Журнал Центрального Комитета КПРФ

Г.А.Куторжевский: Необходимость коренных перемен

Ни одна вещь не возникает беспричинно, но всё возникает на каком-нибудь основании и в силу необходимости.

Демокрит.

Низкие темпы и качество развития экономики, инфляция, интенсивный отток капитала и растущий внутренний и внешний долг, убыточность многих предприятий, их слабая инвестиционная и инновационная активность, огромное неравенство в распределении доходов, сокращение расходов на развитие социальной сферы неизбежно рождают в обществе серьёзные размышления о том, насколько верен проводимый социально-экономический курс, насколько эффективна действующая модель экономики? Возможен ли перелом в экономическом развитии страны или стагнация экономики окажется затяжной?

Успешное проведение Олимпиады, возвращение Крыма в состав России, долгосрочные экономические соглашения с Китаем, подписание договора о Евразийском экономическом сообществе породили волну народных ожиданий перемен к лучшему, веру в высокое предназначение России. Но совершенно ясно, что без коренной смены курса, без решения ключевых, острых и неотложных проблем развития российской экономики эти ожидания неосуществимы.

Темпы роста

Темпы характеризуют динамику экономического роста. По их устойчивости, уровню и качественному наполнению можно достаточно надёжно судить о состоянии экономического «здоровья» общества. Серьёзное замедление, затухание темпов роста в последнее время отражает слабый экономический пульс страны, отрицательную экономическую динамику. Если в 2010 году объём реального валового внутреннего продукта (ВВП) — важнейшего показателя роста, — увеличился на 4,5%, в 2011-м на 4,3%, в 2012-м — на 3,4%, то в 2013 году — всего на 1,3%. Это наихудший итог последних лет. В 2014 году развитие экономики продолжает затухать. Если отток капитала превысит 100 млрд. долларов, то рост ВВП, по оценке Минэкономразвития, не превысит 0,5%. Основной вывод большинства экспертов — в нынешнем году улучшения не будет. В лучшем случае он может стать годом некоторых заделов на будущее. При сохранении нынешнего курса, либерально-олигархической и экспортно-сырьевой модели экономики повышение темпов роста ВВП недостижимо.

Здесь полезно вспомнить, что в 30-е годы прошлого века мир не знал таких высоких темпов, какие были достигнуты в СССР. За годы первой пятилетки объём промышленного производства был удвоен. При этом осваивалась новая техника. Высокие темпы сохранялись в годы второй и третьей пятилеток. И после Великой Отечественной войны, в 1947—1987 годах, СССР устойчиво поддерживал темпы роста ВВП почти в 1,5 раза более высокие, чем ведущие страны Запада. И этот опыт может и должен быть востребован. Он показывает, что темпы роста зависят не только от объективных условий, но и от эффективности управления, общественного устройства экономики.

Заметим, в последние десятилетия у нас происходил в основном восстановительный рост на базе имеющихся производственных мощностей. По показателю ВВП Российская Федерация лишь на 8% превысила уровень 1990 года. Однако общий объём промышленного и сельскохозяйственного производства всё ещё ниже уровня советского периода. На прежний уровень вышли только топливно-энергетический и металлургические комплексы, переориентированные на обслуживание иностранных потребителей. Можно говорить о восстановлении ВВП в денежно-стоимостной форме, но не по материально-вещественному его составу.

Для страны характерна ситуация, которую называют «рост без развития». В народном хозяйстве произошла масштабная структурная деградация. В 1990-е годы прекратили деятельность десятки тысяч предприятий. Процесс деградации продолжается. За 2005—2012 годы в целом доля промышленности в ВВП снизилась с 37,3 до 34,1%. Удельный вес машиностроения в структуре промышленного производства уменьшился в 2 раза, а по отдельным позициям падение приобрело обвальный характер. Например, производство гражданских самолетов сократилось в 15 раз, тракторов в 30, металлорежущих станков — в 34 раза.

В результате структурной деградации экономики в выработке продукции обрабатывающей промышленности на душу населения РФ отстаёт от США в 11 раз, от Японии — в 16 раз, по продукции медицинской промышленности уступает США в 29 раз, Германии — в 17 раз, лекарств — соответственно меньше в 66 и 31 раз (см.: Воеводина Т. Новая индустриализация // Литературная газета. 2013. № 46. С. 3).

Под влиянием структурных сдвигов изменился характер наполняемости ВВП. Если в советское время около 60% в нём составляли различные товары, то сейчас, наоборот, около 60% занимают услуги. Такое соотношение возникло не в результате бурного развития сферы услуг, а сокращения обрабатывающей промышленности и сельского хозяйства. В Российской Федерации в 2 раза, до 27%, выросла доля торговли в ВВП. В США эта доля равна 17%, в Китае — 9%. В нашей стране за годы либеральных «реформ» производственные площади многих предприятий превратились в торговые и развлекательные центры.

Интересно сравнить темпы роста российского ВВП с другими странами. Высокими темпами развивается экономика Китайской Народной Республики – от 7,8 до 10 и более процентов в год. По показателю ВВП она занимает 2-е место в мире. По прогнозу, основанному на сложившихся устойчивых тенденциях роста, к 2017 году, то есть к 100-летию Великой Октябрьской социалистической революции, ВВП Китая превысит 92% процента от объёма ВВП США, а к 2020 году — 150-летию со дня рождения В.И.Ленина, — превысит уровень США и станет мировым экономическим лидером. Сохраняя социалистическую ориентацию развития, Китай с населением более 1,3 млрд. человек, окажет большое влияние на социалистическую судьбу человечества.

Экономика США развивается медленными темпами: 2010 год — 2,4% роста ВВП, 2011-й — 1,8%, 2012-й — 2,2%, 2013 год — 1,9%. Это приводит к сокращению удельного веса США в мировом производстве — от примерно 50% после Второй мировой войны до 20% в настоящее время. Невысокими темпами развиваются и другие страны Запада.

В 2013 году ВВП Великобритании вырос на 1,9%, Германии — 0,4%, Франции — 0,2%, Японии — 1,6%, а в Италии — сократился на 1,9%. Сравнивая рост ВВП РФ со странами Запада, положение выглядит на первый взгляд неплохо. Но это темпы при разных уровнях развития. Чтобы достичь высокого уровня нам необходимо обеспечить темпы роста выше среднемировых и выше темпов развитых стран. Только при этом условии наша страна может обеспечить достойное место в меняющемся мире.

