Журнал Центрального Комитета КПРФ

В.В.Трушков. О ценном опыте братских партий

ТРУШКОВ ВИКТОР ВАСИЛЬЕВИЧ, политический обозреватель газеты «Правда», доктор философских наук, профессор.

Современное общественно-политическое и социально-экономическое положение в стране требует такой деятельности КПРФ, чтобы у российского пролетариата не было сомнений, что партия выражает его интересы. Только в этом случае может быть воплощено в жизнь указание доклада Президиума ЦК партии «Положение рабочего класса в России и задачи КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде», в котором отмечено: «Рабочие должны видеть в коммунистах выразителей своих интересов. А отделения КПРФ призваны воспринимать себя как ячейки партии рабочего класса». (Правда, 25 сентября 2014 г.). Это документ был опубликован для общепартийного осмысления за три недели до октябрьского (2014 г.) Пленума Центрального Комитета Коммунистической партии Российской Федерации. Излагая его основные положения на Пленуме ЦК, председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов говорил: «Отделения КПРФ призваны действовать как ячейки партии рабочего класса. Важен каждый шаг вперёд: спасти рабочих от увольнений, помочь улучшить коллективные договоры, соз-дать юридические службы по трудовым спорам, организовать забастовку. О каждом таком шаге должны знать всё предприятие, район, город. Давайте сегодня твёрдо договоримся — оценить первые результаты такой работы не позднее чем через год».

Впервые за более чем 20-летнюю историю КПРФ Пленум ЦК обсуждал взаимодействие партии с рабочим классом и пути усиления влияния КПРФ в пролетарской среде. В его документах поставлена задача не только преодолеть накопившиеся недостатки в этой области, но и добиться, чтобы рабочее движение стало и мощным фактором ежедневной социально-политической жизни российского общества, и ядром революционных преобразований в стране. В предварительно обнародованном докладе «Положение рабочего класса в России и задачи КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде» изложены два ключевых положения из документов КПРФ, которые призваны определять её сегодняшнюю деятельность:

«Программа КПРФ подчёркивает нашу решительную устремлённость в социализм. Она утверждает: „Несмотря на временные отступления революционного движения, современная эпоха представляет собой переход от капитализма к социализму”». XV съезд партии заявил: «В окружающем нас мире складывается всё больше факторов для развёртывания революционной по своей сути борьбы за социализм». Политический отчёт съезду указывает, что ближайшие годы должны стать «периодом классового взросления российского пролетариата». Они были повторены и в выступлении Г.А.Зюганова на Пленуме.

Но чтобы следовать программным установкам, чтобы выполнить решения октябрьского (2014 г.) Пленума Центрального Комитета Коммунистической партии Российской Федерации, КПРФ предстоит серьёзно обновить свой политический арсенал, обогатить его средствами эффективной классовой борьбы против всевластия капитала, за восстановление социалистического созидания. В выступлении на Пленуме председателя ЦК КПРФ указывалось: «Для усиления влияния партии в массах нужно хорошо знать исторический опыт рабочего и профсоюзного движения. Велико и бесценно наследие большевиков. Многообразна практика борьбы за права трудящихся в Европе, Азии и Америке. Освоение этого наследия превращается сегодня из теоретической задачи в практическую потребность».

Поскольку одним из наиболее узких мест в сегодняшней партийной работе является связь партийных организаций с рабочим классом и практическое отсутствие сотрудничества с профсоюзами, то Пленум высоко оценена инициативу Международного отдела ЦК КПРФ и редакции газеты «Правда». Они обратились к ряду зарубежных коммунистических партий с просьбой поделиться своим опытом организации классовой борьбы пролетариата в нынешних условиях и наработанной десятилетиями практикой сотрудничества с профсоюзами. «Правда» активно знакомила читателей с полученными ответами. Недавно они вышли отдельной брошюрой. Здесь, думается, целесообразно привести их полный перечень:

1. Кого можно сегодня считать рабочим классом в вашей стране?

2. Как организовано сотрудничество вашей партии с профсоюзами?

3. Популярность профсоюзов в среде рабочего класса значительно снизилась за последние 20 лет. Предпринимаются ли какие-нибудь попытки по созданию аналогичной организации трудящихся, способной заменить нынешние профсоюзы? Какие формы борьбы, которые применяются в вашей стране, вы считаете наиболее эффективными? Каким образом достигаются результаты?

4. Как широко проявляется классовая солидарность трудящихся различных предприятий и отраслей в вашей стране? Сохраняется ли в современных условиях международная пролетарская солидарность?

5. Пожалуйста, поделитесь с нами опытом вашей партии по проведению скоординированных действий трудящихся двух или более стран по защите своих классовых интересов.

В этом аналитическом обзоре предпринята попытка обратить внимание членов КПРФ и сочувствующих нашей партии на те аспекты полученных ответов братских партий на обращение ЦК КПРФ и редакции газеты «Правда», которые содержат рассказы об опыте, полезном для классовой борьбы в условиях России. Одновременно рассматриваются и некоторые теоретические вопросы, которые имеют для нашей партии практическое значение в её политической деятельности. Поэтому обзор начинается с ключевого вопроса о границах рабочего класса.

Кому по плечу стать авангардом

борьбы за социализм

В «Манифесте Коммунистической партии», первом программном документе борцов за общество социальной справедливости, закономерно перерастающее в общество социального равенства, Карл Маркс и Фридрих Энгельс писали, что «буржуазия не только выковала оружие, несущее ей смерть; она породила и людей, которые направят против неё это оружие, — современных рабочих, пролетариев.

В той же самой степени, в какой развивается буржуазия, т. е. капитал, развивается и пролетариат, класс современных рабочих, которые только тогда и могут существовать, когда находят работу, а находят её лишь до тех пор, пока их труд увеличивает капитал». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 430).

Этот неопровержимый вывод родоначальников теории научного социализма и коммунизма дал основание рассматривать пролетариат в качестве «могильщика капитализма». При этом К.Маркс и Ф.Энгельс в середине XIX столетия не делали никакого различия между пролетариатом и рабочим классом. В примечании к английскому изданию «Манифеста», вышедшему в 1888 году, Энгельс чеканно писал:

«Под буржуазией понимается класс современных капиталистов, собственников средств общественного производства, применяющих наёмный труд. Под пролетариатом понимается класс современных наёмных рабочих, которые, будучи лишены своих собственных средств производства, вынуждены, для того чтобы жить, продавать свою рабочую силу». (Там же. Т. 4. С. 424; примечание).

Правда, в конце XIX века Ф.Энгельс зорко подметил, что внутри пролетариата появляется массовый отряд представителей умственного труда, которых, как и работников физического труда, работодатель нанимает, выплачивая им стоимость их рабочей силы (да и то не всегда). Более того, великий мыслитель спрогнозировал неизбежное расширение этого внутриклассового (в рамках пролетариата) отряда. В 1893 году в его приветствии Международному конгрессу студентов-социалистов содержатся примечательные строки: «Пусть ваши усилия приведут к развитию среди студентов сознания того, что именно из их рядов должен выйти тот пролетариат умственного труда (выделено мной. — В.Т.), который призван плечом к плечу и в одних рядах со своими братьями рабочими… сыграть значительную роль в надвигающейся революции». (Там же. Т. 22. С. 432).

Сегодня пролетарии умственного труда стали массовым и продолжающим расширяться отрядом пролетариата, которому присущи два неотъемлемых признака:

— в силу отсутствия средств производства он продаёт свою рабочую силу работодателю, владеющему средствами производства;

— он является объектом эксплуатации, так как своим трудом создаёт новую стоимость, превышающую стоимость его рабочей силы, то есть создаёт прибавочную стоимость, которая становится прибылью собственника средств производства и значительная часть которой превращается в его личный доход (дивиденды).

Следуя логике К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, нельзя не заметить, что при делении общества на классы необходимо учитывать место субъекта классового деления в общественной организации труда. Именно на этом основании Ф.Энгельс указал на существование пролетариата умственного труда, а В.И.Ленин назвал место в общественной организации труда одним из классообразующих признаков в своём знаменитом определении классов. (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 15).

Чем выше развитие современных производительных сил, тем заметнее предсказанный классиками процесс сближения физического и умственного труда в пограничных слоях пролетариата. Следовательно, тем сложнее в повседневной практике отделить работников физического труда от работников умственного труда. Более того, при определении социальной базы антикапиталистического революционного движения в этом нет необходимости. Но она возникает не только как теоретическая, но и как практическая проблема при определении авангарда современной классовой борьбы, особенно в тех случаях, когда речь идёт о «слабых звеньях» в мировой системе капитализма (на наш взгляд, современная Россия является одним из таких слабых звеньев). Поэтому в документах Коммунистической партии Российской Федерации обычно обращается внимание на выделение рабочего класса внутри пролетариата в качестве авангарда в классовой борьбе труда против капитала. Это выделение чётко проводится в представленном партии накануне октябрьского (2014 г.) Пленума ЦК докладе «Положение рабочего класса в России и задачи КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде». (См.: Правда, 25 сентября 2014 г.).

