Журнал Центрального Комитета КПРФ

Г.К.Крючков (Украина, Киев). Украинская трагедия: причины, последствия, уроки.

КРЮЧКОВ ГЕОРГИЙ КОРНЕЕВИЧ, член Центрального Комитета Коммунистической партии Украины. В 1998 и 2002 годах избирался народным депутатом Украины по списку Компартии. Руководил комитетом Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны (1998—2000, 2002—2006) (Киев).

 

Вот уже полгода внимание мировой общественности приковано к тому, что происходит на Украине. Бывшую передовую республику Советского Союза, входившую в десятку самых развитых стран Европы и мира, а после провозглашения независимости отброшенную на задворки континента, оказавшуюся перед угрозой дефолта, утраты государственного суверенитета и распада, сотрясают массовые выступления граждан, недовольных политикой правящего в стране режима. Льётся кровь. Уже погибли сотни людей, тысячи пострадали.

Протестные выступления, начавшиеся в Киеве, перекинулись из столицы в регионы. Население Автономной Республики Крым на референдуме подавляющим большинством выразило волю войти в Российскую Федерации, в составе которой Крым находился до 1954 года. Драматичный характер приобрело развитие событий на Востоке и Юге страны. Под видом так называемой «антитеррористической», а на самом деле карательной операции власть развернула вооружённую борьбу со своими гражданами.

Происходящие в Украине события в силу их массовости, критического настроя участников в отношении власти, радикального характера действий нередко называют революциями — «помаранчевой» («оранжевой»), «революцией духа» и т. п. После каждой такой «революции» менялись президенты, приходили новые правительства, однако реальная власть остаётся в руках криминально-олигархических кланов, позиции которых с каждой такой сменой только укреплялись. Основы капиталистического строя остаются непоколебленными, а жизнь трудящихся всё больше ухудшается.

В стране произошёл государственный переворот, установлен режим, который отличается жестокой диктатурой, моральным и физическим террором, интенсивной идеологической обработкой населения в духе неприятия идей социализма, разгулом вандализма и беззакония.

Как было отмечено на состоявшемся в марте 2012 года внеочередном 47-м съезде Компартии Украины, этот режим:

выражает интересы и опирается на наиболее реакционные и агрессивные круги компрадорской, прозападно настроенной монополистической украинской буржуазии, является орудием её диктатуры, приобретающей всё более выраженный репрессивный, террористический характер;

его политическая практика, основанная на идеологии исключительности и превосходства «титульной» — украинской — нации, характеризуется воинствующим национал-шовинизмом и зоологическим антикоммунизмом, различными формами ксенофобии;

стремясь упрочить своё господство, режим ищет опору также в мелкой и средней буржуазии, прибегая к циничной демагогии и популизму, «сдабриваемым» время от времени псевдосоциалистическими лозунгами;

спекулируя на идеях государственничества, патриотизма, режим проводит, в сущности, антинациональную, антиукраинскую политику, всё больше подчиняя её диктату Соединённых Штатов Америки, Европейского союза, НАТО, международных финансовых спрутов.

Такие режимы в истории человечества были — они назывались нацистскими. Крайней формой нацизма («национал-социализмом»), как известно, являлся фашистский режим в Германии. Какие жертвы приносили подобные режимы и чем они заканчивали — известно.

Тем опаснее попытки духовных последышей гитлеровского фашизма в некоторых странах Европы и на Украине возродить и насадить его идеологию и практику в наше время, спустя почти 70 лет после Победы над фашизмом, попытки, поддерживаемые «поборниками демократии» на Западе.

Напомню некоторые факты. Гитлер, прийдя к власти, прежде всего запретил коммунистическую партию. Одним из первых шагов антисоциалистических сил на Украине после провозглашения её независимости в августе 1991 года было незаконное запрещение Коммунистической партии.

Убрать с политической арены Компартию стремится и нынешний режим, установленный в результате февральского (2014 г.) переворота. Вторгшись в июне 1941 года на территорию Советского Союза, гитлеровцы первым делом занялись разрушением памятников В.И.Ленину. Их примеру следуют и нынешние украинские неонацисты на Украине, действуя вызывающе, цинично и безнаказанно. А в идеологической обработке населения украинские правители поступают по известному геббельсовскому принципу: «Чем масштабнее ложь, тем скорее в неё поверят». И таких аналогий можно привести немало.

Естественно, это требует задуматься над тем, почему прогрессивным силам в Украине пока не удаётся преградить путь неонацизму, почему в условиях, когда «верхи» явно не в состоянии нормально управлять государственными делами, обеспечивать конституционный порядок, защищать права, жизнь и здоровье граждан, а для «низов» жизнь становится всё более невыносимой, когда, казалось бы, налицо все объективные условия для вызревания революционной ситуации, её возникновения не произошло. Более того, эксплуатируемые массы, по сути, позволяют использовать их протестный потенциал в интересах и целях той или иной группы классовых противников, которые схватились между собой в борьбе за доступ к рычагам власти, за передел собственности, то есть действуют вопреки своим классовым интересам. Что мешает становлению дееспособного субъективного фактора — мощной, влиятельной политической силы, которая была бы в состоянии объединить трудящихся вокруг идеи революционного возвращения страны на социалистический путь развития?

