Журнал Центрального Комитета КПРФ

Г.И.Черкасов (Нижний Новгород). Собственность и социальная революция.

Узловые вопросы теории

Названные явления исследуются по отдельности в мировой науке уже немало веков. Решающий вклад в изучение того и другого внёс марксизм-ленинизм. Однако многоплановое взаимодействие между ними надо считать достаточно новой теоретической проблемой. В предлагаемой статье делается попытка вкратце осветить один, но, на мой взгляд, главный, ведущий её аспект — влияние собственнических отношений на социальную революцию. Разумеется, в сравнительно небольшой журнальной работе можно раскрыть лишь некоторые стороны столь крупного вопроса.

* * *

Начнём с общего определения двух основных предметов нашего исследования.


В современной науке всё ещё нет единого понимания собственности как таковой. Думается, что её содержанием нужно считать общественные отношения по поводу присвоения — отчуждения жизненных благ. Существуют разнообразные типы собственности. По её субъектам — это частное, личное, коллективное, общественное (общенародное), смешанное владение; по её объектам — экономическое (на материальные блага), социально-политическое (на социальные блага), духовное (на духовные блага) достояние*. Собственнические отношения отличаются объективностью, противоречивостью, классовым характером (в классовом обществе), историзмом. Совокупность таких фундаментальных свойств позволяет предмету нашего рассмотрения играть первостепенную роль среди общественных отношений в любой формации.

Что касается социальной революции, то её многократно исследовали классики марксизма-ленинизма. К.Маркс и Ф.Энгельс понимали её как переворот во всей общественной жизни, зарождающийся в экономической области и затем охватывающий надстройку (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 7, 491; Т. 20. С. 106). Тем самым в этом процессе образуются экономическая, политическая, духовная сторона и соответствующие типы революционных преобразований. В конечном итоге имеется в виду переход от исторически устаревшей формации к исторически новой. В связи с этим последовательно возникают революции рабов, феодальные, буржуазные, социалистические революции.

В таком же духе высказывался В.И.Ленин. Он отмечал, например, что социальная революция «есть невероятно сложный и мучительный процесс умирания старого и рождение нового общественного строя…» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 321). Широко известно и следующее ленинское определение: «революция есть такое преобразование, которое ломает старое в самом основном и коренном…» (там же. Т. 44. С. 222).

И собственность, и социальная революция имеют колоссальное значение в жизни и развитии общества.

Так, собственнические отношения служат главным стимулирующим фактором в любой человеческой деятельности: хозяйственной, социальной, духовной. Особенно важно, что новые из этих отношений становятся решающим двигателем в прогрессе производительных сил. Например, развитость последних значительно выросла при переходе от первобытного присвоения жизненных благ к рабовладельческому, а затем к феодальному; в ещё большей степени она увеличилась с возникновением господства капиталистической собственности (подробнее см.: Черкасов Г.И. Указ. соч. С. 38—49).

Не менее важную роль, но на сравнительно внешнем, более конкретном уровне, играет социальная революция. Эту роль неоднократно подчёркивали классики. К.Маркс образно называл революции локомотивами истории, Ф.Энгельс считал их могучим двигателем общественного и политического прогресса (см.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 7. С. 86; Т. 8. С. 38). Действительно, буржуазная революция XVII века в Англии сделала решающий шаг в утверждении капитализма в этой стране, а буржуазная революция в конце XVIII века во Франции имела такое же значение для данного государства. К тому же оба названные события сыграли огромную позитивную роль во всей мировой истории.

Как видим, и собственность, и социальная революция сами по себе, каждая в отдельности, имеют крупнейшую общественную значимость. Не меньшим историческим весом должно, очевидно, обладать взаимодействие рассматриваемых явлений. Выяснение такого взаимодействия актуально в любую эпоху, но особенно в период общемирового перехода к социалистическому строю. К сожалению, поставленная проблема почти не исследуется в современной социологии, в том числе и в России.

* * *

Вне всякого сомнения, связь собственности и социальной революции неоднопланова: первая влияет на вторую, но неизбежен и обратный процесс. Данная статья посвящена воздействию собственнических отношений на революционные события.

