Журнал Центрального Комитета КПРФ

Г.К.Крючков О причинах временного поражения социализма в СССР

КРЮЧКОВ ГЕОРГИЙ КОРНЕЕВИЧ, член Центрального Комитета Коммунистической партии Украины. В 1998 и 2002 годах избирался народным депутатом Украины по списку Компартии. Руководил комитетом Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны (1998—2000, 2002—2006) (Киев).

Антисоциалистический переворот конца XX столетия, приведший к восстановлению капиталистического строя на Украине, в других бывших советских республиках, государствах Центральной и Восточной Европы, разрушению Союза ССР и социалистического содружества, явился трагическим зигзагом в мировой истории. Противоестественность его в том, что реставрация произошла в условиях, когда становилось всё более очевидным: капитализм как социально-экономическая формация в масштабах планеты исчерпал себя и должен уступить место иному, справедливому строю. Социализм же после победы социалистической революции в России в короткие исторические сроки продемонстрировал выдающиеся достижения в строительстве новой жизни, которые убедительно свидетельствовали о его огромных возможностях и явились мощным стимулом для трудящихся капиталистического мира в борьбе за социальные права и справедливость, политические свободы.

Причины и последствия регрессивного поворота в истории человечества требуют всестороннего осмысления и практических выводов для деятельности политических и общественных сил, выступающих за социалистический путь развития, восстановление исторической правды, замутнённой антикоммунистами различных мастей. Ориентиром для нас служат указания классиков о том, что «на исторические события не сетуют, — напротив, стараются понять их причины, а вместе с тем и их результаты, которые далеко ещё не исчерпаны». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 210). «Прошлого не воротишь... Мы должны постоянно проверять себя, изучая цепь политических событий в их целом, их причинной связи, их результатах. Анализируя ошибки вчерашнего дня, мы тем самым учимся избегать ошибок сегодня и завтра». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 257). «Сила наша была и будет в том, чтобы совершенно трезво учитывать самые тяжёлые поражения, учась на их опыте тому,

что следует изменить в нашей деятельности». (Там же. Т. 44. С. 205).

I.

Многовековой опыт человечества свидетельствует, что исторический процесс, а стало быть, и утверждение коммунистической формации, её первой фазы — социализма, представляя собой действия миллионов людей, огромного количества государственных и общественных институтов, столкновение, по известному выражению, «множества отдельных воль», «перекрещивающихся сил», развивается не прямолинейно. В нем бывают подъёмы и спады, победы и поражения. «...Представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперёд, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно». (Там же. Т. 30. С. 6). «Не бывало, нет, не будет и не может быть таких революций, которые не рисковали бы поражением». (Там же. Т. 38. С. 366). «...Мы (в смысле — социализм как новый, прогрессивный oбщественный строй. — Г.К.) непобедимы в мировом масштабе, хотя этим нисколько не исключается возможность поражения отдельных пролетарских революций на то или другое время». (Там же. Т. 43. С. 240—241).

Жизнь подтвердила, что «революции без контрреволюции не бывает и быть не может» (там же. Т. 12. С. 171), что «после победы революции над контрреволюцией контрреволюция не исчезнет, а, напротив, неизбежно начнёт новую, ещё более отчаянную борьбу». (Там же. Т. 11, С. 28). «Переход от капитализма к социализму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остаётся надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации». (Там же. Т. 37. С. 264).

Но возможность не есть неизбежность. Первейшее условие предотвращения капиталистической реставрации основоположники научного социализма видели в наличии у партии верной, научно обоснованной политики, лишённой каких бы то ни было иллюзий и волюнтаризма, политики, основанной на объективной оценке состояния общества, реалистическом учёте расстановки классовых, политических сил. Первостепенное внимание они уделяли выстраиванию правильных отношений между классами, а также между нациями. Именно эти проблемы, как показал исторический опыт, представляют наибольшую сложность в практическом решении на этапе перехода от капитализма к социализму.

В полном соответствии с мыслью К.Маркса о том, что победивший пролетариат в качестве правительства должен привлекать крестьянство на сторону революции (см.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 612), В.И.Ленин на начальном этапе социалистического строительства в Советской России особо отмечал исключительную важность и необходимость установления правильных взаимоотношений между пролетариатом и крестьянством, создания, как он говорил, вполне устойчивой формы экономического союза обоих классов на период перехода от капитализма к социализму, недопустимости при этом поспешности и применения насильственных методов. (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 333).

Такой же подход марксисты считают единственно верным и в сфере национальных, межнациональных и межгосударственных отношений. «Пока существуют национальные и государственные различия между народами и странами — а эти различия будут держаться ещё очень и очень долго после осуществления диктатуры пролетариата во всемирном масштабе, — подчёркивал В.И.Ленин, — единство интернациональной тактики коммунистического рабочего движения всех стран требует не устранения разнообразия, не уничтожения национальных различий (это — вздорная мечта для настоящего момента), а такого применения основных принципов коммунизма.., которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям». (Там же. Т. 41. С. 77).

Владимир Ильич требовал от коммунистов в национальных республиках (в частности, в республиках Закавказья) понимать и учитывать своеобразие положения их республик, не копировать тактику коммунистов России, применять у себя не букву, а дух, смысл их тактики, самостоятельно продумывать и обдуманно видоизменять её и применять с учетом конкретных условий. (См.: там же. Т. 43. С. 198—200).

Марксистско-ленинская постановка национального вопроса отвергает любые проявления как национальной ограниченности и чванства, так и великодержавного шовинизма. «Марксизм, — говорил В.И.Ленин, — непримирим с национализмом, будь он самый „справедливый”, „чистенький”, тонкий и цивилизованный. Марксизм выдвигает на место всякого национализма — интернационализм... Никакого закрепления национализма пролетариат поддерживать не может, — напротив, он поддерживает всё ... делающее связи между национальностями теснее и теснее...». (Там же. Т. 24, С. 131, 133).