Чтобы разобраться с этим, следует рассмотреть, как развивались события в стране. Среди пороков и преступлений режима В.Януковича, которые привели к опасному обострению кризиса и в конечном итоге погубили этот режим, на первый план я бы поставил даже не провальную экономическую политику, неспособность тех, кто был у власти, предотвратить крах отечественной экономики в условиях глобального экономического кризиса и непоследовательную внешнюю политику, приведшую Украину к изоляции на международной арене. За это бездарных «менеджеров»-банкротов меняют.

Прежней власти граждане Украины не просто отказали в доверии — они эту власть, её институты в массе возненавидели. Ещё в июле прошлого года, за три месяца до событий, которые потрясли страну, во время исследования, проведённого Институтом социологии Национальной Академии Наук, доверие Президенту выразили всего 10,9% опрошенных, Кабинету Министров — 8,1%, Верховной Раде — 4,6%, местным органам власти — 13,8%, органам прокуратуры и милиции — 7,1%, налоговой инспекции — 7,7%, политическим партиям — 6,6%, профсоюзам — 15%. Поразительное отторжение режима подавляющим большинством народа было очевидным, чего, к сожалению, не «замечали» Янукович и его угодливое, самонадеянное окружение.

Граждане возненавидели ту власть прежде всего за принижение человеческого достоинства, за барски-пренебрежительное отношение к своему народу, нежелание прислушиваться к его голосу. Возненавидели за предательство интересов миллионов людей, которые на выборах поверили Януковичу, Партии регионов и которых те цинично обманули, за попрание Конституции и законов страны, диктаторские устремления, наглость и ненасытность в обогащении правящей верхушки за счёт ограбления народа, беспрецедентную коррумпированность всех звеньев государственного аппарата. Осуждая всё это на словах, новая власть, пришедшая в результате государственного переворота, если что и изменила в подходах, то разве что стала действовать более агрессивно, жёстко и нагло, проявляя такую же недальновидность и цинизм, как и её незадачливые предшественники, навязывая стране политику и принимая решения, которых не приемлют огромные массы людей.

Острота проблем в украинском обществе обусловлена прежде всего тем, что оно, в силу исторических обстоятельств и в результате проводившейся все годы после разрушения Советского Союза политики, остаётся глубоко расколотым. Его разделяет различное отношение больших групп людей к многим историческим событиям и к оценке деятелей прошлого, в том числе сравнительно недавнего — времён Великой Отечественной войны, к реставрации капитализма, развалу Союза ССР и другим последствиям переворота 1991 года, к внешнеполитическому и цивилизационному выбору украинского народа. Сказываются различный уровень экономического и социального развития регионов, особенности их этнического состава и менталитета, языковые, конфессиональные и другие различия и, конечно же, беспрецедентное, всё углубляющееся социальное, имущественное расслоение в обществе, которое, однако, ещё не приобрело характера отчётливо выраженного классового противостояния.

К слову, то, что «украинцы очень разные», признал и экс-президент В.Ющенко, долго носившийся с идеей «единой украинской нации».

В недавно вышедшей книге «Негосударственные тайны» он пишет: «Мы отличаемся религиозными взглядами, у нас разные языки, разная историческая память, в какой-то степени разные культуры... Теперь, когда мы вместе, мы не являемся противоположностями, нет, но мы разные».

Отмечают это и в мире. Президент США Б.Обама, например, в одном из своих выступлений, говоря об Украине, заметил: «События последних месяцев напоминают нам, насколько трудно строить демократию во внутренне разделённой стране».

Естественно, что такое состояние общества требует чрезвычайно осторожного, взвешенного подхода к региональным, языковым и другим проблемам, в отношении которых в нём нет единства. Стремление решать их, не считаясь с интересами и особенностями регионов, различных социальных групп, тем более навязывая силовым путём дискриминационную позицию одной, меньшей, но агрессивной группы другим (а речь часто идёт о миллионах людей!), чревато серьёзными осложнениями, которые то и дело возникали после провозглашения независимости Украины.

Ничто, однако, не свидетельствует о том, что новая власть принимает это во внимание, намерена считаться с уроками истории и реальной ситуацией в стране. На Украине так и не выработана реалистичная региональная политика.

О необходимости наполнить местное и региональное самоуправление реальным содержанием более двух десятилетий ведутся бесплодные разговоры. Языковые проблемы, реально существующие в обществе, обычно становятся предметом политических спекуляций, чаще всего связанных с выборами. Стоит напомнить, что и Л.Кравчук, и Л. Кучма, и В.Янукович, популистски играя на языковой проблематике, в частности, обещая предоставить статус второго государственного русскому языку, на выборах заручались поддержкой миллионов избирателей на Востоке и Юге страны, но на второй день после избрания о своих предвыборных обещаниях «забывали». Предложения авторитетных учёных, политиков, народных депутатов спокойно обсудить возможность перехода к такому административно-территориальному устройству Украины и к такой политике, которые учитывали бы особенности отдельных регионов («земель»), их ярко выраженную специфику, при — как сказано в обновленной Программе Компартии Украины — «прочных конституционных гарантиях единства страны», вызывают истеричную реакцию властей, обвинения в сепаратизме. Хотя сепаратистские тенденции, как подтверждают события последнего времени, провоцируются и питаются не призывами к введению федеративного устройства страны, а агрессивной шовинистической позицией национал-радикалов и недальновидной государственной политикой, игнорированием особенностей и интересов отдельных регионов, грубым навязыванием порядков и взглядов, которых не приемлет большинство их жителей.

