, этот регион, имеет огромное символическое значение. Потерять Косово — это не просто потерять территорию. Это значит — потерять душу. Это — насильственное выкорчёвывание многовековых исторических корней.

После объявления независимости Косово Сербия продолжает жить

в условиях «дуализма власти» между В.Коштуницей, главой правительства, и президентом Б.Тадичем, переизбранным на этот пост в феврале 2008 года.

В марте 2008 года (5 марта) в своей резолюции представители Радикальной партии Сербии потребовали возобновления переговоров с Евросоюзом, при условии, что в них будет участвовать вся Сербия, целиком, без «ампутации» 15% её территории. Ряд министров поддержали это предложение радикалов. Против выступил президент Б.Тадич.

Это означало политический кризис. В.Коштуница ушёл в отставку.

В стране были назначены новые выборы.

На досрочных выборах 11 мая 2008 года партия Б.Тадича получает 38,4% голосов и 102 депутатских места из 250 мест в парламенте. Теряют свои позиции Радикальная партия, получившая 78 депутатских мест, и партия В.Коштуницы (всего 30 мест).

После длительных и трудных переговоров формируется новое правительство Сербии (7 июля 2008 г.). Премьер-министром становится поддержанный партией М.Цветкович, в прошлом консультант Всемирного банка и директор Агентства приватизации в Сербии. С этого момента арбитром политики в Сербии становится Б.Тадич, а не В.Коштуница.

В своей речи после назначения на пост премьера М.Цветкович призывает к скорейшей парламентской ратификации «Соглашения о стабилизации и ассоциации» с Евросоюзом, а также выступает за соглашение с Россией по энергетике. В том, что касается Косово, он занимает критическую позицию по вопросу независимости региона, тем

не менее продолжает переговоры о соглашении с Евросоюзом. В начале осени, 9 сентября 2008 года, сербский парламент ратифицирует «Соглашение о стабилизации и ассоциации» с Евросоюзом.

 

10. Билет для вступления в Евросоюз

стоит всё дороже и дороже

Перед Сербией по-прежнему размахивают «морковкой» интеграции в Евросоюз. Страна даже получает одобрение в одном из докладов Европейской комиссии (октябрь 2009 г.), в котором говорится, что «Сербия в последний период сделала позитивные шаги по пути прогресса, продемонстрировала желание к сближению с Евросоюзом, применила нормы временного соглашения с ЕС и реализовала основные реформы». Принимая во внимание «сотрудничество Сербии с Международным трибуналом по бывшей Югославии», Евросоюз теперь может поддержать вступление в силу временного торгового соглашения. Как заявил глава делегации Европейской комиссии в Белграде В.Дегерт, Сербия должна осуществить все меры, касающиеся интеграции, создать стабильный рынок, провести реструктуризацию и приватизацию государственных предприятий и, отметим, окончательно решить проблему Косово, то есть признать Косово независимым государством.

Благодаря этому «пропуску», в декабре 2009 года Евросоюз размораживает торговое соглашение с Сербией, страны Шенгенской зоны отменяют визы для граждан Сербии, и 22 декабря 2009 года Сербия подаёт официальную заявку для вступления в Евросоюз.

«Стоя в очереди» и ожидая столь долгожданного вступления в Евросоюз, правительство Сербии должно предоставить доказательства своей доброй воли. Это надо было сделать путём сотрудничества с Гаагским трибуналом и принятия той версии войн в Югославии в 1990-е годы, которую выстроили западные державы с целью оправдать «гуманитарную войну». Так, например, 31 марта 2010 года сербский парламент принял резолюцию, которая осуждает «самым решительным образом преступления, совершённые против боснийского населения в июле 1995 года, и ожидает, что другие государства бывшей Югославии аналогичным образом осудят преступления, совершённые против сербов».

Подчинение решениям Гаагского трибунала как необходимого условия для пропуска в Евросоюз подтверждается в июне 2010 года Советом министров иностранных дел Евросоюза, который единогласно одобрил ратификацию «Соглашения о стабилизации и ассоциации» с Сербией. Несколько недель спустя, после «морковки» от Евросоюза, в июле

2010 года, наступает новое потрясение в связи с проблемой Косово: Международный правовой суд ООН выносит постановление о том, что декларация о независимости Косово не нарушает международного права.