В результате неодинаковых темпов роста разных стран на наших глазах формируется новая геополитическая картина мира, новый баланс экономических мировых сил. К 2030 году Азия превзойдёт Северную Америку и Европу по величине населения, объёму ВВП, инвестициям и военным расходам. В этих условиях неизбежно перемещение центра экономической активности на Восток, пробуждение его огромного потенциала. Удастся ли РФ, евроазиатской стране, сохранить 5-е место в мире по объёму ВВП, которого она достигла в 2013 году и 9-е место по численности населения? Это зависит от её способности не только постоянно реагировать на вызовы времени, но и быть готовой к грядущим переменам.

Неравномерность и усложнение современного экономического развития предполагает, наряду с анализом его итогов, научное предвидение и обоснованное прогнозирование. Каковы краткосрочные, среднесрочные и долгосрочные прогнозы темпов роста ВВП нашей страны? Существует множество прогнозов, которые постоянно корректируются. Особенно важным является прогноз Министерства экономического развития (МЭР), представляющий практически индикативный план. Это — документ, выполняющий информационно-ориентирующую роль. На его основе Министерство финансов разрабатывает проект бюджета — директивный план.

Есть прогноз МЭР до 2030 года в трех вариантах: консервативный, умерено-оптимистический и форсированный. Согласно консервативного варианта и с учётом понижения темпов в прошлом и текущем годах, в 2013—2018 гг. среднегодовой прирост ВВП должен составить всего 2,9%, вместо минимальных пяти. Среднегодовые темпы прироста ВВП последовательно снижаются до 2,5% в 2021—2025 годах и до 2,1% в 2026—2030 годах. В целом за период 2013—2030 годов средний темп прироста составит 2,5%. Это несколько ниже прогнозируемых темпов роста мировой экономики. Министр МЭР Алексей Улюкаев в связи с этим заявил: «Мы впервые в противофазе, когда мир будет демонстрировать темпы роста больше 3,5 процента, а мы получим в лучшем случае 2,5 процента». Как следствие этого доля России в мировом ВВП снизится с 4% в 2012 году до 3,4% в 2030-м.

Но такой сценарий развития экономики не соответствует интересам Российской Федерации. Потребности внутреннего развития и задачи укрепления её позиций в мировой политике и экономике требуют повышения темпов экономического роста. Наша страна ещё очень далека от насыщения потребностей населения в жилье, предметах длительного пользования, некоторых важнейших продуктах питания. Большой потенциал роста связан с освоением и обустройством нашей огромной территории, развитием транспортной инфраструктуры. Хорошей базой для этого являются значительные природные, материальные, финансовые, интеллектуальные ресурсы и человеческий потенциал. Имеющиеся возможности развития в сочетании с активной и целенаправленной экономической политикой государства позволяют национальной экономике достигнуть в период до 2030 года среднегодовых темпов прироста ВВП, превышающих 5% (см.: Политика перехода к эффективной экономике // Экономист. 2014. №1; статья подготовлена на основе доклада РАН «Россия на пути к современной динамичной и эффективной экономике» под редакцией академиков А.Д.Некипелова, В.В.Ивантера, С.Ю.Глазьева. — М., РАН. 2013). Стране необходим оптимистический прогноз, задающий высокие мобилизующие цели, опирающиеся на эффективные и реально работающие механизмы их достижения.

Качество развития

Проблема качества развития во всех её аспектах стоит особенно остро перед российской экономикой. Ведь она отстаёт от передовых стран прежде всего по качественным характеристикам. Поэтому при анализе итогов развития экономики нельзя ограничиваться лишь её количественными изменениями — объёмов, масштабов. Сейчас для страны особенно важно обновление, преобразование и совершенствование всех сторон экономики, приобретение новых системных качеств. Необходимо уверенное движение экономики от данного состояния к качественно более высокому уровню.

В условиях либерального рынка сформировался чрезвычайно высокий уровень технологической и социально-экономической неоднородности экономики. В ней сосуществуют передовые и старые отрасли, новейшее и устаревшее оборудование, товары с высокими и низкими потребительскими свойствами, высоко и малоквалифицированные кадры, крупные государственные и частные предприятия, малое и среднее предпринимательство, коллективные хозяйства и народные предприятия.

Стратегические перспективы РФ связаны с развитием хозяйства как комплекса взаимосвязанных отраслей и регионов на основе многообразия форм собственности и хозяйствования, эффективного взаимодействия реального и финансового секторов, сочетания рынка с государственным управлением, развития межотраслевой корпорации, объединяющей высокотехнологическую добычу и переработку сырья в готовую наукоёмкую продукцию конечного спроса. Качество развития экономики всё больше будет зависеть от человекоцентричного подхода, подчинения её интересам развития человека.

В процессе структурно-технологической модернизации экономики, о которой в правительстве говорят много лет, предстоит преодолеть её глубокую технологическую неоднородность и повысить общий научно-технологический и материально-технический уровень. Нам необходимо восстанавливать производство средств производства, строить первоклассные заводы и реконструировать действующие предприятия отраслей, обеспечивающих научно-технический и технологический прогресс: электроника, приборо- и станкостроение, оптика, радиопромышленность, гражданское самолётостроение и судостроение. Без этого мы не сможем перейти от сырьевого настоящего к новому индустриальному будущему и уменьшить зависимость от импорта. Сейчас 80% авиаперевозок выполняется импортной авиатехникой. Импорт занимает 90% в сегменте наукоёмкого оборудования, электроники и бытовой техники. Качество импортных товаров, как известно, формируется за рубежом, в других странах.

За годы рыночных «реформ» экономика России приобрела ярко выраженный сырьевой характер. В составе российского ВВП и экспорта выросла доля сырья, качество которого в определяющей степени зависит от природных свойств. Так, в 1970 году доля топливно-энергетических товаров в структуре экспорта СССР составляла 15,7%, а доля машин и оборудования — 21,5%. В настоящее время доля сырья в экспорте достигает примерно 90%. Страна стала сырьевым придатком стран Запада.

