Журнал Центрального Комитета КПРФ

Л.Л.Васина, Т.Т.Гиоева. Карл Маркс: Ничто человеческое мне не чуждо.

ВАСИНА ЛЮДМИЛА ЛЕОНИДОВНА, кандидат экономических наук, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории

(РГАСПИ), руководитель группы по подготовке международного Полного собрания сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса на языках оригинала (МЭГА).

 

ГИОЕВА ТАТЬЯНА ТОТРАДЗОВНА, историк, главный специалист РГАСПИ, сотрудник группы МЭГА.

 

Послесловие к юбилею

Одним из самых заметных событий 2018 года стал 200-летний юбилей Карла Маркса. Юбилей Маркса широко отмечался в мире, хотя,

к сожалению, обращение международной и российской общественности в ЮНЕСКО с предложением официально объявить 2018 год «годом Маркса» не было поддержано. Во многих странах прошли научные симпозиумы, конференции, «круглые столы», посвящённые этой дате. Опубликовано множество статей, книг, приуроченных к юбилею, изданы новые биографии Маркса. Специальный приз Берлинского кинофестиваля получил франко-бельгийский сериал «Молодой Маркс» режиссёра Р.Пека, положительно представивший личность молодого Маркса.

В Евросоюзе выпустили символическую купюру «0 евро» с портретом Маркса. Лондонская «Гардиан» объявила конкурс шаржей на Маркса, чтобы «…вновь обратиться к идеям Маркса и Энгельса в свете сегодняшнего кризиса капитализма как модели глобального развития».

В родном городе Маркса Трире с 5 мая по 21 октября 2018 года проходила масштабная международная выставка «Карл Маркс 1818—2018. Жизнь. Дело. Время», подготовку которой курировал лично президент ФРГ Франк-Вальтер Штанмайер и которую за полгода посетило почти 95 тысяч человек, в том числе значительное число иностранных туристов. В центре г. Трира был установлен памятник знаменитому «жителю Рейнской провинции».

В выставке принял участие Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ, бывший Центральный партийный архив), в котором хранится самое полное в мире собрание документов и личных вещей Маркса и членов его семьи, а также коллекции тысяч подлинных документов и артефактов по политической и социальной истории Западной Европы с ХVII века и истории международного рабочего движения.

Документальные и музейные коллекции РГАСПИ, связанные с именем Маркса, были представлены на историко-документальной выставке «Это Маркс?!», проходившей в мае-июне 2018 года в Государственном центральном Музее современной истории России в Москве.

С 17 октября 2018-го по 14 января 2019 года в Русском музее в Санкт-Петербурге проходила выставка «Маркс навсегда», на которой экспонировались работы известных российских и советских художников и скульпторов, воплотивших образ Маркса, из музейной коллекции РГАСПИ,

а также картины современных санкт-петербургских художников, свидетельствующие о том, как образ Маркса преломляется сегодня в умах художественной интеллигенции. Обе выставки показали живой интерес сегодняшней аудитории, в том числе молодёжи, к Марксу, его жизни, деятельности и идеям.

На самом высоком государственном уровне отмечалось 200-летие со дня рождения Маркса в Китае. В своей речи на торжественном собрании в Доме народных представителей генеральный секретарь

ЦК КПК, председатель КНР Си Цзиньпин заявил, что «имя Маркса пользуется уважением во всем мире, а его теория по-прежнему блистает подобно бриллианту светом истины».

Оценивая в целом прошедшие в различных странах мира юбилейные мероприятия, следует отметить, что на них доминировало признание Маркса как выдающейся личности, теоретика, создателя «Капитала», 150-летний юбилей которого широко отмечался в мире в 2017 году. Однако даже в этом случае в тени оставался тот факт, что сам Маркс оценивал свой «Капитал» прежде всего как «бесспорно, самый страшный снаряд, который когда-либо был пущен в голову буржуа (в том числе и земельных собственников)». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 31.

С. 453). Таким образом, понимание теории Маркса как теоретической основы революционной борьбы пролетариата и осмысление деятельности Маркса как революционера оказались отодвинутыми на задний план или вообще не востребованными.

Сегодня понятия «революция», «революционер» искажены в массовом сознании, причём не только в России. Они отождествляются

со стихией тотального разрушения, цинизма и отсутствия моральных принципов в духе героев романа Достоевского «Бесы». Термин «диктатура пролетариата» порой приравнивается к ГУЛАГу. Безусловно, всё это не имеет ни малейшего отношения ни к Марксу, ни к революционной теории марксизма. Однако живучесть этих обывательских представлений требует вновь и вновь обращаться к личности Маркса и марксизму как целостному мировоззрению, не сводящемуся только

к классовой борьбе и революционной практике.

Маркс впервые доказал, что вся история человечества, дошедшая

до нас в письменных источниках, была (и остаётся по сей день) борьбой классов, существование которых обусловлено определёнными экономическими условиями и проистекающими из них общественными и политическими отношениями. В популярном очерке «Карл Маркс», написанном для немецких рабочих и опубликованном при жизни Маркса в альманахе «Народный календарь» («Volks-Kalender») в 1878 году, Энгельс подчеркнул, что именно Маркс показал, «что во всей разнообразной и сложной политической борьбе речь шла всегда именно об общественном и политическом господстве тех или иных классов общества», а именно «о сохранении господства со стороны старых классов» и «о достижении господства со стороны поднимающихся новых», имея в виду пролетариат. (Там же. Т. 19.