Одним из первых шагов новой власти, буквально взорвавшим и без того накалённую ситуацию, особенно в восточных и южных регионах, где даже во время драматичных потрясений в столице и западных областях на первых порах сохранялось относительное спокойствие, стала навязанная неонацистами демонстративная отмена Верховной Радой Украины Закона «О языковой политике», положения которого, нисколько не посягая на государственный статус украинского языка, в какой-то мере усиливали гарантии конституционного права граждан различных национальностей свободно пользоваться родным языком. Правда, когда возмущение огромных масс людей приобрело опасную для режима остроту, власти заявили, что отмена указанного Закона дезавуирована. Но к тому времени ситуация в ряде регионов фактически уже вышла из-под контроля.

Возмущение и тревога населения восточных и южных регионов достигли критической черты в связи с безнаказанностью бесчинств и произвола незаконных бандитских формирований, чинимых под знаменами неонацистских группировок, варварским разрушением ими памятников партийным и государственным деятелям советской эпохи, героям Великой Отечественной войны, другими актами пещерного вандализма, антикоммунистическим шабашем, моральным и физическим террором, захватом и разграблением помещений Компартии и других партий, непринятием новой властью эффективных мер к пресечению преступной деятельности, обеспечению законности и правопорядка, а ещё больше — неадекватной реакцией на факты захвата административных помещений, другие не согласующиеся с законом действия: то, что сходит с рук, упрямо не «замечалось» и «не замечается» в западных областях и в Киеве, жестоко преследуется на Востоке и Юге страны. Налицо — реальная угроза фашизма.

Многие поверили обещаниям лидеров бывшей оппозиции, что в случае прихода к власти они создадут «правительство народного доверия» — деполитизированный («технократический») Кабинет Министров, который нормализует обстановку в экономике и стране в целом, что «бизнес будет отделен от власти», а Конституция и законы будут неукоснительно соблюдаться. Когда же новым режимом было сформировано правительство исключительно из представителей национал-радикальных сил, а главами госадминистраций в самых крупных областях назначены олигархи-миллиардеры, доселе влиявшие на дела в стране через свою креатуру в парламенте и правительстве, теперь сами вошедшие во власть, стало очевидным, какова цена этим заверениям.

О многом свидетельствует и отношение политиков, пришедших в результате переворота к власти, к «возвращению Конституции Украины в редакции 2004 года», что было одним из главных их требований, когда они были в оппозиции. Ющенко, когда стал Президентом, утверждал, что он голосовал за конституционную реформу 2004 года, ибо это «согласовывалось с позицией его партии». Но через два года заявил следующее: «Вмешательство в Основной Закон государства завело страну в тупик, создало угрозу украинской демократии», нанесло «один из наибольших ударов по государственности в новейшей украинской истории». Его явно не устраивали переход к парламентско-президентской форме правления и ограничение в связи с этим полномочий главы государства.

Другой известный деятель из того же лагеря — П.Порошенко, являвшийся членом Политсовета националистической «Нашей Украины — Народной самообороны» и утверждавший тогда, что изменение Конституции было необходимым шагом, «чтобы революция завершилась миром», в июле 2006 года в интервью одной из киевских газет сказал, что вообще-то это была «не реформа, а чушь собачья», потому что «именно в политической реформе содержится главная проблема разрушения вертикали власти» в стране. И его можно понять: он давно лелеял президентские амбиции.

Нынешний премьер-министр А.Яценюк в 2009 году, будучи председателем Верховной Рады, назвал осуществлённые в 2004 году политические изменения «конституционной трагедией», свидетельством того, что «с 1996 года в Украине народ не имеет никакого отношения к управлению своим государством», а в 2004 году «страна полностью утратила государственность».

В ходу у нынешних правителей Украины снова «революционная» или «политическая целесообразность». Под этим предлогом бесцеремонно нарушаются Конституция и законы страны, цинично попирается регламент Верховной Рады. Стремлением нового режима, который не пользуется поддержкой значительной части населения Украины, создать для себя более надёжную вооружённую опору продиктовано формирование в структуре Министерства внутренних дел Национальной гвардии с широкими полномочиями и включением в её состав боевиков из так называемого «Правого сектора», других незаконных формирований.

Власть отказывается признавать волю и требования сотен тысяч и миллионов людей, пытается силой подавить их протестные выступления. Не случайно новый режим отвергается большинством населения восточных областей и многими гражданами на Юге Украины. Разумеется, можно на какое-то время, применяя — с нарушением Конституции и действующих законов — танки, артиллерию, авиацию, другие средства из арсенала Вооружённых сил, подавить массовые протестные выступления, бросая за решетку политических противников, называя их «сепаратистами», «террористами» и т. п. Но если не будет изменён политический курс, если и далее методом «усмирения непокорных» будут грубая сила, «зачистка территорий» (этот термин взят из арсенала немецко-фашистских оккупантов), политические репрессии, если не будут устранены причины, порождающие массовое недовольство, рассчитывать на стабилизацию обстановки не приходится. Рано или поздно она вновь взорвётся — с ещё более серьёзными последствиями.