Наличие природных ресурсов — это наше важное преимущество. И здесь таятся большие возможности для повышения темпов и качества экономического развития. Прежде всего за счёт глубокой переработки сырья и выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью. Например, вместо сырой нефти поставлять на рынок продукты её глубокой переработки. К 2015 году глубина переработки нефти достигнет 74,4%. Есть ещё резервы. Нам надо развивать нефтехимию, которая очень отстала. Отрасль производит продукции меньше чем на 60 млрд. долларов, а США, например, на 500 млрд., Китай — на 1 трлн. долларов. Отстаём мы и по производству сжиженного природного газа. На его долю приходится 10% добычи и всего треть торговли газом. На мировой рынок мы поставляем в основном круглый лес, а не продукцию из него. В ближайшие годы необходимо совершить крутой поворот — от поставок на рынок сырья к поставкам разнообразной продукции из него с высокими потребительскими свойствами.

На современном этапе научно-технического и технологического прогресса важнейшим показателем качества экономического развития является доля наукоёмкой, высокотехнологичной и инновационной продукции в общем её выпуске и экспорте. Здесь картина печальная. Наукоёмкость нашего промышленного производства по сравнению с 1991 годом снизилась в 2,5 раза. На мировом рынке наукоёмкой продукции доля РФ ничтожно мала — всего 0,3%. Наука и её результаты не востребованы в современной Российской Федерации. В 1990 годы была разрушена значительная часть отраслевой и заводской науки. Теперь проводится «реформа» РАН, последствия которой не просчитаны. Многие учёные, руководители научных школ уехали за границу. Только в США работают более 16 тыс. профессоров и докторов наук — выходцев из нашей страны. А сколько их трудится в Великобритании, Германии, других странах? При создании соответствующих условий многие из них не прочь вернуться. Однако несмотря на трудности и скудное финансирование, российские учёные производят 2% научных знаний в мире. Очевидно спрос на достижения науки и наукоёмкую продукцию могут расти лишь в условиях возрождения наукоёмких отраслей экономики, преодоления разрыва между наукой и производством.

Российская Федерация отстаёт от развитых стран по выпуску высокотехнологичной продукции. Так, в США доля экспорта высокотехнологичной продукции в общем объёме промышленного экспорта составляет 30%, в странах Европейского союза — 20%, а в РФ — 4,5%. Для динамичного и качественного развития экономики, по экспертным оценкам, эта доля должна быть не менее 15%.

За годы рыночных «реформ» резко снизилась инновационная активность предприятий. С 30—40% в конце 1980-х годов доля инновационной продукции в общем объёме промышленного производства к 2010 году сократилась до 4,8% (см.: Экономист. 2011. №9. С. 11—12). Инновационное развитие нашей страны происходит в основном за счёт покупки инновационной техники и технологий. Российская Федерация остаётся пассивной в патентовании своих разработок. Согласно данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, в 2011 году по количеству патентных заявок Китай вышел на 1-е место в мире с показателем 526,4 тыс. единиц. В США их количество составило 503,6 тыс., в Японии — 342,6 тыс., а в РФ — всего 41,8 тыс. единиц. Нашей стране нужен настоящий научно-технологический прорыв в развитии реального сектора экономики.

Людей беспокоит качество товаров народного потребления и лекарств. В Российскую Федерацию завозится около 60% продуктов питания, 90% обуви, 70—80% текстиля, рубашек, тканей, а также лекарств. Они служат показателями состояния соответствующих отраслей отечественного производства. Импортная продукция не снимает проблем качества. Например, 95% школьной формы шьётся из импортных тканей или завозится из-за рубежа. Но более 80% изделий не соответствует нормам технического регламента Таможенного союза «О безопасности продукции, предназначенной для детей и подростков». Постоянное ношение одежды из таких тканей, по заключению врачей-гигиенистов, способно привести к снижению успеваемости и даже серьёзным заболеваниям школьников. При этом отечественная лёгкая промышленность имеет достаточно мощностей, чтобы сшить удобную школьную форму из натуральных тканей и по доступной цене. Когда рынок «отдыхает», не реагирует на запросы, необходимы государственные меры по решению этой задачи.

Остро стоит проблема качества продуктов питания, особенно молочной продукции. Натуральное молоко массово подменяется пальмовым маслом и соей. Сейчас на российском рынке молочной продукции на долю отечественного производства приходится 55%. В программе развития агропромышленного комплекса на 2013—2020 годы поставлена задача повысить долю российских товаров по молоку и молокопродуктам до 90%. Однако производство молока за последние 5 лет сократилось более чем на 1 млн. тонн. За это время импорт пальмового масла вырос на 17,5%. Под видом молочной продукции продают миллионы тонн фальсификата, что сказывается на здоровье людей.

Махинации с качеством сырья и готовых изделий, с заменителями и добавками (в том числе вредными), с поддержанием привлекательного вида устаревших товаров, с датами выпуска, сроками годности, не соответствующих действительности, ведут не только к денежным потерям потребителей, но и массовым их отравлениям и подрыву здоровья.

Д.А.Медведев, ещё будучи президентом, чтобы не «кошмарить» бизнес, предложил проверять предприятия раз в 3 года. Но в это время бизнес «кошмарит» потребителей. Ведь технологический цикл производства большинства продуктов питания составляет дни и часы. Поэтому государственный и общественный контроль должны быть регулярными. Об этом нам напоминает уголовное дело, возбуждённое против омского сырного завода, сотрудники которого купались в «молочной ванне». Это ЧП показало насколько низка производственная и технологическая культура пищевого производства в России. Оно выявило грубые нарушения трудовой дисциплины и санитарно-эпидемиологических норм. Граждане должны быть также защищены от генно-модифицированной продукции (ГМО), употребление которой в пищу будет иметь ещё не просчитанные отрицательные последствия. Поэтому пока не будут получены надёжные результаты исследований, не будут сняты все вопросы о безопасности генно-модифицированной продукции, её использование должно быть запрещено.

Опыт показывает, что в стране необходима система контроля качества, формирование экономики качества, основанной на современных стандартах, нормах и требованиях. Разрушение советской системы контроля качества продукции, её сертификации отрицательно сказалось на состоянии российской экономики. Можно только приветствовать разработку логотипа знака качества «Сделано в России» и восстановление системы контроля качества.

Повышение качества продукции и услуг имеет первостепенное значение для экономики в целом. Выпуск продукции улучшенного качества обеспечивает более полное удовлетворение потребностей людей при меньших расходах, что сказывается на росте уровня и качества жизни населения. Благодаря этому повышается конкурентоспособность национальной экономики, увеличивается экспортный потенциал и авторитет государства в мировом сообществе. Из этого вытекает необходимость постоянной и целенаправленной работы на всех уровнях управления по повышению качества работы, продукции и услуг.

