Журнал Центрального Комитета КПРФ

В.В.Шерстюков. Мой любимый «Ученический билет»! И моё безмерное возмущение!..

Как гражданин России, СССР, любящий свою Родину и посвятивший ей свою жизнь, честно говорю, — вздрогнул, когда услышал о трагедии, происшедшей 3 февраля с. г. в московской школе № 263, в которой я, правда давно, побывал... У меня хранится подарок 967-й школы — солидная книга «Энциклопедия военно-исторических музеев системы образования города Москвы» (2004. 492 с., ил.), где на странице 102 даётся информация об общеобразовательной школе № 263, о музее боевой славы, который с 2001 года носит имя дважды Героя Советского Союза К.К.Рокоссовского. «Деятельность музея отмечена благодарностями, грамотами и дипломами».

В этом невиданном происшествии меня, как бывшего школьника, взволновало до слёз убийство (!) прямо в школе (!) учеником 10 «А» класса (!) Сергеем Гордеевым (15 лет) учителя (!) географии Андрея Кириллова!!! В присутствии 23 одноклассников. Не вероятно, но факт! Он же убил и стража порядка — прапорщика полиции Сергея Бушуева. С моим воспитанием, сознанием, хотя мне много лет, не могу представить преступление, связанное с великими словами из детства: Школа, Учитель, Ученик!!! Это же святые слова на поприще нравственности, духовности, державности, идеологии (если она есть в Отечестве)...

На мой взгляд, вздрогнула вся Россия. Такого же не было! А за 10 последних лет произошло 6 случаев стрельбы в школах мира, из них три — в США, по одному — в Германии, Бразилии и Франции. Не у нас!

В строку прокомментирую мысли некто Екатерины Рощиной по этому поводу (edit@vm.ru; «Вечерняя МОСква», 6—13.02.2014, № 5(26634) vm.ru). Правда замечается, что мнение может не совпадать с точкой зрения редакции... С моим — многое совмещается... Продолжим:

«Ну вот и дождались. Говорили: у нас дети не такие, как в Америке. „Там они стреляют в школах, а у нас — нет!”. Теперь хвастаться нечем. „Здесь” тоже появился свой школьный стрелок. Страшно? Очень. Когда только услышала о происшествии в школе № 263 в Отрадном, сразу подумала: вот они, компьютерные игры и страшные последствия. Когда жизнь человека обесценивается до уровня „пошёл и убил”. Когда стирается грань между виртуальным миром и реальностью». И Е.Рощина далее раскрывает современные нравы, как причину трагедии: «...абсолютная безнаказанность. Дайте мне, что хочу — любой ценой... что к вершине надо идти во что бы то ни стало. По головам окружающих. А если они мешают — устранить... Уже с детства такие маленькие царьки считают, что в их власти казнить и миловать. Уж как захочется его величеству. И в любом случае можно спрятаться за спину своего родителя. Мне жаль современных учителей. Современный школьник (далеко не все. — В.Ш.) знает, что он — это полноправная личность с правами. Про обязанности многие как-то то ли забывают, то ли не догадываются. Ученики, записывающие на диктофон слова учителей, делающие на них многочисленные „фотожабы”; угрожающие высокопоставленными родителями...».

По-моему, не согласиться — не справедливо.

Но, скажу о советской школе. Я увлекался рисованием. Видимо, поэтому стал редактором школьной стенгазеты «За учёбу!». Эпиграфом в то время были известные слова В.И.Ленина: «Учиться, учиться и учиться»...

И вот над заметкой об ученике, который учился плохо («двоечник») я нарисовал карикатурный портрет: длинный нос, большие уши... Вывесили газету. Ура! Дело сделано. Но вдруг в канцелярию меня вызывает очень строгая завуч Анна Вениаминовна Донченко. Невольно напрягся: завуч вызывает!.. Вот что сказала главный учитель, — запомнил на всю жизнь: «Слава, нельзя подчёркивать физические недостатки человека...».

Это была советская школа: строгость в рамках гуманизма.

А завуч, как мне видится, по одной из причин имела право говорить строго.

Почему? Летом 1942 года в период гитлеровской оккупации зерносовхоза «Красная Заря» Боковского района Ростовской области немцы публично на глазах жителей, Анны Вениаминовны, её дочери расстреляли её сына и мужа...

Конечно, трагедия учителя русского языка и литературы была совершенно другого плана...