Письма руководящих органов коммунистических и рабочих партий, присланные в ответ на обращения Международного отдела ЦК КПРФ и редакции газеты «Правда», показывают, что эти партии, придерживаясь марксистско-ленинской методологии, дают либо такое же, либо близкое толкование рабочего класса, как и КПРФ. Так в письме ЦК Коммунистической партии Греции чётко отмечается три признака рабочего класса:

— он является главной производительной силой общества;

— он является эксплуатируемым классом;

— он является классом наёмных работников.

При этом в письме указывается на отличия между рабочим классом и пролетариями умственного труда.

В ответах, присланных ЦК Португальской коммунистической партией и ЦК Коммунистической партией Чили, рабочий класс определён как наёмные эксплуатируемые работники материального производства. Рабочая партия Бельгии и Компартия Чили особо указывают на то, что рабочие промышленности и транспорта являются ядром рабочего класса. Коммунистическая партия Индии отмечает, что рабочий класс является частью трудящихся.

В некоторых ответах под рабочим классом понимаются все наёмные работники, то есть пролетарии умственного труда не рассматриваются в качестве особого отряда пролетариата. В обстоятельном ответе, присланном ЦК Японской коммунистической партии, даётся объяснение такого подхода к рабочему классу, отождествляемому, как и полтора столетия назад, с пролетариатом:

«Закон о труде Японии определяет понятие „рабочие” как трудящиеся, которые работают по найму на проекте или на работодателя (статья 9). Согласно 3-й статье закона о профсоюзах „термин „рабочие” определяется как совокупность лиц, которые живут за счёт заработной платы, жалованья или другого равнозначного дохода, независимо от рода их деятельности”. Этот закон понимает под „рабочим” субъекта, относящегося к профсоюзу или профсоюзному движению, и по этой причине его трудовой статус не указан. Следовательно, при таком толковании „рабочего” это понятие включает в себя и безработных. Мы считаем, что пенсионеры и лица, получающие субсидии и социальные выплаты, также должны быть включены в состав „рабочих”, но правительство этого не позволяет».

Надо заметить, что такое толкование рабочего класса даётся не только в национальном законодательстве ряда стран, но и в некоторых документах Международной организации труда и Всемирной федерации профсоюзов (ВФП). В то же время в ответе генерального секретаря ВФП Георгиса Маврикоса указывается: «Своей обширной деятельностью на международном, региональном и секторальном уровнях ВФП ставит своей целью объединение трудящихся в классовой борьбе против капиталистической жестокости и несправедливости, против империализма, за создание альянса между рабочим классом и трудовыми народными слоями, бедными фермерами и самозанятыми работниками. Цель этого союза — улучшение качества жизни и условий труда». Таким образом, рабочий класс рассматривается как составная и неотъемлемая, но относительно самостоятельная часть трудящихся.

К тому же надо заметить, что следование ряда компартий той терминологии, которая используется в их национальном законодательстве, отражает характер решаемых этими партиями задач. Вероятно, проблема выделения авангарда классовой борьбы для них пока не актуальна.

О деятельности коммунистов

в рабочем классе

На эту тему специального вопроса не задавалось, но фактически он присутствовал в других вопросах. Прежде всего обратим внимания на партийные принципиальные установки: они, как мы знаем по практике КПРФ, играют очень важную роль; например, в программных документах настойчиво подчёркивается непарламентский характер нашей партии, но повторяющаяся установка на электоральный успех приводит к тому, что подъём партийной работы приходится обычно на время избирательных кампаний.

Любые попытки противопоставить внепарламентскую и парламентскую деятельность коммунистических партий были бы легковесным подходом к классовой борьбе пролетариата против всевластия капитала. Однако признание их единства не означает отказа от необходимости чётко определить его ведущую сторону. Методологические основы решения этой задачи разработаны классиками научного социализма.

Они нашли своё развитие в основополагающих документах международного коммунистического движения. Один из таких документов — резолюцию II конгресса Коммунистического Интернационала, принятую в августе 1920 года, — сейчас можно найти далеко не в каждой научной библиотеке. Но вот передо мной красный том третьего издания Сочинений В.И.Ленина в 30 томах. Он вышел в 1929 году. Именно в этом томе удивительно сохраняющая свою актуальность работа «Детская болезнь „левизны“ в коммунизме» и ленинские выступления на II конгрессе Коминтерна. В конце тома — «Приложения», а среди опубликованных в них «Документов и материалов» и эта коминтерновская резолюция. На ней — несомненный отсвет ленинских идей, содержащихся в знаменитой брошюре и других связанных со II конгрессом работах. Но Ленин подчёркивал, что его выводы опираются на опыт Российской коммунистической партии (большевиков), а резолюция впитала ещё и опыт других компартий, то есть в ней — обобщённые выводы международного коммунистического движения. Уже это предполагает её актуальность для дня бегущего.

В первом разделе резолюции «Новая эпоха и новый парламентаризм» сделана обоснованная заявка на широкие методологические обобщения: «Отношение социалистических партий к парламентаризму состояло с самого начала, ещё в эпоху I Интернационала, в том, чтобы использовать буржуазные парламенты с целью агитации. Участие в парламенте рассматривалось под углом зрения развития классового самосознания, т. е. пробуждения классовой вражды пролетариата к господствующим классам. Это отношение изменилось не под влиянием доктрины, но под влиянием хода политического развития». (Резолюция здесь и далее цитируется по: Ленин В.И. Сочинения / Издание 3-е. — М.-Л.: Институт Ленина при ЦК ВКП(б). 1929. Т. XXV. С. 579—585).

Итак, если у коммунистов изменяется отношение к буржуазному парламентаризму и участию или бойкоту буржуазного парламента, то это происходит не потому, что устарели теоретические положения родоначальников научного коммунизма, а потому, что изменяется историческая ситуация. Говорить об устарелости марксизма наивно и глупо, пока сохраняются капиталистические отношения в тех или иных странах. А до сих пор мы живём в мире, в котором капитализм удерживает своё доминирующее влияние.

Именно опираясь на методологию марксизма, II конгресс Коминтерна сформулировал важный вывод о том, что после поражения Парижской Коммуны под влиянием роста производительных сил и усиления эксплуатации наёмной рабочей силы капитализм и вместе с ним парламентские государства «приобрели длительную устойчивость.

Отсюда возникло приспособление парламентской тактики социалистических партий к „органической” законодательной работе буржуазного парламента и всё большее значение борьбы за реформы в рамках капитализма, господство так называемой программы-минимум социал-демократии, превращение программы-максимум в платформу для дебатов относительно весьма отдаленной „конечной цели”. На этой основе развились явления парламентского карьеризма, коррупции, открытого или замаскированного предательства элементарнейших интересов рабочего класса».

Следовательно, устойчивость капиталистической системы ограничила борьбу рабочих партий на этом этапе программой-минимум, предусматривающей не слом капитализма, а его мелкий ремонт в интересах трудящихся. Но появившийся в силу обстоятельств курс на реформизм с неизбежностью порождал, с одной стороны, парламентский карьеризм, с другой — социал-предательство. Деятельность как КПРФ, так и других партий, провозглашающих защиту интересов трудящихся, в последнюю четверть века вновь подтвердила справедливость этих выводов II конгресса Коминтерна.

Далее в резолюции отмечается, что «отношение III Интернационала к парламентаризму определяется не новой доктриной, а изменением роли самого парламентаризма». Переход капитализма к стадии «разнузданного империализма» превратил парламент «в одно из орудий лжи, обмана, насилия и расслабляющей болтовни перед лицом империалистических опустошений, хищений, насилий, грабежей и разрушений». Поле для «органической» работы по защите интересов наёмного труда парламентскими средствами если не исчезло, то свелось к минимуму. В новых условиях большевистская партия «выработала сущность революционного парламентаризма».

В условиях острой фазы существования капитализма Коминтерн приходит к заключению о новых задачах коммунистических партий в их парламентской деятельности: «В настоящий момент парламент ни в коем случае не может явиться для коммунистов ареной борьбы за реформы, за улучшение положения рабочего класса, как это бывало в известные моменты прошлой эпохи. Центр тяжести политической жизни полностью и окончательно перенесён за пределы парламента. С другой стороны, буржуазия не только в силу её отношения к трудящимся массам, но и в силу сложных взаимоотношений внутри буржуазных классов вынуждена часть своих мероприятий так или иначе проводить через парламент, где различные клики торгуются за власть, показывают свои сильные и выдают свои слабые стороны, компрометируют себя и пр. и пр.».