Эффективность: затраты и результаты

В нашей стране проблема эффективности, то есть достижение максимального результата при минимальных затратах в обусловленные сроки, имеет особо важное значение в связи с её низким уровнем и объективными обстоятельствами, удорожающими российскую продукцию, усложняющими хозяйственную деятельность. Это прежде всего суровые климатические условия, обусловливающие большой расход материалов, тепла и энергии. Например, энергии у нас расходуется на 50% больше, чем в США и Европе. Холодный климат и длительность зимы вынуждают тратить 300 млн. тонн условного топлива в год для жизнеобеспечения страны.

Огромные расстояния определяют высокую транспортную составляющую в издержках производства. Затраты на транспорт в межрегиональных перевозках составляют около 1,5 трлн. рублей в год. Для доставки нефти и газа потребителю мы прокладываем десятки тысяч километров нефте- и газопроводов и по поверхности земли и по морскому дну. Долететь до Лондона и Нью-Йорка дешевле, чем до Абакана и Красноярска, не говоря о Хабаровске, Владивостоке и Якутске. Всё это необходимо учитывать при определении конкурентоспособности российской экономики. В её структуре должны получить развитие наукоёмкие и высокотехнологичные отрасли производства, не требующие большого расхода материалов и энергии.

Основной показатель эффективности — производительность общественного труда. По этому показателю мы отстаём от передовых индустриальных стран в 3—4 и более раза. Об этом говорит простое сравнение показателей одного из районов Нижегородской области и префектуры Мияги (Япония). По структуре хозяйства они сопоставимы.

В них преимущественно перерабатывающие отрасли. Газа и нефти нет. Но у них внутренний региональный продукт в 8 раз выше, чем у нижегородцев. Каждый работающий из них производит в 7 раз больше, чем наши, и зарплата, соответственно, в 7—8 раз выше. Продолжительность жизни в нашем районе 67 лет, у них — 83 года (см.: Литературная газета. 2014. № 15. С. 9). Такие сравнения полезны не только на общегосударственном, но и на региональном и отраслевом уровнях. Они наглядны.

Повысить производительность труда можно при увеличении выпуска продукции при той же или меньшей численности занятых или, наоборот, при выпуске прежнего объёма производства со значительно меньшей численностью работающих. Так, в газоснабжении численность занятых по сравнению с советским периодом выросла практически в 3 раза. Но объём добычи газа остался на прежнем уровне. Это значит, что производительность труда в газовой отрасли снизилась в 3 раза и составляет 30% от уровня советского периода. В нефтеперерабатывающей промышленности численность занятых увеличилась в 2 раза, а в электроэнергетике — в 1,5 раза.

Лишь в угольной промышленности Кузбасса можно увидеть некоторые положительные результаты. В советские годы в нём добывали 160 млн. тонн угля, а в 2013 году — 200 млн. тонн. При этом численность занятых на шахтах и разрезах сокращена с 315 до 101 тыс. или в 3 раза. Производительность труда выросла в 2 раза. Это было достигнуто за счёт увеличения добычи угля открытым способом, применению более производительной техники, повышению квалификации кадров и поддержки государства. Например, на Белорусском автозаводе создан новый сверхмощный автомобиль грузоподъемностью до 450 тонн.

Он позволит загрузить сразу 7 вагонов угля. Испытания новый «БелАЗ» проходит в 2014 году. Увы, таких примеров роста производительности труда немного. Тем более, что порой это достигается за счёт снижения техники безопасности.

Достижение высокой производительности труда возможно при условии массового обновления физически изношенного и морально устаревшего оборудования. В 1990—2011 годах средний возраст оборудования вырос с 10,8 до 17 лет. В США этот показатель равен 6,9 года. Комплексная модернизация оборудования является непременным условием создания к 2020 году 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест. Однако решение этой задачи не переведено на конкретный язык заданий, программ и сроков.

Важным фактором повышения эффективности экономики является более полное использование производственных мощностей. Сейчас в целом по стране они используются на 67%. Здесь есть немалые резервы. Так, в нефтегазовой, нефтехимической и угольной промышленности загрузка мощностей достигает 85—95%, а в станкостроении, приборостроении, сельском хозяйстве, производстве сельскохозяйственной техники, ракетно-космической отрасли и других несырьевых производствах загрузка не превышает 40—50%. Почти половина их мощностей находится в аварийном состоянии. Тем не менее на имеющихся свободных производственных мощностях можно дополнительно произвести товары потребительского и инвестиционного назначения.

Постоянный рост цен и тарифов ведёт к удорожанию ресурсов. С 2010 года прирост тарифов на газ был в среднем в 3 раза больше, чем средний индекс фактической инфляции, а прирост тарифов на ЖКХ и электроэнергию в 2 раза выше. Поэтому почти треть предприятий в 2013 году были убыточными. Вполне закономерно возникает вопрос: почему рыночная экономика в условиях РФ оказалась столь неэффективной? Только ли климатические условия и расстояния являются причиной этого? Или они глубже, в самой природе капиталистической рыночной экономики?

Эффективность экономики в определяющей степени зависит от количества, качества и полноты использования трудовых ресурсов. В начале нынешнего года в стране занято 64% из 74 млн. трудоспособного населения. А где заняты и заняты ли остальные? Значительная часть трудоспособных «растворяется» в личном подсобном хозяйстве или занимается не зарегистрированной трудовой деятельностью. Около 1 млн. занято в охранных организациях. Еще несколько миллионов безработных. В связи с низкой организацией труда и уровнем его интенсивности существуют «скрытые излишки рабочей силы». По расчётам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, избыточная занятость по отношению к фактическим объёмам производства и используемым технологиям только в отрасли обрабатывающей промышленности в 2012 году составляла примерно 2 млн. человек. Поэтому существенное повышение степени использования трудовых ресурсов становится как никогда важным условием роста эффективности экономики. Трудосбережение вместе со снижением энергоёмкости и материалоёмкости общественного продукта является одним из целевых приоритетов современного развития.

Эффективность экономики во многом зависит от структуры трудовых ресурсов. Сейчас существует дефицит квалифицированных рабочих кадров, работников со специальным средним образованием и некоторых категорий инженеров. Необходимо возрождение системы профессионально-технического образования, подготовки инженерных и научных кадров, исходя не только из потребностей рынка, но и перспектив нового индустриального развития.