С исключительной глубиной и рельефностью ленинское понимание того, как должны выстраиваться отношения между нациями и государствами, отражено в его знаменитом Письме к рабочим и крестьянам Украины по поводу побед над Деникиным (1919 г.), положения которого сегодня воспринимаются особенно злободневно.

В нём Владимир Ильич говорил: «Мы хотим добровольного союза наций, — такого союза, который не допускал бы никакого насилия одной нации над другой, — такого союза, который был бы основан на полнейшем доверии, на ясном сознании братского единства, на вполне добровольном согласии. Такой союз нельзя осуществить сразу; до него надо доработаться (курсив мой. — Г.К.) с величайшей терпеливостью и осторожностью, чтобы не испортить дело, чтобы не вызвать недоверия, чтобы дать изжить недоверие, оставленное веками гнёта помещиков и капиталистов, частной собственности и вражды из-за её разделов и переделов. Поэтому, неуклонно стремясь к единству наций, беспощадно преследуя всё то, чт`о разъединяет их, мы должны быть очень осторожны, терпеливы, уступчивы к пережиткам национального недоверия. Неуступчивы, непримиримы мы должны быть ко всему тому, что касается основных интересов труда в его борьбе за его освобождения от ига капитала». (Там же. Т. 40. С. 43). В.И.Ленин призывал коммунистов России и Украины терпеливой, настойчивой, упорной совместной работой победить националистские происки всякой буржуазии, националистические предрассудки всякого рода и показать трудящимся всего мира пример действительно прочного союза рабочих и крестьян разных наций в борьбе за Советскую власть, за уничтожение гнёта помещиков и капиталистов. (См.: там же. С. 47).

Классики требовали от коммунистов, сторонников социализма никогда не забывать о том, что после социалистической революции до тех пор, пока в стране существуют остатки разбитых эксплуататорских классов, противники социалистического строя, классовая борьба не исчезает, не «затухает», а по мере успехов в социалистическом строительстве может обостряться. «Завоевание политической власти пролетариатом не прекращает классовой борьбы его против буржуазии, — говорил В.И.Ленин, — а, напротив, делает эту борьбу особенно широкой, острой, беспощадной». (Там же. Т. 41. С. 189). «Именно после свержения буржуазии классовая борьба принимает самые резкие формы». (Там же. Т. 38. С. 351).

События последнего полувека с большой очевидностью показали, какими трагическими последствиями оборачивается забвение этих ленинских предостережений.

Обострение классовой борьбы по мере продвижения к социализму обусловлено и тем, что эта борьба не ограничивается пределами страны (стран), где совершена революция, победил социализм. (См.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 17. С. 553; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 374; Сталин И.В. Соч. Т. 13. С. 211; М., 1997. Т. 14. С. 166). Мировой империализм и после провала попыток «задушить большевистское дитя в колыбели» (выражение У.Черчилля), даже после официального признания западными державами Советского государства (США это сделали, как известно, только в 1933 г.) не прекратил подрывной деятельности против социализма, не отказался от планов уничтожить его. А громадные международные связи эксплуататоров, отмечал В.И.Ленин, позволяли им оставаться сильнее эксплуатируемых, победивших в ходе социалистической революции. (См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 263).

Отсюда чрезвычайной важности, не теряющий своей актуальности вывод: страна (страны), где совершена революция и победил социализм, должны всегда быть на чеку, быть бдительными, делать всё для защиты социалистических завоеваний. История полна убедительных подтверждений широко известного ленинского положения о том, что «всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться...». (Там же. Т. 37. С. 122; курсив мой. — Г.К.).

Не лишне также напомнить, что Ф.Энгельс ещё в 1872 году говорил: «...Если победившая партия не хочет потерять плоды своих усилий, она должна удерживать своё господство посредством того страха, который внушает реакционерам её оружие. Если бы Парижская Коммуна не опиралась на авторитет вооружённого народа против буржуазии, то разве она продержалась бы дольше одного дня? Не вправе ли мы, наоборот, порицать Коммуну за то, что она слишком мало пользовалась этим авторитетом?». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 305).

Важнейшим условием и гарантией сохранения социалистических завоеваний, предотвращения капиталистической реставрации является власть пролетариата, его диктатура, осуществляемая через институты пролетарского государства, эффективной формой которого в нашей стране явилась Советская власть. «Чтобы совершить ... социальную революцию, — указывал В.И.Ленин ещё в 1902 году, — пролетариат должен завоевать политическую власть, которая сделает его господином положения и позволит ему устранить все препятствия, стоящие на пути к его великой цели. В этом смысле диктатура пролетариата составляет необходимое политическое условие социальной революции». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 6. С. 421). А в 1917 году, в самый канун Великой Октябрьской социалистической революции, в классическом труде «Государство и революция» он писал: «Свержение буржуазии осуществимо лишь превращением пролетариата в господствующий класс способный подавить неизбежное, отчаянное сопротивление буржуазии и организовать для нового уклада хозяйства все трудящиеся и эксплуатируемые массы. Пролетариату необходима государственная власть, централизованная организация силы, организация насилия и для подавления сопротивления эксплуататоров и для руководства громадной массой населения, крестьянством, мелкой буржуазией, полупролетариями в деле „налаживания” социалистического хозяйства». (Там же. Т. 33. С. 26). Это всецело отвечает марксистскому положению о том, что «классовое господство рабочих над сопротивляющимися им прослойками старого мира должно длиться до тех пор, пока не будут уничтожены экономические основы существования классов». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 617—618).

II.

Исторический опыт подтвердил также верность вывода основоположников научного социализма о том, что решающим условием успеха пролетариата в борьбе против объединённой власти имущих, выполнения им исторической миссии быть могильщиком капитализма и строителя общества социальной справедливости является организация его «в особую политическую партию». (Там же. Т. 17. С. 427) Руководствуясь установками К.Маркса и Ф.Энгельса, В.И.Ленин разработал учение о пролетарской партии — партии нового типа. Он же явился создателем и вождём такой партии — партии большевиков, разработал её идейно-теоретические, политические, организационные основы, сформулировал принципы и нормы партийной жизни и деятельности.