С. 111). Своё первое великое открытие, называемое материалистическим пониманием истории, Маркс дополнил созданием теории прибавочной стоимости. В главном труде своей жизни — «Капитале», — работе над которым Маркс отдал в общей сложности 40 лет жизни, он теоретически раскрыл механизм создания прибавочной стоимости в результате присвоения капиталом неоплаченного труда рабочего. По словам Энгельса, Маркс показал, что «обогащение современных капиталистов не в меньшей степени, чем это было у рабовладельцев или эксплуатировавших крепостной труд феодалов, происходит посредством присвоения чужого неоплаченного труда и что все эти формы эксплуатации отличаются друг от друга лишь тем способом, каким этот неоплаченный труд присваивается». (Там же.

С. 115). «Но тем самым, — резюмировал Энгельс, — у имущих классов было выбито последнее основание для лицемерных фраз, будто в современном общественном строе господствуют право и справедливость, равенство прав и обязанностей и всеобщая гармония интересов, и современное буржуазное общество было разоблачено… как грандиозное учреждение для эксплуатации громадного большинства народа незначительным, постоянно сокращающимся меньшинством». (Там же). Эти два великих открытия Карла Маркса легли в основу научной теории социализма, справедливость выводов которой доказывает современный глобальный капитализм, где сегодня 1% населения Земли владеет 99% богатств всего человечества.

С выходом «Капитала» идеи, провозглашённые в «Манифесте Коммунистической партии», получили теоретическое обоснование. Поэтому, подчёркивал В.И.Ленин, «Капитал» — «главное и основное сочинение, излагающее научный социализм». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 187).

Не удивительно, что на протяжении большей части своей политической жизни Маркс, по словам Энгельса, был в Европе «тем человеком, которого больше всего ненавидели и на которого больше всего клеветали. Правительства — и самодержавные и республиканские — высылали его, буржуа — и консервативные и ультрадемократические — наперебой осыпали его клеветой и проклятьями. Он сметал всё это, как паутину, со своего пути,.. отвечая лишь при крайней необходимости». При этом «у него могло быть много противников, но вряд ли был хоть один личный враг». (Маркс К. и Энгельс Ф. Т. 19. С. 352).

Российская власть на официальном уровне постаралась «не заметить» 200-летие Маркса, подобно тому, как в 2017 году она постаралась максимально принизить значение другого юбилея — 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции, отмечавшегося во многих странах мира. Но так как пройти мимо такого события международного значения, как юбилей Маркса, оказалось невозможно, то упор в средствах массовой информации был сделан на том, чтобы представить в максимально негативном свете Маркса-человека, а его теорию — как ошибочную и потому — ответственную за «якобы» неверный выбор России

в 1917 году. В центре публикаций и устных дискуссий о Марксе в 2018 году в российском медийном пространстве оказались две темы: «Маркс как человек» и «Маркс и Россия». В некоторых аспектах обе эти темы переплетались, когда, например, речь заходила о взаимоотношениях Маркса с некоторыми представителями русской общественной и революционной мысли, прежде всего, с М.А.Бакуниным и А.И.Герценом.

Публикации о Марксе в ряде центральных газет и научно-популярных журналов («Российская газета», «Комсомольская правда», «Аргументы и факты» и др.) безусловно отразили прежде всего уровень журналистов, слабо владеющих данной темой и использующих для своих публикаций весьма сомнительные источники. В откровенно развязной манере сообщались и смаковались отдельные факты из личной жизни, многие драматичные и даже трагические события в жизни Маркса; искажённо и односторонне преподносились разногласия и взаимоотношения Маркса с его идейными противниками, превратно трактовались отдельные высказывания Маркса, в частности, в отношении России, приводимые цитаты выхватывались из контекста, произвольно препарировались, приобретая в результате существенно иной смысл; не гнушались и прямым вымыслом; данные, почерпнутые в Интернете,

не проверялись. Наскоро состряпанный к юбилею материал, без каких-либо сомнений в его достоверности, появился даже на страницах таких претендующих на солидность изданий, как, например, журнал «Родина» или «Историк».

Эти публикации вместе с тем показали, что почти 30-летняя обработка умов в антикоммунистическом и антисоветском духе дала результаты: авторы многих публикаций о Марксе исходят из жизненных приоритетов весьма сомнительного свойства, навязанных нашим гражданам в последние десятилетия. Характерной чертой многих статей было стремление «опустить» содержание и тональность разговора на бытовой уровень, оценивать Маркса и его жизнь с позиций кругозора обывателя.

В этой связи вспоминаются слова А.С.Пушкина, написанные ноябре 1825 года П.А.Вяземскому: «Зачем жалеешь ты о потере записок Байрона? чорт с ними!.. Оставь любопытство толпе и будь заодно с гением… Мы знаем Байрона довольно. Видели его на троне славы, видели в мучениях великой души, видели в гробе посреди воскресающей Греции. — Охота тебе видеть его на судне. Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы — иначе».

Карл Маркс прожил, по нынешним меркам, недолгую жизнь.

Он умер, не дожив двух месяцев до своего 65-летия. Но эта жизнь была насыщена таким неустанным интеллектуальным трудом, что, оценивая его огромное научное и эпистолярное наследие, которое в издании МЭГА — Полном собрании сочинений К.Маркса и Ф.Энгельса на языках оригинала (Marx-Engels-Gesamtausgabe — MEGA), работа над которым сегодня ведётся под эгидой Международного фонда К.Маркса и Ф.Энгельса, одним из соучредителей которого является РГАСПИ, — должно составить 114 томов, можно только поразиться объёму сделанного Марксом в области общественной мысли и революционной практики. Маркс был активным участником и аналитиком многих событий европейской истории XIX века. «Маркс стоял выше, видел дальше, обозревал больше и быстрее всех нас. Маркс был гений, мы, в лучшем случае, — таланты. Без него наша теория далеко не была бы теперь тем, что она есть. Поэтому она по праву носит его имя», — написал Фридрих Энгельс. (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 301).

