Журнал Центрального Комитета КПРФ

Б.П.Шевченко: Нэп: прошлое и настоящее

Проблема глобального кризиса продолжает оставаться важнейшей планетарной проблемой. Свидетельством социального кризиса является наличие серьёзных сбоев в работе системы, когда нарушается её функционирование и устойчивость, создаётся реальная угроза самому её существованию. Кризис — такая «болезнь» системы, которая, развиваясь, в состоянии стать для неё гибельной, смертельной.

Для того, чтобы успешно лечить болезнь, нужно устранять её причины, проявления, осложнения, последствия. Для устранения кризисной болезни следует действовать по всем направлениях — ликвидировать её корни, причины, а не только проводить симптоматическое «лечение» — удалять внешние проявления и осложнения, что обычно реализуется сегодня в мире.

Если антикризисное управление проводится адекватно, оно выводит поражённую систему на более высокий уровень развития, Если кризисные проявления игнорируются, их не замечают или устраняют недостаточно эффективно, это приводит поражённую систему к упадку, дальнейшей деградации и даже к гибели.

Нынешний глобальный кризис выступает прямым следствием резкого обострения внутренних противоречий капиталистического способа производства. Это общий кризис мировой капиталистической системы, на её последней стадии. Сегодняшний мир содрогается от конфликтов, столкновений, войн, терроризма. Это порождается антагонизмами отмирающего капитализма, основанного на эксплуатации, насилии, грабежах, обмане, манипуляциях и войнах.

Правящая мировая «элита» пытается избавиться от глобального кризиса с помощью одних лишь симптоматических средств, не затрагивая при этом его корней — антагонистических противоречий. При этом активно используется политика «затягивания поясов», «жёсткой бюджетной экономии», урезания социальных расходов, сокращения рабочих мест. Проводятся иные «непопулярные меры», ужесточаются репрессии. Но это не затрагивает корни кризиса, прибыли корпораций, банков, миллиардеров, олигархов и т. д. Продолжаются грабеж, мошенничество, воровство, безумное стремление к обогащению, к безудержному увеличению капиталов. В результате социальное расслоение общества усиливается, напряжённость нарастает, кризис усугубляется, накатываются его новые и новые «волны». Такая стратегия не ведёт, и в принципе не может вести к устойчивому развитию общества.

В.И.Ленин в своей работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» указал на необходимость проведения иной антикризисной стратегии. В её основе, в первую очередь, лежало устранение причин, порождающих кризис. Придя к власти, большевики на практике блестяще доказали правильность и высокую эффективность такого подхода. Главным стратегическим направлением ленинской антикризисной политики были меры по резкому облегчению материальной жизни населения. Это было обеспечено устранением социальной несправедливости, которая порождалась системой капиталистических отношений.

Величайшая в мире Октябрьская социалистическая революция ликвидировала капиталистическую эксплуатацию и угнетение. Власть капитала была заменена властью трудящихся, Советской властью — в форме власти пролетариата, его диктатуры.

Политика «военного коммунизма», которая проводилась сразу после революции и была вызвана условиями Гражданской войны и иностранной военной интервенции, оказалась не в состоянии обеспечить необходимый подъём страны. В этих условиях ленинский гений нашёл выход из тяжелейшего положения в переходе к новой экономической политике.

Сущность нэпа состояла в том, что наряду с революционным энтузиазмом масс был задействован такой мощный мотивационный фактор труда, каким является заинтересованность. Результат проявился сразу же. Более того, этот результат потряс весь мир. Показатели экономического развития были невероятными. Они удивляют даже сегодня (см. таблицу 1).

Таблица 1.

Динамика валовой продукции в ценах 1926/1927 годов,

в % к предшествующему году

1921 г.

1922 г.

1923 г.

1924 г.

1925 г.

1926 г.

1927 г.

1928 г.

1929 г.

142,7

130,5

152,4

116,7

166,4

138,2

117,3

122,4

124,3

Источник: Народное хозяйство СССР. Статистический справочник. — М. 1932. С. 4—5.

Первоочередное внимание уделялось крупной промышленности (см. таблицу 2).

Таблица 2.

Темпы роста крупной промышленности в 1921—1926 годы, в %

1921 г.

1922 г.

1923 г.

1924 г.

1925 г.

1926 г.

41,3

30,8

53,3

16,4

65,9

38,3

Источник: Иоффе Я.А. Мы и планета. Цифры и факты / 7-е изд., доп. — М., 1988. С. 34.