Понять и верно оценить причины, характер событий на Украине невозможно без учёта того обстоятельства, что наша страна, не вошедшая после разрушения Советского Союза ни в один из существующих на континенте военно-политических блоков, стала объектом устремлений ведущих субъектов геостратегического противостояния, заинтересованных в том, чтобы удержать Украину в сфере своего влияния.

Ещё в 1996 году американский Конгресс принял согласованную резолюцию обеих палат под номером 120 «В поддержку независимости Украины». В этом документе, который поражает своей беспардонностью, в категорических формулировках продиктовано, какой должна быть внутренняя и внешняя политика суверенной Украины; в 15-ти конкретных пунктах определено, что надлежит делать её президенту, парламенту, правительству. Сердцевину этого документа, который, к слову, фактически был скрыт от народа Украины, составляют требования к украинским властям «сделать первым своим приоритетом демонтаж ещё остающихся секторов социалистической экономики путём ускоренной приватизации», создать «позитивный климат для иностранных инвестиций» и «противостоять реинтеграции — появлению какой-либо политической или военной организации государств бывшего Советского Союза».

Этими требованиями руководствовались и руководствуются все украинские президенты и правительства. Под лозунгом «Геть від Москви» («Долой от Москвы!») утверждалась независимость Украины после антисоциалистического переворота 1991 года, когда её президентом был Л.Кравчук — бывший идеолог Компартии Украины, второй секретарь её Центрального Комитета. Сменивший его на посту главы украинской державы Л.Кучма, лавируя, делая реверансы то в сторону России, то в сторону Запада, настойчиво убеждал, что «Украина — не Россия». При нём законодательно было определено, что конечной целью евроатлантических устремлений Украины является обретение полноправного членства в НАТО. В годы президентства В.Ющенко политика Украины была не просто откровенно прозападной: Россия даже называлась «врагом Украины». В.Янукович получил на президентских выборах поддержку большинства граждан в значительной мере потому, что обещал восстановить добрососедские, дружеские отношения с Россией, не допустить вступления Украины в НАТО. Но уже вскоре после избрания он резко сменил курс, положив в его основу тезисы: «Европа — наш дом, Россия — сосед», «ЕврАзЭС — не наш выбор», по сути стал проводить ющенковскую политику без Ющенко. Кульбитами во внешней политике режим Януковича растерял остатки доверия и на Востоке, и на Западе, углубил раскол в стране. Этим воспользовались прозападные, антироссийские силы на Украине.

К слову, первые протестные выступления на киевском Майдане якобы были вызваны решением тогдашней украинской власти отложить подписание Соглашения об ассоциации и Зоне свободной торговли с Европейским союзом. Но дальнейшие события показали, что это был лишь предлог, о котором вскоре забыли. Потребовалось совсем немного времени, чтобы стало очевидным: на Западе пришли к выводу, что наступил подходящий момент для того, чтобы изменить сложившийся в Европе геостратегический баланс, оторвать Украину от естественных союзников на Востоке, втянуть её в НАТО, передвинуть более чем на 1 300 километров военную мощь альянса, усиленную потенциалом Украины, к центру России.

Сегодня уже не является секретом, что ноябрьские выступления 2013 года готовились давно и основательно. Были в деталях отработаны вопросы доставки в столицу «мирных протестующих» (боевиков в основном из западных областей), их размещения, питания, медицинского обслуживания, экипировки, оснащения битами, цепями, защитными щитами, зажигательными смесями («коктейль Молотова»), оружием и др. Тысячи боевиков были подготовлены в специальных лагерях, в том числе в зарубежных государствах. Огромные средства на подготовку к перевороту в Украине (официально это называлось — «на развитие демократии») затратил Запад. Сотрудниками американского Госдепа (в частности, госпожой В.Нуланд) откровенно называлась цифра в 5 млрд. долларов. На самом деле она значительно больше.

Вызывающе ведут себя власти и эмиссары западных держав: парламентарии, министры, дипломаты, отставные президенты бесцеремонно вмешиваются во внутренние дела нашей страны. Они демонстративно выступали с провокационными речами на Майдане, призывали к смене на Украине государственной власти, одобряя действия тех, кто захватывал в столице административные, в том числе правительственные, здания, чинил насилие, совершал акты пещерного вандализма, организовывал беспорядки и бесчинства, обещая этим «борцам за демократию» всяческую помощь и поддержку. В очередной раз проявилась истинная сущность империалистической политики — лицемерной, лживой, характеризующейся двойными стандартами.

Приход к власти в Украине правонационалистических сил, в стане которых тон задают откровенные неонацисты — идейные наследники пособников гитлеровских фашистов времён Великой Отечественной войны, явился серьёзной победой Запада в противостоянии с Россией. В порядок дня ставится отказ Украины от внеблокового статуса, что должно стать первым шагом к вступлению её в НАТО, расширению территории альянса непосредственно до границ России. Связи с ней — экономические, научные, в сфере оборонно-технического сотрудничества и других областях — сворачиваются. А это существенно меняет баланс сил на европейском континенте, укрепляет позиции международного империализма, что является главной задачей, которую ставят перед собой НАТОвские стратеги, открыто заявляющие, что они считают Россию не партнёром, а своим противником.

