Журнал Центрального Комитета КПРФ

В.Н.Попов - А.М.Василевский — архитектор Сталинградской победы

ПОПОВ ВИКТОР НИКОЛАЕВИЧ, кандидат исторических наук, профессор (Сталинград-Волгоград).

Из всей сталинской когорты советских полководцев отношения А.М.Василевского и И.В.Сталина занимали особое и неповторимое место. Находясь на службе в Генеральном штабе Красной Армии с октября 1937 года, ему приходилось сначала неоднократно общаться со Сталиным, а затем в лихолетье Великой Отечественной войны длительное время работать непосредственно под руководством Верховного Главнокомандующего.

И.В.Сталин высоко ценил деловые и личные качества А.М.Василевского, как талантливого полководца и одарённого военного руководителя. Многие качества этого человека импонировали Сталину: энциклопедические знания в области военного искусства и науки, рассудительность, взвешенность и конструктивный подход в планировании военных операций, хладнокровие и выдержка в критические моменты развития военной обстановки, всесторонний и объективный анализ причин временных военных неудач, умение находить нестандартные оригинальные решения сложных, порой противоречивых военных проблем, чёткое определение целей и задач планируемых операций, мобилизации всех имеющихся сил и средств для достижения оптимальных результатов в решении поставленных задач с возможно минимальными издержками и потерями, высокая ответственность и строгий контроль за выполнение принятых решений, чуткое, внимательное и уважительное отношение к людям, высокая требовательность к самому себе и находившимся в его подчинении лицам. Сталин особое внимание обращал на высокий уровень культуры и интеллигентность этого военного руководителя.

Именно в силу обладания этими качествами Верховный Главнокомандующий направлял А.М.Василевского на самые ответственные направления и участки советско-германского фронта. Туда, где исход сражений в значительной мере определял дальнейшее развитие соотношения сил противоборствующих сторон. При этом Василевский стремился уменьшить или приостановить критическое развитие обстановки, снизить риск неоправданных потерь. Как правило, это завершалось выработкой и осуществлением контрнаступательных или наступательных операций на важнейших оперативно-стратегических направлениях или участках советско-германского фронта. Именно поэтому Василевский оказывался в гуще острейших событий Великой Отечественной войны.

Уже в начале лета 1942 года, сразу уже после поражений советских войск в Крыму и под Харьковом, по указанию И.В.Сталина Генеральный штаб Красной Армии приступил к планированию наступательных операций на юго-восточном фланге советско-германского фронта. Непосредственно разработку этого плана осуществляло Оперативное управление Генерального штаба, который в то время возглавлял Василевский. Идея Сталинградской контрнаступательной операции была разработана старшим офицером этого управления полковником Потаповым. 30 июля 1942 года подготовленный документ был представлен Сталину.

В один из дней тревожного июльского месяца 1942 года И.В.Сталин вызвал А.М.Василевского. Вот как известный советский писатель А.А.Первенцев описывал обстановку этой встречи: «У Сталина было посеревшее лицо от бессонных ночей, глаза, покрасневшие от электрического света, значительно поседевшие волосы. Он знал, что стоявший перед ним генерал был готов на всё. Долгие ночи они проводили вместе над картами, лежавшими на столах, над разбором донесений и усталость приходила к ним одновременно. Их тревоги и сомнения были сходны, их радости были общи и для того и для другого. Это были уже соратники и единомышленники, связанные кровью этой войны.

— Пришла опять беда, Александр Михайлович, — сказал Сталин, — придётся выезжать на фронт…».

20 июля 1942 года начальник Генерального штаба Красной Армии генерал-полковник А.М.Василевский прибыл в район Сталинграда. Вероятно, все последующие действия, предпринятые Василевским в это время, так или иначе были связанны с новыми намётками Ставки ВГК и Генштаба в планирование предстоящих военных операций.

В конце июля 1942 года под руководством А.М.Василевского войска вновь созданного Сталинградского фронта сорвали планы командования вермахта по молниеносному захвату Сталинграда с ходу. Во второй половине августа 1942 года Василевский совместно с командованием Сталинградского фронта ценой неимоверных усилий советских частей останавливает продвижение ударных танковых сил вермахта юго-восточнее Сталинграда, на подступах к Красноармейску. Однако на северо-западном направлении 6-й армии Ф.Паулюса удалось прорваться к Сталинграду и выйти к Волге в районе посёлка Рынок. Наступление на Сталинград сопровождалось варварской воздушной бомбардировкой города. Возникла острая кризисная ситуация, оказавшаяся в значительной степени неожиданной как для фронтового командного состава, так и для Ставки Верховного Главнокомандования в Москве.