При оценке соотношения затрат и результата нельзя не учитывать его социальных последствий. О каких положительных результатах можно говорить, если при «оптимизации затрат» на социальную сферу закрываются тысячи школ, больниц, библиотек, различных учреждений культуры. Такой подход к социальной сфере не может быть признан эффективным. У нас вместо оздоровления убыточных предприятий их банкротят и по существу закрывают, а трудовые коллективы распадаются. Экономическая и социальная эффективность составляют систему, образуют диалектическое единство. Затраты будут эффективными, если они способствуют улучшению социальной обеспеченности людей, их социальному самочувствию, комфорту и стабильности.

Проблема эффективности — центральная в экономике и социальной сфере. Превышение результата над затратами способствует не только увеличению объёмов накопления, а следовательно обеспечению расширенного воспроизводства, но и успешному развитию социальной сферы, источником которого служит вторичное распределение доходов. Не случайно успешное развитие социальной сферы приходится на периоды эффективного функционирования национальной экономики. Уровень её эффективности определяет налоговую, кредитную, денежную, научно-техническую и внешнюю политику государства. Последовательное решение проблемы эффективности жизненно важно не только для страны в целом, но и для каждого предприятия и для каждого гражданина.

Инвестиции — залог динамичного

развития экономики

Проблема инвестиций — одна из сложнейших в экономике. Если нет инвестиций, то нет роста производства и новых рабочих мест, нет обновления техники и подготовленных кадров, нет развития социально-культурной сферы и жилищно-коммунального хозяйства. Доля инвестиций в ВВП Российской Федерации составляет примерно 20%. Ставится задача довести её до 25% в 2015 году и до 27% к 2018 году. Но в странах, которые обеспечивают средние и высокие темпы роста, эта доля достигает 30—40 и более процентов.

В чём же проблема? Почему у нас невелик объем инвестиций? Разве в РФ нет денег? В стране накоплены большие денежные ресурсы. В фонде Национального благосостояния и Резервном фонде лежит 6 трлн. рублей. Валютные резервы составляют примерно 500 млрд. долларов. Большими денежными ресурсами располагает крупный и средний бизнес. Выросли денежные сбережения населения.

Но если проблема не в деньгах, то в чём? Почему инвестиции активно не идут в экономику, а деньги часто стремятся уйти за рубеж? Истоки российской проблемы инвестиций в общественном устройстве экономики, рыночном механизме хозяйствования. Ведь инвестиции — не просто деньги. Это деньги, вкладываемые в хозяйственную деятельность с целью получения дохода, выгоды, пользы. Инвестиции идут туда, где выше доход, прибыль. В США и Европе доход в 10% считается хорошим. У нас инвесторы получали 40, 50 и 100% прибыли.

По итогам 2013 года спекулятивные иностранные инвестиции, вложенные в сделки с отечественной собственностью, принесли зарубежным владельцам норму прибыли на уровне не менее 75% годовых. Примерно на таком уровне прибыльность других финансово-посреднических и биржевых операций. В этих условиях капиталовложения в обрабатывающую промышленность становятся неокупаемыми, невыгодными (см.: Губанов С. Неоиндустриализация России и нищета её саботажной критики // Экономист. 2014. № 4).

Инвестиции в обрабатывающую промышленность не обеспечивают высокой прибыли. Поэтому частные инвестиции в неё активно не идут. Не идут они и в предприятия инфраструктуры с большими сроками окупаемости.

Частные собственники не проявляют большой склонности к производительному использованию инвестиций. Сейчас у нас инвестиции в спекулятивные бумаги и финансовые активы примерно в 8—10 раз превышают инвестиции в основной капитал. В 2013 году динамика инвестиций в основной капитал составила минус 0,4%. В 2014 году Министерство экономического развития рассчитывает на плюс 4%, а в предстоящий трёхлетний период планируется выйти на уровень 5,5—6,0%. Достичь этого предполагается, прежде всего, за счёт создания лучших условий для частного капитала и возможностей для предпринимателей. Но пока повышения инвестиционной активности частных собственников не наблюдается.

Своеобразную роль в развитии экономики играют бюджетные инвестиции. Более половины из них за последние три года — это взносы в уставные капиталы акционерных обществ. В основном они используются в различных схемах скупки активов, слияния и разделения. Например, в уставные фонды электроэнергетики с 2008-го по 2012 год вложили 256 млрд. рублей. Получается, население платит дважды: в виде тарифов и в виде налогов, которые поступают в бюджет. В конце 2012 года правительство выделило «РусГидро» на строительство электростанций в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке 50 млрд. рублей. Их положили на депозиты в Сбербанк. Главная проблема не в инвестициях, а в их эффективном использовании.

Для развития экономики России, наряду с собственными, используются иностранные инвестиции. За последние 18 лет суммарный объём всех видов иностранных инвестиций, по данным Банка России, составил 794 млрд. долларов. За это время получено и вывезено из страны дивидендов и процентов на сумму 703 млрд. долларов. Эффект привлечения капиталов составил всего 90 млрд. долларов. Различают доходоулавливающие и доходосозидающие инвестиции. Если иностранные инвесторы строят торговый центр, где продаются импортные товары и трудятся мигранты, то это фактически доходоулавливающее предприятие. Его цель — извлечь доходы. В России созданы многие мощные торговые центры (Ашан, Икеа и др.), получающие очень большие доходы.

Для России нужны прежде всего доходосозидающие инвестиции, например, на создание высокотехнологичных и наукоёмких производств. К сожалению, благодаря иностранному капиталу не достигнуты заметные прорывы в технологическом развитии страны.

Привлекая иностранные инвестиции, необходимо учитывать последствия их использования для национальной безопасности. Известно, что нашу тракторную промышленность скупила бельгийская фирма и практически полностью уничтожила её. Иностранные инвесторы думают о прибыли в ближайшее время, а не о подъёме российской экономики.

Под разговоры об иностранных вложениях российские компании и банки активно наращивают прямые инвестиции за рубежом. Так, в 2012 году их объём достиг 17% суммарной величины их внутренних вложений, что в 2 раза больше, чем у большинства развитых стран. Соотношение прямых инвестиций, накопленных за границей и привлечённых из-за рубежа, составило 8 : 10, в то время как в Китае и Индии в 2—3 раза меньше. С точки зрения развития экономики России структура прямых зарубежных инвестиций недостаточно эффективна. Они имеют сырьевую направленность. Более половины всех заграничных активов приходится на нефтегазовый сектор и четверть на металлургическую и горнодобывающую промышленность.