Таким образом, в резолюции делается вывод, что реформистская функция парламента в пору обострившихся противоречий капитализма неизбежно сохраняется, но не в результате реформистской парламентской позиции рабочих партий, а как следствие, с одной стороны, заинтересованности буржуазии в сглаживании межклассовых противоречий, а с другой — в результате конкуренции за власть между различными группами буржуазии. В таких условиях парламентская работа коммунистов призвана подчиняться их внепарламентской борьбе.

Фактически на этой основе в резолюции проводится водораздел между революционными и соглашательскими партиями: «Отсюда совершенно ясно коренное различие между тактикой коммуниста, вошедшего в парламент с революционной целью, и тактикой социалистического парламентария. Этот последний исходит из предпосылки относительной устойчивости, неопределённой длительности существующего режима. Он ставит себе задачу всеми средствами добиваться реформ и заинтересован в том, чтобы каждое завоевание надлежащим образом оценивалось массой как заслуга социалистического парламентаризма (Турати, Лонге и Ко).

На смену старому приспособленческому парламентаризму приходит новый парламентаризм, который является одним из орудий уничтожения парламентаризма вообще».

Второй раздел резолюции «Коммунистические партии и парламентаризм» посвящён борьбе коммунистических партий за диктатуру пролетариата и за использование в ней буржуазных парламентов. Здесь прежде всего определяется сущность буржуазного парламентаризма:

«Парламентаризм как государственная система стал „демократической” формой господства буржуазии, нуждающейся на определённой ступени развития в фикции народного представительства, которое внешне представляет организацию внеклассовой „народной воли”, по существу же является орудием подавления и угнетения в руках господствующего капитала».

При этом, как указывается в резолюции, парламентаризм не может быть ни формой коммунистического общества, ни формой пролетарского государственного управления в переходный период от диктатуры буржуазии к диктатуре пролетариата. Коминтерн исходил из того, что «формой пролетарской диктатуры является Советская республика». Очевидно, что положение Программы КПРФ о том, что наша партия выступает за «советские формы народовластия», согласуется с этим положением резолюции II конгресса Коммунистического Интернационала.

Принципиальное значение имеет следующее положение II конгресса Коминтерна: «Буржуазные парламенты, которые составляют один из важных аппаратов буржуазной государственной машины, не могут быть завоеваны, как не может быть завоевано пролетариатом буржуазное государство вообще».

В резолюции II конгресса Коммунистического Интернационала сформулированы принципиальные выводы, определяющие магистральные направления борьбы коммунистических партий за диктатуру пролетариата и использование в ней буржуазных парламентов:

«Следовательно, коммунизм отрицает парламентаризм как форму будущего общества, он отрицает его как форму классовой диктатуры пролетариата, он отрицает возможность длительного завоевания парламентов; он ставит своей целью разрушение парламентаризма. Поэтому речь может идти лишь об использовании буржуазных государственных учреждений с целью их разрушения. В этом и только в этом смысле можно ставить вопрос».

В определении основных направлений тактики коммунистических партий Коминтерн в 1920 году исходил из того, что всякая классовая борьба есть борьба политическая: любая стачка, распространяющаяся по всей стране, начинает угрожать буржуазному государству и тем самым приобретает политический характер. Отсюда логично вытекало, что «вопрос о политической борьбе вовсе не сводится к вопросу об отношении к парламентаризму. Это есть общий вопрос о классовой борьбе пролетариата». А важнейшим методом борьбы пролетариата против буржуазии, следовательно, и её государственной власти, являются прежде всего массовые выступления трудящихся. «Эти массовые выступления организуются и направляются революционными массовыми организациями пролетариата (союзами, партиями, Советами) под общим руководством сплочённой, дисциплинированной, централизованной коммунистической партии».

Парламент определяется в резолюции Коминтерна как «подсобный опорный пункт» в классовой борьбе. Поэтому Коммунистическая партия «идёт в это учреждение не для того, чтобы вести там органическую работу, а для того, чтобы из недр парламента помочь массам взорвать путём выступления государственную машину буржуазии и сам парламент изнутри».

Основным направлением коммунистов в парламентах Коминтерн считал революционную агитацию с парламентской трибуны и разоблачение политических противников с целью идейного сплочения масс, которые нередко остаются преисполненными демократических иллюзий. Эта работа «должна целиком быть подчинена целям и задачам массовой борьбы вне парламента».

Подобный подход к парламентской деятельности, считал II конгресс Коминтерна, коммунистические партии должны проводить не только в отношении национальных парламентов, но и местного самоуправления и коммунальных учреждений. Для этого эти учреждения предстоит превратить в сферу классовой борьбы. В резолюции определены её основные направления в региональных и муниципальных представительных учреждениях:

— составлять революционную оппозицию буржуазной центральной власти;

— делать всё, чтобы оказывать услуги беднейшему населению (хозяйственные мероприятия, организация или попытка организации вооружённой рабочей милиции и т. д.);

— при каждом случае указывать на те преграды, которые буржуазная государственная власть ставит всяким действительно крупным переменам;

— на этой почве вести решительную революционную пропаганду, не боясь конфликта с государственной властью;

— при известных обстоятельствах заменить местные органы самоуправления местными Советами рабочих депутатов».

И делается вывод: «Таким образом, вся работа коммунистов в коммунальных учреждениях должна явиться частью их работы над разложением капиталистической системы».

Что касается избирательной кампании, то, подчёркивается в резолюции, она «должна вестись не в духе погони за максимальным числом парламентских мандатов, а в духе революционной мобилизации масс вокруг лозунгов пролетарской революции… При этом необходимо использовать все массовые выступления (стачки, демонстрации, движения среди солдат и матросов и т. д.), происходящие в данный момент, и установить с ними тесную связь. Необходимо вовлечение в активную работу всех массовых пролетарских организаций».

Резолюция II конгресса Коминтерна предпринимает попытку определить условия, при которых становится целесообразным бойкот парламентаризма. В документе, в частности, отмечается: «Из принципиального признания парламентской работы отнюдь не вытекает абсолютного, при всех и всяческих условиях, признания необходимости конкретных выборов и конкретного участия в парламентских заседаниях. Здесь дело зависит от ряда специфических условий. При определённом сочетании этих условий может оказаться необходимым выход из парламента… Бойкот выборов или парламента, а равно выход из последнего, допустим, главным образом, тогда, когда имеются налицо условия для непосредственного перехода к вооружённой борьбе за власть».

Принципиальное же значение здесь, как и во всей резолюции, имеет следующий вывод: «Так как центр тяжести лежит во внепарламентской борьбе за государственную власть, то… вопрос о массовой борьбе за неё несоизмерим с частным вопросом об использовании парламентаризма».

Представляется, что сохраняет актуальность и следующий пункт резолюции «Коммунистические партии и парламентаризм», принятой II конгрессом Коммунистического Интернационала:

«Коммунистические партии должны отказаться от старой социал-демократической привычки проводить в депутаты исключительно так называемых „опытных” парламентариев, главным образом, адвокатов и т. п. По правилу необходимо выдвигать в кандидаты рабочих, не смущаясь тем, что это иногда будут рядовые члены партии без большого парламентского опыта. Коммунистическая партия должна беспощадно преследовать те карьеристские элементы, которые примазываются к коммунистическим партиям с целью пройти в парламент. Центральные Комитеты коммунистических партий должны санкционировать кандидатуры только тех людей, которые долголетней работой доказали свою безусловную преданность рабочему классу».

Оценивая этот документ, принятый около века назад, надо, пользуясь ленинским подходом, иметь в виду его всемирно-историческое значение для международного коммунистического движения как в широком, так и в узком смысле слова. Иначе говоря, многие его положения заслуживают прямого использования в современной практике коммунистических партий.

Но в данном случае хотелось бы обратить внимание на его историческое значение в широком смысле слова, на заложенные в нём мощные методологические возможности. Они связаны с тем, что коммунисты в отношении парламента последовательно применяют доктрину, разработанную ещё 150 лет назад при создании Международного товарищества рабочих (I Интернационала), но при этом, следуя материалистической диалектике, учитывают меняющиеся общественно-политические и социально-экономические условия.

Переход от царства эксплуатации человека человеком к товарищескому способу производства (социализму) является объективным мировым процессом. Поэтому каждая коммунистическая партия не только заинтересована, но и обязана быть элементом глобального солидарного революционного процесса. Современная глобализация лишь усиливает действие этого фактора.

К числу установок, заслуживающих заимствования и постоянного использования в деятельности КПРФ, безусловно заслуживает требование Португальской Коммунистической партии к каждому своему члену завоевывать доверие работников предприятия или организации, на которых они трудятся. Вот как об этом сказано в присланном ответе: «Так как Португальская коммунистическая партия — это партия всего рабочего класса и трудящихся, то приоритетной задачей как для самой партии, так и для её членов является разъяснительная работа, формирование классового самосознания, организация единства и рабочей борьбы. Это значит, что перед каждым членом партии эта задача стоит как приоритетная: завоевать на рабочих местах доверие трудящихся, принимать на себя ответственность на разных уровнях профсоюзной организации и развивать эту работу, как и должен делать коммунист в соответствии с коллективным обсуждением своей партийной организации».