После Великой Отечественной войны А.М.Василевский отмечал, что 23 августа 1942 года был для него одним из наиболее памятных дней минувшей войны. Он вспоминал: «…23 августа 1942 года в Сталинграде развернулось жесточайшее сражение с прорывавшимися к Волге частями противника. Город превратился в огромное пожарище в результате бомбардировок немецкой авиации. Телефонно-телеграфная связь с Москвой прервалась. Сталин спрашивает по радио: „Товарищ Василевский, сообщите, где вы сейчас находитесь?”. Отвечаю: „В Сталинграде, на командном пункте, в штольне у реки Царица”. В ответ: „Врёте, сбежали, наверно, вместе с Еременко на левый берег…”. Я оторопел и говорю: „Со мной Маленков, Малышев, Чуянов…”. Трудно было в этой обстановке сохранять душевное равновесие. Все мы ясно понимали, какую смертельную угрозу означает падение Сталинграда. На северную окраину города были направлены все возможные воинские части, артиллерия. Обратились к населению с воззванием. Это был день наивысшего напряжения».

В период с августа по 19 ноября 1942 года ставка ВГК осуществляла основные мероприятия, направленные на всемерное усиление ожесточённо сражавшихся войск с целью помочь им удержать Сталинград и создать в этом районе наиболее выгодные условия для предстоящего перехода Красной Армии в решительное наступление. Именно в это время А.М.Василевский, как говорили его современники, всё излазил, изъездил в Заволжье, на Дону, выискивая пути окружения Паулюса, пути подхода резервов войск.

В конце августа — начале сентября 1942 года Ставка приняла ряд решительных мер для того, чтобы ударом с севера ликвидировать прорвавшиеся к Волге части вермахта и восстановить нарушенный ими фронт между Доном и Волгой. К началу сентября туда были направлены значительные силы. Но ожидаемый результат не был получен. Однако контрудары, нанесённые по противнику, отвлекали на себя значительные силы врага. Тем самым эти контрудары ощутимо помогали 62-й и 64-й армиям, оборонявшим Сталинград. (См.: Маршал Василевский: Москва в жизни и судьбе полководца (исторические очерки, воспоминания, документы) / Сост. В.А.Афанасьев, А.Н.Пономарев. — М.: Издательство Главного архивного управления города Москвы, 2008. С. 13).

В сентябре 1942 года Ставка ВГК пришла к выводу о возможности и целесообразности нанесения решающего удара по врагу в районе Сталинграда в ближайшее время. При этом было признано, что предстоящую операцию в районе Сталинграда следует считать главным мероприятием вплоть до конца 1942 года на всём советско-германском фронте.

По приказу Верховного Главнокомандующего Г.К.Жуков немедленно направился на Сталинградский фронт, а А.М.Василевский — на Юго-Восточный фронт. Цель такого направления состояла в том, чтобы на месте изучить все вопросы, связанные с предстоящим контрнаступлением, и представить Ставке свои конкретные предложения по плану предстоящей решающей операции. В первой половине сентября 1942 года Василевский прибыл на Юго-Восточный фронт. Свою главную задачу он видел в том, чтобы уделить основное внимание изучению войск и района 57-й и правого крыла 51-й армий и противника, действовавшего против них.

После всестороннего изучения обороны и действий противника, состояния советских войск и очень трудной открытой местности Г.К.Жуков и А.М.Василевский однозначно пришли к обоснованному выводу о том, что для разгрома сталинградской группировки вермахта по частям необходимо нанести сокрушительные удары, которые могут быть обеспечены только мощными резервами и более основательной подготовкой советских войск. (См.: Гареев М.А. Полководцы Победы и их военное наследие (очерки о военном искусстве полководцев, завершивших Великую Отечественную войну) / 2-е изд., испр. и доп. — М.: «Инсан», 2005. С. 149). Предложения двух полководцев были рассмотрены на заседании Ставки ВГК. 27—29 сентября 1942 года после детального рассмотрения всего комплекса вопросов Ставка утвердила, в основном, план будущего контрнаступления против группировки противника под Сталинградом, окончательно определила основные направления ударов, необходимые для этого силы и средства, районы и примерные сроки сосредоточения. (См.: Маршал Василевский: Москва в жизни и судьбе полководца. С. 132—133).