Если конкретно, что представляла из себя советская школа после Великой Отечественной войны, после тех жестоких, нечеловеческих испытаний, которые перенёс советский героический народ после нашествия варваров Запада?

На этот актуальный вопрос поможет ответить дорогой для меня и сегодня «Ученический билет» № 14 (Министерства просвещения РСФСР) от 4 февраля 1953 года.

Читайте, дорогой читатель, и завидуйте! Прошу редакцию опубликовать полный текст — для истории школ...

«ПРАВИЛА ДЛЯ УЧАЩИХСЯ.

Каждый учащийся обязан:

1. Упорно и настойчиво овладевать знаниями для того, чтобы стать образованным и культурным гражданином и принести как можно больше пользы Советской Родине.

2. Прилежно учиться, аккуратно посещать уроки, не опаздывать к началу занятий в школе.

3. Беспрекословно подчиняться распоряжениям директора школы и учителей.

4. Приходить в школу со всеми необходимыми учебниками и письменными принадлежностями. До прихода учителя приготовлять всё необходимое для урока.

5. Являться в школу чистым, причёсанным и опрятно одетым.

6. Содержать в чистоте и порядке своё место в классе.

7. Немедленно после звонка входить в класс и занимать своё место. Входить в класс и выходить из класса во время урока только с разрешения учителя.

8. Во время урока сидеть прямо, не облокачиваясь и не разваливаясь, внимательно слушать объяснения учителя и ответы учащихся,

не разговаривать и не заниматься посторонними делами.

9. При входе в класс учителя, директора школы и при выходе их из класса приветствовать их, вставая с места.

10. При ответе учителю вставать, держаться прямо, садиться на место только с разрешением учителя. При желании ответить или задать учителю вопрос поднимать руку.

11. Точно записывать в дневник или особую тетрадь то, что задано учителем к следующему уроку, и показывать эту запись родителям. Все домашние уроки выполнять самому.

12. Быть почтительным с директором школы и учителями. При встрече на улице с учителями и директором школы приветствовать их вежливым поклоном, при этом мальчикам снимать головные уборы.

13. Быть вежливым со старшими, вести себя скромно и прилично в школе, на улице и в общественных местах.

14. Не употреблять бранных и грубых выражений, не курить. Не играть в игры на деньги и вещи.

15. Беречь школьное имущество. Бережно относиться к своим вещам и к вещам товарищей.

16. Быть внимательным и предупредительным к старикам, маленьким детям, слабым, больным, уступать им дорогу, место, оказывать всяческую помощь.

17. Слушаться родителей, помогать им, заботиться о маленьких братьях и сёстрах.

18. Поддерживать чистоту в комнатах, в порядке содержать свою одежду, обувь, постель.

19. Иметь при себе ученический билет, бережно его хранить, не передавать другим и предъявлять по требованию директора и учителей школы.

20. Дорожить честью своей школы и своего класса, как своей собственной.

За нарушение правил учащийся подлежит наказанию, вплоть до исключения из школы».

Уверен, здесь выражается конкретная, чёткая, полная программа норм поведения учащихся в школе, в обществе (на улице и в общественных местах), дома — в семье, отношений к старикам, маленьким детям, слабым, больным, оказания всяческой помощи нуждающимся...

Заметили, какое пристальное внимание сверхуделено учителю, директору школы?! И это правильно: без них задача образования, воспитания гражданина невозможна! Прав я или нет, но когда выступаю в подшефной школе, всегда повторяю свою фразу: «В классе: выше учителя только учитель!». Иногда с задних парт раздаётся вопрос: «А директор?». Отвечаю: «И директор».

Смотря телепередачи после трагедии в 263 школе, я как-то не улавливаю напора на повышение уровня воспитания, на рост авторитета Учителя...

Не могу забыть школьные годы: престиж учителя превыше всего. Школа не забывала культуру: в сельской школе были уроки пения, работал драмкружок, не говоря уже о физкультуре, спортивных соревнованиях... И совсем другое общество по характеру: нет миллионеров, скромность жизни, уважение друг к другу... У нас жили в сердцах яркие герои битв за Родину, герои труда, науки, культуры, в том числе — пионерского и комсомольского возраста (всех трудно перечислить, но «Правда», другие советские газеты о них не единожды писали)! Уму-разуму нас учили содержательные фильмы!..

