Журнал Центрального Комитета КПРФ

Письмо в журнал - Слепые поводыри

Пётр Аркадьевич Столыпин является в современной России одним из популярных исторических персонажей. Многие считают, что Российской Федерации сегодня позарез нужен «новый Столыпин», который вытащит страну из кризиса, выведет её из исторического тупика. Некоторые с нетерпением ждут его второго пришествия.

И это отчасти объяснимо. Ведь нынешняя ситуация в России во многом схожа с ситуацией начала ХХ века.

Вот и Александру Проханову, гл. редактору газеты «Завтра», уже мерещатся его «тихие, вкрадчивые шаги». «Он (Столыпин) уже приближается к нам по правительственным коридорам», — фантазирует Проханов, озвучивая свои слуховые галлюцинации и выдавая желаемое за действительное. (Завтра, декабрь 2014, № 52).

Но все эти ожидания не оправданы и совершенно беспочвенны.

Во-первых, сегодня в правящих кругах РФ нет выдающихся государственных деятелей. Там, судя по всему, преобладает посредственность, ущербность, корысть, затхлость и патологическая неспособность к созидательной деятельности...

Сегодня талантливому человеку чрезвычайно трудно или даже невозможно войти в российский истеблишмент. Система отторгает талантливых и честных людей.

Таких людей она воспринимает как прямую угрозу своему существованию. И в этом она совершенно права. Фильтры, препятствующие вхождению во властные структуры достойных людей, функционируют безупречно...

Да, отсутствие во властных структурах незаурядных личностей является для РФ серьёзнейшей проблемой.

К тому же, нынешнему правящему классу не нужна Великая Россия. Ведь политика, направленная на возрождение Великой России, крайне опасна для истеблишмента, поскольку бьёт по его корпоративно-классовым интересам...

Конечно, Россия сегодня остро нуждается в сильных народных лидерах, чтобы устранить, смести, искоренить всё то, что мешает стране жить и развиваться. Только вот искать их среди нынешней «элиты», судя по всему, совершенно бессмысленно.

И, во-вторых... Даже если такой, выдающийся государственный деятель вдруг появился бы, то в рамках существующей системы ему не удалось бы уберечь Россию от падения.

Любые усилия, направленные на возрождение Великой России, в рамках существующей политической и социально-экономической системы, нынешнего режима, являются фикцией — имитацией бурной деятельности, работой вхолостую.

В лучшем случае, такие усилия просто бессмысленны и бесполезны, а в худшем — дают обратный эффект, то есть вредят России, независимо от субъективных намерений и желаний их инициаторов и исполнителей.

Но вернёмся к Столыпину...

Возникновение и развитие революционного движения в России в начале

ХХ века было исторически закономерным явлением. Революционное движение имело вполне конкретные причины, большинство из которых крылось внутри самой системы.

Иначе говоря, именно царизм, вместе с набирающим силу капитализмом, породили в России революционное движение, которое взяло курс на свержение царского режима.

Именно существовавшая тогда политическая и социально-экономическая система являлась источником глубоких и разрушительных общественных противоречий, неумолимо толкавших Россию к революции.

И Столыпин, при всём желании, даже путём жесточайших репрессий, не мог остановить революционный процесс, в котором к тому времени доминировали левые, социалистические тенденции.

Но он, очевидно, всего этого не понимал. Он не понимал причин революционного движения и факторов, которые на него влияют. Столыпин видел лишь внешние проявления революции. С ними и боролся. Но подавлять социалистическую революцию, усиленно и спешно насаждая в России капиталистические отношения — это всё равно, что тушить пожар керосином.

И потому возникает законный вопрос: «А нужен ли нам сегодня новый Столыпин?».

Ведь если бы в начале ХХ столетия российская политическая «элита» — император Николай II и его окружение, дворянско-помещичий класс и крупная буржуазия — стремилась избавить империю от «великих потрясений», если бы «элита» стремилась сохранить Россию, а не свою власть над ней и её народом, то она должна была призвать на пост премьер-министра не Столыпина, а... Ленина.

Ведь те вопиющие общественные противоречия, которые имели место в царской России и которые в конце концов привели к крушению империи и гражданской войне, могли быть сняты лишь одним способом, а именно — путём радикальных, глубоких и решительных социалистических преобразований.