Коммунистическая партия Советского Союза, составной частью, отрядом которой до антисоциалистического переворота 1991 года была Компартия Украины, добилась исторических успехов, когда прочно стояла на чётких классовых позициях, сохраняла в чистоте и высокой боеготовности свои ряды, когда в ней строго соблюдались ленинские нормы и принципы внутрипартийной жизни, укреплялись связи с массами, когда она своевременно и адекватно реагировала на вызовы времени, давала решительный отпор проискам классовых противников. И напротив — забвение этих требований обрекало партию на поражение.

Исключительно важное значение основоположники научного социализма придавали научному обоснованию практической деятельности партии на основе объективной оценки исторических условий, в которых ей приходится действовать, извлечению точных выводов из исторических фактов и процессов развития (см.: Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 36. С. 363—364), творческому развитию революционной теории. С исключительной чёткостью и ясностью принципиальную позицию марксистов в этих вопросах сформулировал И.В.Сталин: «...Марксизм как наука не может стоять на одном месте, — он развивается и совершенствуется. В своём развитии марксизм не может не обогащаться новым опытом, новыми знаниями, — следовательно, отдельные его формулы и выводы не могут не изменяться с течением времени, не могут не заменяться новыми формулами и выводами, соответствующими новым историческим задачам. Марксизм не признаёт неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм является врагом всякого догматизма». (Сталин И.В. Соч. Т. 16. С. 137).

Выступая против догматического окостенения революционной теории, марксисты призваны давать решительный отпор любым ревизионистским извращениям её. Основополагающие суждения классиков марксизма-ленинизма по этим вопросам, их предостережения относительно капиталистического реванша дают нам ключ к объективной оценке того, что произошло в Советском Союзе и странах Центральной и Восточной Европы в последней четверти XX столетия, возможность раскрыть, если воспользоваться словами Ф.Энгельса, сказанными по поводу поражения революций 1848 года в Германии и Франции, «рациональные, вытекающие из бесспорных фактов причины, которые объясняют важнейшие события, главные поворотные моменты движения...». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 7), сделать необходимые выводы для нашей практической деятельности, верно определить её направление.

III.

Говоря о причинах поражения социализма в СССР, обычно называют предательство горбачёвско-яковлевской верхушки КПСС и подрывную деятельность империалистических государств. Что и то, и другое имело место, вряд ли кто может оспорить. Но это был бы слишком поверхностный вывод, ибо ситуацию такая констатация не проясняет. Возникают законные вопросы: Как могло случиться, что в руководстве многомиллионной партии, обладавшей огромным опытом, богатыми традициями, оказались перерожденцы, ренегаты, предатели? Разве руководству КПСС и Советского государства не было известно о намерениях, планах империалистических лидеров, не смирившихся с существованием социалистической страны? Ведь органы разведки и контрразведки систематически информировали политическое руководство страны о планах и конкретных действиях зарубежных разведывательных служб, их агентуры. Об этом сообщали средства массовой информации. Советских людей постоянно призывали к бдительности, готовности защищать Родину. Этой теме посвящались многие художественные произведения, в том числе кинофильмы. Однако в трудную минуту, спустя годы после победоносного завершения Великой Отечественной войны, в обстановке, когда продолжалась «холодная война», партия, народ оказались не подготовленными к тому, чтобы дать отпор враждебным силам, отстоять завоевания социалистического строя.

В связи с этим представляют интерес замечания К.Маркса и Ф.Энгельса, высказанные в работах «Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта» и «Революция и контрреволюция в Германии» по поводу поражения революций во Франции и Германии в середине XIX века. Они указывали, что причины, сделавшие неизбежным как революционный взрыв, так и поражение революций, «следует искать не в случайных побуждениях, достоинствах, недостатках, ошибках или предательских действиях некоторых вождей, а в общем социальном строе и в условиях жизни каждой из наций, испытавших потрясение». (Там же. С. 6). «...Когда приступаешь к выяснению причин успеха контрреволюции (в данном случае во Франции. — Г.К.), — отмечал Ф.Энгельс, — то повсюду наталкиваешься на готовый ответ, будто дело в господине А или в гражданине Б, которые „предали” народ. Этот ответ, смотря по обстоятельствам, может быть правильным или нет, но ни при каких обстоятельствах он ничего не объясняет, не показывает даже, как могло случиться, что „народ” позволил себя предать. И печальна же будущность политической партии, если весь её капитал заключается в знании только того факта, что гражданин имярек не заслуживает доверия... Никто из здравомыслящих людей никогда не поверит, чтобы одиннадцать человек (члены французского временного правительства. — Ред.), большинство которых были к тому же личностями весьма посредственными, одинаково неспособными как к добру, так и к злу, могли в течение трёх месяцев погубить тридцатишестимиллионную нацию, если бы эти тридцать шесть миллионов не разбирались так же мало в том, куда им идти, как и эти одиннадцать. Вопрос и заключается именно в том, как могло произойти, что эти тридцать шесть миллионов, блуждавшие в известной мере как в потёмках, вдруг были призваны самостоятельно определить свой путь; и как случилось, что они затем совершенно сбились с пути и их старые правители могли снова вернуть себе ... руководящее положение». (Там же. С. 6—7)

Эти глубокие рассуждения своего соратника дополнил К.Маркс: «Недостаточно сказать, по примеру французов, что их нация была застигнута врасплох. Нации, как и женщине, не прощается минута оплошности, когда первый встречный авантюрист может совершить над ней насилие. Подобные фразы не разрешают загадки, а только иначе её формулируют. Ведь надо ещё объяснить, каким образом три проходимца могут застигнуть врасплох и без сопротивления захватить в плен 36-миллионную нацию». (Там же. С. 124).

Ответ К.Маркс и Ф.Энгельс находили в обстоятельном анализе положения во Франции и Германии, характеристике важнейших классов, составлявших в совокупности тогдашние французскую и немецкую нации, выяснении «непоследовательностей, несообразностей и явных противоречий» (там же. С. 13), преобладавших в революционных движениях в указанных странах. Исторические параллели всегда условны.