Массированной, целенаправленной пропагандой многое сделано — и продолжает делаться — для закрепления Украины на антироссийских позициях, разобщения народов наших стран, которых связывают многовековая общая судьба, разносторонние связи и общие интересы, для навязывания украинскому народу воинствующей русофобии, чуждых восточнославянской цивилизации так называемых «западных ценностей», для культивирования в украинском обществе неприятия и ненависти ко всему русскому и российскому (вплоть до призывов не покупать продукцию, произведённую в России).

В сущности речь идёт о крутом повороте в судьбе украинского народа — отказе от исторического выбора, сделанного 360 лет тому назад. К сожалению, над сущностью и последствиями этого поворота многие не задумываются. Русофобская истерия не просто продолжает нагнетаться: сопровождаемая милитаристским угаром, она определяет содержание официальной пропаганды. И надо правде смотреть в глаза: многие граждане Украины, не получая правдивого освещения происходящих событий, верят злонамеренной клевете, которая непрерывно льётся с телеэкранов, из многочисленных радиопрограмм, заявлений представителей украинской власти. Исследования общественного мнения показывают, что количество приверженцев интеграции Украины в Таможенный Союз с Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Казахстаном существенно уменьшается. Не задумываясь над тем, как придётся выстраивать в дальнейшем отношения с нашим великим соседом, с братским русским народом, противники украино-российского единства и дружбы, отрабатывая подачки своих западных хозяев, настойчиво, изо дня в день навязывают нашему народу образ врага в лице России.

События в Украине отразили огромную — преимущественно деструктивную — роль средств массовой информации в жизни общества, в развитии политического процесса, в психологической, информационной борьбе. Они в значительной мере перестали выполнять свою основную функцию — оперативно и объективно информировать общественность о происходящих событиях, политических процессах, действиях власти, политических партий, общественных организаций, достижениях науки — обо всём, что интересует наших людей. Прежняя власть фактически отдала информационное пространство оппозиции. Последняя же умело использовала масс-медиа для зомбирования, оболванивания людей, привлечения их на свою сторону, а после захвата власти использует их в качестве важнейшего рычага в нагнетании антикоммунистической и антироссийской истерии. Агрессивная заангажированность, предвзятость, полуправда, а то и заведомая неправда отличают выступления многих средств массовой информации, содержание многочисленных медиа-шоу, которые всем надоели, но к которым люди тянутся как наркоманы к отравляющим сознание, убивающим их наркотикам.

Большинство печатных и электронных средств массовой информации в стране принадлежит ведущим олигархам. Они их содержат, хорошо оплачивают работающих в них журналистов, для которых служение правде перестало быть законом, а характер и содержание деятельности всё больше роднит их со служительницами первой древнейшей профессии. В выполнении поручаемой им неблагодарной миссии, надо признать, они преуспели.

Но вот что обращает на себя внимание. В последнее время всё чаще можно слышать, что «Украина проиграла информационную войну России». Эти сетования в некоторых теле- и радиопередачах, выступлениях печати порой приобретают характер истерии.

Например, на страницах одной из киевских газет, претендующей на особую респектабельность, в одном и том же номере, в одном материале можно прочесть, что «иногда просто диву даешься, какая российская пропаганда неуклюжая и вообще идиотская», а в другом, что «мы (то есть Украина) оказались бессильными перед российской пропагандой».

Как же власти решили бороться с этой, по их словам, «неуклюжей, идиотской пропагандой»? Не правдивым, доказательным изложением фактов (если, конечно, они есть), а... запрещением вещания на Украине российских телеканалов. Как же нужно не уважать своих сограждан, полагая, что они не в состоянии разобраться в информационном потоке, отличить правду от неправды или полуправды, которая порой бывает опаснее, чем откровенная ложь!

Трагедия Украины во многом обусловлена тем, что на высших постах в её руководстве после провозглашения независимости не появилось авторитетных деятелей, которые могли бы претендовать на роль признанных общенациональных лидеров, способных объединить страну конструктивной программой созидания. Все бывшие президенты Украины уходили с высшего в государстве поста в экстремальных ситуациях, растеряв оказанный им при избрании кредит доверия. Вряд ли изменит эту тенденцию и нынешняя избирательная президентская кампания.

Не может не вызывать недоумённых вопросов и то, что миллионы людей, избирая президента страны, члена парламента или столичного мэра, отдают свои голоса за кандидатов, к которым имеются серьёзные претензии — то ли из-за тёмных пятен в их биографиях, то ли замаравших себя какими-то неблаговидными делами. Многие наши соотечественники позволяют увлечь себя популистской демагогией или привлекательной внешностью претендентов на власть, в том числе тех, кто уже был у власти и продемонстрировал свою несостоятельность.

Нельзя не задуматься и над тем, что украинская многопартийность, насчитывающая более 200 партий, не дала нужного качества в смысле укрепления демократических начал, основ гражданского общества. Большинство организаций, которые называют себя партиями, на самом деле таковыми не являются. Обычно это объединения, создаваемые для удовлетворения, в основном на выборах, амбиций честолюбивых личностей. Их так называемые программы не содержат принципиальных установок и если отличаются одни от других, то лишь демагогической фразеологией, масштабами популистских обещаний, которые не могут быть реализованы. Опыт Украины показывает, что подобная «многопартийность» выгодна антинародной власти, так как дезориентирует избирателей, сбивает их с толку, отвлекает трудящихся от главного — борьбы за попранные права, за отстаивание своих классовых интересов.