Социалистическая революция в России, в начале ХХ века, являлась исторической неизбежностью.

России нужен был человек — политик и государственный деятель, который, не дожидаясь русского бунта, не дожидаясь смуты и кровавой междоусобицы, сумел бы осуществить так необходимые стране, спасительные для неё, социалистические преобразования.

Понятно, что «Ленин», в данном случае — это метафора, гипербола, образ, символ...

Символ несокрушимой народной воли и кипучей, неукротимой, неиссякаемой энергии.

Образ смелого, решительного и, вместе с тем, тонкого и проницательного политика, который вооружён революционной теорией и потому прекрасно понимает ситуацию и точно знает, что именно нужно делать для достижения поставленной цели. Это образ гениального мыслителя и политика вселенского масштаба. Образ Народного Вождя. Образ Героя. Образ Пророка и Прорицателя...

Говорят, что П.А.Столыпин был смелым, жёстким и даже жестоким политиком, но политической дальновидности и проницательности ему явно не доставало. Очевидно, он не владел в полной мере искусством политического манёвра и предвидения...

Деятельность П.А.Столыпина на постах министра внутренних дел и Председателя Совета министров была прежде всего направлена на защиту интересов правящих классов, а именно, на сохранение и укрепление их господствующего положения.

Столыпинские реформы можно расценить как попытку сгладить существующие противоречия, как попытку перехитрить Историю. Но Историю не обманешь, и подобные попытки всегда заканчиваются фиаско.

К тому же, История — дама с характером: строгая и обидчивая, коварная и мстительная. Она жестоко карает всякого, кто осмеливается её обмануть.

Ну, а политических невежд (и невеж — тоже), которые ею пренебрегают, которые её игнорируют, не понимают и(или) не желают знать — всех тех, кто идёт ей наперекор, она наказывает в первую очередь.

Когда изучаешь личность Столыпина и его реформы, создаётся впечатление, что Пётр Аркадьевич не вполне адекватно оценивал общественно-политическую и социально-экономическую ситуацию в Российской империи. Впрочем, «не вполне адекватно» — это ещё мягко сказано. Судя по всему, Столыпин не понимал, что происходит. Вполне возможно, он не видел раздирающих России противоречий, а если и видел — то не знал, что с ними делать, как разрешать. И это не вина Столыпина, это его беда.

Впрочем, незнание законов Истории не освобождает от ответственности перед ней. Напротив, политическое невежество — это скорее отягчающее обстоятельство.

Столыпин был не в состоянии постичь причины и сущность происходящего, а именно, кризиса самодержавия и усиления революционного процесса. Фактически, Столыпин являлся слепым поводырём слепых.

Не исключено, что Столыпин был искусным и ловким царедворцем, опытным администратором; не исключено, что он обладал железной политической хваткой, но вот объективные закономерности развития общества, очевидно, являлись для него тайной за семью печатями. А поскольку он не понимал этих суровых и неумолимых законов, то и не мог на них опереться, не мог использовать их во благо России.

Он не понимал, что будущее отечественного сельского хозяйства — не за мелкими, разрозненными, индивидуальными, «кулацкими» или «фермерскими» хозяйствами, не за «хуторами» и «отрубами», а за крупными государственными и кооперативными агропромышленными предприятиями, оснащёнными по последнему слову техники и использующими новейшие достижения науки. В России только крупные сельскохозяйственные предприятия способны обеспечить снабжение продовольствием население и сырьём промышленность. Только такие предприятия могут поднять русское село и сохранить крестьянство. Это актуально сегодня, но это было актуально и сто лет назад, во времена Столыпина. И именно на создание таких предприятий-локомотивов и должна была быть направлена аграрная реформа начала ХХ века. Только так можно было освободить крестьянство от векового гнёта, от пережитков феодализма и крепостничества.

Во всяком случае, столыпинская аграрная реформа не привела, да и не могла привести, к успешному завершению крестьянской реформы, начатой ещё в 1861 году. Столыпинская реформа не избавила русского крестьянина от векового гнёта со стороны эксплуататорских классов. И завершилась очередным голодом...