Очевидно, что такая установка заслуживает изучения, освоения и повседневного применения в нашей практике. Такое же внимание целесообразно обратить на ещё одно положение португальских коммунистов:

«Вместе с привлечением новых ресурсов и переходом к альтернативе всевластию частной собственности результаты борьбы можно измерить успехом в достижении ежедневных требований за повышение заработной платы, за сокращение рабочего дня, за достойные контракты для временных работников, против гибких и нестабильных условий труда, в защиту прав трудящихся. Из понимания борьбы и оценки её результатов рождается убеждение, которое одновременно способно стать и прокламацией, и обращением: „Когда ты борешься, ты не всегда можешь победить, но если ты не сражаешься, ты всегда проигрываешь”. Эта идея плотно связана с одним из лозунгов, который очень часто выкрикивают на демонстрациях в Португалии „Борьба продолжается”».

В Рабочей партии Бельгии главным направлением удара является не бюрократия и чиновничество, а борьба против эксплуатации наёмного труда. Такая установка обеспечивает ей преимущества в сотрудничестве с профсоюзами. В письменном ответе в Международный отдел ЦК КПРФ и редакцию «Правды» бельгийские товарищи пишут: «Рабочая партия Бельгии способствует популяризации профсоюзных организаций и активно пропагандирует вступление в профсоюзы своих членов. Но главные её усилия на этом направлении сконцентрированы на поддержке профсоюзов в целом по всей стране. Мы защищаем своих товарищей по классу на их рабочих местах (под рабочими местами здесь и далее понимаются заводы, фабрики и другие предприятия и учреждения. — В.Т.), помогаем развивать на предприятиях общественное движение против роста эксплуатации трудящихся».

Не может не представлять интереса следующее заявление, содержащееся в письме Японской коммунистической партии: «Предприятия и организации, где сосредоточен рабочий класс, являются пространством не только для деятельности профсоюзов. Сегодня можно говорить об исторической необходимости вести активное партийное строительство на рабочих местах. Мы считаем своим долгом создавать партийные ячейки на рабочих местах, то есть на заводах, фабриках и т. д., и передать их следующему поколению. Более того, создание новых ячеек там, где сконцентрированы рабочие, является важнейшей задачей как в содействии развитию рабочего движения и объединенного фронта японских профсоюзов, так и в создании „экономики, управляемой по правилам”, как записано в Программе Японской коммунистической партии.

Текущая ситуация на рабочих местах, будь то крупная корпорация, офис государственной организации или школа, характеризуется отсутствием антикоммунистических настроений и наличием новых ожиданий в отношении ЯКП. В результате теперь руководство Ренго (федерация профсоюзов, которая многие послевоенные десятилетия сотрудничала с Социалистической партией Японии, но в 1990-е годы СПЯ изменила и свою программу, и своё название, объявив себя Демократической партией Японии) уже не может, как раньше, навязывать своим членам принудительную поддержку ДПЯ. У нашей партии появляется новая возможность увеличить своё численное присутствие на рабочих местах.

Причиной исторической необходимости вести партийное строительство на рабочих местах стали… упорная борьба членов ЯКП против антикоммунистической дискриминации на рабочих местах и одновременная защита прав, положения и быта трудящихся. В следовании этому курсу мы должны быть тверды».

Здесь уместно такое замечание: создание партийных ячеек там, где сконцентрирован рабочий класс, совсем не означает их регистрацию (в том числе во внутрипартийной документации) в качестве производственных; они могут оставаться и территориальными, но работать именно «там, где сконцентрированы рабочие».

Целесообразно обратить внимание на такое направление деятельности Коммунистической партии Индии (марксистской), как работа с «неофициальным» сектором экономики с целью предупреждения раскола рабочего класса. Вот как пишут об этом товарищи из ЦК КПИ(м):

«В условиях империалистической глобализации происходит резкий скачок в увеличении численности трудящихся, которые работают на фабриках и заводах, но при этом лишены социальных льгот и по отношению к ним не соблюдается трудовое законодательство. Как в государственном, так и в частном секторе примерно 50—60% трудящихся фабрик и заводов попадают в категорию временных или подрядных работников.

В соответствии с последними данными государственной статистики в Индии каждые трое из четырёх рабочих, занятых в несельскохозяйственных отраслях экономики, трудятся в неофициальном секторе.

Из них 70—80% не имеют никаких трудовых прав и социальных льгот, включая социальное обеспечение. Существует также огромное число самозанятых работников, которые также трудятся в неофициальном секторе. Эти категории, как правило, тоже входят в состав рабочего класса.

Помимо них, есть ещё миллионы работников, которые трудятся в сельском хозяйстве».

Левая партия Германии уделяет серьёзное внимание работе с мигрантами. В опубликованном накануне октябрьского Пленума докладе «Положение рабочего класса России и задачи КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде» и в выступлении Г.А.Зюганова на Пленуме на эту проблему тоже обращено внимание. В частности, в выступлении на Пленуме отмечалось: «Центральный Комитет уже поставил задачу вести поиск путей влияния на трудовых мигрантов. Важно видеть эту проблему через призму программного положения КПРФ о восстановлении Союза ССР. Отделу ЦК по национальной политике стоит проработать вопрос о создании общественного совета по сотрудничеству с трудовыми мигрантами. В состав совета можно пригласить ветеранов КПСС с опытом деятельности в союзных республиках. На местах пора активнее сотрудничать с национальными землячествами». Но поскольку у российских коммунистов опыта в этом направлении деятельности недостаточно, то есть смысл обратиться к опыту немецких левых, как и к опыту в этом направлении, накопленному Коммунистической партией Греции.

У Коммунистической партии Бразилии большое внимание уделяется установке на классовое сплочение трудящихся и внесение пролетарского сознания в массы через профсоюзы. Вот как об этом написано в ответе руководства КПБ: «Коммунистическая партия Бразилии считает, что рабочий класс является той силой, которая способна коренным образом изменить общество. Поэтому, мы убеждены, что деятельность нашей партии должна быть сосредоточена на формировании классового пролетарского сознания у трудящихся, эксплуатируемых капиталом. Это вытекает из программной цели коммунистов, предусматривающей построение процветающего социально справедливого общества. Стратегический курс на социалистическое созидание, убеждения в необходимости постоянно подчинять все свои действия исторической перспективе, побуждает КПБ считать приоритетной партийной задачей работу коммунистов, направленную на классовое сплочение трудящихся. Поэтому мы прилагаем большие усилия к организации бразильского рабочего класса в рамках профсоюзного движения.

Мы убеждены, что такое понимание основного направления борьбы коммунистов за влияние в рабочем классе не является какой-то особенностью Бразилии. Считаем, что это — закономерность, которая присуща всем коммунистическим и рабочим партиям: необходимость содействовать усилению профсоюзов, широких и плюралистических».

Тема отношений Коммунистической партии и профсоюзов сегодня становится особой головной болью коммунистов России.

Коммунисты и профсоюзы

Как ясно из доклада Г.А.Зюганова, опубликованного накануне октябрьского Пленума ЦК КПРФ, отношения российских коммунистов с профсоюзами налажены крайне слабо. Очевидно, это не случайность. В государствах, возникших после буржуазных контрреволюций на месте европейских социалистических стран, политические ориентиры профсоюзов и партий марксистско-ленинской идеологии оказались направлены в разные стороны. Прежние профсоюзы, имевшие опыт деятельности в условиях социализма, либо полностью сошли с общественной сцены, либо настолько трансформировались, что превратились в организации буржуазного тред-юнионистского типа, избравшие для себя роль прислуги капиталу.

Такая ситуация характерна не только для России. Вот фрагмент ответа ЦК Коммунистической партии Чехии и Моравии: «С сожалением приходится констатировать, что систематического сотрудничества и даже систематического общения между КПЧМ и профсоюзным движением на центральном, провинциальном, районном уровнях, как и на уровне первичных организаций, не существует. В значительной степени это результат всего общественно-политического и социально-экономического развития Чешской Республики после ноября 1989 года… Конечно, отсутствие систематических отношений в немалой степени объясняется тем, что профсоюзные центры находятся под воздействием антикоммунизма, а собственный антикоммунизм прикрывают ссылками на так называемую аполитичность профсоюзов. Но и сама Компартия не имеет функциональной модели контактов с профсоюзными штаб-квартирами. Многие члены партии проявляют в отношении к профсоюзам очень сдержанный подход и считают их либо „желтыми”, либо полностью находящимися под влиянием социал-демократии».