Эти фантастические цифры не были ни фальсификацией, ни подтасовкой или мистикой. Они наглядно отражали те возможности, которые дали нашей стране Великий Октябрь, Советская власть, освобождение Труда от эксплуатации, реализация ленинской антикризисной стратегии. Они продемонстрировали миру, что открывало для экономики продвижение страны к социализму. Эти показатели сочетались с положительными и существенными социально-демографическими сдвигами.

Жизнь людей улучшалась буквально на глазах. Страна стала заметно наполняться сельскохозяйственной и промышленной продукцией, причём, что особенно важно, — по дешёвым, доступным ценам, без их взвинчивания, без мошеннического «посредничества», без махинаций по непроизводительному обогащению и наживе. Население сразу же почувствовало облегчение, его трудовая активность ощутимо возрастала. В считанные месяцы было остановлено вымирание населения, которое продолжалось 7 лет — с начала Первой мировой войны. В первые же годы нэпа преступность снизилась в разы. Уровень жизни населения повышался из месяца в месяц. Новая национальная денежная валюта, червонец, получив товарное обеспечение, стала конвертируемой уже через 2 года. Золотой червонец стал самой твёрдой и надёжной валютой в мире. Довоенный уровень производства 1913 года в разорённой стране был превзойдён за 4 года! Это была сказка, которая при нэпе стала былью.

Нэп стал экономическим «чудом». Он открыл новую страницу не только в истории нашей страны, но и мировой экономики. Его достижения остаются непревзойдёнными для капиталистического мира до настоящего времени. Благодаря нэпу был заложен прочный и надёжный фундамент в создание Советского Союза, сыгравшего ведущую роль в мировом прогрессе ХХ века.

Опытом ленинского нэпа воспользовался Ф.Рузвельт в США, когда в конце 20-х годов прошлого века в ряде капиталистических стран разразился тяжёлый кризис. В 1933 году, победив на президентских выборах, Ф.Рузвельт, при содействии экономиста Дж.Кейнса, начал твёрдо проводить новый курс экономического развития. В его основу были положены механизмы государственного регулирования производства, заимствованные у Советского государства, но переработанные и адаптированные к условиям совсем другой страны, капиталистической.

Важным направлением «нового курса Рузвельта» было стремление к улучшению условий труда и быта работающих, к повышению общенационального богатства, к росту платёжеспособного спроса населения, к облегчению его материальной жизни. Обустраивались рабочие места, прокладывались дороги, сооружались мосты, строилось жильё, школы и даже, по примеру Советского Союза, дома отдыха, санатории для рабочих. Проявлялась ощутимая забота об экономически активной части населения, о нуждах рядовых работников. Это поднимало уровень и качество жизни населения и вело к повышению производительности труда. В России такая политика проводилась Советским государством с первых дней после Октябрьской революции.

На период вывода страны из кризиса был наложен запрет на вывоз капиталов, валюты, золота, других ценностей, по аналогии с национализацией внешней торговли в Советской России. Тем самым устранялись условия для внешнеэкономического грабежа страны, а большие средства направлялись на внутреннее инвестирование.

Банкам было запрещено заниматься финансовыми махинациями, «делать деньги из воздуха». Прибыль разрешалось получать только за счёт наращивания объёмов производства. Тем самым пресекался банковский грабёж.

В Советской России банки были национализированы и пресекались всякие спекулятивные операции. В одну ночь Ф.Рузвельт закрыл более 2 тыс. коммерческих банков, предварительно популярно разъяснив населению, что «коммерческие банки — это крыша для воров, что деньги, украденные у американского народа, подлежат возвращению в государственный банк со всей недвижимостью, активами». В этом он получил одобрение и широкую поддержку в обществе.

Другим важным шагом стало тотальное замораживание цен. Были составлены специальные государственные списки верхних пределов цен — на все без исключения товары. Планки цен были установлены одинаковыми для всей территории страны, от Аляски до Флориды. За их превышение следовало жёсткое наказание. При нэпе устанавливалась верхняя планка нормы прибыли в 20%, контроль за соблюдением которой возлагался на ведомство Ф.Э.Дзержинского. Такая мера заставляла зарабатывать не взвинчиванием цен и тарифов, а путём наращивания производства товаров и услуг, улучшения их качества. Тем самым пресекались ценовые, торговые и тарифные грабежи населения, которые наряду с банковскими грабежами были важными кризисоформирующими факторами. Проводилась адекватная кредитно-налоговая политика, которая также способствовала подъёму производства.

Рузвельт говорил, что стремится построить «государство всеобщего благосостояния», сохраняя при этом капиталистический способ производства, не понимая того, что это, в конечном итоге, неосуществимо. Парадокс состоял в том, что он, хотя и был потомственным представителем крупной буржуазии, но пытался спасти ведущую капиталистическую страну мерами, которые использовались в Советской стране.