Столыпин просил для России двадцать лет спокойной жизни. «Дайте России двадцать лет...» — с пафосом восклицал он с высокой трибуны. Ну, кто тебе даст, и у кого ты просишь? Нельзя же быть таким наивным. Поистине, на всякого мудреца довольно простоты!

А если ты точно знаешь, что никаких двадцати лет спокойной жизни не будет и быть не может, то зачем морочить людям голову? Зачем, вообще, об этом говорить? Так, для красного словца?!

Столыпин не видел того, что главными внутренними врагами Российской империи, а значит и его личными злейшими врагами, если он хотел выхода из кризиса, в тот период были отнюдь не «либералы», не «масоны», не «агенты иностранных разведок» и даже не «пламенные еврейские революционеры», которые хотят оседлать протестные настроения, возглавить революционный процесс и направить русский бунт в выгодное для себя русло.

Главными врагами России в том момент являлись господствующие эксплуататорские классы: дворяне-помещики и их союзник — крупная буржуазия.

Ведь именно правящая верхушка, интересы которой так яростно и бескомпромиссно отстаивал Столыпин, в конечном итоге и привела империю к гибели.

А либеральные «свободы», которые принесла стране Февральская буржуазная революция 1917 года не только не смягчили существующиие противоречия, но, напротив, обострили их до предела. И это вполне естественно...

Существует известное и достаточно циничное выражение: «Если не можешь что-то остановить, то нужно это что-то возглавить». Но господствующий класс не мог возглавить (взять под свой контроль) революционный процесс... Ведь речь идёт не об имитации, не о фикции, не о мистификации, не о провокации, не о «зубатовском социализме», а о полноценном революционном процессе. Он выступил против него, опираясь на западных империалистических хищников.

Нынешняя политическая и социально-экономическая обстановка в РФ во многом схожа с той, что имела место в Российской империи в начале прошлого столетия.

И хотя они не идентичны, поскольку имеют важные и принципиальные отличия, исторические аналогии напрашиваются сами собой.

Ведь эти ситуации схожи в главном. Дело в том, что нынешние общественные противоречия, возникшие в начале 1990-х при насаждении в РФ капиталистического способа производства и капиталистических общественных отношений, можно устранить лишь путём радикальных социалистических преобразований.

То есть сегодня, как и сто лет назад, социалистическая революция в России является исторической неизбежностью и не имеет альтернативы. В противном случае, противоречия просто разорвут Россию изнутри.

Некоторые буржуазные политологи утверждают, что сегодня уже нет ни капитализма, ни социализма, ни каких-либо других «измов», а есть лишь технологические уклады. Но это далеко не так! Это либо глубокое заблуждение, либо злонамеренное искажение реальности, пропагандистская уловка.

Помимо технологических укладов существуют и различные «измы», в частности социализм и капитализм!

Сегодня, для современной России, социализм — это не только цель, но и средство.

Ведь только социализм позволит России преодолеть терзающие её социальные противоречия и остановить деградацию.

Только социализм позволит русским и всем остальным народам России, освободиться от гнёта мафиозно-олигархических структур.

Без крупномасштабных социалистических преобразований Россия не сможет модернизировать свою экономику и преодолеть постиндустриальный барьер, то есть не сможет осуществить переход в новую постиндустриальную (технотронную, неоиндустриальную, суперинформационную) фазу развития.

В прорежимных СМИ, обслуживающих нынешнюю власть, нередко можно услышать мнение, будто кризис занесён в РФ извне. Но это ложь.

На самом деле, кризис в РФ — это вполне закономерное явление. Ведь кризис — это неотъемлемый и главный атрибут капитализма. Кризис есть порождение капитализма, в данном случае, российского капитализма, являющегося неотъемлемой частью капитализма глобального.

Именно капитализм удерживает Россию в состоянии кризиса. И до тех пор, пока Россия не освободится от оков капитализма, она не сможет вырваться из зоны регресса и деградации. Но сбросить оковы капитализма нашей стране мешает нынешний политический режим.

Правящий в РФ политический режим и существующая система, до сих пор и несмотря ни на что, служат глобальному капитализму. Это проводник его интересов в РФ.

Да, именно правящий режим является сегодня главным препятствием на пути России к свободе, социализму и процветанию. Именно он мешает возрождению России.

Владимир НАУМЦЕВ,

публицист (г. Тольятти).


Назад к оглавлению