Конечно, отношения между компартиями бывших социалистических государств (в том числе КПРФ) и профсоюзами можно объяснить реакционным характером вписавшихся в буржуазное жизнеустройство профсоюзов. В ряде европейских стран (в частности, в России и многих так называемых новых государствах на просторах Советского Союза, а также в Восточной Европе) официальные профсоюзы стоят на позициях отказа от какого-либо сотрудничества с коммунистическими партиями. Произошло массовое возрождение реакционных профсоюзов. В такой ситуации компартии, будучи отторгаемые руководством этих рабочих организаций, существенно ослабили своё влияние в профсоюзном движении. Фактически они снова, как и на рубеже 1910—1920-х годов прошлого века, оказались перед вопросом, который обсуждался ещё перед II конгрессом Коммунистического Интернационала. В работе «Детская болезнь „левизны” в коммунизме» В.И.Ленин так сформулировал его: «Следует ли революционерам работать в реакционных профсоюзах?».

Поскольку проблема вновь стала в полный рост, то обратимся к ленинскому анализу и его рекомендациям, так как принципиальная ситуация в отношениях между коммунистами и рабочим движением вернулась к положению вековой давности. Вероятно, есть основания воспользоваться и ленинским подходом к вернувшейся проблеме: «Таким же смешным ребяческим вздором не могут не казаться нам и важные, совсем учёные и ужасно революционные разговоры… на тему о том, что коммунисты не могут и не должны работать в реакционных профсоюзах, что позволительно отказываться от этой работы, что надо выходить из профсоюзов и создавать обязательно совсем новенький, совсем чистенький, весьма милыми (и большей частью, вероятно, весьма юными) коммунистами придуманный „рабочий союз” и т. д. и т. п.». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 32—33).

Надо признать, что фраза полна даже не иронии, а сарказма. Но Владимир Ильич ясно и аргументировано объясняет свою позицию, исходя из коренных интересов классовой борьбы: «Профсоюзы были гигантским прогрессом рабочего класса в начале развития капитализма, как переход от распылённости и беспомощности рабочих к начаткам классового объединения. Когда стала вырастать высшая форма классового объединения пролетариев — революционная партия пролетариата (которая не будет заслуживать своего названия, пока не научится связывать вождей с классом и с массами в одно целое, в нечто неразрывное), тогда профсоюзы стали неминуемо обнаруживать некоторые реакционные черты, некоторую цеховую узость, некоторую склонность к аполитицизму, некоторую косность и т. д. Но иначе как через профсоюзы, через взаимодействие их с партией рабочего класса нигде в мире развитие пролетариата не шло и идти не могло». (Там же. С. 33—34).

Следовательно, нельзя ожидать от профсоюзов такой же политической зрелости, как от пролетарской марксистско-ленинской партии. Прежде всего не будем забывать, что эти рабочие союзы изначально формировались для защиты экономических интересов наёмных работников. А экономическая форма классовой борьбы, как было убедительно доказано ещё К.Марксом и Ф.Энгельсом, является первой и низшей формой борьбы пролетариата.

Именно поэтому основой их организации было даже не классовое, а только профессиональное единение, так как отстаивались первоначально не столько общие интересы класса, сколько специфические интересы работников, находящихся в одинаковых условиях производства. Только тогда, когда их борьба вышла на забастовочный уровень, приобрела чрезвычайную актуальность рабочая солидарность, которая не могла ограничиваться узкопрофессиональными рамками. Расширение борьбы за интересы наёмного труда делало профсоюзы всё более классовыми.

Но обретение профессиональными союзами классового характера сделало профсоюзы не только субъектом, но и объектом классовой борьбы. Они становились предметом усиленного манипулирования не только отдельных работодателей, но и всего класса капиталистов, действовавшего как непосредственно, так и нанимавшего себе профессиональных слуг, в том числе из стана социал-предателей.

И В.И.Ленин предупреждает: «Нет сомнения, господа „вожди” оппортунизма прибегнут ко всяческим проделкам буржуазной дипломатии, к помощи буржуазных правительств, попов, полиции, судов, чтобы не допустить коммунистов в профсоюзы, всячески вытеснить их оттуда, сделать им работу внутри профсоюзов возможно более неприятной, оскорблять, травить, преследовать их. Надо уметь противостоять всему этому, пойти на все и всякие жертвы, даже — в случае надобности — пойти на всяческие уловки, хитрости, нелегальные приёмы, умолчания, сокрытие правды, лишь бы проникнуть в профсоюзы, остаться в них, вести в них во что бы то ни стало коммунистическую работу. При царизме до 1905 года у нас не было никаких „легальных возможностей”, но когда Зубатов, охранник, устраивал черносотенные рабочие собрания и рабочие общества для ловли революционеров и для борьбы с ними, мы посылали на эти собрания и в эти общества членов нашей партии (я лично помню из числа их тов. Бабушкина, выдающегося питерского рабочего, расстрелянного царскими генералами в 1906 году), которые устанавливали связь с массой, изловчались вести свою агитацию и вырывали рабочих из-под влияния зубатовцев». (Там же. С. 38).

Ленинская позиция ясна и прозрачна: партия, коммунисты должны быть всюду, где есть трудящиеся массы. В том числе там, куда их не зовут, где их не ждут. Интересы классовой борьбы требуют участия во всех массовых организациях, тем более в массовых организациях рабочего класса. Кстати, работе коммунистической партии в реакционных профсоюзах и других подобных сообществах и структурах могут серьёзно содействовать парламентарии.

Но Владимир Ильич обращает внимание на другую сторону проблемы. Ведь в начале XX столетия (как и в начале XXI века) реакционность профсоюзов определяется не мировидением большинства их членов, а политической позицией профбоссов. И он пишет:

«И именно такую глупость делают „левые” … коммунисты, которые от реакционности и контрреволюционности верхушки профсоюзов умозаключают к... выходу из профсоюзов!! к отказу от работы в них!! к созданию новых, выдуманных, форм рабочей организации!! Это — такая непростительная глупость, которая равносильна наибольшей услуге, оказываемой коммунистами буржуазии». (Там же. С. 36).

В.И.Ленин считал, что вопрос о работе в профсоюзах, тем более реакционных, имеет столь важное значение для коммунистического движения, что его необходимо специально вынести на обсуждение III конгресса Коммунистического Интернационала. Проходивший с 22 июня по 12 июля 1921 года III конгресс Коминтерна в числе других вопросов рассматривал вопросы «Борьба с Амстердамским жёлтым объединением профсоюзов» и «Международный совет красных профсоюзов и Коминтерн». В июле 1921 года в Москве на международном конгрессе революционных профессиональных и производственных союзов, которым реформистские лидеры закрыли доступ в Амстердамский интернационал профсоюзов, был образован Красный Интернационал профсоюзов — Профинтерн.

В то же время уже весной 1920 года Ленин сформулировал принципиальную позицию коммунистов в отношении к профсоюзам. Он писал:

«Чтобы уметь помочь „массе” и завоевать симпатии, сочувствие, поддержку „массы”, надо не бояться трудностей, не бояться придирок, подножек, оскорблений, преследований со стороны „вождей” (которые, будучи оппортунистами и социал-шовинистами, в большинстве случаев прямо или косвенно связаны с буржуазией и с полицией) и обязательно работать там, где есть масса. Надо уметь приносить всякие жертвы, преодолевать величайшие препятствия, чтобы систематически, упорно, настойчиво, терпеливо пропагандировать и агитировать как раз в тех учреждениях, обществах, союзах, хотя бы самых что ни на есть реакционных, где только есть пролетарская или полупролетарская масса. А профсоюзы и рабочие кооперативы… — это именно такие организации, где есть масса». (Там же. С. 36—37).

При этом он подчёркивал, что последовательно проводит в отношении профсоюзов позицию родоначальников теории научного коммунизма. Он прямо ссылался на их конкретные высказывания: «Не работать внутри реакционных профсоюзов, это значит оставить недостаточно развитые или отсталые рабочие массы под влиянием реакционных вождей, агентов буржуазии, рабочих аристократов или „обуржуазившихся рабочих” (ср. Энгельс в 1858 г. в письме к Марксу об английских рабочих)». (Там же. С. 36).

В связи с реальными большими трудностями в деле завоевания профсоюзов, которые стали фактически «жёлтыми» и соглашательскими, которые «пляшут польку-бабочку вместе с работодателями», в последние годы в коммунистических партиях началась работа по поддержке на предприятиях альтернативных профсоюзов. В 1920 году В.И.Ленин решительно осуждал такую тактику и утверждал, что «на самом деле она в корне ошибочна и ничего кроме пустых фраз в себе не содержит». (Там же. С. 29).

Однако принципиально соглашаясь с такой позицией, надо всё же иметь в виду, что она носила конкретно-исторический характер.

Об этом свидетельствует в частности развитие этой идеи И.В.Сталиным во время обсуждения в Коминтерне вопроса о работе в профсоюзах.