Но в связи с временным поражением социализма в СССР также возникает вопрос: как смогли три перерожденца — Б.Ельцин, Л.Кравчук и С.Шушкевич безнаказанно развалить великое Союзное государство, а «захваченные в плен» народы Советского Союза, да — будем откровенны — и насчитывавшая в своих рядах около 20 миллионов членов правящая партия безропотно это проглотили?

IV.

Спустя двадцать с лишним лет после антисоциалистического переворота становится всё более очевидным, что поражение социализма было обусловлено прежде всего схождением политического руководства Советского Союза с чётких классовых, марксистско-ленинских позиций, серьёзными просчётами в оценке реального состояния созидаемого социалистического общества, степени его зрелости, неспособностью дать адекватные ответы на вызовы времени.

Провозглашавшиеся во время хрущёвского правления и в последующие годы тезисы о Советском Союзе как «обществе зрелого социализма», об исчерпании Советским государством функций диктатуры пролетариата, о «морально-политическом единстве советского общества» не в полной мере соответствовали истинному положению, теоретически были необоснованными, а политически разоружали партию и народ. При этом не принималось во внимание то, что многие проблемы социалистического строительства ещё не были решены, игнорировалось то обстоятельство, что значительные массы людей в стране не воспринимали социализм. Многие из противников нового строя не «разоружились», притаились и выжидали время, когда появится возможность сокрушить — при поддержке извне — социализм.

Это показали, в частности, первые месяцы после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз и особенно горбачёвская «перестройка». Иначе и быть не могло, если учесть, что к началу Великой Отечественной войны после Гражданской войны и изгнания из страны иностранных интервентов прошло менее двадцати лет. Сказывались последствия жесточайшего террора — и «белого», и ответного, «красного», перегибы при проведении коллективизации, в осуществлении репрессивной политики.

Это в полной мере использовали — и продолжают использовать — противники социалистического строя в Советской стране и за её рубежами. Паразитируя на трагических страницах нашей непростой истории, увеличивая в десятки раз количество подвергшихся репрессиям, умерших от голода, замалчивая или предвзято излагая причины репрессий, раздувая антикоммунистическую истерию, они делали и делают всё для того, чтобы отвернуть массы, особенно неосведомлённую, «не обстрелянную» молодёжь, от социализма.

В..И.Ленин видел одну из черт диктатуры пролетариата в Советской стране в том, что она представляла собой состояние «придавленной войны (выделено мною. — Г.К.) ... против противников пролетарской власти». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 192). Распространение этой «войны» на потенциальных врагов власти трудящихся — не разоружившихся представителей разбитых эксплуататорских классов — капиталистов, помещиков, кулачества, белогвардейцев, членов их семей и, как тогда говорили, «идеологических прихлебателей и холопов из трудящихся классов» приводило к тому, что нередко переходилась зыбкая грань между оправданными, диктовавшимися тогдашней обстановкой, острейшей классовой борьбой, мерами по обеспечению безопасности социалистического государства, пресечению враждебной деятельности и необоснованными репрессиями, что увеличивало количество недовольных Советской властью.

И хотя КПСС публично однозначно и неоднократно осудила имевшие место нарушения социалистической законности, в душах многих людей сохранялись классовая ненависть и нетерпимость. Когда же сложились соответствующие условия, они прорвались наружу и явились одним из факторов, сыгравших свою роль в уничтожении Советской власти.

Менялись и формы классовой борьбы, что не всегда учитывалось политическим руководством. На смену открытому противостоянию классов пришли, в частности, чужеродное проникновение в мозговые структуры партии и государства, особенно со второй половины 50-х годов прошлого века, нестойких, заражённых оппортунизмом элементов, что привело к интеллектуальному оскудению и измельчанию партийных лидеров, примитивизации теоретического фронта партии; засорение правоохранительных и других государственных органов идейно и политически чуждыми элементами; целенаправленное, если можно так выразиться, отделение партии от рабочего класса, его раздробление и разобщение, что вело к утрате рабочим классом пролетарского сознания и потере общественного лица, а с другой стороны — к ослаблению позиций партии в своей естественной основе — рабочем классе, поддержки её политики со стороны рабочих. Это особенно проявилось во время шахтёрских забастовок конца 1980-х годов, проходивших нередко под антикоммунистическими знаменами.

В этом контексте представляется уместным напомнить слова В.И.Ленина, сказанные им 6 октября 1917 года, накануне Октябрьской революции: «Мы не знаем, не будет ли ещё временных периодов реакции и победы контрреволюции после нашей победы, — невозможного в это ничего нет, — и поэтому мы построим, когда победим, „тройную линию окопов” против такой возможности». (Там же. Т. 34. С. 374).

К сожалению, преемники В.И.Ленина и И.В.Сталина игнорировали эти предостережения и не только не построили надёжную защиту социалистическим завоеваниям, а разрушили то, что было сделано для этого при Ленине и Сталине. Шумные кампании Хрущёва с осуждением культа личности, нарушений социалистической законности проводились так, что по социализму, КПСС, мировому коммунистическому движению, марксистско-ленинскому учению наносились сокрушительные удары.

В идеологическую работу глубоко проникли формализм, пренебрежение идейной закалкой партийцев, беззаботность в вопросах теории. Партийное просвещение не было по-настоящему ориентировано на вооружение коммунистов глубоким знанием марксистско-ленинского учения, овладение умением доходчиво и убедительно пропагандировать и защищать его, вести полемику, давать аргументированный отпор политическим и идеологическим противникам. И когда на политическую арену стали выходить наглеющие, распоясавшиеся антисоциалистические, оппозиционные КПСС силы, когда над партией и страной нависла смертельная опасность — угроза контрреволюционного переворота, большинство членов партии, в том числе руководящих работников, не имея серьёзной закалки, оказались не подготовленными к открытой политической борьбе.