Руководство подготовкой командования и войск на местах к предстоящему контрнаступлению Ставка ВГК возложила по Юго-Западному и Донскому фронтам — на Г.К.Жукова, а по Сталинградскому фронту — на А.М. Василевского.

В течение октября 1942 года Генштаб Красной Армии, руководимый А.М.Василевским, вёл дальнейшую детальную разработку намеченного плана контрнаступления совместно с командующими родов войск Вооружённых Сил и фронтов, их штабов и военных советов и представителями Ставки. Только во второй половине 1942 года начальник Генштаба генерал-полковник Василевский провёл на сталинградском направлении 45 дней.

В итоге наряжённой творческой работы сложился блестяще обоснованный вариант плана контрнаступления советских войск под Сталинградом. 13 ноября 1942 года он был утверждён Ставкой и лично Верховным Главнокомандующим И.В.Сталиным под кодовым названием «Уран». Конечная цель этого плана сводилась к окружению и уничтожению немецко-фашистских войск в районе Сталинграда.

Получив приказ, командования фронтов выдвигали вверенные им войска на исходные позиции намеченного контрнаступления.

Буквально накануне контрнаступления, вечером 17 ноября, на командном пункте Сталинградского фронта, где в это время находился А.М.Василевский, раздался телефонный звонок. Звонил И.В.Сталин. Поздоровавшись, он сказал, что возникшее неотложное дело требует немедленного прибытия А.М.Василевского в Москву. Несмотря ни на какие доводы последнего о том, что накануне контрнаступления его присутствие в действующей армии на фронте абсолютно необходимо, Верховный был категоричен и непреклонен: завтра Василевский во что бы то ни стало должен быть у него в Москве.

В шесть часов вечера следующего дня Василевский был в кремлёвском кабинете Сталина, где шло совещание Государственного Комитета Обороны. После краткого приветствия Верховный передал Василевскому конверт и сказал: «Вот почитайте, пока мы здесь кончим свою гражданскую войну…». (Сталин вместе с членами ГКО продолжил довольно бурное обсуждение вопросов, начатое ещё до прихода Василевского). Василевский вынул из конверта лежавшие там бумаги и стал их читать с величайшим изумлением и недоумением: в руках у него было письмо командира 4-го механизированного корпуса генерала-майора В.Т.Вольского, адресованное лично Сталину. В своём письме этот опытный военачальник откровенно высказывал свои сомнения и опасения относительно успеха предстоящего наступления, мотивируя это недостаточностью имевшихся сил и средств для его осуществления.

Закончив совещание с членами ГКО, И.В.Сталин подошёл к А.М.Василевскому и, пристально глядя ему в глаза, спросил: «Ну, что вы скажите об этом письме товарища Вольского?». Василевский ответил, что он поражён содержанием этого письма. «А что вы думаете насчёт предстоящих действий, после того как прочли это письмо?» — спросил Верховный. Ответ начальника Генерального штаба был предельно чётким: «Всё, что здесь изложено, далеко от истины. Операция подготовлена, боевой настрой в войсках высокий. Надеюсь на успех». На вопрос Верховного о личности Вольского, Василевский дал высокую оценку генералу как командиру корпуса. В состоявшемся затем по ВЧ телефонном разговоре с Вольским Сталин обратил внимание на ошибочность его оценки имевшихся возможностей и выразил уверенность в успешных действиях вверенного ему корпуса в предстоящем наступлении. Весь телефонный разговор с Вольским Верховный вёл абсолютно спокойно, с полной выдержкой, мягко заключив его следующими словами: «Я верю в то, что вы выполните вашу задачу, товарищ Вольский. Желаю вам успеха. Повторяю, о вашем письме не знает никто, кроме меня и Василевского, которому я показал его. Желаю успеха. До свидания». Эта встреча произвела на Василевского глубокое впечатление: именно такое обращение с боевым командиром накануне военной операции — свидетельство умелого психологического подхода, большого такта и уверенности в успехе предстоящего наступления Верховного Главнокомандующего. Позднее за умелое командование Василевский вручил Вольскому высокую награду. Ну а войну В.Т.Вольский завершил в звании генерал-лейтенанта, командуя 5-й танковой армией в Прибалтике и Восточной Пруссии.

Тепло расставшись со Сталиным, Василевский вылетел на Юго-Западный фронт, на котором наносился главный удар.