В украинском обществе, которое вот уже почти четверть века пребывает в состоянии перманентного психологического напряжения, утверждаются скепсис, разочарование, недоверие к политическим партиям и их лидерам. Во время исследования, проведённого Институтом социологии Национальной Академии Наук Украины в июле 2013 года, 77,0% его участников заявили, что в Украине нет или они затрудняются назвать политических лидеров, которые могут эффективно руководить страной, а 78,6% — не видят или им трудно сказать, есть ли в стране политические партии и движения, которым можно было бы доверить власть. Из всех политических сил в стране только Коммунистическая партия предлагает и последовательно отстаивает реалистическую альтернативную программу демократических преобразований, осуществление которой вывело бы страну из глубокого кризиса, открыло путь к обществу социальной справедливости и подлинного народовластия.

Но достичь этого можно только при условии, если массовое протестное движение обретёт чёткое классовое содержание, антикапиталистическую направленность. Пока что в решении этой задачи не достигнуто ощутимых результатов. Внесение в трудящиеся массы боевого классового, пролетарского, революционного сознания в соединении с практической борьбой рабочего класса, развитие активности масс, формирование у них понимания того, что только смена общественно-политического строя, отстранение от власти представителей эксплуататорских классов откроет путь к социальному освобождению, — важнейшая задача коммунистов.

Сегодня с особой остротой и злободневностью воспринимаются слова Владимира Ильича Ленина, сказанные им 100 лет тому назад, о необходимости «очищения рабочего движения от влияния буржуазии». Ибо протестные выступления, рабочее движение в нашей стране ещё не приобрели чётко выраженного классового характера, рабочий класс всё ещё остаётся, по сути, «классом в себе».

Причин тому много. Сказывается то, что послевоенный советский рабочий класс, в сущности, утратил опыт организованной борьбы за отстаивание предоставленных Конституцией прав и свобод: всеобщая занятость, отсутствие безработицы, самые справедливые в мире системы социального обеспечения и защиты, общедоступного здравоохранения и образования, другие права гарантировались и надёжно обеспечивались социалистическим строем, Советским государством. И когда над страной Советов нависла смертельная угроза, трудящиеся оказались неспособными к тому, чтобы дать отпор наглевшим антисоциалистическим силам. Более того, шахтёры, считавшиеся передовым отрядом рабочего класса страны, во второй половине 1980-х годов под влиянием этих сил и созданных ими «независимых» профсоюзов выступили против Коммунистической партии, явились, по существу, могильщиками Советской власти.

Предотвратить такое развитие событий КПСС не смогла. В ней не нашлось сил, чтобы сместить предательскую горбачёвско-яковлевскую верхушку, действовавшую по-иезуитски, сбивая с толку доверчивых людей привлекательными лозунгами типа «Больше демократии — больше социализма», «общедемократических ценностей», «нового мышления» и т. п., выдвинуть к руководству стойких коммунистов, которые могли бы предотвратить реставрацию капитализма.

Шоком, парализовавшим волю наших людей, явилось то, что многомиллионная партия, её руководство, по существу, без боя сдали страну противникам социализма, партия не смогла защитить саму себя, дать отпор злонамеренным спекуляциям на негативных страницах нашей непростой истории. Особенно большой ущерб был нанесён тем, что в числе самых рьяных могильщиков КПСС и социализма оказалось немало перевертышей — выходцев из партийной номенклатуры. Многие из них приняли самое активное участие в «прихватизации» государственных предприятий, созданных самоотверженным трудом нашего народа, стали первыми долларовыми миллионерами, а затем и миллиардерами. Этим нанесён колоссальный удар по авторитету Компартии.

Нельзя не задуматься над тем, что из более чем 3,3 млн. членов Компартии Украины организованную борьбу за идеалы коммунизма после её незаконного запрещения продолжили лишь немногим более 100 тыс. партийцев. К этому привело забвение КПСС ленинских заветов о необходимости держать в чистоте и боеготовности партийные ряды, не допускать отступлений от классового подхода, сохранять верность революционному марксистскому учению, большевизму как его теоретическому и практическому воплощению, образцу тактики для всех.

В условиях Украины особенно разрушительную роль сыграл и продолжает играть национализм — буржуазная и мелкобуржуазная идеология, противостоящая пролетарскому интернационализму, принявшая здесь крайне агрессивные шовинистические формы и отравляющая сознание людей. Носители националистических взглядов и в годы Советской власти вели подрывную работу, дожидаясь своего часа, чтобы согласованно с единомышленниками в других союзных республиках подорвать и уничтожить основы социализма, разрушить великую союзную державу — СССР. К тому же вооружённая борьба с националистическими бандами пособников немецких фашистов времён Великой Отечественной войны продолжалась в западных регионах Украины до середины 50-х годов прошлого века. Многие бандиты, вернувшись после отбытия наказания за совершённые злодеяния, продолжили борьбу с Советской властью, активно внедряясь в структуры государственного аппарата, учебные заведения, научные учреждения, особенно гуманитарного профиля, средства массовой информации, а после антисоциалистического переворота 1991 года последовательно захватывали власть — сначала в западных областях, а затем и в центре.