В самопровозглашённом государстве сразу начинают формировать независимые государственные структуры. Ещё в январе 2009 года

в Косово были созданы силы безопасности — 2500 солдат и 600 резервистов, — добровольный набор которых осуществляется под контролем НАТО. В дальнейшем эти силы трансформируются в настоящую армию, которая будет формально подчиняться не силам ООН или НАТО,

а напрямую государству Косово.

После признания независимости Косово Международным судом

в регионе серьёзно обостряется обстановка. Происходят столкновения, в том числе вооружённые, между сербами и албанцами. Число таких столкновений растёт.

В декабре 2010 года швейцарский сенатор Д.Марти представил

на Совете Европы потрясающий душу доклад, в котором различные главари УЧК, и в первую очередь Х.Тачи, названный самым опасным боевиком Армии освобождения Косово, обвинялись в преступлениях, совершённых в Косово в период с 1998-го по 2000 год.

Несмотря на разоблачения, содержавшиеся в докладе Д.Марти, которые проливают свет на криминальный характер руководителей Косово, Евросоюз требует от Сербии, чтобы она признала отделение Косово не только де-факто, но и де-юре. ЕС настаивает на «диалоге» между Приштиной и Белградом. В марте 2011 года в Брюсселе начинается такой «диалог», его итогом становятся несколько соглашений по вопросам административного характера. Эти соглашения вызывают большое недовольство живущих в Косово сербов, которые опасаются создания границы между ними и остальной Сербией. Они боятся, что Сербия бросит их, и для того, чтобы вступить в Евросоюз, изъявит готовность признать в той или иной форме отделение Косово.

 

11. Жаркое лето 2011 года в Косово

Действительно, мартовские соглашения 2011 года между Приштиной и Белградом открыли дорогу к потере сербами тех форм контроля территории и «параллельных институтов», которые им удалось создать и которые до этого момента Белградом поддерживались. Летом

2011 года идёт активная мобилизация сил, происходят столкновения на пограничных переходах в Северном Косово. В середине сентября 2011 года албанский спецназ взял под свой контроль два административных перехода, которые Приштина считала границей между Сербией и провинцией Косово. Сербское население блокирует северную часть региона баррикадами и заявляет о своём стремлении не признавать силовую акцию и идти до конца в борьбе против Приштины.

На Совете безопасности ООН, созванном по требованию Сербии и России, происходит раскол между теми, кто поддерживает решение косоварского правительства, и теми, кто осуждает его. По мнению пресс-секретаря представителя Евросоюза по внешней политике К.Эштон, «размещение европейских таможенников на спорных пограничных пунктах между Косово и Сербией является важным шагом вперёд». А.Меркель в ходе своего визита в Белград в августе 2011 года заявила, что вознаграждение от Евросоюза не поступит до тех пор, пока Сербия не «нормализует» свои отношения с бывшей провинцией. Косовский узел остаётся нерешённым, и Германия — Евросоюз всё сильнее затягивают этот узел на шее Сербии. Чтобы наказать сербов за мятеж в Косово, в декабре 2011 года на саммите Евросоюза принимается решение — отложить до марта 2012 года рассмотрение вопроса о придании Сербии статуса страны-кандидата.

В феврале 2012 года сербские жители Косово проводят референдум, организованный сербскими муниципалитетами Северного Косово по вопросу о непризнании сепаратистского правительства Приштины. 94% сербов голосуют против признания независимости Косово. Результаты голосования объявляются недействительными не только правительством Косово, США — НАТО и Евросоюзом, но и правительством Белграда, которое, опасаясь негативных последствий в вопросе интеграции Сербии в Евросоюз, всячески мешало проведению референдума. И тут же Евросоюз выдаёт «морковку», премируя правительство Белграда. 1 марта 2012 года Сербия получает статус полноправного кандидата для вступления в Евросоюз.

С точки зрения социально-экономического положения ситуация

в Косово — полнейшее опустошение. Экономика региона — это экономика наркотического состояния во всех смыслах. Это — экономика, основанная на криминальных капиталах и на криминальной деятельности, всё остальное — маргинальное, второстепенное. Подавляющее большинство честных косовских албанцев, не связанных с криминальными интересами, живёт в полной нищете. Безработица достигает 50%. Предприятия, украденные у Сербского государства, стали добычей западных компаний, в первую очередь компаний США, Франции, Германии и Великобритании.