В стране и в мире происходили радикальные изменения, требовавшие адекватных ответов на вызовы времени, новых подходов к решению встававших перед обществом проблем, разрешению объективно возникавших в нём противоречий. Жизнь настоятельно требовала поставить на службу социальному прогрессу в интересах трудящихся достижения новейших революций в области науки и техники, технологии, информатики, осуществить переход от командно-административной системы управления социально-экономическими процессами, которая была необходимой и эффективной в экстремальных условиях начального этапа социалистического строительства, в годы войны и послевоенного возрождения, к системе, основанной на использовании интенсивных методов экономического развития и всесторонней демократизации государственной и общественной жизни, реформировать на социалистической основе политическую систему и советскую федерацию.

Отсутствие глубокого теоретического обоснования с классовых, марксистско-ленинских позиций путей разрешения противоречий, возникавших и всё более обострявшихся в советском обществе, прежде всего между бурно развивавшимися производительными силами и отстававшими в развитии, становившимися для них оковами производственными отношениями, попытки механически внедрить в экономическую систему, основанную на социалистических началах, подходы и инструменты, заимствованные из капиталистической системы, обрекали реформы, проводившиеся в 1960—70-х годах, на провал.

А горбачёвская «перестройка» 1980-х годов, когда были открыты шлюзы для бесконтрольной, к тому же не урегулированной разумными законами предпринимательской деятельности, безнаказанного разграбления народного достояния, созданного самоотверженным трудом нескольких поколений советских людей, объективно вела к демонтажу социалистических начал, реставрации капитализма, развалу Союзного государства и социалистического содружества.

Начиналась «перестройка» под привлекательным, находившим отклик в самых широких слоях советского общества лозунгом «Больше демократии — больше социализма!», под предлогом избавления социалистической практики от извращений, придания социализму нового дыхания. Но уже вскоре верх в горбачёвском руководстве взяли откровенно антисоциалистические силы, поддержанные Западом и его агентурой, которые открыто повели дело к реставрации капитализма. Критика деформаций, имевших место в социалистическом строительстве, трансформировалась в целенаправленный, многоплановый, глубоко эшелонированный процесс очернения социализма и нанесения тяжёлых ударов по здоровым силам в партии, которые стремились сохранить социалистические устои советского общества, устранить допущенные извращения и недостатки, вывести дело строительства и совершенствования социализма на качественно новый, соответствующий складывающейся обстановке уровень.

Провал так называемого августовского (1991 г.) «путча», являвшегося в сущности неудачной попыткой остановить опасное развитие событий, предотвратить реставрацию буржуазных порядков, был использован для разгрома КПСС, захвата власти антисоциалистическими силами и разрушения Союза ССР, который был объявлен участниками Беловежского сговора «несуществующим». Врагам социализма, перевёртышам и предателям в партийной верхушке удалось свершить своё чёрное дело. Партия была деморализована, разложена, дело социалистического строительства дискредитировано. Губительными для социализма оказались последствия так называемой «суверенизации» — провозглашения бывших союзных республик «независимыми» государствами, развала единого народно-хозяйстенного комлекса, демонтажа хозяйственных, научных, гуманитарных связей, вызвавшие экономический хаос на постсоветском пространстве. Добавились и такие факторы, как бездарно организованная так называемая «антиалкогольная кампания», искусственно создававшиеся дефициты самых необходимых товаров, многочисленные неквалифицированные управленческие решения.

Сказывались и объективные причины. Перевод на коллективистскую основу отечественного сельского хозяйства был сопряжён, как отмечалось, с серьёзными издержками, в значительной мере обусловленными тем, что проведение коллективизации было форсировано, к чему крестьянство не было подготовлено. Несомненно, сказались и перегибы, допускавшиеся во многих местах. Но нельзя не учитывать того, что ускорить процесс вынудила тогдашняя обстановка, прежде всего угроза нарождавшегося класса эксплуататоров на селе «регульнуть Советскую власть», а также необходимость в короткие исторические сроки построить мощную индустрию, способную создать современную боевую технику и вооружения, чтобы отразить надвигавшуюся военную угрозу, защитить социалистические завоевания. Эта задача была успешно решена, что обеспечило Победу советского народа в Великой Отечественной войне. Несмотря на негативные моменты в осуществлении перевода сельскохозяйственного производства на коллективистские основы, крестьяне сравнительно быстро оценили огромные преимущества новых форм организации их жизни. Показательно, что крестьянство дольше, чем другие социальные слои сопротивлялось реставрации феодально-капиталистических порядков.

Империалистическая угроза особенно остро ощущалась в годы «холодной войны», в которой Запад навязал Советскому Союзу изнурительную гонку вооружений, что требовало огромных средств. В этих условиях Советское государство, создавая и поддерживая ценой неимоверных усилий военно-стратегический паритет с Соединенными Штатами Америки, что обеспечило в течение более полувека мирные условия на европейском континенте, не имело возможности решать на должном уровне многие социальные проблемы. Жизненный уровень советских людей был ниже, чем в развитых капиталистических государствах (особенно в странах так называемого «золотого миллиарда»).

Обеспечение социальной справедливости в нашей стране нередко сопровождалось чрезмерным, можно сказать — гипертрофированным патернализмом, что питало иждивенческие настроения, порождало завышенные требования к государству, привычку всегда и во всём рассчитывать на помощь государства, во всех трудностях винить государство. В условиях, когда Советское государство в силу различных причин не могло обеспечить в полном объёме возрастающие потребности граждан, в обществе стала нарастать неудовлетворенность таким положением, особенно когда расширились возможности выезда в другие страны и наши люди увидели витрину капиталистического мира, не всегда зная, что кроется за ней. Всё это умело использовали противники социализма для его дискредитации.

V.

В непростой ситуации, сложившейся в стране в последней четверти XX столетия, без преувеличения, трагическую роль сыграли негативные процессы, происходившие в Коммунистической партии Советского Союза, которая в соответствии с действовавшей в то время Конституцией СССР являлась ядром политической системы, руководящей и направляющей силой советского общества. К тому времени в партии накопилась критическая масса негативных факторов, острых проблем, что сказывалось на её боеспособности, авторитете в советском народе, да и в международном коммунистическом движении.