Мои размышления ещё раз подтвердила, хотя и во многом разочаровала, телепередача «Право голоса» от 10 февраля 2014 года. С интересом выслушал мысли О.Смолина, В.Рашкина, других участников. Возмущает, что зашкаливает мнение о позитиве наличия школьных охранников, даже желание вооружить их. Противоречила другая мысль: в школах США — сотни охранников, а большое количество трагедий, в советской школе не существовало охранников, но не было трагедий, подобных той, что произошла в 263 школе! Одна из женщин, приехавшая из Америки, где она подрабатывала по уходу за детьми, рассказывала мне, что в этой стране обязательно надо сопровождать ребёнка в школу, подчеркнув и то, что школы огорожены заборами, охраняются... Я же не могу представить, чтобы в детстве в свою школу заходил под взглядом охранника. Не могу!.. По телеку прозвучало и серьёзное двоесловие: «Школа больная!».

И ещё заметил: после теледискуссии показали фильм «Тяжёлый песок»?..

А фразы из «Права голоса»: «другие ценности!»; «сменились акценты, впереди приспособленчество!»; «это случай не 263 школы, это проблема всех!»; «школа выживания: школьник недоволен учителем, а учитель — школьником». Или так о трагедии 3 февраля: «Шок! Это явление!»; «У нас нет героев». В стране, которая одержала Победу в Великой Отечественной войне во главе с И.В.Сталиным, Компартией, героической Красной Армией, великими полководцами, тружениками тыла, выдающимися деятелями культуры, высоким уровнем образования, патриотизма...

Перед отправкой статьи в редакцию, заглянул в советскую книгу вице-президента АПН СССР Юрия Константиновича Бабанского «Оптимизация процесса обучения (общедидактический аспект» (М., 1977). И опять восхитило отношение к учителю в то время. В книге рассматриваются теоретические основы оптимизации учебного процесса, обосновываются критерии и процедура выбора оптимальной структуры обучения, обобщается передовой опыт работы школ в этом направлении.

Это заинтересованный поиск ради эффективности обучения, ради лучшего будущего. Все мысли перечислить невозможно, но не упущу возможность процитировать:

«Принципы обучения в советской школе вытекают из закономерностей и законов процесса обучения, они являются обобщённым отражением многолетней практики и учитывают специфические особенности процесса обучения в условиях социалистической школы.

В принципах обучения, по нашему мнению, находят отражение такие важнейшие педагогические закономерности и законы, как закон социальной обусловленности процесса обучения, закон единства планирования, организации, регулирования и контроля деятельности школьников в цикле процесса преподавания и др.» (С. 27).

Как оценивает, например, «Педагогический такт» автор?

«5» — умеет выбрать правильный подход к учащимся, верит в учеников, справедлив, правдив, не допускает элементов фальши, наигранности, неоправданных конфликтов в общении;

«4» — активно поддерживает новые идеи, направленные на совершенствование учебно-воспитательного процесса;

«3» — в основном положительно относится к новым педагогическим идеям, но реализует их без достаточной активности;

«2» — допускает бестактность в отношениях с учащимися (грубость, насмешки, несправедливость и пр.) (см.: С. 87).

Интересно и конкретно. Чёткие позиции.

В книге указана и использованная литература: 117 названий трудов и авторов! Важные документы партии, не забыты А.С.Макаренко и К.Д.Ушинский.

Цель педагогического труда автора ясно звучит в последних строках, думаю, на удивление современников постсоветской России: «Несомненно, что дальнейшая разработка методологии и методики оптимального построения учебно-воспитательного процесса будет способствовать повышению эффективности и качества образования и коммунистического воспитания подрастающих поколений» (С. 248).

Мне посчастливилось побеседовать в 1970-х годах с педагогом до мозга костей Ю.К.Бабанским, вернувшимся из командировки в Америку, где он знакомился с постановкой образования в школах. Юрий Константинович рассказал о «плюсах» и «минусах», из чего я сделал вывод: далеко не всё там идеально, но всегда нужно выбирать лучшее и отбрасывать ошибочное. Нельзя слепо подражать Западу...

Итак, учитель — великая профессия, стержень общества; школа — храм науки и воспитания. Трагедия в московской школе зовёт, на мой взгляд, к коренному пересмотру отношения к школе, его главному державному звену — учителю. Другого не дано. В школе рождается будущее России!

В.В.ШЕРСТЮКОВ,
публицист, полковник в отставке.


Назад к оглавлению