19 ноября 1942 года Сталинградскую контрнаступательную операцию начали войска Юго-Западного и Донского фронтов, а 20 ноября в неё включились войска Сталинградского фронта. Во время контрнаступления наших войск А.М.Василевский координировал действия всех трёх фронтов сталинградского направления — Юго-Западного, Донского и Сталинградского. Под его руководством войсками Красной Армии была окружена крупная группировка противника и была пресечена попытка деблокировать окружённую группировку. Непосредственным результатом успешно проведённой под Сталинградом наступательной операции явился разгром 6-й полевой и 4-й танковой немецких армий, 3-й и 4-й румынских и 8-й итальянской армий. Вермахт полностью лишился 32 дивизий и 3 бригад, а 16 его дивизиям было нанесено тяжёлое поражение.

23 ноября 1942 года стал для Василевского вторым памятным днём Сталинградской битвы. В этот день, спустя 3 месяца после прорыва частей вермахта к Волге, наступавшие войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились у хутора Советского, замкнув кольцо окружения вокруг всей 330-тысячной группировки врага.

На выручку окружённым войскам германское командование бросило мощную армейскую группировку «Дон» под командованием фельдмаршала Э.Манштейна. 12 декабря на южных подступах к Сталинграду грянула «Зимняя гроза»: ударная группировка «Дон» — 4-я танковая армия генерал-полковника Г.Гота приступила к попытке деблокирования окружённой 6-й армии Ф.Паулюса. Такой ход событий был для советских войск неожиданным и чреват большими осложнениями.

Следовало безотлагательно принимать меры, чтобы остановить наступление врага. Тщательно изучив создавшуюся обстановку, А.М.Василевский пришёл к выводу, что Сталинградский фронт своими наличными средствами не сдержит наступление Манштейна. Тем более, что командующий войсками этого фронта А.И.Еременко прямо заявил, что он не сможет противостоять натиску армии Манштейна и срочно запросил подкрепление. Уже 12 декабря 1942 года, связавшись со Ставкой ВГК, Василевский предложил Сталину немедленно направить 2-ю гвардейскую армию (командующий генерал-лейтенант Р.Я.Малиновский) в распоряжение Сталинградского фронта, нацелив её на нанесение удара по группировке Манштейна. По первоначальному плану Ставка ВГК предполагала использовать 2-ю гвардейскую армию на Донском фронте в интересах скорейшего завершения операции «Уран». Вот почему Сталин вначале высказался категорически против предложения А.М.Василевского. Тем более, что против этого предложения выступили К.К.Рокоссовский и Н.Н.Воронов. Однако в разговоре со Сталиным Василевский твёрдо, последовательно и аргументировано отстаивал свою точку зрения. Сталин обещал незамедлительно обсудить предложение Василевского в Ставке. Детально изучив вопрос, Верховный поддержал предложение Василевского. Такое изменение мнения Сталина в отношении позиции Василевского нельзя не оценить по достоинству, тем более, что в Ставке против точки зрения Василевского выступил Г.К.Жуков в поддержку просьбы А.И.Еременко. Официальная директива Ставки ВГК о направлении 2-й гвардейской армии на юг, против группировки Манштейна последовала вечером 14 декабря 1942 года. К этому времени Василевский на свой страх и риск уже приказал использовать 2-ю гвардейскую армию против деблокирующей группировки противника.

В ходе Котельниковской (12—31 декабря 1942 г.) и Среднедонской (16—30 декабря 1942 г.) операций, осуществлённых войсками Сталинградского и Юго-Западного фронтов, противнику были нанесены решающие поражения и сорвана попытка деблокировать 6-ю армию Паулюса, окружённую в районе Сталинграда. Операция «Зимняя гроза» провалилась. Над войсками вермахта, действовавшими на Северном Кавказе, замаячила угроза «второго Сталинграда». В этих боях особенно отличились 87-я гвардейская дивизия (командир полковник А.И.Казарцев) 2-й гвардейской армии, 7-й танковый корпус (командир генерал-лейтенант танковых войск П.А.Ротмистров), 6-й механизированный корпус (командир генерал-лейтенант С.И.Богданов) и 5-я танковая армия (командующий генерал-лейтенант П.А.Романенко). Успех проведённых операций в значительной мере был достигнут благодаря полководческому таланту Василевского, умело и решительно осуществлявшего координацию действий Сталинградского и Юго-Западного фронтов.