Думается, что это главная сторона во взаимосвязи рассматриваемых феноменов. Дело в том, что собственность более фундаментальна, более значима, чем любой социальный переворот: от неё, прежде всего, зависит характер каждой формации, она существует и функционирует также в межреволюционные периоды. Попытаюсь доказать, что собственнические отношения определяют основные стороны социальной революции: её сущность, возникновение, решающие движущие силы, важнейшие результаты. В такой последовательности и будет в дальнейшем изложении освещаться названное воздействие.

Начнём с вопроса: почему и как собственность образует сущность революционных процессов в обществе?

Известно, что сущность всякого явления представляет собой его наиболее глубинную, ведущую и самую специфическую черту. Иначе говоря, это главная составная часть в содержании того или иного явления. Какова же она применительно к социальной революции? Выше уже говорилось, что данная революция есть преобразование общества в самом основном и коренном, то есть в конечном счёте переход от устаревшей формации к новой, более прогрессивной. Но при этом определяющим, краеугольным процессом служит смена господствующего присвоения — отчуждения жизненных благ. Во имя его смены и совершается главным образом социальная революция. Такова её объективная, глубинная направленность. Следовательно, сущностью социальной революции надо считать тенденцию к коренному преобразованию собственнических отношений. Именно в этом состоит важнейшее воздействие последних на революционные процессы.

Подобные взгляды, как мне представляется, высказывали и основоположники марксизма. В «Манифесте Коммунистической партии» говорится: «Например, французская революция отменила феодальную собственность, заменив её собственностью буржуазной» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 438). Далее подчёркивается, что коммунисты во всех революционных движениях «выдвигают на первое место вопрос о собственности, как основной вопрос движения, независимо от того, принял ли он более или менее развитую форму» (там же. С. 459). Действительно, в определённых условиях такой вопрос мог и не осознаваться участниками социальных взрывов, однако от этого он не переставал быть основным. Здесь можно назвать восстания рабов, крестьянские войны, некоторые буржуазные перевороты в слаборазвитых странах (например, в Испании в XIX в.).

В отличие от названных событий в Октябрьской революции 1917 года в России с самого начала глубинная её сущность проявилась достаточно очевидно и вполне осознано. При этом уже в первые месяцы Советской власти стали формироваться основные виды исторически новой, общественной собственности: были приняты специальные законы о национализации земли, крупной промышленности, банков, важнейших транспортных средств. Правда, пока это было лишь юридическим утверждением общенародного достояния.

Тенденция к коренному изменению господствующей собственности в целом — общая сущность социальной революции. Однако каждая разновидность последней имеет сравнительно конкретную сущность, но, разумеется, тоже глубинного характера. Например, феодальная революция объективно направлена на смену именно рабовладельческого присвоения, буржуазная и социалистическая — на установление соответствующих типов собственнических отношений. А экономическая, политическая, культурная революции предполагают переход к качественно новой форме владения только в определённой сфере; при этом наиболее важен переворот в области экономики. В реальном общественном развитии подобные конкретные, отдельные сущности соединяются в том или ином сочетании. Однако каждая из них обязательно представляет собой коренное преобразование господствующего типа присвоения, поэтому они и соединяются.

Итак, сущность социальной революции состоит в объективной нацеленности на смену исторически устаревшей собственности исторически новой её разновидностью. Но отсюда, кроме всего прочего, следует, что данная революция служит проявлением, реализацией основной динамики собственнических отношений. Это ещё раз говорит о фундаментальности последних по сравнению с революционными процессами.

* * *

Всестороннее формирование сущности социальной революции — это главный аспект влияния собственности на данную революцию. Главный, но далеко не единственный. Следующим из них служит создание важнейших предпосылок для радикальных общественных перемен.

Марксизм показал, что коренной причиной различных крупных социальных потрясений является предельное обострение противоречий между производительными силами и производственными отношениями. При этом дальнейшее развитие первых начинает всё больше тормозиться состоянием последних (из-за их устарения). В подобных условиях рано или поздно с неизбежностью и возникает социальная революция.

Но какова же здесь роль собственности? А дело в том, что среди производственных отношений ведущее место занимает присвоение — отчуждение материальных благ, и тем самым именно оно в определённой ситуации может оказывать главное тормозящее воздействие на динамику производительных сил. Это с достаточной определённостью отмечали К.Маркс и Ф.Энгельс в «Манифесте Коммунистической партии» (см: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. С. 429).