 

12. «Сербия не свернёт

со своего европейского пути»

В 2012 году в политической ситуации в Сербии наметился очередной поворот. 6 мая в стране прошли одновременно парламентские, президентские и муниципальные выборы. Сербская прогрессивная партия

во главе с Т.Николичем заняла на них первое место, получив 29,2% голосов и 73 депутатских мандата в парламенте. На втором месте оказалась Демократическая партия Б.Тадича (26,8% и 67 депутатских мест), на третьем — Социалистическая партия И.Дачича, совершившая большой шаг вперёд (17,6% и 44 места). Значительно отстали партия В.Коштуницы (6,9% и 21 место) и либерал-демократы (6,6% и 20 мест). Радикальная партия не преодолела 5-процентный порог. 20 мая 2012 года во втором туре президентских выборов Т.Николич неожиданно обошёл Б.Тадича и стал президентом Сербии.

Новая правительственная коалиция опиралась в основном на Прогрессивную и Социалистическую партии. Премьер-министром стал И.Дачич, который занимал этот пост до 2014 года, а затем передал бразды правления вице-премьеру А.Вучичу.

Победа Т.Николича вызвала озабоченность в Брюсселе, где опасались, что политическая линия Б.Тадича, нацеленная на вступление Сербии в Евросоюз, находится в опасности. Однако для того, чтобы успокоить Брюссель, Т.Николич поспешил заявить, что «Сербия не свернёт со своего европейского пути».

На Сербию по-прежнему оказывается разностороннее и целенаправленное давление, направленное на то, чтобы загнать страну в угол и заставить её полностью подчиниться экономическому, политическому, военному, идеологическому и информационному давлению западного империализма.

В ходе этих событий всё более очевидной становилась роль Гаагского трибунала: его реальной «миссией» были не поиск истины и справедливость, а стремление превратить Сербию в глазах всего мира в единственного, во всяком случае — в главного виновника, основного преступника всех войн в Югославии в 1990-е годы. 29 ноября 2012 года Гаагский трибунал оправдал одного из руководителей косовских сил УЧК, а незадолго до этого — двух хорватских генералов, которые обвинялись в военных преступлениях во время событий 1995 года.

5 декабря 2012 года премьер-министр Сербии И.Дачич в рамках двустороннего диалога, на котором настаивал Брюссель, подписал с Х.Тачи, под «надзором» г-жи К.Эштон, соглашение об управлении пограничными пунктами.

 

13. Брюссельское соглашение

По итогам десяти встреч и переговоров 19 апреля 2013 года в Брюсселе было достигнуто (хотя и не подписано) соглашение между правительством Сербии во главе с премьером И.Дачичем и правительством Косово, представленным премьером Х.Тачи. Речь идёт о «Первом соглашении о принципах, которое регулирует нормализацию отношений» и состоит из 15 коротких параграфов.

После заключения соглашения, поддержанного Евросоюзом, НАТО, ОБСЕ и ООН, Европейская комиссия, в качестве премии за соглашение

с Приштиной, начала переговоры о приёме Сербии в ЕС. Но одновременно начались и переговоры по подготовке соглашения об ассоциации Евросоюза с Косово. Тем самым был сделан ещё один шаг к формальному международному признанию сепаратистской провинции, несмотря

на то, что пять стран — членов ЕС не признали её независимость.

Ассамблея Республики Косово одобрила соглашение, и президент Косово подписал закон под названием «Ратификация отношений между Республикой Косово и Республикой Сербия».

Против соглашения активно выступила сербская интеллигенция.

В заявлении Белградского Форума от 23 апреля 2013 года говорилось: «Текст соглашения между Белградом и Приштиной вводит в нелегальную юридическую систему „Республики Косово” понятие „Север Косово” в нарушение Конституции Республики Сербия и резолюции Совета безопасности ООН № 1244». Сербская православная церковь также жёстко высказалась против политики по вопросу Косово, проводимой правительственной коалицией, и не скрывала своего евроскептицизма. Сербская национальная ассамблея одобрила соглашение значительным большинством голосов. Хотя в отличие от косовского парламента сербский парламент не считает его международным соглашением и не ратифицировал в качестве обязательного закона. В свою очередь, Конституционный суд Сербии уклонился от оценки этого соглашения, заявив в декабре 2014 года, что данный вопрос является политическим, а не юридическим.