В опубликованной в «Правде» работе «К международному положению и задачам компартий» (22 марта 1925 г.) Сталин безоговорочно следует ленинскому указанию завоёвывать существующие профсоюзы. Поскольку за пять лет коммунистическое движение заметно окрепло, то он усложняет задачу: «Двинуть вперёд и довести до конца дело борьбы за единство профдвижения, памятуя, что дело это является вернейшим средством овладения миллионными массами рабочего класса. Ибо нельзя овладеть миллионными массами пролетариата, не овладев профсоюзами, а овладеть профсоюзами невозможно, не работая в них и не обретая там доверия рабочих масс месяц за месяцем, год за годом. Без этого нечего и думать о завоевании диктатуры пролетариата» (Сталин И. Соч. Т. 7. С. 57).

Примечательно, что борьбу за влияние в профсоюзах И.В.Сталин напрямую увязывает с завоеванием власти, то есть соединяет вопросы парламентаризма с проблемами революционного пролетарского движения. Эту связь он, как и В.И.Ленин, оставляет неизменной во всех своих высказываниях, касающихся профсоюзов. Подобный подход мы находим и в речи Сталина 2 марта 1926 года во французской комиссии VI пленума Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала (ИККИ). Там он говорил: «Только та партия, которая умеет держать широкую связь с профсоюзами и их руководителями и которая умеет устанавливать настоящий пролетарский контакт с ними, только такая партия может завоевать большинство рабочего класса на Западе. Вы сами знаете, что без завоевания большинства рабочего класса рассчитывать на победу невозможно». (Там же. Т. 8. С. 106).

Однако хотелось бы обратить внимание на то, что в изменяющихся условиях И.В.Сталин корректировал свою точку зрения. Выступая с речью «О правой опасности в Германской компартии» на заседании Президиума ИККИ 19 декабря 1928 года, он по-новому подходит к вопросу о создании «параллельных», «новых» профсоюзов. Касаясь позиции одного из руководителей ГКП, Сталин говорит: «Он не одобряет того, что германские коммунисты в борьбе за организацию локаутированных металлистов вышли из рамок существующих профсоюзов и расшатали эти рамки. Он видит в этом нарушение постановлений IV конгресса Профинтерна. Он говорит, что Профинтерн указал коммунистам работать только внутри профсоюзов. Это чепуха, товарищи! Ничего подобного Профинтерн не указывал. Говорить так — это значит обречь компартию на роль пассивного зрителя классовых боёв пролетариата.

Говорить так — это значит похоронить идею руководящей роли компартии в рабочем движении.

Заслуга германских коммунистов в том именно и состоит, что они не дали себя запугать болтовнёй о „профсоюзных рамках” и перешагнули эти рамки, организуя борьбу неорганизованных рабочих против воли профбюрократов. Заслуга германских коммунистов в том именно и состоит, что они искали и нащупали новые формы борьбы и организации неорганизованных рабочих… Из того, что мы должны вести работу в реформистских профсоюзах, если только эти профсоюзы являются массовыми организациями, — из этого вовсе не следует, что мы должны ограничивать свою массовую работу работой в реформистских профсоюзах, что мы должны стать рабами норм и требований этих профсоюзов... Поэтому вполне представима такая обстановка, при которой может оказаться необходимым создание параллельных массовых объединений рабочего класса, вопреки воле продавшихся капиталистам профсоюзных бонз». (Там же. Т. 11. С. 300—301).

Это сталинское положение о «параллельных» профсоюзах имеет сегодня большое методологическое значение. Во-первых, в нём признаётся целесообразность не столько поддержки, сколько создания коммунистами новых профсоюзов, то есть таких профсоюзов, которые противостоят профсоюзам реформистским, по определению В.И.Ленина, реакционным. Противопоставление одного соглашательского профсоюза другому соглашательскому профсоюзу, не менее пропитанному буржуазной идеологией и предрассудками, едва ли имеет смысл. Во-вторых, создание новых профсоюзов не является поводом для того, чтобы отказываться коммунистам от работы в старых реформистских, реакционных профсоюзах.

Учёт новых исторических условий означает не сужение зоны действия коммунистов, а напротив — её расширение. Поэтому полностью сохраняется значение ленинского наказа: «...Задача коммунистов — уметь убедить отсталых, уметь работать среди них, а не отгораживаться от них выдуманными ребячески-„левыми“ лозунгами». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 38).

В полученных из братских партий ответах на наши вопросы прежде всего заслуживает их мнение о том, найдена ли в ходе классовой борьбы какая-либо альтернатива профессиональным организациям.

Это мнение практически однозначно: в борьбе за влияние в рабочем движении главным каналом связи являются профсоюзы.

Вот несколько фрагментов из писем.

ЦК Рабочей партии Бельгии: «Рабочая партия Бельгии способствует популяризации профсоюзных организаций и активно пропагандирует вступление в профсоюзы своих членов. Но главные её усилия на этом направлении сконцентрированы на поддержке профсоюзов в целом по всей стране… В Бельгии популярность профсоюзов не угасает. Ещё никогда уровень вступления в профсоюзы не был настолько высоким. В стране, где более 70% трудящихся является членами профсоюзных организаций, создание новых профсоюзных организаций не стоит на повестке дня. Напротив, нужно стараться усилить существующие профсоюзные организации, чтобы лучше защищать интересы трудящегося класса».

ЦК Коммунистической партии Греции: «В Греции исторически сложилось так, что коммунисты с момента создания партии возглавили процесс формирования профсоюзов. Коммунистическая партия Греции (КПГ) имеет глубокие корни в рабочем движении страны, и коммунисты выступают в авангарде борьбы за права трудящихся, активно участвуют в деятельности профсоюзов. Сегодня ключевой задачей для КПГ, являющейся партией рабочего класса Греции, является реорганизация и укрепление профсоюзного движения.

Коммунисты являются плотью от плоти рабочего движения, его авангардом, органически связаны с ним. Это обеспечивается выполнением уставных обязательств членов КПГ: участием в своих профсоюзах. Кроме того, Устав КПГ предусматривает, что „в целях результативной реализации роли партии в массовых рабочих и народных организациях руководящие партийные органы создают партийные группы из числа членов партии, избранных в органы управления этих организаций, и других членов партии, действующих под их руководством, для конкретизации и продвижения целей партии. Если в органы управления таких организаций не избраны члены партии, создаётся небольшая партийная группа из членов партии, активно работающих в данной организации. Партийные группы с согласия партийных организаций могут проводить совещания членов и сторонников партии, работающих на данных участках. Партийные группы на основе общих позиций партии и направлений соответствующих руководящих органов обсуждают вопросы данного сектора деятельности”».

Коммунистическая партия Индии (марксистская): «Сотрудничество между партией и профсоюзами организуется через наших партийных товарищей, которые работают внутри этих профсоюзов. Формируются комитеты фракций, которые курируют работу партийных товарищей, занятых профсоюзной работой. Эти комитеты фракций осуществляют свою деятельность под руководством соответствующих партийных комитетов на национальном или региональном уровне в зависимости от того, национальным или региональным является данный конкретный профсоюз. Мы считаем профсоюзы наиболее подходящей организацией для проведения повседневной работы среди трудящихся. Что касается политических настроений рабочих масс, то они должны направляться партией».

Японская коммунистическая партия: «Первичными элементами солидарности рабочего класса являются трудовые профсоюзы.

ЯКП уверена, что демократическое классовое укрепление профсоюзов должно стать ключевым фактором. Мы не верим, что в данный момент есть какая-либо альтернатива рабочим профсоюзам, что существует необходимость для создания разного рода новых организаций».

Более того, коммунисты Японии ставят перед собой задачу расширения профсоюзного пространства в обществе: «На XXVI съезде Японской коммунистической партии, состоявшемся в январе 2014 года, было заявлено, что для классовых и демократических рабочих движений ключевым вопросом является возможность объединения неорганизованных рабочих при проведении различных мероприятий. Более того, мы планируем организовать ряд мероприятий по различным инициативам, направленным на улучшение условий труда. На них будут учитываться голоса неорганизованных рабочих (на январь 2014 г. доля членов профсоюзов составляла 17,7% тех, кто в Японии относится к рабочему классу)».

Задачу расширения организационной работы среди трудящихся ставит и Левая партия Германии.

Жёстко формулирует своё отношение к месту и роли профсоюзов Коммунистическая партия Бразилии, почти все руководители которой вышли из профсоюзов и именно в них прошли начальную школу классовой борьбы. Вот как ЦК КПБ излагает свою позицию: «Возникают ложные теории об устарелости профсоюзных организаций, якобы отживших свой век. Такие рассуждения особенно часты в структурах троцкистского толка. Учитывая возникшие трудности, они пытаются создать новые, не испытанные практикой классовой борьбы организационные модели. Среди них распространены иллюзорные проекты, предполагающие присоединить к профсоюзам другие социальные движения — жилищные, студенческие и прочие. Но уже первые попытки воплотить эти инициативы в реальность доказали их нежизненность и бесполезность, они не имеют популярности в нашей стране. Для Коммунистической партии Бразилии ключом к выработке наших действий в этой новой реальности является углубление работы в профсоюзах, чтобы помочь им укорениться на рабочих местах».