На состоявшихся в 2012 году выборах в Верховную Раду Украины откровенно неонацистская партия «Свобода» получила поддержку более 10% избирателей, прорвалась в парламент, в правительство, захватила ряд важных государственных постов, включая должность генерального прокурора Украины. Своим агрессивным, вызывающим поведением она фактически навязывает и определяет линию поведения режима, утвердившегося после государственного переворота.

В условиях фактического развала правоохранительной системы, утраты боеспособности Вооружённых сил режим всё больше опирается на незаконные формирования, «штурмовые отряды» («сотни»), созданные экстремистскими неонацистскими структурами, прежде всего так называемым «Правым сектором». Его заправилы, поддерживаемые властью, бахвалятся тем, что «армия Бандеры уже перешла Днепр и продвигается на Восток» — для подавления массовых выступлений противников правящего режима.

Националистические взгляды в форме так называемого «суверен-коммунизма» проникли и в Компартию Украины. Их приверженцы внесли в неё вирус разложения, а после контрреволюционного переворота августа 1991 года способствовали запрету Компартии и разрушению Советского Союза. Более десяти лет изнурительной борьбы потребовалось нам, чтобы добиться признания буржуазным Конституционным Судом Украины не соответствующим Конституции, то есть неконституционным запрета Компартии Украины. Это было серьёзной правовой, политической и нравственной победой нашей партии, которая, к сожалению, не была должным образом использована для сплочения вокруг неё возможно большего числа сторонников социализма.

В октябре 1993 года с целью легализации коммунистической деятельности в условиях разгула антисоветизма и националистического шабаша пришлось создавать формально, юридически новую коммунистическую партию с тем же названием, что и незаконно запрещённая, действующую на тех же идеологических, политических и организационных основах, на базе её организационных структур, в основном из числа её членов и руководящих кадров. Её удалось официально зарегистрировать в Минюсте Украины. Фактически деятельность Компартии

в Украине не прерывалась.

Однако годы, когда коммунисты не имели возможности действовать легально, серьёзно сказались на пополнении их рядов, что привело, я бы сказал, к определённому разрыву между поколениями партийцев. В составе КПУ значительную часть её членов составляют опытные коммунисты старших возрастов. В то же время партийные ряды пополняются молодыми людьми, формирование которых происходило в «смутные» годы горбачёвщины, реставрации капитализма, антикоммунистического психоза. Большинство из них не имеют серьёзной политической закалки, им недостает знания марксистско-ленинской теории, организационного опыта, умения противостоять наглым вылазкам бандитствующих неонацистов, не считающихся ни с законом, ни с элементарными нормами человеческой морали и к тому же пользующихся открытой поддержкой фашиствующего режима. Это выдвигает в качестве важнейшей, неотложной задачи усиление идейной закалки партийцев, вооружение их тактикой большевизма, опытом старшего поколения партийцев.

Действующая в Украине Конституция запрещает создание организаций политических партий на государственных предприятиях, в учебных заведениях, учреждениях, Вооружённых силах. Это создало трудности в обеспечении систематического влияния партии в трудовых коллективах, где диктуют свою волю новоявленные капиталисты, а также среди студенчества, в армейской среде. В этих условиях многие партийные организации не смогли организовать эффективную работу среди рабочих, различных отрядов интеллигенции, молодёжи. По сути вне системного влияния со стороны организаций Компартии оказались профсоюзы, другие массовые объединения граждан.

Актуальной задачей остаётся объединение прогрессивных сил для ведения организованной борьбы против антинародного режима, за права трудящихся. К сожалению, попытки Компартии создать в стране мощный антикапиталистический фронт наталкиваются на большие трудности, прежде всего на амбиции лидеров партий, называющих себя левыми. Руководители Социалистической партии Украины, например, откровенно заявляют, что своей важнейшей задачей они считают «отобрать у коммунистов их электорат». Немалый вред консолидации прогрессивных сил наносят «партии»-клоны, создаваемые обычно под названиями «коммунистических». Малочисленные, крикливые, они бравируют звонкой «революционной» фразой, направляя свои удары против Компартии Украины. Некоторые из них создавались по инициативе властных структур, поэтому каким-либо преследованиям, репрессиям, в отличие от КПУ, они не подвергаются.

Всё это облегчает правящему антинародному режиму борьбу с протестными выступлениями эксплуатируемых масс, помогает проводить противоречащую подлинным интересам Украины, нашего народа, прозападную политику, опираясь на олигархические кланы, которые, заботясь о приумножении своих капиталов, поддерживают ту власть и тот курс, которые сулят им большие доходы. На интересы своей страны им наплевать. Наша сегодняшняя действительность каждодневно приносит убедительные подтверждения справедливости слов В.И.Ленина: «...Буржуазия предаст родину и пойдёт на все преступления, лишь бы отстоять свою власть над народом и свои доходы» (Полн. собр. соч. Т. 34. С. 146).

Ситуация на Украине продолжает оставаться сложной и опасной. Правда, в последнее время со стороны представителей власти раздаются заявления о возможности диалога с представителями Востока и Юга страны, готовности учесть некоторые их требования (относительно расширения полномочий органов местного самоуправления, учёта специфики регионов, некоторого повышения статуса русского языка и др.), отразить их в Конституции при внесении в неё изменений. Власть явно дрогнула перед мощными выступлениями населения восточных и южных регионов, с которыми она не в состоянии справиться.