Таким образом, фундаментальной предпосылкой любой социальной революции надо считать устаревание господствующей собственности. Скажем, феодальной революции способствует тормозящий характер рабовладения, а буржуазной — подобный же характер феодальных собственнических отношений. С устареванием капиталистического присвоения — отчуждения возникает социалистическая революция. Как видим, дело здесь не в каких-то заговорах и властных стремлениях, а во вполне объективных процессах.

Однако в возникновении (тем более в победе) социальной революции состояние разных типов собственности играет разную роль. Первенство здесь занимает экономическое присвоение — отчуждение: именно его старение прежде всего и в наибольшей мере подготавливает данный общественный переворот. Ф.Энгельс отмечал, что «конечных причин всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена; их надо искать не в философии, а в экономике соответствующей эпохи» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 278). Но собственность социально-политического и духовного характера тоже имеет большое значение в возникновении социальной революции: устарение первой непосредственно вызывает её политическую форму, а устарение второй — духовную.

Формирование глубинных предпосылок рассматриваемых общественных переворотов внешне проявляется в вызревании революционной ситуации. Её теорию впервые разработал В.И.Ленин. За несколько лет до Октябрьских событий 1917 года он писал: «Для марксиста не подлежит сомнению, что революция невозможна без революционной ситуации, причём не всякая революционная ситуация приводит к революции» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 26. С. 218). Тут же В.И.Ленин по пунктам отмечал главные признаки данной ситуации:

1) невозможность для господствующих классов сохранить в неизменном виде свою власть;

2) обострение, выше обычного, нужды и бедствий угнетённых классов;

3) значительное повышение активности масс (cм.: там же).

Однако всё это с неизбежностью приводит к революции не всегда, а лишь при условии, что передовой класс способен на массовые, достаточно сильные революционные действия (cм.: там же. С. 219).

Как же связана характеризуемая ситуация с собственническими отношениями?

Без преувеличения можно сказать, что она порождается этими отношениями, становится их выражением. Конкретнее говоря, все только что названные признаки революционного подъёма формируются нарастающим негативным состоянием собственности в данном обществе. Именно это вызывает невозможность для господствующих классов управлять по-старому, обостряет бедствия эксплуатируемых слоёв населения, намного повышает активность масс. К подобным последствиям с неизбежностью приводят, например, торможение производительных сил феодальным присвоением — отчуждением, упорная защита последнего помещичьим классом. Такова же роль устарения капиталистической собственности.

Созревшая революционная ситуация в свою очередь воплощалась в радикальные общественные перевороты. Массовое и действенное недовольство растущего предпринимательства, зависимых крестьян и городской бедноты завершилось буржуазными революциями в Англии в середине XVII века, во Франции — в 1789—1794, 1830 и 1848 годах.

В царской России предгрозовая обстановка вылилась в две буржуазно-демократические революции: в 1905—1907 годах и в феврале 1917 года. Несомненно, что и Октябрьским событиям 1917 года предшествовала соответствующая революционная ситуация (особенно в связи с двоевластием в стране, июльским расстрелом, военными поражениями России). Но во всех названных случаях острая напряжённость в обществе могла привести к реальным преобразованиям в собственности лишь при активной массовой деятельности передовых для того времени классов.

Существует ли сейчас революционная ситуация в России? Думается, что она здесь постепенно начинает складываться. Об этом говорит возникновение в той или иной степени её основных признаков. Во-первых, федеральная и местная власть не в состоянии рационально управлять важнейшими сферами страны: производством, финансами, здравоохранением, образованием, наукой. Во-вторых, систематически ухудшаются жизненные условия большинства людей — в результате число бедных в РФ, по данным Института социологии РАН, составило около 30% населения (см.: Аргументы и факты. 2014. № 1—2. С. 11).

В-третьих, медленно, но всё же растёт социальная активность трудящихся, прежде всего в виде массовой публичной критики существующего в Российской Федерации общественного строя, а также в виде участия в различных протестных действиях. В 2013 году с ленинским определением «верхи не могут, низы не хотят жить по-старому» применительно к РФ были согласны полностью или в основном более половины опрошенных (см.: Правда, 2—5 августа 2013 г. С. 4). Однако к каким-либо глубоким переменам (в том числе в области собственности) возникающая у нас революционная ситуация пока ещё привести не в силах. Главная причина — отсутствие широкой организованной деятельности российского рабочего класса.