Нелегко охватить все стороны этой великой личности. Маркс-мыслитель, начавший с наиболее абстрактной области человеческого познания — философии; Маркс-учёный, сорок лет отдавший созданию своего главного труда — «Капитала»; Маркс-революционер, бескомпромиссный борец против власть имущих; Маркс-публицист, редактор или сотрудник десятков газет и журналов в Германии, Франции, Англии, США; наконец, Маркс — создатель и идейный руководитель первых международных организаций рабочего класса — Союза коммунистов и Первого Интернационала. Последнее — едва ли не самое важное

в жизни Маркса. «Ибо Маркс был прежде всего революционер… Участвовать в деле освобождения современного пролетариата… — вот что было в действительности его жизненным призванием», — сказал Энгельс при прощании с Марксом на Хайгетском кладбище в Лондоне. (Там же. Т. 19. С. 351).

«Его стихией была борьба. И он боролся с такой страстью, с таким упорством, с таким успехом, как борются немногие», — написал Энгельс о своём друге. (Там же). И в первую очередь это была для Маркса борьба за изменение общественных условий мира частной собственности, кумиром которого являлась нажива, а сущностью — мир всеобщего отчуждения и прежде всего — отчуждение человека от результатов его труда, безвозмездно присваиваемых капиталом. Философии созерцания, уделом которой было лишь пассивное познание окружающего мира, Маркс противопоставил философию революционной практики. Центральной идеей знаменитых «Тезисов о Фейербахе» (весна 1845 г.) стало выраженное в итоговом, одиннадцатом тезисе положение о решающей роли революционной практической деятельности человека в познании и преобразовании мира: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». (Текст 1845 г.; см.: там же. Т. 42. С. 263).

«…Когда настанут более бурные времена, мы по-настоящему почувствуем, чт`о мы потеряли в лице Маркса, — писал Энгельс их общему другу и соратнику И.Ф.Беккеру. — Никто из нас не обладает той широтой кругозора, с которой он в нужный момент, когда надо было действовать быстро, всегда умел найти правильное решение и тотчас же направить удар в решающее место. В спокойные времена, правда, иной раз случалось, что события подтверждали мою, а не его правоту, но в революционные моменты его суждение было почти безошибочно». (Там же. Т. 36. С. 188).

Несмотря на море литературы о Марксе — по данным библиотеки Конгресса США, ему посвящено больше исследований, чем любой другой личности в истории человечества, — сегодня в нашем обществе

о реальном Марксе мало кто знает, а то, что «пишут», — весьма далеко от истины.

Более ста лет назад современник Маркса, его друг и соратник Вильгельм Либкнехт, выпустил в виде отдельной брошюры «Воспоминания

о Марксе», обратив внимание читателей на тот факт, что о Марксе «как о человеке… не знают почти ничего», что высказывались о нём «почти исключительно противники и, следуя единому шаблону, изображали его бессердечным, расчётливо холодным, высокомерно взирающим

с заоблачных высот своего презрения к миру и человечеству на простой люд…». Свою задачу Либкнехт видел в том, чтобы приблизить Маркса «к народу, нарисовав его таким, каким он был, как человека, среди друзей, в кругу семьи с женой и детьми, показать, наряду с великим умом, это великое сердце, которое так горячо билось ради всего человечного, ради всего, что носит человеческий облик». (Воспоминания о К. Марксе и Ф. Энгельсе / 3-е, доп. изд. Ч. 1. — М.: Издательство политической литературы, 1988. С. 197—198). Для тех, кто, действительно, хочет иметь представление о личности Маркса не только как об учёном-теоретике и революционере, но и о человеке, источников для наших соотечественников немало.

На русском языке опубликованы все основные произведения и документы Маркса и Энгельса, их обширное эпистолярное наследие. Сегодня в издании МЭГА наряду с письмами Маркса и Энгельса публикуются все сохранившиеся письма в адрес Маркса и Энгельса их многочисленных корреспондентов. Опубликованы «Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе», биографии его жены Женни. (См.: Виноградская П. Женни Маркс. — М., 1987; Дорнеман Л. Женни Маркс. — М., 1988).

В 2014 году, к 200-летию со дня её рождения, в Германии было издано полное собрание писем и новая биография Женни Маркс. (См.: Jenny Marx. Die Briefe / Rolf Hecker, Angelika Limmroth (Hrsg.). — Berlin 2014; Hecker R., Limmroth A. Jenny Marx. Berlin, 2014). Несколько изданий выдержала в своё время книга О.Б.Воробьёвой и И.М.Синельниковой «Дочери Маркса». А совсем недавно была переиздана биография Маркса, написанная его правнуком Робером-Жаном Лонге, впервые опубликованная на русском языке в 1979 году. (См.: Лонге Р.-Ж. Карл Маркс — мой прадед. — М., 1979).

Из работ последних лет хотелось бы обратить внимание на монографию американской писательницы и журналистки Мэри Габриэл «Карл Маркс. Любовь и Капитал». Несмотря на некоторые неточности

в изложении материала, не всегда верную трактовку документов и погрешности перевода, она на сегодняшний день является, пожалуй, единственной биографией Маркса, где прослеживается неразрывная связь между его творчеством и личной жизнью. Нельзя не согласиться с замечанием автора, что со времён «холодной войны» интерпретация отдельных эпизодов жизни Маркса зависела от принадлежности исследователей к тому или иному идеологическому лагерю и «колебалась

в диапазоне — “безгрешный святой — бессовестный грешник”». (Габриэл М. Карл Маркс. Любовь и Капитал. Биография личной жизни. — М.: АСТ, 2014. С. 79). Если монументальный, «одетый в гранит» образ Маркса — учёного, теоретика, борца — мешал увидеть в нём живого человека, то в другом варианте он представал олицетворением пороков. И прежде всего это касалось его семьи, особенно взаимоотношений

c женой Женни, урождённой фон Вестфален.