Рост инвестиций за рубежом оказывает противоречивое влияние на экономику страны. Приобретая предприятия в других странах, российские компании получают доступ к рынкам сбыта, новым источникам ресурсов и технологиям. Это способствует росту международной конкурентоспособности, укреплению позиций России в мировой экономике и усилению её геополитического влияния. Но большой отток капитала подрывает ресурсную базу развития и модернизации российской экономики. При этом следует различать целенаправленные инвестиции и стихийное «бегство» капитала в другие страны и офшорные центры по различным «серым» схемам.

По уровню офшоризации экономики Россия занимает одно из первых мест в мире. Вывоз капитала у нас постоянно превышал ввоз, за исключением 2006—2007 годов. За последние 20 лет из страны вывезено от 2 до 3 трлн. долларов. На эти деньги можно было не только преобразовать сырьевую экономику в инновационную, но и обеспечить высокий жизненный уровень населения России.

Экономика не будет развиваться без благоприятного инвестиционного климата. При инфляции в 5,5—6% в год кредиты выдаются под 18—22 и более процентов. Поэтому предприниматели не заинтересованы в развитии промышленности и других отраслей. Иная ситуация с налогами. В ряде стран государство присваивает более 80% доходов от добычи нефти. Например, в Объединенных Арабских Эмиратах государство забирает с одной тонны добытой нефти 88—91% дохода, в Индонезии — 87—89%, в Малайзии — 81—86%, в Нигерии — 82—90%, в Норвегии — 82%, в Анголе — 82—88%, в Китае — 59—62%, в США — 47—58%, а в России — только 34%. Это значит, что российские нефтяные компании, их владельцы получают прибыль значительно больше.

Сейчас необходимо повышать инвестиционную активность в развитии несырьевого высокотехнологичного производства. Для этого целесообразно максимально освободить от налогов деньги, идущие на развитие и модернизацию производства, создание новых высокотехнологичных рабочих мест. Но инвестиционный климат зависит не только от процентных ставок за кредит и уровня налогообложения, но и от качества деловой среды, инфраструктуры, административных барьеров, совершенства и стабильности нормативно-правовой базы, состояния коррупции, морально-политической обстановки в стране. Если она стабильная, то инвестиционная активность растёт.

Сегодня Российской Федерации нужен исторически масштабный инвестиционный проект и его поэтапная реализация. Он будет определять вектор, то есть главное направление, силу и скорость развития страны. Таким может быть проект новой индустриализации, реализация которого потребует, по разным оценкам, от 43 до 73 трлн. рублей на 10—15-летний период. Результаты его могут быть впечатляющими. По итогам может быть достигнуто удвоение ВВП за счёт высокотехнологического перевооружения производства, диверсификации промышленности, обновления инфраструктуры и повышения производительности общественного труда. Развитие экономики на новой индустриальной основе позволит обеспечить высокий уровень и качество жизни. Оно откроет стране новую стратегическую перспективу.

Благосостояние и справедливость для всех

Развитие экономики — не самоцель. Её главное назначение — удовлетворение многообразных потребностей общества. Но связь между результатами развития экономики и ростом народного благосостояния не обеспечивается автоматически, прямо и непосредственно. Она зависит от способа распределения доходов и богатства в обществе. При нынешних темпах развития и капиталистическом способе распределения благ неуклонный рост благосостояния обеспечивается не для всех, а лишь для богатых, для избранных. Неравномерное и несправедливое распределение доходов и национального богатства является тормозом экономического прогресса страны. Оно неизбежно ведёт к социальному и политическому расколу общества, снижению его созидательной энергии.

По уровню доходов, важнейшему показателю благосостояния, РФ отстаёт от многих стран. В 2013 году среднемесячная начисленная заработная плата, основной источник доходов трудящихся, составила около 30 тыс. рублей. Это примерно в 3 раза ниже европейского и в 5 раз ниже уровня США. Но за этой средней цифрой скрываются большие различия в уровне зарплаты работников различных отраслей экономики, которые не всегда социально и экономически оправданы. Например, в газовой промышленности зарплата в 5 раз, а в нефтяной отрасли в 3,5 раза выше, чем средняя по стране. В советское время она соответственно превышала в 2 раза, на 65%. При этом зарплата растёт неравномерно. В целом реальная зарплата в прошлом году выросла на 5,3%, а зарплата чиновников правительства — на 56,3%, администрации президента — на 73,8%. Размеры вознаграждения руководства Газпрома выросли на 67%. От общественного пирога одним достаются огромные куски, другим — крохи.

Одной из проблем благосостояния является неравномерность в оплате за один и тот же труд. Например, в Москве зарплата учителя более 60 тыс. рублей, а в Иваново и Воронеже — 14—15 тысяч. Пёстрая картина и по другим регионам. Это не может не порождать социальной и национальной розни в стране.

Низкая зарплата трудящихся означает их низкие доходы. Согласно официальной статистике, реальные располагаемые доходы в 2011 году выросли на 0,5%, в 2012 году — на 4,6% и в 2013 году — на 3,6%. Но для характеристики народного благосостояния важен не только уровень доходов, но и их дифференциация. По данным той же статистики, доходы 10% самых богатых превышают соответствующий показатель 10% самых бедных в 16,7 раза. А, например, в Швейцарии, Норвегии, Дании, Финляндии разрыв в доходах колеблется от 4 до 6 раз, во Франции и Великобритании — от 8 до 10 раз, в США — от 12 до 14 раз. И это при более высоком общем уровне доходов в этих странах.

В России разрыв в доходах бедных и богатых в действительности значительно больше, чем утверждает статистика. Так, за 2012 год выплаты 13 членам правления Сбербанка составили более 150 млн. на каждого или по 12,6 млн. рублей в месяц. В минувшем году они получили около 2,4 миллиарда рублей, что на 20,8% больше. Заработная плата членов правления Газпрома, состоящего из 17 членов, составила в 2013 году более 814,4 млн. рублей (почти в 2 раза больше, чем годом ранее). К этому следует добавить, что размер премиальных вырос в 1,6 раза — до более 715,5 млн. рублей. До 154,1 млн. рублей увеличилась стоимость разного рода льгот. Суммарные выплаты российским топ-менеджерам в среднем на 71% выше, чем европейским. Но если сравнить производительность труда, то она почти втрое меньше в наших компаниях, чем у конкурентов из Западной Европы и США.