Заслуживает внимания практика ряда коммунистических и рабочих партий давать своим членам поручение работать в профсоюзах. Такой заинтересованный подход к рабочим организациям проявляют Коммунистическая партия Чили, Коммунистическая партия Индии (марксистская), Филиппинская коммунистическая партия (ФКП-1930).

Естественно, что интерес руководящих органов компартий вызывает в большинстве случаев ответную реакцию. Вот как об этом пишет ЦК ФКП-1930: «Уже стало практикой приглашать представителей Филиппинской коммунистической партии (ФКП-1930) для выступлений на совместных митингах и конференциях, организованных профсоюзами с их участием или участием других массовых организаций, возглавляемых партийными кадрами. В прошлом мае генеральный секретарь ЦК ФКП товарищ Антонио Парис обращался с речью к конфедерации профсоюзов, в которой изложил партийное видение пути демократического движения к социализму и конкретной формы борьбы, направленной на достижение этих целей».

Не менее интересна и такая практика филиппинских коммунистов: «Копии ежемесячного бюллетеня «Сулонг» («Вперёд»), основного печатного органа ФКП-1930, регулярно направляются во все профсоюзные федерации, а электронные копии рассылаются на электронную почту руководителям и членам некоторых профсоюзов и других массовых организаций, непосредственно не связанных с нашей партией. ФКП-1930 также приглашает другие профсоюзные федерации принять участие в праздновании партией её основных дат, включая дату её официального провозглашения 7 ноября 1930 года». Действительно, как говорит народная мудрость, «если гора не идёт к Магомеду, то Магомед идёт к горе». КПРФ тоже есть смысл стать таким «Магомедом».

Компартия, профсоюзы

и классовая борьба

Понятно, что поддержка профсоюзов, стремление помочь им расширить поле своей деятельности, создание коммунистических фракций в профсоюзах связано с тем, что большинство коммунистических партий видят в профсоюзах ту самую организацию, которая способна организовать классовую борьбу за права и интересы трудящихся. При этом Японская компартия подчёркивает, что, с одной стороны, необходимо пускать корни в профсоюзах независимо от их политической направленности, с другой — определяет своей стратегической целью создание классовых профсоюзов.

Тема классового характера профсоюзов была одной из основных в заочном интервью с генеральным секретарём Всемирной федерации профсоюзов Георгисом Маврокисом. Он так ответил на этот вопрос:

«Классово ориентированное профсоюзное движение было создано трудящимися для трудящихся, чтобы на всех этапах своей деятельности служить как краткосрочным, так и долгосрочным интересам рабочего класса.

Классово ориентированное движение основывается на теории К.Маркса. Это движение, которое выражает интересы единого рабочего класса. Это движение, которое каждый день стремится диалектически объединить форму и содержание борьбы в рамках её тактических приёмов и шагов для достижения стратегической задачи: краха капитализма.

Классово ориентированное движение — это движение, которое ежедневно борется за решение актуальных проблем трудящихся (заработная плата, безработица, социальные гарантии и т. д.) и посредством этой борьбы твёрдым шагом продвигается к полному решению основных проблем трудового народа, к избавлению от капиталистической жестокости, к ликвидации эксплуатации человека человеком».

Более чем в половине ответов, пришедших из братских партий в Международный отдел ЦК КПРФ и в редакцию газеты «Правда», их авторы считают едва ли не самым эффективным средством классовой борьбы рабочую забастовку. Такая позиция не нова. Ещё в первом подготовленным В.И.Лениным проекте программы социал-демократической партии значительное внимание уделено стачечному движению: «Каждая стачка сосредоточивает всё внимание и все усилия рабочих то на одном, то на другом условии, в которые поставлен рабочий класс. Каждая стачка вызывает обсуждение этих условий, помогает рабочим оценить их, разобраться, в чём состоит тут давление капитала, какими средствами можно бороться против этого давления. Каждая стачка обогащает опыт всего рабочего класса. Если стачка удачна, она показывает ему силу объединения рабочих и побуждает других воспользоваться успехом товарищей. Если она не удачна, она вызывает обсуждение причин неуспеха и изыскание лучших приёмов борьбы». (Там же. Т. 2. С. 103).

В этой ленинской работе выделяются три ключевых идеи, заложенные в стачечной борьбе. Во-первых, во время стачки наёмные работники учатся «распознавать и разбирать один за другим приёмы капиталистической эксплуатации», соотнося их, с одной стороны, с законом и своими жизненными условиями, с другой — с интересами класса эксплуататоров. Во-вторых, в «этой борьбе рабочие пробуют свои силы, учатся объединению, учатся понимать необходимость и значение его». И чем острее борьба, тем яснее осознаётся роль чувства пролетарской солидарности. В-третьих, «эта борьба развивает политическое сознание рабочих. Масса рабочего люда поставлена условиями самой жизни в такое положение, что они (не могут) не имеют ни досуга, ни возможности раздумывать о каких-нибудь государственных вопросах.

Но борьба рабочих с фабрикантами за их повседневные нужды сама собой и неизбежно наталкивает рабочих на вопросы государственные, политические, на вопросы о том, как управляется русское государство, как издаются законы и правила и чьим интересам они служат». (Там же. С. 104—105).

Ленинское видение забастовки как важнейшей формы классовой борьбы находит понимание и развитие в политической деятельности многих современных коммунистических партий. Обратимся, например, к позиции Прогрессивной партии трудового народа Кипра (АКЕЛ): «Наиболее распространённой формой борьбы профсоюзов, направленной на защиту прав трудящихся на Кипре, является забастовка на рабочем месте (заводе, фабрике и т. д.) или в определённом секторе экономики. В феврале 2013 года прошла многодневная забастовка строительных рабочих, требованием которой было возобновление коллективного соглашения. Трудящиеся Кипра в разных формах выражали свою солидарность и поддержку борьбе бастующих строительных рабочих».

Аналогичная позиция у Левой партии Германии: «В течение последних нескольких лет достигнут значительный прогресс в области решения трудовых конфликтов в основном в сфере общественных услуг. Полезный опыт использования новых форм стачек был приобретён недавно в сферах розничной торговли, здравоохранения, а также и в области образования, который может использоваться и в других областях экономики. Это как раз и относится к вопросу о том, как можно достичь возрождения деятельности профсоюзов посредством определённой стачечной культуры».

Об успешном использовании стачечной борьбы рассказывает секретариат Партии итальянских коммунистов (ПИК), рассматривая её как пример сотрудничества с профсоюзами: «В качестве примера этого взаимодействия можно привести активную вербовочную политику, благодаря которой ПИК оказалась на организованной в Риме совместно с профсоюзом Конфедерации низовых комитетов (Кобас) национальной забастовке против Европейского семестра среди основных инициаторов выдвижения социальных требований в защиту прав на трудоустройство, на повышения заработной платы, пенсий, против политики Европейского союза».

Коммунистическая партия Индии делится в своём письме опытом организации новых субъектов протестной активности: «Сегодня выделяется новая огромная трудовая масса — это женщины-работницы, такие как, например, сотрудницы центров Анганвади, центров обеспечения школьников обедами, которым государство отказывало в статусе государственных служащих. Они посредством своих активных действий, забастовок и демонстраций уже заявили, что являются частью рабочего класса». В этом же письме отмечается проведение 48-часовой забастовки против повышения цен и роста безработицы.

ЦК Коммунистической партии Чили рассматривает забастовки как стимул поддерживать профсоюзные организации в постоянном отмобилизованном состоянии. Товарищи пишут: «Коммунистическая партия полностью поддерживает требования профсоюзов, настаивающих на изменении трудового законодательства в стране. Забастовки и постоянная мобилизация рабочих профсоюзами были теми стратегиями, которые использовало профсоюзное движение для реализации этих требований, чтобы заставить институты власти, унаследованные от диктатуры, воспринять интересы трудящихся. Подобная двойная стратегия Компартии была успешной, так как в настоящее время импульс, придаваемый программе реформ в сфере труда, является одним из стержней нынешней правительственной коалиции. Успех рабочего класса теперь будет зависеть в значительной мере от активности и профсоюзного движения в реализации своей надзорной роли».

В этой информации заслуживает внимания не только отношение к стачечной борьбе, но и один из поводов для такой борьбы. Чилийские профсоюзы по инициативе коммунистов выступают с требованием восстановить ответственность государства за состояние отношений между трудом и капиталом. Среди их требований существенное место занимает реализация профсоюзным движением своей надзорной функции.