Маркс и Женни фон Вестфален

У всех, кто соприкасался с биографией Маркса, возникал интерес

к этому своеобразному союзу — представительницы высшего общества Пруссии и вождя пролетариата. Авторы работ о жизни Маркса прежде всего акцентировали внимание на социальном неравенстве между супругами. Отец Женни, Людвиг фон Вестфален, тайный советник

в правительстве г. Трира, занимал в своём городе довольно высокое положение, а по материнской линии был связан родственными узами

с одним из самых аристократических семейств Шотландии — герцогами Аргайл. По взглядам и мировоззрению он был приверженцем идей французского Просвещения, Французской революции XVIII века и французского утопического социализма.

Маркс происходил из совершенно другой среды. Генеалогия его семьи хорошо изучена, начиная с XVI века. Предки Маркса как по отцовской, так и по материнской линии, были раввинами. Но отец Маркса,

Генрих Маркс, за несколько лет до рождения Карла перешёл в протестанское вероисповедание, чтобы беспрепятственно заниматься юридической практикой. Генрих Маркс возглавлял в Трире местную коллегию адвокатов. Воспитанный также на французской культуре и идеях Просвещения, он принадлежал к представителям той же передовой, либерально настроенной части общества, что и отец Женни. В этом смысле, несмотря на разницу в социальных статусах, Карл Маркс и его будущая жена воспитывались в схожей культурно-идейной среде.

Красивая, аристократически утончённая, великолепно образованная, с яркой и страстной натурой, Женни фон Вестфален с юных лет привлекала внимание окружающих, но до 22 лет оставалась свободной. С таким богатым внутренним миром ей было не просто найти соответствующего её уровню супруга. Родители с пониманием к этому относились, но менее всего могли представить в качестве избранника любимой дочери гимназического товарища её младшего брата Эдгара,

18-летнего студента-первокурсника.

Карл как близкий друг и одноклассник Эдгара часто бывал в доме Вестфаленов. В этом любознательном, не по годам развитом мальчике Людвиг фон Вестфален нашёл ученика, а впоследствии и собеседника, поражавшего живостью ума и одновременно глубиной суждений. Под его влиянием молодой Маркс страстно увлёкся литературой, стал изучать труды французских социалистов-утопистов. Свою докторскую диссертацию «Различие между натурфилософией Демокрита и натурфилософией Эпикура» он посвятил отцу Женни — «Дорогому отцу и другу… в знак сыновней любви». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 40. С. 149).

Женни была старше Карла на четыре года, и такая разница играла существенную роль в школьные годы: подросток вряд ли мог привлечь внимание уже взрослой девушки. В то время их связывали чисто дружеские отношения. Настоящее чувство пришло к ним значительно позже, когда Маркс, будучи студентом Боннского университета, приехал на каникулы в Трир летом 1836 года. Свою любовь он выразил в цикле стихотворений под общим названием «Книга любви» с посвящением: «Моей дорогой, вечно любимой Женни фон Вестфален». (Там же. С. 333).

Её притягивала пылкая, бунтарская натура юноши, его оригинальный ум и всесторонняя образованность, Даже внешне он резко выделялся среди окружающих. Яркую, очень образную характеристику молодого Маркса мы находим в воспоминаниях лично знавшего его русского литературоведа и публициста П.В.Анненкова: «…Маркс представлял

из себя тип человека, сложенного из энергии, воли и несокрушимого убеждения, — тип, крайне замечательный и по внешности. С густой черной шапкой волос на голове, с волосистыми руками, в пальто, застёгнутым наискось, он имел, однако же, вид человека, имеющего право и власть требовать уважения, каким бы ни являлся перед вами и что бы ни делал...». (Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе / 3-е, доп. изд. — М.: Издательство политической литературы, 1988. Ч. 2. С. 5).

Эта неординарность во всём только обостряла чувство молодой девушки, но в данном случае речь шла не о влюблённости, а о настоящей любви, подтверждением которой стала вся их последующая жизнь. Женни отдавала отчёт в том, как её выбор воспримут в семье, но вряд ли предполагала, что ожидание союза со своим избранником затянется на такой срок, и «как Иаков за Рахиль, так и Маркс “отрабатывал” семь лет, прежде, чем они поженились». (Там же. Ч. 1. С. 113). Свадьба состоялась только в июне 1843 года.

Начиная с первых лет их совместной жизни и до самого последнего дня этой удивительной женщины, по одним только письмам, мы можем проследить степень её участия и поддержки на всех направлениях деятельности Маркса. Их дочь Элеонора писала: «Не будет преувеличением, если

я скажу, что без Женни фон Вестфален Карл Маркс никогда не мог бы стать тем, кем он был. Никогда ещё две жизни — и обе такие замечательные — не были так тесно связаны, дополняя одна другую». (Там же).

Маркс и семья

Опираясь на воспоминания близких и друзей, а главное — на колоссальное эпистолярное наследие, можно довольно подробно восстановить хронику личной жизни Маркса и его семьи. Уже в первые годы супружества было понятно, что их семье уготована непростая и беспокойная жизнь: частые переезды из одной страны в другую в связи с преследованием Маркса со стороны властей, участие в революции

1848—1849 годов, и, наконец, осенью 1849 года отъезд в Англию, в которой он и Женни прожили до конца жизни.