Как отметил состоявший в январе 1987 года Пленум Центрального Комитета КПСС, обсудивший вопрос «О перестройке и кадровой политике», Центральный Комитет КПСС, руководство государства не смогли вовремя и в полном объёме оценить опасность нарастания отрицательных тенденций, выработать чёткую линию на их преодоление. Особо было отмечено «ослабление внимания к развитию теоретической мысли, исследованию диалектики движущих сил и противоречий развивающегося социализма», «накопление серьёзных недостатков в функционировании институтов социалистической демократии, в практике планирования, стиле и методах управления». (См.: Материалы Пленума Центрального Комитета КПСС 27—28 января 1987 года. — Москва: Издательство политической литературы, 1987. С. 7—8, 51—53, 74—93).

К слову, в ходе подготовки к Пленуму было проведено основательное коллективное исследование на тему: «Состояние советского общества к середине 80-х годов и меры по ускорению социально-экономического развития страны». Подготовленные с участием крупных специалистов ведущих научных учреждений СССР материалы (записка на 136 страницах) и сформулированные в них меры по радикальному улучшению ситуации были предложены высшему политическому руководству страны и использованы в докладе и при подготовке принятого Пленумом Постановления. В разделе аналитической записки «О состоянии партии» (его подготовил автор этой статьи) на фактическом материале было показано, что многие партийные организации не удержались на принципиальных позициях, не уделяли необходимого внимания строгому соблюдению норм партийной жизни, последовательному соблюдению принципа демократического централизма, обеспечению твёрдой дисциплины коммунистов, единства партийных рядов. Они не сумели противостоять растущей коррупции, бюрократизму, стихии стяжательства, напору ведомственности и местничества. Причиной деформаций в жизни партии и в обществе, отмечалось в записке, стали нарушения ленинских принципов в работе с кадрами — протекционизм, выдвижение работников по признакам землячества, личной преданности, сложившаяся во многих партийных организациях противоестественная для социализма, коммунистической партии обстановка, когда руководители оказывались вне контроля и критики не только со стороны рядовых коммунистов, но и руководящих коллегий.

Пагубную роль сыграло то, что после смерти В.И.Ленина в КПСС не был создан безотказно действующий организационно-политический механизм, который служил бы надёжным заслоном для карьеристов и приспособленцев, гарантировал выдвижение в руководящие органы наиболее авторитетных, стойких товарищей, способных эффективно осуществлять руководство, строго соблюдая демократические нормы и принципы коллективности в условиях действенного контроля со стороны партийных и беспартийных масс.

Пленум наметил конкретную программу обновления всех сторон жизни советского общества, придания социализму самых современных форм общественной организации, наиболее полного раскрытия творческого потенциала социалистического строя. К сожалению, она не только не была реализована, но именно после январского (1987 г.) Пленума ЦК КПСС (на котором, к слову, членом Политбюро ЦК стал А.Яковлев, вскоре показавший своё истинное лицо злобного антикоммуниста и ненавистника социализма) стали набирать силу и ускорение процессы, направленные на разрушение социалистических основ советского строя и подрыв ведущей роли Коммунистической партии в обществе. Генсек продолжал произносить многословные, пустые речи, заверять, что «ситуация под контролем», «процесс идёт в правильном направлении». А страна в это время катилась в пропасть, антисоциалистические элементы захватывали позицию за позицией, прежде всего в средствах массовой информации. Партия пребывала в состоянии растерянности. В ней появились фракции, происходило размежевание, фактический раскол. Центральный Комитет, позицию которого всё больше определяли сторонники Горбачёва и Яковлева, соглашатели и приспособленцы, оказался не способным дать всему этому принципиальную оценку, изгнать из партии предателей дела социализма.

Невольно вспоминается в связи с этим такой исторический эпизод. Анализируя в 1919 году ситуацию, связанную с тем, что вожди старого, так называемого Бернского интернационала Каутский, Гильфердинг, Отто Бауэр и компания отреклись от учения о классовой борьбе, В.И.Ленин сказал: «Партия, которая терпит у себя таких вождей, есть гнилая партия». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 38. С. 397). И ещё: «Не многого стоят такие вожди... при такой бесхарактерности, с которой они меняют свои лозунги, эти вожди ничего не стоят. К ним нельзя питать доверия. Они будут всегда балластом, отрицательной величиной в рабочем движении». (Там же. С. 392).

В таком положении в середине 1980-х годов оказалась КПСС. К тому же её «вожди» не только отказались от революционных принципов марксистско-ленинского учения, на верность которому неоднократно присягами, — они раскололи партию, предали великую страну, сдали её контрреволюции, что привело к уничтожению социалистических завоеваний, добытых ценой многочисленных жертв и самоотверженного труда. Оправдания этому беспрецедентному предательству нет и быть не может.

VI.

Процессы, происходившие в общественной и государственной жизни Советской страны и открывшие путь к реставрации капитализма, естественно, находили отражение в политической практике Украины — одной из братских республик Союза ССР. Вместе с тем они имели некоторые специфические, ей (Украине) присущие черты. Государственность Украина реально обрела только после Великой Октябрьской социалистической революции, а её территория сложилась лишь в 1954 году — после передачи Крыма из Российской Федерации в состав Украинской CСР. Отдельные части Украины в разное время входили в состав разных государств — Российской и Австро-Венгерской империй, Союза ССР, Чехословакии, Румынии, что не могло не сказаться на цивилизационных предпочтениях и менталитете различных групп её населения.

Противостояние в годы Гражданской войны на Украине было особенно острым и кровопролитным. Борьба с вооружёнными пособниками гитлеровских оккупантов из банд ОУН-УПА в западных областях Украины продолжалась до середины 1950-х годов. Десятки тысяч бандитов, членов их семей после подавления сопротивления были выселены, а в 1960—70 годах возвратились из мест лишения свободы или ссылки. Были также подвергнуты репрессиям сотрудничавшие с оккупантами (бывшие полиции, старосты и др.) в центральных, восточных и южных регионах страны. Из Крыма после изгнания фашистских оккупантов были депортированы в Узбекистан более 180 тысяч крымских татар, а также проживавшие там армяне, болгары, греки. Причиной высылки явилось участие большого числа крымских татар и других лиц в коллаборационистских формированиях, полицейско-карательных операциях, в борьбе с партизанами и в боях с Советской Армией.