Объяснять дальше массовые выступления недовольных людей «действиями агентуры российской ФСБ» властям становится всё труднее.

В искренность указанных заявлений и обещаний верится с трудом. Скорее всего, это — тактика. Заявляя о возможности переговоров с представителями протестующих масс, режим усиливает так называемую «Антитеррористическую операцию», в ходе которой в Славянске, Краматорске, других городах погибло много людей, в основном мирных жителей. Объявив войну собственному народу, усиливая репрессии, угрожая запретить Коммунистическую партию, другие оппозиционные силы, неонацистская власть продемонстрировала, что кровавой дорогой террора она решила идти до конца. Всё это, так же как и возмутительные действия оголтелых неонацистов в Верховной Раде, которые не пресекаются, которым руководством парламента не даются оценки, вызывают обоснованные сомнения в серьёзности намерений и обещаний захвативших власть правонационалистических сил внести коррективы в их политику и практику.

Немецкое издание «Spiegel» в номере от 22 марта 2014 года отмечало: «Правительство в Киеве — это конгломерат примитивных любителей, сомнительных олигархов и необузданных ультра-националистов». С таким набором правителей нет оснований надеяться на прочную стабилизацию обстановки в Украине.

Статья была написана, когда так называемая «антитеррористическая операция» была в разгаре. Характер действий её организаторов свидетельствовал о том, что антинародная власть решилась пойти на всё, лишь бы задушить протест народных масс. Её не остановили ни растущие жертвы, ни протесты миллионов граждан. Своеобразной «точкой невозврата» явились трагические события 2 мая в Одессе, в ходе которых десятки людей были сожжены заживо, отравлены или добиты боевиками так называемого «Правого сектора» и других незаконных вооружённых формирований. Их действия были оправданы властями, а неонацисты в парламенте и на телевидении устроили по этому поводу циничный шабаш. Стало очевидным, что власть отбросила последние моральные начала, ещё как-то удерживавшие её от крупномасштабных акций, связанных с человеческими жертвами. Это подтвердили события в Мариуполе, где в святой День Победы безоружных людей расстреливали, давили танками и бронетранспортерами. По сути, речь идёт о геноциде неонацистского режима против собственного народа.  Это не могло не сказаться и на результатах референдума, проведённого 11 мая т. г. в Донецкой и Луганской областях, на котором более 90% его участников однозначно выразили непринятие нынешней киевской власти.

Конечно, нельзя исключить того, что этот режим, поддерживаемый Западом, задавит восставший народ. Но это не разрешит глубоких противоречий, раздирающих наше общество. Осуществление так называемых «антикризисных мер», продиктованных Международным валютным фондом и другими западными доброхотами, уже оборачивается существенным повышением платы за жильё, электричество, газ, скачком цен на продовольствие, товары первой необходимости и особенно на лекарства, ростом тарифов на транспортные и другие услуги. Десяткам и сотням тысяч рабочих, инженерно-технических и научных работников угрожает безработица. Новый, более мощный, чем после предыдущих «цветных революций», взрыв народного возмущения неизбежен. От прогрессивных сил, прежде всего от коммунистов, зависит, будет ли он осознанным, подчинённым защите классовых интересов рабочего класса, всех людей труда.

В сложившейся обстановке важнейшее значение приобретает защита и сохранение исторической правды. Расчищая дорогу фашизму, нынешний режим на Украине развернул массированную кампанию по «отказу от празднования Дня Победы в советском формате», от «советской пропагандистской концепции Великой Отечественной войны». Сами понятия «Великая Отечественная война», «День Победы» искореняются из официального обихода (в западных областях Украины и в предыдущие годы их употребление запрещалось решениями местных советов). Предлагается говорить о «Второй мировой войне 1939—1945 годов», причём на один уровень ставить воинов Красной Армии и боевиков так называемой Украинской повстанческой армии. Впредь 9 мая на Украине решено отмечать как День отдания чести всем жертвам войны. Фактически запрещается носить георгиевские ленточки, символизирующие Победу советского народа в Великой Отечественной войне. Читателям, наверное, трудно будет представить, но это факт: в оформлении столицы Украины городе-герое Киеве 9 мая нынешнего года практически ничто не напоминало о том, что это был День Великой Победы.

Такова официальная позиция украинских властей, сформулированная в виде «методических материалов» так называемого «института национальной памяти», направленных для исполнения Государственному комитету телевидения и радиовещания. К слову, всё это обосновывается «необходимостью избавления от идеологического влияния России», искоренения таких понятий, как советский народ и советское государство — победители, массовый героизм, советский патриотизм.

Все эти действия одобряются и фактически поддерживаются Западом. Поддерживаются потому, что они направлены против России. Антироссийская кампания всё больше приобретает характер новой «холодной войны», в ходе которой Запад с помощью всевозможных «санкций», используя русофобскую позицию нынешних украинских властей и оппозиционных сил в самой России, стремится подорвать её экономику, позиции в мире, дестабилизировать обстановку в российском обществе. Хотелось бы надеяться, что российскому руководству, народам России хватит мудрости, выдержки, сил устоять перед давлением Запада, сорвать его опасные планы. Сегодня это, без преувеличения, важнейшая, поистине историческая задача.

14  мая 2014 года.


Назад к оглавлению