Первое десятилетие эмиграции было самым тяжёлым в жизни Маркса и его близких. Небольшие денежные средства, привезённые с собой, быстро иссякли: немецкая бережливость и расчётливость в ведении хозяйства не были свойственны обоим супругам, а их небольшой, но гостеприимный дом был всегда открыт для радушного приёма и помощи эмигрантам. Единственным помощником по хозяйству была верная Елена Демут, служанка, но по сути — член их семьи. Молоденькой девушкой она вошла в их дом в 1845 году и осталась там на всю жизнь, став настоящим и преданным другом.

Из-за отсутствия у Маркса постоянного заработка семья подчас оказывалась на грани нищеты. В одном из писем к своим друзьям Женни Маркс очень образно представила картину бедствий: болезнь младшего сына, опись имущества за долги, вплоть до мебели, белья, одежды, колыбельки ребёнка и даже детских игрушек; выселение из квартиры, продажа остатков мебели, чтобы с трудом на какое-то время поселиться в 2-х гостиничных комнатушках. (См.: Женни Маркс — Иосифу Вейдемейеру, 20 мая [1850 г.] // Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 27. С. 530—531). Свидетельства подобной нужды можно найти и в письмах самого Маркса. В одном из них он признаётся, что у него нет денег, чтобы вызвать врача и купить лекарства больным жене и дочке, что «в течение 8—10 дней …семья питалась хлебом и картофелем, а сегодня ещё сомнительно, смогу ли я достать и это». (Там же. Т. 28. С. 106).

К кабальной зависимости от домовладельцев и торговцев прибавились ещё более тяжёлые испытания — смерть детей. Из семерых детей Маркса выжили только три дочери. Порой родителям приходилось залезать в долг, чтобы похоронить ребёнка. Трое умерли, не дожив до года, но самым страшным ударом была смерть 8-летнего Эдгара. Необыкновенно живой, не по годам развитый мальчик, был всеобщим любимцем. Не очень выносливый с рождения, он не смог сопротивляться болезни, которая, по словам Маркса, «приняла наследственный в нашей семье характер изнурения желудка и кишечника». (Там же. С. 370). На долгие годы эта трагедия оставалась незаживающей раной и для Женни, и для Маркса. По его признанию, в отношении детей он был

«не такой стоик, как в других вещах, и семейные несчастья» обходились ему «всегда дорого». (Там же. Т. 33. С. 534).

В этой ситуации единственный человек, которому он мог доверить свои душевные переживания, был Энгельс. «При всех ужасных муках, пережитых за эти дни, — писал Маркс, — меня всегда поддерживала мысль о тебе и твоей дружбе и надежда, что нам вдвоём предстоит сделать ещё на свете кое-что разумное». (Там же. Т. 28. С. 371). Уникальный союз этих двух великих людей — отдельная тема. Их взаимоотношения в сегодняшних дискуссиях о Марксе нередко преподносятся в весьма примитивной и искажённой форме, сводясь лишь к материальной поддержке Маркса Энгельсом. Между тем отношения этих двух неординарных личностей и единомышленников, по словам В.И.Ленина, «превосходят все самые трогательные сказания древних о человеческой дружбе». (Ленин В.И. Полн. соб. соч. Т. 2. С. 12). «Жизнь и творчество этих двух людей так переплелись, что разделить их невозможно», — писала Элеонора Маркс-Эвелинг. (Воспоминания о К. Марксе и Ф. Энгельсе… Ч. 1. С. 127). Их отношения сравнивали с античным мифом

о Финтии и Дамоне, готовых пожертвовать жизнью друг для друга. (Там же. С. 135; Ч. 2. С. 133). Маркс и Энгельс не могли долго обходиться без взаимного общения, и когда они годами жили в разных городах — Маркс в Лондоне, а Энгельс в Манчестере, — они почти ежедневно писали друг другу. В 2 часа ночи 16 августа 1867 года, закончив работу над корректурой последнего 49 печатного листа первого тома «Капитала», Маркс пишет именно Энгельсу: «…Итак, этот том готов. Только тебе обязан я тем, что это стало возможным! Без твоего самопожертвования ради меня я ни за что не мог бы проделать всю огромную работу по трём томам». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 31. С. 275.)

Энгельс, который отводил себе роль «второй скрипки», был не просто другом и соратником Маркса в творчестве и в революционной борьбе. Он стал его «alter ego». Именно поэтому все разговоры о так называемом «меценатстве» Энгельса по отношению к Марксу не имеют основания, если рассматривать их не с обывательской точки зрения, а проникнуть

в суть их взаимоотношений. Для семьи Маркса Энгельс был скорее её членом, чем просто другом. К детям Маркса он относился с подлинно отеческой нежностью и заботой. Пережив Маркса на 12 лет, до конца жизни Энгельс оставался для его дочерей самым близким человеком.

Критики Маркса, представляя его чёрствым, бездушным эгоистом, принесшим в жертву судьбы близких ему людей во имя осуществления своих утопических идей, обосновывают свои суждения на отдельных эпизодах и отрывках из писем Маркса и членов его семьи, вырванных из общего контекста. Однако при тщательном изучении всего эпистолярного наследия Маркса, его родственников, друзей, соратников, использовании их мемуаров предстаёт иная картина: при всей тяжести положения и трагических потерях семья Маркса была по-своему счастлива. Прежде всего потому, что этот союз был основан на любви, взаимном уважении, общности интересов и целей. «В этом храме исторического материализма жили богатой духовной жизнью, той единственной, которой стоит жить...», — описывал атмосферу в доме Маркса его зять Шарль Лонге. (Лонге Р.-Ж. Карл Маркс… С. 232). «Редко кто принимал так радушно в своей скромной обстановке, как жена Маркса, и редко кто умел более сохранить в своей простоте приёмы поведения и внешний облик того, что французы называют “une grand dame” («знатной дамой». — Л.В., Т.Г.). Маркс и с седой бородой любил начинать Новый год танцем со своей женой или с приятельницей Энгельса, — написал в своих воспоминаниях о Марксе русский историк, социолог, этнограф и юрист М.М.Ковалевский. — Я сам однажды присутствовал при том, как он весьма ловко прошёлся со своими дамами под музыку

в торжественном марше». (Воспоминания о К.Марксе и Ф. Энгельсе… Ч. 2. С. 37).