В 1980—90-х годах они также были возвращены в Крым. В связи с этим удельный вес лиц, ненавидевших Советскую власть, на Украине заметно выше, чем в других бывших союзных республиках.

Сильнее, чем в ряде других республик, здесь дают себя знать националистические настроения, основательно «сдобренные» махровым антикоммунизмом, антисоветизмом и русофобией. Их носители активизировались под влиянием действий антисоциалистических сил в России, республиках Прибалтики. С середины 1980-х годов они пользовались, по сути, не скрываемой материальной, финансовой и другой помощью Запада в лице различных «фондов», «центров» и других подобных образований, оказываемой многочисленным так называемым «неправительственным организациям», возникшим, как грибы после дождя, в годы «перестройки». На первых порах против социализма, Компартии и Советской власти они открыто не выступали. Их ведущей силой явился так называемый «Рух за перебудову» — движение за «перестройку», за, как говорили их инициаторы, избавление социализма от извращений. Но вскоре этот камуфляж был отброшен, и антисоциалистическая сущность объединившихся вокруг «Руха» сил заявлена открыто.

Среди республик Союза ССР Украина имела более высокий уровень экономического развития, входила в десятку наиболее развитых государств Европы, занимая на континенте первые-вторые места по производству ряда важных видов промышленной и сельскохозяйственной продукции. В 1989 году в республике было добыто 180 млн. т угля и 110 млн. т железной руды, выплавлено 50 млн. т стали, произведено почти 38 млн. т проката чёрных металлов, около 300 млрд. киловатт-часов электроэнергии, более 23 млн. т цемента. В Украине создавались и производились уникальные по своим качествам самолёты «Мрія» и «Руслан», мощные танкеры и сухогрузные суда, лихтеровозы-контейнеровозы арктического использования, тепловозы и роторные комплексы, турбины для атомных электростанций мощностью 1 млн. киловатт, высокоэкономичные газоперекачивающие установки и другая современная техника. На предприятиях оборонных отраслей выпускались танки, боевые суда, мощные ракетные комплексы, космическое, навигационное и другое оборудование. Доля Украины в экспорте Советского Союза составляла: железной руды — 95%, каменного угля — 65%, чугуна — 75%, проката чёрных металлов — 70%, труб стальных — 40%, кузнечно-прессового оборудования — 75%, сахара — 65%.

Среднегодовое производство сельскохозяйственной продукции в 1987—1990 годах составляло: зерна — 51 млн. т, сахарной свеклы — 51,5 млн. т, сахара из свеклы — 5 млн. т, семян подсолнечника — 2,7 млн. т, картофеля — 17 млн. т, овощей — 7,5 млн. т, плодов и ягод — почти 2,5 млн. т, молока — 24,2 млн. т, мяса (в убойном весе) — 4,4 млн. т, шерсти — 29,4 тыс. тонн. Украина приближалась к передовым странам Европы по уровню потребления основных продуктов питания на душу населения. (См.: Масол В. Упущенный шанс. — Киев: Издательство «Молодь», 1993. С. 7—9).

В то же время уровень жизни населения на Украине был ниже, чем, скажем, в республиках Прибалтики или Закавказья. Используя это обстоятельство, доморощенные противники социализма развернули шумную кампанию, целью которой было убедить общественность в том, что Советский Союз, Россия «грабят Украину», что только обретение ею государственной независимости, разрыв с СССР (а в дальнейшем — и с Россией) обеспечат подъём её экономики и благосостояние народа: «Вийдемо з Союзу, перестанемо годувати клятих москалів, які з,їли наше м,ясо, з,їли наше сало, випили нашу горілку, і — заживемо, як у Європі». («Выйдем из Союза, перестанем кормить проклятых москалей, которые съели наше мясо, съели наше сало, выпили нашу водку, и — заживём, как в Европе»). В «подтверждение» приводились данные официальной статистики о производстве важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции на душу населения на Украине и в других странах, доле её в общесоюзном производстве, из которых делались выводы: «В Советском Союзе грабят Украину. Украина — колония».

Особое внимание уделялось представлению в искажённом виде экономических взаимоотношений союзных республик с Центром и между ними. Усиленно муссировался тезис, будто «ежегодно из экономики Украины Центром изымается 100—120 млрд. рублей». Это формировало общественное мнение, настраивало население Украины против Центра, против Союза.

По поручению Президиума Верховного Совета республики группа экспертов — учёных Академии наук Украины, всесторонне изучив ситуацию, пришла к выводу, что приведённые цифры являются «экономически абсурдными», попросту говоря, злонамеренной фальшивкой. В заключении экспертов отмечалось: «Если сравнить указанные цифры с величиной произведённого национального дохода республики (110—117 млрд. руб. в последние годы), из которых ровно половина приходится на оплату труда в сфере материального производства и ещё, по крайней мере, 10 млрд. рублей — на оплату труда в отраслях нематериальной сферы (просвещение, здравоохранение и тому подобное), — вымышленность соотношений, которые приводятся в публицистике, становится очевидной. Называемые суммы в 3—4 раза превышают все реальные ресурсы республики, из которых значительная часть потребляется в её же пределах».

Эксперты (среди которых, к слову, большинство составляли сторонники разрыва с Союзом) пришли к заключению, что ежегодно из национального дохода Украины по различным каналам изымалось не более 15 млрд. рублей, или в 7—8 раз меньше той суммы, которая называлась в печати. Изымаемые средства шли на содержание Вооружённых сил страны, финансирование важнейших научных разработок, осуществление крупных общесоюзных программ, прежде всего космических, экологических, и на другие общие для всех республик нужды. (См.: там же. С. 56—60).