Многие руководители госкорпораций при увольнении или переходе на другую работу получают огромные денежные вознаграждения, им выдаются так называемые «золотые парашюты» в сотни миллионов рублей. Это вызывает законное возмущение в обществе. О какой социальной справедливости можно говорить при таком распределении созданного трудом дохода? В принятом Госдумой законе введены ограничения размеров выходных пособий в объеме трёхкратного среднего месячного заработка работника. Но это, конечно, не решение проблемы социальной справедливости.

Примечательно, что, несмотря на кризис и низкие темпы развития экономики, число долларовых миллиардеров в стране растёт. В 2008 году их было 32, а в 2013 году стало 111. Они контролируют более 35% всех активов страны. Далеко не всегда справедливы и сверхвысокие доходы отдельных спортсменов, представителей шоу-бизнеса, деятелей телевидения, писателей детективного жанра. Общество признает справедливой дифференциацию доходов, если она обусловлена различиями в способностях, уровне образования и квалификации, численности семьи, индивидуальных усилий, готовности взять на себя риск и т. п.

Важным показателем благосостояния населения является степень соответствия денежных доходов прожиточному минимуму. Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) должен быть не ниже прожиточного минимума. Такая задача была поставлена более десяти лет назад, но до сих пор не реализована. В прошлом году прожиточный минимум в России в среднем составлял 7 326 рублей, а МРОТ — 5 200 рублей, то есть на 30% меньше. Российский прожиточный минимум не обеспечивает нормального воспроизводства человека, он ниже стоимости рабочей силы. И та часть населения, доходы которой не обеспечивают прожиточный минимум, относится к категории бедных. За чертой бедности (по доходу) у нас более 19 млн. человек. Но если вести счёт по европейской методике, то за чертой бедности — 60 млн.

Есть и другой способ подсчёта бедности – «по лишениям». К бедным относятся также те, которые не могут обеспечить себе нормального питания, приобретения необходимых товаров народного потребления, качественной медицинской помощи. И таких в стране примерно четверть всего населения, в том числе «дети войны». Положением не «среднего класса», а бедных, то есть наиболее обездоленного слоя общества, измеряется уровень социальной справедливости.

Номинальный рост доходов постоянно обесценивается инфляцией, что сказывается на благосостоянии народа. В 2013 году она выросла на 5,5%. Поскольку в этом году выше запланированной в 5%, то может разогнаться годовая инфляция. В мае она достигла 7,5%. Трудно сказать, удастся ли остановить рост цен во второй половине года. Заметим, что инфляция для бедных слоев оказывается фактически выше, так как цены на товары растут неравномерно. На товары, которые потребляют бедные, они растут в 2—3 раза больше. Индексация доходов позволяет несколько нейтрализовать отрицательные последствия инфляции. Так, МРОТ индексируется на 4,5%. Но это ниже официально признанной и фактической инфляции на товары для бедных.

Видимость социального благополучия создаёт потребительский кредит. Общий объём кредитов физическим лицам превышает 9 трлн. рублей, а просроченная задолженность за 2013 год выросла более чем на 40%. 34 млн. российских граждан или 45% экономически активного населения имеют невыплаченные потребительские кредиты. Беря новые кредиты не для улучшения своей жизни, а для погашения старых, люди попадают в «долговое рабство».

Для сглаживания неравенства в доходах нужна нормализация налогов. Сегодня чем богаче человек, тем меньше он отдаёт государству.

Не применяемая почти нигде, кроме Российской Федерации, пресловутая плоская шкала подоходного налога формирует налоговый рай для богатых и чрезмерную нагрузку для бедных. Все платят 13% и при доходе в 30 тыс. и в 300 млн. рублей.

При этом с дивидендов собственники платят всего 9% налога. Однако фракция «Единой России» в Госдуме проваливает принятие закона «О прогрессивной шкале подоходного налога». Отвергнут и законопроект, направленный на восстановление социальной справедливости в обществе, — «О налоге на роскошь», хотя был поддержан всеми оппозиционными фракциями. В том или ином виде налог на роскошь существует во всех развитых странах, причём как прогрессивный налог на недвижимость и налог на сверхпотребление. Вопиющее социальное и региональное неравенство, бедность и нищета населения являются угрозой национальной безопасности, социальной стабильности и целостности страны. Одна из наиболее сложных задач в этих условиях связана с нахождением меры действенного сочетания принципа социальной справедливости, социальных прав, норм, стандартов, гарантий с надёжными и активными стимулами развития экономики, которая должна служить всем людям, всему обществу.

Новый курс и другая модель экономики

Опыт более двух последних десятилетий убеждает: ни частный сектор, ни рынок, ни иностранные инвестиции сами по себе, без активной организующей роли государства не в состоянии обеспечить высокие темпы и качество развития, эффективность экономики, повышение уровня народного благосостояния. Сегодня общество стоит перед выбором: продолжать старый либерально-рыночный и компрадорский курс или сменить его на новый социально-экономический курс, государственно-патриотический?

Задача отказа от разрушительного либерально-рыночного курса ставилась и раньше. Но сейчас, в условиях стагнации экономики и обострения международной обстановки, она стала ещё более насущной. Однако нынешнее правительство твёрдо намерено продолжать взятый курс.

Во время отчёта в Госдуме премьер-министр Д.А.Медведев заявил: «Политика правительства это всегда всё-таки продуманная и выстроенная система действий. Эта система действий одобрена президентом. Я не считаю правильным менять её принципиальным образом».

Короче, всё остается по-старому, «всё как есть». Отвергнута идея смягчения «бюджетного правила», позволявшего направить на развитие экономики 3,5 трлн. рублей на 3,5 года. Остаются плоская шкала налогов, офшоры, привязка рубля к доллару, инвестиции в американские ценные бумаги. Прокладываются новые трубы для перекачки нефти и газа за рубеж. Продолжение прежнего курса — это осуществление нового этапа всеохватывающей приватизации и банкротство «нерентабельных» предприятий, открытость экономики для свободного движения капитала и обмена валюты, поощрение иностранных инвестиций, радикальное сокращение расходов на социальные цели, распространение частнособственнической инициативы вширь — на здравоохранение, образование, науку, уход государства из экономики. Результаты этого курса известны: деградация экономики, разрушение человеческого потенциала страны.