Как и во всякой семье в ней были трудные моменты. Женни Маркс

на протяжении многих лет, выполняя нелёгкую обязанность секретаря мужа, несла на своих плечах бремя повседневного быта, заботы о здоровье и воспитании детей. Их болезни и смерти, наиболее острые моменты нужды, несбывшиеся надежды, в основном связанные с изданием работ Маркса, всё это подтачивало её силы, вызывало приступы депрессии, осложняло общую атмосферу семьи. Маркс прекрасно понимал, сочувствовал жене и одновременно переживал, осознавая степень своей вины. Особенно чётко он сформулировал это в письме будущему зятю Полю Лафаргу в связи с предстоящей помолвкой с ним дочери Маркса Лауры. Поднимая вопрос о необходимости ответственности

за будущее семьи, Маркс подчёркивал, что никогда не жалел об избранном пути, готов был бы снова его повторить, но «…только не женился бы. Поскольку это в моих силах, я хочу уберечь мою дочь от рифов, о которых разбилась жизнь её матери». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 31.

С. 436). И тем не менее, по свидетельству младшей дочери Маркса Элеоноры, «несмотря на все страдания, борьбу, разочарования», её родители были «весёлой четой», а изображение Маркса как «озлобленного Юпитера-громовержеца» было лишь плодом воображения его недругов. (Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе… Ч. 1. С. 114).

О жизни Маркса в семейном кругу написано немало. Каждый из рассказов его современников интересен и добавляет новые факты и подробности, но все сходятся в одном: образ сурового, жёсткого, беспощадного в борьбе с оппонентами, авторитарного вождя пролетариата никак не вяжется с образом мягкого, нежного отца, неистощимого на выдумки в общении с детьми; весёлого, радушного хозяина в кругу друзей. По свидетельству его друга Вильгельма Либкнехта, общество детей было потребностью для Маркса, с ними он отдыхал и сам на какое-то время становился ребёнком. При всей невероятной занятости он проводил немало времени в играх с ними, не уступая им в изобретательности. «Мавр… был великолепной лошадью, — вспоминала Элеонора Маркс, — …мои сёстры и маленький брат … “впрягали” Мавра в стулья, сами садились на них верхом и заставляли его возить». (Там же. С. 108). В подобные игры он позже играл и с внуками, проявляя к ним не меньше любви и тепла, на которые они отвечали ему той же привязанностью.

С особой радостью дети Маркса вспоминали семейные прогулки загород, когда по дороге отец рассказывал сочинённые им сказки, которые скрашивали утомительный долгий путь и делились не на главы,

а на мили; декламировал наизусть длинные отрывки из «Божественной комедии» Данте, их сменяли сцены из пьес Шекспира, который был «семейной библией» в доме Маркса. Великолепный знаток литературы, он любил читать детям вслух, ненавязчиво прививая им вкус к лучшим её образцам. В редкие часы отдыха Маркс с удовольствием обращался к своим любимым авторам — Г.Филдингу, В.Скотту, Ч.Диккенсу,

О. де Бальзаку; не оставлял он без внимания и развлекательную литературу — А.Дюма, Поль де Кока и др. Изучая русский язык, стал читать русскую классику, отдавая предпочтение М.Салтыкову-Щедрину, Н.Гоголю, И.Тургеневу, отметив, что Тургенев «особенно верно изобразил своеобразие русского народа с его славянской сдержанной эмоциональностью». Маркс высоко ценил поэзию М.Лермонтова, считая, что «вряд ли кто из писателей превзошёл Лермонтова в описании природы». (Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе… Ч. 2. С. 166).

Чувство юмора, самоирония, способность подметить в людях наиболее характерные им черты были в равной степени присущи всем членам семьи Маркса. Именно поэтому каждый имел по нескольку прозвищ сообразно их особенностям, увлечениям, пристрастиям или отличительным внешним данным. Помимо привычного «Мавр» Маркс в письмах дочерям частенько подписывался «Old Nick» («Леший») или «Old boy» («Старина»). Переписка Маркса с дочерьми — особый раздел его эпистолярного наследия. По ней можно с определённостью сказать, что между ним и детьми с самого их раннего детства царил дух товарищества, настоящей дружбы, доверительных отношений и уважения к личности ребёнка. Он был нежным, снисходительным отцом, всегда готовым к обсуждению с ними любой темы на равных. Именно в силу этого равноправия его родительский авторитет был очень высок. «Дети должны воспитывать своих родителей», — любил повторять Маркс.

Дочери Маркса

Дочери Маркса — Женни, Лаура и Элеонора, — были, каждая по-своему, яркими личностями. В этом была, безусловно, заслуга обоих родителей, которые в невероятно сложных условиях дали им великолепное образование и воспитание. Предельно экономя на себе, они предоставили им возможность развивать свои способности; помимо общепринятых в школе дисциплин, заниматься дополнительно иностранными языками, музыкой, рисованием, театральным искусством. Все три дочери выполняли секретарские обязанности при Марксе, заменив

со временем мать.