Примером положительного антикризисного управления можно назвать недавний опыт Аргентины. Эта богатейшая по природным ресурсам страна, которую издавна называли «житницей мира», в 90-е годы прошлого столетия под воздействием МВФ стала переходить на рельсы неолиберальной модели экономики. Резко сокращались государственные выплаты, фактически замораживалась заработная плата, сокращались социальные расходы, проводилась либерализация финансового и валютного рынков, расширялась приватизация предприятий с распродажей активов зарубежным собственникам (якобы, с благородной целью — «для привлечения инвестиций»). Поощрялась открытость аргентинских рынков, осуществлялась «либерализация» цен и тарифов, кредитно-налоговая политика соответствовала рекомендациям МВФ. Предпринимались и другие типичные монетарные меры. В результате — страну захлестнуло «ценовое цунами». Стали нарастать бедность и нищета, внешняя задолженность достигла небывалых размеров. В обществе нарастали социальная напряжённость и нестабильность, повышался уровень конфликтности.

В 2001—2002 годах произошёл дефолт — «аргентинский обвал». Общество заплатило за навязанный ему неолиберальный эксперимент очень высокую цену.

Однако избранный в 2003 году новый президент страны Н.Киршнер решительно изменил курс. Он отказался от рекомендаций МВФ и стал проводить новую экономическую, социально ориентированную политику. Наращивалось государственное регулирование экономики, улучшались условия жизни населения, вводилась поголовная компьютерная грамотность, обеспечивалась высокая конкурентоспособность аргентинских товаров и технологий. По примеру Рузвельта в стране были введены предельно допустимые цены. Модернизировалась кредитно-налоговая система с целью стимулирования реального производства. Снижались внутренние цены на мясо, зерновые, бензин и т. д. Внутренние цены на бензин в стране стали самыми низкими в мире. Государству была возвращена центральная регулирующая и определяющая роль в экономике, обеспечено эффективное получение рентных платежей за эксплуатацию природных ресурсов. Предпринимались меры по перераспределению доходов в пользу большинства населения. В результате — в течение первого же года была ликвидирована массовая нищета, произошёл заметный подъём внутреннего платёжеспособного спроса. Все это было бесспорным свидетельством того, что правительство на деле, а не на словах проявляло заботу о нуждах своего народа. Результаты не заставили себя долго ждать.

Показатели социально-экономического развития ощутимо изменились в лучшую сторону. Аргентина быстро избавилась от массовой бедности, а через 5 лет уверенно вышла из кризиса. Она приблизилась к тому, чтобы занять 1-е место в мире по производству продовольствия на душу населения и вошла в число мировых экономических лидеров, уверенно обогнав ряд других стран. РФ же, продолжая неолиберальный курс и проводя навязанную ей со стороны МВФ деиндустриализацию, откатилась на 63-е место в мире, оказавшись в числе стран с сырьевой экономикой.

Аргентина была одной из стран, у которой даже в период разгула глобального кризиса 2008 года отмечался рост — он составил более 6%, в то время как почти повсеместно наблюдался обвал. Мир заговорил об «аргентинском чуде» (см. таблицу 3).

Таблица 3.

Динамика ВВП Аргентины, в % по годам

2001 г.

2002 г.

2003 г.

2004 г.

2005 г.

2006 г.

2007 г.

2008 г.

— 4,4

— 10,9

+ 8,8

+ 9,0

+ 9,2

+ 8,5

+ 8,4

+ 6,8

Источник: Яковлев П.П. Перед вызовами времени — циклы модернизации и кризисы в Аргентине. — М., 2010. С. 241.

Нельзя не упомянуть и об опыте Республики Беларусь, которая не подчинилась нажиму и диктату МВФ. Несмотря на беспрецедентное и откровенное давление международного капитала, она не приняла либерально-монетарную модель, не стала распродавать собственность иностранным «инвесторам». Сегодня в стране нет массовой безработицы, беспризорности, бездомности, нищеты и бедности. Нет вопиющей бесхозяйственности, безответственности и разгула коррупции, нет «крышованного» бандитизма и преступности. Отсутствует вымирание населения. Почти 50% промышленной продукции страны идёт на экспорт. В Белоруссии нет социально-экономических признаков, которые указывали бы на наличие кризисного состояния.

В последние годы «либеральная модель» наглядно проявила своё явное банкротство. Это давно прогнозировалось ведущими экономистами мира, в том числе и нобелевскими лауреатами. Международная дискредитация позиции МВФ, его рекомендаций нарастает. За 40 лет монетаристы не привели к процветанию и не обеспечили благоденствия ни одной стране мира. Напротив, страны, которым навязывалась их модель, превращались в сырьевые придатки, а внешняя задолженность международному капиталу нарастала, как снежный ком.