Брюссельское соглашение было встречено решительными протестами сербским населением Северного Косово. Тем не менее, в 2013 году началось выполнение этого соглашения, особенно в тех частях, которые касаются формирования государственности Косово. В то же время очень медленно осуществлялась деятельность по созданию ассоциации сербских муниципалитетов Северного Косово, обладающих определённой административной автономией.

После заключения Брюссельского соглашения стали регулярно проходить встречи между представителями двух сторон в целях разработки положений по отдельным вопросам. Так, в феврале 2015 года было заключено соглашение по вопросам юстиции, далее — ряд соглашений по вопросам энергетики и телекоммуникаций. В августе 2015 года было предварительно объявлено о соглашении по созданию ассоциации сербских муниципалитетов. Но по состоянию на начало 2019 года оно так и не было реализовано.

В то же время продолжается операция по официальному признанию Республики Косово. В октябре 2015 года Евросоюз одобрил «Соглашение о стабилизации и ассоциации» с Косово. В 2018 году при поддержке США началось преобразование косовского спецназа в настоящую армию. Было создано министерство обороны Косово.

 

14. Итоги двадцати лет

Последовательность действий более чем ясна: вне зависимости

от партий или правительственных коалиций в Белграде условием вступления Сербии в Евросоюз являются согласие на отделение Косово и признание его в качестве независимого государства.

После бомбардировок 1999 года США, НАТО и Евросоюз продолжали войну против Сербии, зажимая её в тиски, чтобы полностью подчинить себе. Политическая жизнь Сербии за последние двадцать лет — это отражение этой империалистической войны с применением такого оружия, как политический и экономический шантаж, манипулирование из заграницы сербскими политиками. Все правительства после С.Милошевича обращены в веру европеизма и добрых отношений с западным блоком США — НАТО — ЕС, который подверг ФРЮ бомбёжкам

в 1999 году. Те силы, которые не были с этим согласны, были выведены из игры.

Перспектива вступления в Евросоюз как исторически судьбоносный путь стала целью подавляющего большинства сербских политиков. Некоторые из них питали иллюзии по поводу того, что можно быть «проевропейскими» и одновременно «патриотами», что можно вступить в ЕС и одновременно отвергать ампутацию Косово. Другие считали, что они могут быть с Евросоюзом и, вместе с тем, усвоить уроки собственной нелёгкой истории без попадания в списки Гаагского трибунала. А ведь главная цель этого трибунала — написать историю победителей, представив сербов единственными и главными виновниками мясорубки, которая залила кровью Югославию в 1990-е годы.

Как показала история этих двадцати лет, данные позиции несовместимы. Евросоюз под германским руководством — несмотря на то, что пять его членов не признали Косово — непреклонен по этому вопросу и активно содействует созданию структур нового государства.

Евросоюз затягивает свою петлю на шее Сербии. Но сербские политики либо только заявляли в эти годы о защите национальных интересов, либо занимали радикально националистическую позицию. Поэтому они не могут эффективно бороться за национальный суверенитет.

Все, за небольшим исключением, выступают за либеральную экономическую модель. Никто не предлагает модель социально-экономического развития социалистического типа, хотя Югославия шла по этому пути более сорока лет своей истории. Экономическая и социальная политика правительств, которые сменяли друг друга после С.Милошевича, заключалась в демонтаже государственных предприятий, в передаче наиболее важных предприятий западному капиталу, в деиндустриализации страны одновременно с демонтажом системы социальной защиты. С экономической точки зрения все эти правительства были правительствами, подчинёнными американским и западноевропейским крупнейшим компаниям. И в силу этого так силён мираж полноправного вступления в Евросоюз, который, в свою очередь, создаёт для Евросоюза огромные возможности для шантажа. А тем, кто в последние годы выступал с предложениями о нейтральной Сербии и Сербии, опирающейся на более тесные отношения с Россией, нынешний премьер-министр А.Брнабич коротко ответила: если Сербия должна выбирать между Брюсселем и Москвой, то она выбрала бы Евросоюз.

«Гуманитарная война» против Сербии продолжается...


Назад к оглавлению