Новый курс — это стратегия созидания, идеология развития. Его главные составляющие: ускорение темпов и поиск новых источников роста, повышение качества и эффективности экономики, структурная перестройка, национализация базовых отраслей, укрепление ведущей роли крупных госпредприятий, поддержка малого и среднего предпринимательства, повышение уровня государственного и местного управления, укрепление позиций страны на мировой арене, а главное — обеспечение высокого уровня и качества жизни, реализация принципа социальной справедливости. По своему характеру — это государственно-патриотический курс. Для его реализации необходимо правительство народного доверия и общественных интересов.

Новый курс предполагает другую модель экономики*. Как известно, в результате либеральных «реформ», приватизации государственной и общественной собственности создана далёкая от совершенства капиталистическая рыночная экономика, опирающаяся на дезинтегрированную частную собственность, устаревшую и в значительной мере разрушенную материально-экономическую базу. Она приобрела преимущественно экспортно-сырьевой характер. Но, как показывает мировой опыт, ни одна страна с сырьевой ориентацией экономики не продемонстрировала способности к быстрому и эффективному росту в долгосрочной перспективе.

В стране постепенно формируются контуры новой модели экономики, вызревают её основные черты. И мне хотелось бы высказать свои суждения по этому вопросу:

— Это новая индустриальная или технотронная (соединение электроники с автоматической техникой) экономика с развитыми наукоёмким, высокотехнологичным и инновационным секторами. Поэтому неотложной задачей является осуществление новой крупномасштабной индустриализации и освоение высших технологических укладов. В обществе есть понимание этой исторической задачи. Есть отдельные элементы новой модели. Это сеть научных центров, оборонно-промышленный и авиационно-космический комплексы, атомная промышленность, генерирующие высокие технологии. Но чтобы новая индустриальная экономика стала реальностью, необходимы мобилизация огромных инвестиционных ресурсов, конкретная программа действий и политическая воля. Об этом говорит ценный опыт советской индустриализации.

___

· Модель — это упрощенное отображение какой-либо части реальности. Модель национальной экономики есть упрощенное отображение процессов воспроизводства на территории данной страны. Она является вспомогательной мыслительной конструкцией для анализа экономической действительности посредством её упрощения.

— Это смешанная экономика, для которой характерна комбинация общественно-государственных и частных начал, сочетание разнообразных форм собственности и типов хозяйствования, общественных укладов и секторов. Механизм её функционирования и развития отличается противоречивым взаимодействием плана и рынка, сотрудничества и конкуренции, самоорганизации и координации, саморегулирования и регулирования экономической деятельности, согласования личных, коллективных, корпоративных, региональных и национально-государственных интересов.

Всё больше совершенствуется практика научного прогнозирования и индикативного планирования, накапливается опыт разработки и осуществления мегапроектов, федеральных целевых программ. Рынок приобретает всё более организованный характер. Этому способствуют расширение системы договоров и контрактов между фирмами, работа по заказам, в том числе государства, реклама, деятельность консалтинговых и аудиторских компаний, корпоративное управление, использование достижений менеджмента и маркетинга. Смешанная экономика характерна для многих государств. Но при этом её национальные модели существенно разнятся в развитых и развивающихся странах и внутри них. Российская модель смешанной экономики должна учитывать особенности географического положения страны, традиции и менталитет населения. В связи с этим любопытны ответы на вопрос «Какую модель экономической системы вы поддерживаете?».

По данным Института социологии РАН, крайние оценки «за свободный рынок» и «за плановое хозяйство» получают всё меньше поддержки. Они колеблются от 12 до 18%. Две трети опрошенных выступают за смешанную экономику.

— Это открытая экономика, тесно связанная с международным разделением труда и мировым рынком. Отвечает ли интересам РФ курс на открытую экономику? Безусловно, он отвечает нашим стратегическим интересам. Для успешного развития страны необходим широкий доступ к мировым достижениям науки и техники, инновационным, информационным и интеллектуальным ресурсам. Поэтому ориентация только на внутренний рынок и собственные ресурсы, политика изоляционизма бесперспективны. Однако степень открытости может быть более или менее полной. Это зависит от конкретных условий. Смена притока капитала на его отток, критическая зависимость от импорта, невысокая конкурентоспособность товаров, международные санкции, интересы обеспечения национальной безопасности вызывают необходимость проявления гибкости в осуществлении курса на открытость экономики, совмещения её с решительной защитой отечественного производства.

— Это социально ориентированная экономика. Как одна из современных общемировых тенденций она проявляется в росте государственных расходов, усилении механизмов перераспределения, торможении процессов дифференциации доходов и поляризации общества, расширение социальной сферы (здравоохранение, образование, культура), активизации государственных и частных вложений в развитие человека.

Российская Федерация по Конституции является социальным государством, политика которого направлена на создание условий обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Однако в практическом плане мы ещё далеки от уровня развития социальной сферы, отвечающей требованиям социального государства. Для реализации конституционного положения необходимо существенное увеличение ресурсов для развития социальной сферы, обеспечения социальной помощи прежде всего наименее защищённым слоям населения, поддержки семьи и решения задач демографической политики, стимулирования развития способностей человека, адаптации его к требованиям современного производства и образа жизни.

— Это нравственная экономика, опирающаяся на общественные нравы и систему ценностей. Здоровый морально-психологический климат, высокие нравственные установки и ценности, трудовая мораль, честность, порядочность, долг, совесть, идеалы добра и справедливости, прогрессивные традиции регулируют поведение людей и оказывают прямое или косвенное воздействие на экономический прогресс общества. Наоборот, кризис морали, упадок духа народа сопровождаются деградацией экономики. За годы либеральных «реформ» разрушена советская система ценностей. Широкое распространение в обществе получили массовые чувства социальной несправедливости при проведении приватизации, распределении доходов. Разрушительное воздействие на экономику оказывают огромные масштабы коррупции, засилье бюрократии. Всё это сказывается на доверии к власти, активности граждан. Без нравственного оздоровления общества российская экономика обречена на застой.

Формирование и осуществление нового курса, переход к другой модели экономики представляет собой сложную политическую и научно-практическую задачу, но жизнь делает её решение делом неотложным. Только через воплощение передовых идей, достижение высоких целей, осуществление смелых проектов можно успешно двигаться вперёд по пути общественного прогресса. 


Назад к оглавлению