…И был третий, памятный для А.М.Василевского, день Сталинградской битвы. «Ночью под 43-й мне поручили передать благодарность Верховного Главнокомандующего войскам, отличившимся в Сталинграде, — вспоминал позднее Александр Михайлович. — Сам я чувствовал себя частью этого войска. Ощущение победы заполняло сердце. Стояла чистая лунная ночь. В затемнённых домах Котельникова кое-где поблескивали искорки от самокруток и зажигалок. Слышалась тихая речь. Мне хотелось обнять и поздравить каждого встречного. С востока тянул обжигающий щёки морозный ветер. Я подумал: этот ветер будет теперь нам попутным». (См: Маршал Василевский: Москва в жизни и судьбе полководца. С. 493).

Спустя два дня А.М.Василевский был отозван в Генштаб для решения других насущных задач, а ликвидацией «котла» в ходе операции «Кольцо» занялся Донской фронт во главе с К.К.Рокоссовским.

Победа в Сталинградской битве стала настоящим триумфом полководца А.М.Василевского. Известный британский военный историк Робертс Джеффри считает, что подлинным архитектором Сталинградской победы является А.М.Василевский. Видный отечественный военный теоретик, участник Великой Отечественной войны, генерал армии М.А.Гареев пишет: «Огромное военно-политическое и стратегическое значение победы под Сталинградом для хода и исхода Второй мировой войны общеизвестно. Большая роль в её достижении принадлежит А.М.Василевскому. Весьма удачный и оригинальный замысел этой вошедшей в мировую историю классической операции и её блестящее осуществление свидетельствовали о выдающихся полководческих способностях Василевского». (Гареев М.А. Полководцы Победы и их военное наследие. С. 151).

Решающая роль А.М.Василевского в победоносном завершении Сталинградской битвы получила высокую оценку. В январе 1943 года ему было присвоено звание генерала армии, он был награжден орденом Суворова 1-й степени (выдан орденский знак № 2). В феврале 1943 года А.М.Василевский стал Маршалом Советского Союза.

После Сталинграда, находясь во главе Генерального штаба, маршал Василевский принимал участие в разработке и осуществлении других стратегических операций Красной Армии. В то же время он скрупулёзно выполнял возложенные на него обязанности представителя Ставки ВГК. За 34 военных месяца, занимая пост начальника Генштаба, Василевский 22 месяца работал на фронтах, координировал их действия в важнейших стратегических операциях, и только 12 месяцев — в Москве. В феврале 1945 года в ходе Восточно-Прусской операции (13 января — 20 апреля 1945 г.) А.М.Василевский после гибели И.Д.Черняховского вступил в командование 3-м Белорусским фронтом. Под командованием Василевского войска фронта завершили разгром Восточно-Прусской группировки врага и штурмом овладели городом-крепостью Кёнигсберг. Ликвидация Восточно-Прусской группировки врага значительно ослабили силы вермахта, ухудшила его общее оперативно-стратегическое положение на советско-германском фронте.

После Парада Победы, участником которого был А.М.Василевский, он стал Главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке. Руководимые им войска в ходе проведения Маньчжурской стратегической наступательной операции (9 августа — 2 сентября 1945 г.) разгромили японскую Квантунскую армию. Усмирив японцев, полководец А.М.Василевский поставил точку в кровавой хронике Второй мировой войны.

Ратный труд Маршала Советского Союза А.М.Василевского во имя Родины был отмечен высокими наградами. Он дважды удостоен звания Героя Советского Союза, награждён восемью орденами Ленина, двумя орденами «Победа», орденом Октябрьской революции, двумя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 1-й степени, Красной Звезды, Почётным оружием и другими орденами и медалями нашей страны и зарубежных государств. Имя А.М.Василевского было присвоено Военной Академии ПВО Сухопутных войск. Память о славном советском полководце живёт в названиях улиц Москвы, Калининграда, Николаева и других городов, судов дальнего плавания.

К сожалению, память об архитекторе Сталинградской победы А.М.Василевском до сих пор не получила достойного увековечения в городе-герое на Волге. В музее-панораме «Сталинградская битва» А.М.Василевскому отведено довольно скромное место. Два года назад в нашем городе одна из улиц (увы, отнюдь не центральная!) Советского района была скоропалительно названа его имением. Назрел, давно назрел вопрос о сооружении памятника Маршалу Советского Союза А.М.Василевскому и увековечению памятных мест в районах области.


Назад к оглавлению