* * *

Теснейшим образом связаны собственнические отношения с другим необходимым элементом социальной революции — с её ведущей движущей силой. Речь идёт о наиболее прогрессивном классе данного общества, который способен и активно стремится обеспечить радикальный переворот в этом обществе. Вокруг него формируются некоторые другие социальные слои, в той или иной мере недовольные существующими условиями жизни.

Так, за ликвидацию рабовладельческого строя наиболее активно выступали рабы (пример — восстания во главе со Спартаком и Аристоником). К ним нередко присоединялось беднейшее свободное крестьянство, притесняемое крупными и средними рабовладельцами. В буржуазных революциях, как правило, первостепенную роль играло крестьянство в целом. Однако в буржуазно-демократических их формах ведущей силой может стать рабочий класс в союзе с крестьянством (так было в том числе в российской революции 1905—1907 гг.) (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 17. С. 46—47, 390). Что касается социалистической революции, то здесь решающее значение должен иметь пролетариат (подробнее об этом см., например: Трушков В.В. Пролетариат современной России. — М., 2012; Правда, 20—23 сентября 2013 г. С. 4—5; 27—30 сентября 2013 г. С. 3).

Ведущая роль названных классов основывается главным образом на присущем им исторически прогрессивном типе (виде) собственности. Так, класс рабов выступал в своё время против полного владения личностью человека и тем самым объективно занимал исторически прогрессивные позиции при переходе к феодализму. Крестьянство (и крепостное и свободное) было кровно заинтересовано в устранении своей непосредственной зависимости от помещиков и поэтому столь же объективно становилось решающей силой в смене феодального строя капитализмом.

Тесно связана с собственностью и ведущая роль пролетариата в социалистической революции. Дело в том, что он при капитализме отстранён от частного присвоения жизненных благ, более того — такое присвоение служит основой его эксплуатации; его существование непосредственно зависит от личного достояния. Поэтому только рабочий класс в результате отмеченных объективных обстоятельств становится принципиальным и последовательным противником частной собственности, а свои главные надежды на будущее связывает с её антиподом — с общественным присвоением (прежде всего базовых средств производства).

Таким образом, ведущей, решающей силой социальных революций выступает тот класс, который является носителем, выразителем и реализатором исторически прогрессивной собственности.

Связь с владением жизненными благами определяет и позицию крестьянства в социалистической революции. Его позиция здесь, как известно, отличается двойственностью: в качестве субъекта трудового достояния оно поддерживает такую революцию и становится союзником рабочего класса, но как получатель нетрудовых доходов оно является сторонником капитализма. Следовательно, роль крестьянства в данном случае также зависит главным образом от собственнических отношений.

* * *

Рассмотрим, наконец, такой важный вопрос, как влияние собственности на историческую значимость социальных революций. Оно состоит в том, что такая значимость тем больше, чем крупнее вклад названных общественных процессов в возникновение новых способов присвоения жизненных благ. Ведущую роль при этом играет, конечно, становление экономических типов и видов собственнических отношений. Тем самым степень утверждения новой собственности становится главным (хотя и во многом скрытым) показателем исторической значимости социальных революций.

Развитие человечества даёт нам немало убедительных примеров на этот счёт. Так, даже крупнейшие восстания рабов в Древней Греции и Древнем Риме сыграли сравнительно незначительную роль в общественном прогрессе того времени, поскольку они непосредственно не приводили к массовой отмене рабовладения. С подобным же результатом применительно к феодальной собственности завершились крестьянские войны в Китае (конец IX в., первая половина XVII в.), Франции (Жакерия, 1358 год), Германии (1524—1526 гг.). Капиталистические собственнические отношения с большим трудом, очень постепенно устанавливались в Испании: для этого там потребовалось в течение XIX века целых пять буржуазных революций.

Однако сравнительно скромные итоги подобных событий совсем не исключают их глубинную сущность — их объективную направленность на смену отживающей господствующей собственности. Это позволяет им занимать заметное место в развитии человечества.