Старшая дочь, Женни, унаследовала от отца и сильное внешнее сходство, и его энергичный характер. Начитанная, великолепно образованная, она прекрасно рисовала, свободно владела английским, французским и итальянским языками. Женни мечтала стать актрисой, имея для этого все необходимые данные, но так и не смогла осуществить свою мечту. Однако проявила себя как талантливый журналист. Серия её статей о положении заключённых в тюрьмах ирландских революционеров, опубликованных в газете «La Marseillaise» («Марсельеза»)

под псевдонимом «М-р (Мистер. — Л.В., Т.Г.) Уильямс», имела широкий резонанс и способствовала освобождению значительной части осуждённых. Выйдя замуж за французского журналиста и революционера Шарля Лонге, она помогала ему в корреспондентской работе в газете «La Justice» («Справедливость»). Ранняя смерть оборвала жизнь этой замечательной женщины, оставившей пятерых малолетних детей, единственных потомков Карла Маркса.

Вторая дочь, Лаура, с детства проявляла способности во многих областях, но более всего известна как переводчик. Вместе со своим мужем, видным деятелем французского рабочего движения Полем Лафаргом, она много сделала для пропаганды марксизма во Франции и Испании. Энгельс высоко ценил её высокую культуру, одарённость и тщательность в работе, что делало переводы Лауры лучшими. Она блестяще перевела на французский язык многие работы Маркса и Энгельса, в том числе и «Манифест Коммунистической партии».

Младшая дочь, Элеонора, была видным деятелем профсоюзного и женского движения в Великобритании. Многие, кто её близко знал, говорили о сходстве характеров дочери и отца, который признавал, что «Женни похожа на меня, а Тусси — это я». (См.: Воробьёва О.Б., Синельникова И.М. Дочери Маркса / Изд. 5-е, доп. и перераб. — М.: «Мысль», 1978. С. 208. «Тусси» — домашнее имя Элеоноры Маркс).

Не только друзья, но и идейные враги с одинаковым уважением отзывались о ней и её участии в общественно-политической жизни Англии.

Тема личной жизни Маркса огромна и не укладывается в формат небольшой статьи. Человек, который смысл своей жизни видел в том, чтобы «трудиться для человечества» (принцип, сформулированный

17-летним Марксом в школьном выпускном сочинении «Размышления юноши при выборе профессии») и, не сворачивая, следовал избранному пути, не мог прожить жизнь, в которой чётко прописаны правила и общепринятые нормы. Великие личности, как правило, — сложные люди, и к оценке их жизни и деятельности надо подходить с особыми мерками. Любимое изречение Маркса — «Ничто человеческое мне не чуждо» — даёт нам в этом направлении верный ориентир.

Маркс и его окружение

Если в частной жизни Маркс, по свидетельству близко знавших его людей, был нежным, любящим, очень добрым и весёлым человеком,

то в публичной жизни он оставался яростным борцом, со всей силой своей страстной натуры отстаивающий собственную точку зрения, принципы и идеи. Порой он был резок и нетерпим, и его противники видели в проявлении этих качеств лишь признаки деспотической натуры, самонадеянности и высокомерия лидера, не желавшего считаться с чужим мнением. Люди, близко знавшие Маркса, интерпретировали такой стиль поведения несколько иначе. «Стиль Маркса – это Маркс. Такой

до мозга костей правдивый человек, который не знал другого культа, кроме культа истины… Неспособный к лицемерию, неспособный к притворству и к позе, он всегда был самим собой как в своих произведениях, так и в своей жизни», — писал В.Либкнехт. (Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе… Ч. 1. С. 213). По словам Элеоноры Маркс, умение Маркса «подойти к людям, дать им почувствовать, что он интересуется всем тем, что интересует их, было удивительно. Я слышала, как люди самых различных положений и профессий говорили о его особой способности понимать их и разбираться в их делах… Его время и его обширные познания были всегда к услугам каждого, кто выказывал стремление научиться чему-нибудь». (Там же. С. 108). Не стоит при этом забывать, а вернее — надо всегда иметь в виду, что Маркс был прежде всего революционером, человеком радикальных взглядов, видевшим своё жизненное предназначение в борьбе за освобождение рабочего класса. Благополучие семьи, свою жизнь и здоровье он целиком положил на алтарь этой борьбы и потому имел моральное право быть столь же взыскательным по отношению к тем, кто когда-то тоже избрал этот тернистый путь. Как человек неординарный он вызывал диаметрально противоположное к себе отношение: от полного неприятия до откровенного восхищения, как, например, у американского журналиста, редактора газеты «The Sun» Джона Суинтона, назвавшего Маркса «одним из самых замечательных людей нашего времени», человеком «могучего, широкого и возвышенного ума», который играл «…без сомнения, могущественную роль в революционной политике на протяжении прошедших 40 лет». «…Его манера вести беседу напоминала сократовскую — такой она была свободной, широкой, такой творческой, острой и искренней, язвительно-насмешливой со вспышками юмора и задорного веселья…». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 45. С. 478—479). В этой беседе с журналистом, состоявшейся 6 сентября 1880 года, был затронут очень важный для понимания жизненного кредо Маркса вопрос «о решающем законе существования» человека. На вопрос журналиста «Что есть сущее?» Маркс «серьёзно и торжественно ответил: “Борьба!”». (Там же. С. 480). В понятие «борьба» Маркс вкладывал

не только классовое содержание, а трактовал его гораздо шире как основной закон человеческого бытия.