В том же ряду стоят и требования, выдвигаемые профсоюзами по инициативе Партии итальянских коммунистов. Учитывая «современные способы регулирования трудовых отношений, допускающих ныне широко распространяемые формы контрактной работы, без гарантированной социальной защиты, расширение выплат по безработице, борьбу против промышленной передислокации, возрождение „государственного” вмешательства в экономику, выработку индустриальной стратегии развития страны. Всё это должно анализироваться партией и оцениваться с точки зрения очень тщательного учёта социально-классовых интересов и изменяющихся общественных структур третьего тысячелетия».

О богатом опыте классовой борьбы свидетельствует ответ португальских товарищей. Привлекает разнообразие форм, которые они используют в своей деятельности по организации рабочего движении: «Формы классовой борьбы рабочих разнообразны. Нет необходимости ничего исключать, нужно только выбрать то, что наилучшим образом подходит для достижения определённой цели и позволяет быстрее мобилизовать и объединить рабочих. Борьба португальского рабочего класса и трудящихся всегда была основана на таких формах, которые включают забастовки и временную приостановку работы в компаниях, в отраслях и секторах экономики и на рабочих местах (на предприятиях и фирмах) и т. д. Спектр этих форм широк — от локальных митингов и демонстраций до всенародных демонстраций и забастовок».

Ещё одна актуальная тема, поднятая во многих письмах руководящих органов братских партий, — формирование чувства классовой солидарности. Партия итальянских коммунистов сообщает, что пролетарская солидарность помогла спасти от закрытия многие всемирно известные предприятия: «В Италии в последние годы мы смогли организовать большинство трудовых протестов, позволивших сохранить предприятия Алкоа, Электролюкс, Луччини, Илва, Фиат, Индезит, только благодаря солидарности рабочих всех этих отраслей промышленности. Но часто протестные выступления не были скоординированы между собой. Социальный разрыв в положении разных категорий рабочих очень сильно затронул концепцию классового единства и сделал её ещё более труднодостижимой на интернациональном уровне».

ЦК АКЕЛ с удовлетворением пишет о проявлениях пролетарской солидарности в своей стране. О конкретных примерах рабочей солидарности информирует ЦК Португальской коммунистической партии: «Классовая солидарность в рабочей среде на разных предприятиях и в разных областях экономики проявляется прежде всего в акциях, которые затрагивают общие интересы всех рабочих. Но она призвана быть неотъемлемой составной частью и специальных протестных мероприятий в секторах экономики или группах компаний, и в акциях всеобщей солидарности трудящихся с их борьбой за свои классовые интересы. Именно так недавно португальский рабочий класс продемонстрировал свою пролетарскую солидарность с борьбой рабочих на военно-морских верфях Виана-ду-Каштело».

Учиться наступать

Пожалуй, самый технологичным в присланных ответах на вопросы ЦК КПРФ и «Правды» было описание организации коммунистами учёбы, направленной на овладение методами классовой борьбы. Этой теме уделяется внимание в каждом втором ответе.

Вчитаемся в информацию, присланную ЦК Коммунистической партии Индии (марксистской). Актив этой партии разрабатывает методические программы ведения стачечной борьбы. Думается, было бы неплохо этот опыт повторить отделу ЦК КПРФ по рабочему, протестному и профсоюзному движению. Разговоры о том, что деиндустриализация сделала забастовки ненужным инструментом защиты рабочих интересов в России, давно выглядят либо наивными и смешными, либо обманными.

Японская коммунистическая партия проводит целевые семинары и совещания по обмену опытом работы коммунистов в рабочем классе: «Мы организовывали ряд встреч по обмену опытом работы членов партии на предприятиях и в учреждениях. Были проведены два обсуждения „Обмен опытом по изучению проблем на рабочих местах“ в 2006 и 2009 годах. Третья дискуссия, которая была посвящена работе коммунистов, занятых в государственном секторе и системе школьного образования, состоялась в 2011 году. В прошлом году прошла встреча актива ячеек ЯКП на рабочих местах. Из этих встреч мы извлекли очень полезные уроки, которые помогают партийному строительству на предприятиях и в учреждениях».

Филиппинская компартия (ФКП-1930) делится опытом проведения семинаров и научно-практических конференций. При этом в ответе сообщается, что такие мероприятия проводятся совместно с профсоюзами. Это — «семинары и конференции по вопросам, касающимся прав трудящихся, таким, как требование повышения уровня заработной платы, заключения бессрочных контрактов, предоставления права на забастовку, страхования жизни и охраны здоровья на рабочем месте, сокращения рабочего дня и т. д.».

Похожее сообщение содержится и в ответе ЦК Коммунистической партии Бразилии: «Помимо политического и организационного сотрудничества с профессиональными организациями трудящихся, КПБ имеет программы, призванные содействовать формированию классового сознания. Для этого ежегодно проводим курсы для рабочего актива в нашей партийной школе».

Несомненный интерес представляет опыт проведения международных школ, накопленный бразильскими коммунистами: «Одна из программ, в рамках которой осуществляется широкий обмен опытом с другими странами, предполагает обучение работников и работниц. КПБ способствует проведению курсов, семинаров и совещаний с этой целью и участию в них рабочего актива. Исторически такие мероприятия организуются чаще всего совместно со школами Lazaro Penha da CTC Кубы и ACFTU Китая».

Но особенно интересной, полезной и подробной представляется информация на эту тему, пришедшая из ЦК Коммунистической партии Чили:

«Сотрудничество развивается в соответствии с двумя взаимосвязанными линиями:

а) Подготовка профсоюзных руководителей в Профсоюзных школах, созданных Коммунистической партией Чили, — как для тех работников, которые только начинают свою профсоюзную деятельность, так и для имеющих руководящий опыт. Данные школы широко открыты для всех. Для поступления в них не требуется членство в компартии. Их основная цель — укрепление профсоюзного движения и ответ на требования трудящихся. В рамках этого направления существуют также Школы партийных кадров нашей партии. Они нацелены главным образом на укрепление политико-идеологической подготовки членов партии.

б) Содействие в разрешении профсоюзных конфликтов путём участия коммунистов в мероприятиях. Партия также широко использует консультирование рабочего актива относительно разработки стратегии профсоюзной политики, трудового законодательства. Компартия Чили считает необходимым участие своих членов на различных уровнях профсоюзной подготовки, что укрепляет отношения профессиональных союзов с первичными организациями. Такая подготовка профсоюзных кадров осуществляется главным образом в виде коллоквиумов по вопросам социального страхования, трудовых реформ, противоречий функционирования неолиберальной экономики, истории профсоюзного движения, развития стратегии массового просвещения и т. п.».

* * *

Этот обзор призван помочь обратить внимание читателя на ту информацию, которую партия получила от братских коммунистических партий в процессе подготовки Пленума ЦК КПРФ, посвящённого проблемам рабочего класса. Обзор явно не исчерпывает всего богатства опыта, накопленного братскими партиями, о котором они кратко сообщили в своих ответах. Публикацию ответов братских партий на наши вопросы в изданной ЦК КПРФ брошюре «Коммунисты и классовая борьба» можно считать первой попыткой инвентаризации боевого арсенала международного коммунистического движения. Возможно, под этим углом зрения целесообразно посмотреть и на «круглые столы», которые проходили в Москве в 2013—2014 годах.

И нельзя не отметить ещё одну важную грань работы, проделанной совместными усилиями Международного отдела ЦК КПРФ и редакции газеты «Правда». Прошедшее «дистанционное общение» коммунистических и рабочих партий, в которых каждый ответ на поставленные вопросы представлял собой копилку опыта классовой борьбы, является замечательным свидетельством пролетарской солидарности.

Это не формальные отчёты в вышестоящие инстанции, а товарищеское осмысление успехов, проблем, отступлений, которыми характеризуется жизнь компартий в последние два десятилетия.

Это, кажется, первый опыт использования международного осмысления актуальной проблемы при подготовке серьёзных политических мероприятий (Пленум ЦК КПРФ, посвящённый положению рабочего класса в России и задачам КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде — это мероприятие значимое даже по меркам международного коммунистического движения), проводимых отдельной компартией. Думается, у нас есть все основания признать его вполне состоявшимся и удачным. Не исключено, что этот эксперимент будет проверяться на свою эффективность и дальше.

Ко всему сказанному надо добавить, что произошедший обмен мнениями — это не только помощь российским коммунистам, не только знак уважения, проявленного к КПРФ, но это ещё и вексель, выданный нашей партии международным коммунистическим движением. И по нему предстоит платить. Прежде всего — достижениями в борьбе с всевластием капитала, за возвращение на путь социалистического развития.

А это значит, что коммунистам России уже в ближайшее время предстоит переводить стрелку с не слишком обязывающего протестного движения к классовой борьбе, у которой не бывает обратного хода.

Это не только смена лозунгов, но прежде всего изменение характера партийной деятельности, насыщение её наступательностью, боевитостью, масштабностью не отдалённых, а вполне видимых, осязаемых целей.


Назад к оглавлению