Сегодня ряд латиноамериканских стран твёрдо и обоснованно заявляет о своём намерении проводить новую экономическую политику. В этой связи нельзя умалчивать о том, что нэп в Советской России, СССР, обладая огромным позитивным потенциалом, демонстрировал также и социально негативные последствия, из-за которых он и был в конечном итоге отменён. Повсеместно появлялись так называемые нэпманы, новые богатеи, которые преуспевали в личном обогащении — в ущерб интересам общества. Возникали условия для нарастания социального расслоения «на законных основаниях». У более богатых появлялись возможности для подкупа чиновников от власти. Это стало порождать недовольство в широких массах. С мест поступала информация о разлагающем влиянии нэпманов. Подобные факты описаны в многотомном сборнике (см.: «Совершенно секретно: Лубянка — Сталину» о положении в стране. 1922—1934. — М., 2002). Поэтому в конце 1920-х годов было принято решение — свернуть нэп. Однако негативная составляющая порождалась не столько природой самого нэпа. В народе в подобных случаях говорят: «Вместе с грязной водой из ванночки выплеснули и ребёнка».

В целом, короткий период нэпа вписал яркую страницу в отечественную и мировую историю. Сегодня прорывное развитие и повторение экономического «чуда» возможно в тех странах, в которых сохраняется высокий уровень контроля государства в экономике, приоритетными являются интересы всего общества, а не интересы частных лиц и корпораций. Такими странами являются Беларусь, Куба, Боливия, Венесуэла, КНР, Вьетнам, КНДР и другие. Короче, тут важнейшее значение имеет классовая природа государства.

В то же время Российская Федерация, богатейшая по природным ресурсам страна, продолжает следовать в фарватере неолиберальных псевдореформ, которые давно проявили свой антинародный характер. Она попала в уготованную ей «кризисную яму», слабеет и деградирует. Экономисты подсчитали, что общий ущерб от ельцинских «шоковых реформ» значительно больше, чем от войны с гитлеровской Германией. В стране нарастают напряжённость, озлобленность и конфликтность — верные признаки кризиса, предвестники социальных потрясений с непредсказуемыми последствиями.

По статистическим и демографическим показателям наша страна отброшена на мировые задворки. Она удерживает одно из ведущих мест в мире по темпам вымирания населения. По мнению автора книги «Демографический кризис России в мирное время» американского профессора Н.Эберштадта (подтверждаемому другими исследователями), данные по смертности в Российской Федерации зашкаливают. Это позволяет утверждать, что «такое государство, как сегодняшняя Россия, в скором времени вообще перестанет существовать». По мнению специалистов, для того, чтобы РФ только вернулась на уровень 1990 года, ей необходимо иметь намного выше рост ВВП, что при нынешнем стагнирующем либерально-монетарном курсе недостижимо. Напротив, налицо признаки того, что страна вступила в рецессию.

Всё изложенное позволяет сделать вывод о том, что первоочередной антикризисной мерой для РФ сегодня должен стать отказ от неолиберальной модели развития. Крах «реформ» МВФ в Российской Федерации и других странах свидетельствует о том, что эта модель повсеместно дискредитировала себя в мире и нет разумных доводов для того, чтобы продолжать эту ущербную и опасную политику. Необходима безотлагательная смена вектора экономической стратегии и переход на неоднократно проверенную практикой, социально ориентированную, народосберегающую модель антикризисного развития с надёжным государственным регулированием.

Сегодня ещё раз подтверждается гениальное пророчество В.И.Ленина о том, что нельзя выйти из кризиса, не увеличивая богатство народа, не повышая уровня и качества его жизни, не пресекая грабежа страны и населения, не обеспечивая социальной справедливости и равенства. Нельзя выйти из кризиса, боясь идти к социализму.

Кризисы заставляют мир обращаться к богатому ленинскому антикризисному наследию и позитивному опыту тех стран, которые добились успехов на этом пути. Такой опыт надо изучать, брать из него то, что подходит, и адаптировать к нынешним конкретным условиям.

Тем не менее правящая «элита» нашей страны продолжает упорно использовать дискредитировавшую себя повсеместно неолиберальную модель, усыпляя общество, особенно в преддверии выборов, пустыми обещаниями «устойчивого экономического развития». Поэтому научной общественности следует более решительно выражать своё мнение по этим важным вопросам.

Б.П.ШЕВЧЕНКО,

кандидат философских наук,

член Президиума Центрального совета РУСО 


Назад к оглавлению