Было бы глубоко ошибочным считать, что интересы Маркса и круг его знакомых были ограничены исключительно идеями и практикой революционной борьбы. В обществе людей, далёких от политики и научных дискуссий, Маркс был также интересен в общении. Его блестящий ум, необыкновенная эрудиция, любовь к музыке, обширные познания

в самых различных областях делали его блестящим собеседником

в любом обществе. Воспоминания дочери его друга, доктора Луи Кугельмана, Франциски, дают нам живое представление об одном из таких эпизодов. «Вместо ожидаемого мрачного революционера, — пишет Франциска Кугельман о первом визите Маркса в их дом, — мою мать приветствовал весёлый высокий элегантный господин… Под густыми седыми волосами блестели молодые тёмные глаза, и юношеская свежесть чувствовалась в его движениях и в его речи. Он не позволил моему отцу делать хотя бы малейшие намеки на политические темы, заявив при этом: “Это не для молодых дам, об этом мы поговорим как-нибудь потом”. В первый же вечер его беседа была так увлекательна, настолько полна остроумия и веселья, что время пролетело совершенно незаметно… Не только в области науки и изобразительного искусства, но и в области поэзии у Маркса был тончайший вкус, его начитанность и память были одинаково поразительны… У Маркса были редкие способности к языкам, — пишет она далее. — Кроме английского он владел французским.., …греческий, латинский, испанский и русский языки он знал так, что мог, читая вслух, тут же переводить с этих языков

на немецкий. Русский он выучил совершенно самостоятельно…». (Воспоминания о К.Марксе и Ф.Энгельсе… Ч. 2. С. 160, 166). То, что Маркс был замечательным филологом, отмечали многие. Поскольку он «понимал существо языка и занимался его происхождением, развитием и структурой, то изучение языков давалось ему легко». (Там же. Ч. 1.

С. 208). Во время Крымской войны Маркс предполагал заняться арабским и турецким языками, что, однако, не удалось осуществить.

«Не прочь был Маркс пойти со знакомыми в театр, послушать Сальвини в роли Гамлета или несравненно более ценимого им Ирвинга (английский актер и режиссер, наст. имя Дж.Г.Бродрибб. — Л.В., Т.Г.)», — свидетельствовал М.М.Ковалевский, на протяжении двух лет состоявший

с Марксом в регулярной переписке и навещавший Маркса при посещении Лондона. «Очень вероятно, — писал Ковалевский, — что без знакомства

с Марксом я бы не занялся ни историей землевладения, ни экономическим ростом Европы… В его лице я имел счастье встретиться с одним

из тех умственных и нравственных вождей человечества, которые по праву могут считаться его великими типами». (Там же. Ч. 2. С. 38—39, 42).

Маркс прожил на редкость цельную жизнь. Своей отличительной чертой он сам, отвечая на вопросы шутливой анкеты, называл «единство цели». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 31. С. 491, 594.) Несмотря

на трудную судьбу политического эмигранта, многолетнюю материальную нужду, лишения и утраты, Маркс не изменил принципу, сформулированному им в юности: «Если человек трудится только для себя,

он может, пожалуй, стать знаменитым учёным, великим мудрецом, превосходным поэтом, но никогда не сможет стать истинно совершенным и великим человеком. — История признает тех людей великими, которые, трудясь для общей цели, сами становились благороднее; опыт превозносит, как самого счастливого, того, кто принёс счастье наибольшему количеству людей… Если мы избрали профессию, в рамках которой мы больше всего можем трудиться для человечества, то мы

не согнёмся под её бременем, потому что оно — жертва во имя всех; тогда мы испытаем не жалкую, ограниченную, эгоистическую радость, а наше счастье будет принадлежать миллионам, наши дела будут жить тогда тихой, но вечно действенной жизнью, а над нашим прахом прольются горячие слёзы благородных людей». (Там же. Т. 40. С. 7).

На следующий день после кончины Маркса Энгельс написал: «Человечество стало ниже на одну голову, причем самую значительную

из всех, какими оно обладало». (Там же. Т. 35. С. 386). И он же предсказал, что «и имя его и дело переживут века!». (Там же. Т. 19.

С. 352). Подтверждением этой оценки стали широко известные сегодня результаты Интернет-голосования, проведенного осенью 1999 года британской корпорацией «ВВС», когда именно Карл Маркс возглавил список наиболее выдающихся людей второго тысячелетия. Наследие Маркса как явление общечеловеческой культуры является одной из составляющих духовной и интеллектуальной атмосферы XIX и ХХ веков.

Маркс создал теорию, призванную изменить мир, ликвидировать эксплуатацию человека труда, создать общество на основе подлинной свободы, социального равенства и справедливости. «Мировоззрение Маркса нашло приверженцев далеко за пределами Германии и Европы и на всех литературных языках мира», — писал Энгельс. (Там же. Т. 21. С. 370).

Эта теория и сегодня привлекает своим системным подходом к анализу общества, поиском глубинных причин, лежащих в основе социальных противоречий и конфликтов, нацеленностью на достижение общественного идеала. Развитие процесса глобализации мировой экономики сделало, по мнению многих экспертов, классический марксизм вновь актуальным. Непропорциональная концентрация богатства в руках немногих, рост неравенства, цивилизационный раскол между традиционным населением старой Европы и армией беженцев из разрушенных войнами стран Среднего и Ближнего Востока и Африки — всё это ведёт к дестабилизации обществ и радикализации общественного сознания. Неудивительно, что вышедшая первым изданием в 2011 году книга видного британского философа-марксиста Терри Иглтона «Почему Маркс был прав» стала мировым бестселлером и уже дважды издавалась в России.

Двухсотлетний юбилей Маркса породил в мире новую волну интереса к личности Маркса и его идеям, подпитываемую остротой нерешаемых в современном мире социальных противоречий. Труды и идеи Маркса востребованы новыми поколениями. «Манифест Коммунистической партии» Маркса и Энгельса, насчитывающий сегодня почти

250 изданий на языках народов мира, и первый том «Капитала» Маркса решением ЮНЕСКО в 2013 году были включены в список печатных изданий всемирного значения.

Маркс остаётся с нами и в ХХI веке!


Назад к оглавлению