Заключение экспертов обнародовано не было. Никто из претендентов на высший государственный пост в республике во время президентской избирательной кампании, которая проводилась в то время, не счёл нужным заявить о провокационном характере измышлений о «колониальном статусе», «ограблении» её Центром и Россией. Более того. Этот тезис был одним из главных в обращении Президиума Верховного Совета Украины к гражданам республики в связи с выборами и референдумом об отношении к провозглашению её независимости. Так работали в Украине «могильщики» социализма и Советского Союза.

На Украине теперь и не вспоминают, что её народ был спасён от порабощения гитлеровским фашизмом и уничтожения в годы Второй мировой войны, а разрушенное врагом народное хозяйство восстановлено в короткие сроки благодаря героическим общим усилиям всех братских народов Советского Союза, что именно благодаря пребыванию в составе СССР украинский народ обрёл государственность, объединил в своей стране исконные земли, стал высокоразвитым европейским государством с современной индустрией, коллективным сельским хозяйством, передовой наукой, самобытной культурой. Тогда же национал-«демократами» была запущена утка о «невозможности какого бы то ни было союза Украины и России». Началось тотальное, самоубийственное для Украины свёртывание сложившихся за многие годы хозяйственных, научных и других связей между республиками. (См.: там же).

Для дискредитации социализма, нагнетания сепаратистских настроений, раздувания антикоммунистического психоза использовалась трагедия планетарного масштаба — происшедшая в апреле 1986 года катастрофа на Чернобыльской атомной электростанции с её страшными последствиями.

Корни всех бед, с которыми столкнулись Украина, её народ в ходе капиталистической реставрации, были заложены ещё на том этапе. Тогда же началось утверждение Украины как независимого государства на антироссийской, русофобской основе. Эта линия была продолжена при всех её президентах — Л.Кравчуке, Л.Кучме, В.Ющенко, В.Януковиче. С ещё большим остервенением она стала проводиться после февральского (2014 г.) государственного переворота и президентских выборов, на которых главой государства избран П.Порошенко.

Сегодня, когда Украина в результате капиталистической реставрации оказалась в историческом тупике, её экономика — в преддефолтном состоянии, а страна — перед угрозой развала, следует вспомнить, что руководство тогда ещё Украинской Советской Социалистической Республики, во главе которой с 1972 по 1989 год находился авторитетный политический и государственный деятель В.В.Щербицкий, прилагало большие усилия, чтобы удержать ситуацию, не допустить разрушения Союзного государства, развала экономики республики, смягчить остроту социальных проблем. Это вызывало бешеную реакцию противников социализма на Украине и в Москве, которые бездоказательно называли нашу республику «заповедником застоя».

Центральным Комитетом Компартии Украины с привлечением ведущих учёных республики были разработаны развёрнутые программы радикальных преобразований всех сфер украинского общества в рамках социалистической системы и обновлённой советской федерации. Контрреволюционный переворот, совершённый антисоциалистическими силами при поддержке Запада в августе 1991 года, не позволил осуществить эти программы. Была запрещена Коммунистическая партия Украины — единственная политическая сила, последовательно выступавшая в защиту социализма, против разрушения Союзного социалистического государства. Незаконное, противоконституционное решение о её запрещении было принято Президиумом Верховного Совета Украины, большинство в котором принадлежало тогдашним членам Компартии, а председательствовал патентованный перевёртыш, бывший главный идеолог КПУ, а затем второй секретарь её Центрального Комитета Л.Кравчук. Способствовало поражению Компартии появление в её рядах, депутатском корпусе так называемого «суверен-коммунизма», новой разновидности национал-коммунизма, несовместимого с идеологией пролетарского, социалистического интернационализма.

Десять лет упорных усилий, изнурительной борьбы потребовалось истинным коммунистам, чтобы добиться восстановления честного имени партии, признания буржуазным Конституционным судом Украины неконституционности, незаконности указов Президиума Верховного Совета о запрещении Компартии, хотя безосновательность обвинений в адрес партии, её руководителей и функционеров дважды подтверждалась Генеральной прокуратурой Украины.

Но за это время на Украине, как и в других бывших союзных республиках (кроме, пожалуй, Белоруссии), реставрирован капитализм, властью овладели ставленники новых эксплуататорских классов — буржуазии и новоявленных латифундистов, представители наиболее агрессивных национал-шовинистических кругов. Это обернулось тяжёлыми лишениями для народа Украины, развалом отечественной экономики, угрозой установления авторитарной диктатуры, фашизации государственной и общественной жизни, системным, глубоким, всеохватывающим кризисом, приведшим к кровавой войне, которую правящий правонационалистический режим развернул под видом так называемой «антитеррористической операции» против населения Донбасса. Перед угрозой нового запрета вновь оказалась Коммунистическая партия Украины, безосновательно обвинённая в «пособничестве сепаратистам и террористам».

Сегодня, когда капиталистическая реставрация стала свершившимся фактом, особенно злободневно воспринимаются мысли К.Маркса и Ф.Энгельса о действиях революционных партий, потерпевших временное поражение, высказанные на основе анализа революций XIX века в Германии и Франции: «...Если мы и разбиты, нам не остаётся ничего другого, как начинать сначала (курсив мой. — Г.К.)». (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 8. С. 6). «...Пролетарские революции ... постоянно критикуют сами себя, то и дело останавливаются в своём движении, возвращаются к тому, что кажется уже выполненным, чтобы ещё раз начать это сызнова...». (Там же. С. 123). Ибо, как завещал Владимир Ильич Ленин, «...только тогда мы научимся побеждать, когда мы не будем бояться признавать свои поражения и недостатки, когда мы будем истине, хотя бы и самой печальной, смотреть прямо в лицо». (Ленин В.И. Полн.собр.соч. Т. 44. С. 309).

Приверженцам социализма предстоит нелёгкая, длительная, упорная борьба, чтобы возвратить общество на социалистический путь развития, реализовать извечную мечту человечества о справедливой счастливой жизни. Анализ опыта первой попытки построить социалистическое общество поможет добиться победы.


Назад к оглавлению