Вместе с тем немало социальных революций ознаменовалось гораздо более крупной результативностью, так как они непосредственно приводили к утверждению исторически нового способа присвоения жизненных благ. Назовём в первую очередь Английскую (XVII в.) и Французскую (1789—1794 гг.) буржуазные революции, а также Гражданскую войну в США (1861—1865 гг.). Эти глубокие общественные процессы кардинально способствовали дальнейшему развитию капиталистической собственности в соответствующих странах. А победа народных сил Китая в Гражданской войне 1946—1949 годов положила начало здесь переходному периоду к социализму, то есть постепенному формированию господства общественного достояния.

Не осталась в стороне от социальных революций и Россия. Ещё в начале XVII века в нашей стране развернулось массовое антифеодальное крестьянское движение, продолжавшееся свыше 10 лет. Затем последовали известные крестьянские войны под предводительством С.Т.Разина (1670—1671 гг.) и Е.И.Пугачёва (1773—1775 гг.). Однако все эти события сами по себе мало способствовали подрыву феодальной собственности в стране. Намного более заметную роль в истории сыграла буржуазно-демократическая революция 1905—1907 годов: в ходе неё возникли массовые, в значительной мере осознанные и даже вооружённые выступления против самодержавия, отчасти и против капиталистического присвоения (Московское восстание и др.); впервые появились Советы как форма власти трудящихся; произошла, по словам В.И.Ленина, «генеральная репетиция» Великого Октября. Но в целом данная революция потерпела поражение, ибо она в итоге не привела к сколько-нибудь существенным изменениям в собственнических отношениях в стране, в том числе в политической сфере. По этому поводу В.И.Ленин писал: «Великие победы пролетариата оказались полупобедами, потому что царская власть не была свергнута» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 19. С. 416). Февральская революция 1917 года в России оказалась более успешной — в том смысле, что она устранила самодержавие, то есть единоличное владение верховной властью.

Собственнический подход позволяет определить наиболее глубокие итоги Октябрьской революции 1917 года в России. Она безусловно имеет огромное историческое значение, вполне заслуживает названия Великой. И это подтверждается коренными изменениями в присвоении жизненных благ.

Главное в том, что Октябрьская революция открыла глобальную эпоху практического перехода от многовекового господства эксплуататорской частной собственности к торжеству общественного достояния, исключающего какую-либо эксплуатацию. Прежде всего, такой переход возник в России. Но затем (уже опосредованно) эта революция решающим образом способствовала его проявлению в ряде стран Европы. Ныне переходный период от капитализма к социализму со своими особенностями осуществляется в Китае, Вьетнаме, на Кубе.

В России изначальная заслуга Великого Октября — овладение трудящимися под руководством ленинской партии впервые в мире государственной властью в целой стране. С использованием новой власти частнособственнические отношения были подорваны и в экономической сфере. Сложились возможности для распространения общественного и коллективного достояния, созданы ощутимые ростки того и другого. Тем самым возник (опять-таки впервые в мире) реальный переходный период к социализму, причём в наиболее крупной по территории стране. В результате у нас начался очень значительный рост производительных сил и жизненного уровня населения. Советский Союз превратился в мощную мировую державу, что и дало ему возможность победить в Великой Отечественной войне.

В процессе всего этого был накоплен бесценный практический опыт международного значения по формированию социалистической собственности. Подтверждена научность краеугольных положений марксизма-ленинизма, достигнут высокий уровень культуры и искусства. Нельзя не преклоняться перед людьми, беззаветно и плодотворно участвовавшими в событиях той эпохи.

Вместе с тем, на мой взгляд, Октябрьская революция в итоге ещё не привела к безусловно прочному положению в стране реальной общественной и коллективной собственности, в том числе в ведущей сфере — экономической. В последние десятилетия Советской власти преобладали юридические и идеологические методы укрепления той и другой. Это подтверждается прежде всего не вполне эффективным в целом стимулированием производительных сил в СССР со стороны данных типов присвоения, а также недостаточно высоким жизненным уровнем основной массы населения. О слабости социалистической собственности в Советском Союзе говорит и фактически беспрепятственное, быстрое его разрушение.

Однако только что сказанное ни в коей мере не отрицает великое историческое значение Октябрьской революции. Она, повторяю, открыла целую новую эпоху в развитии человечества — практический переход от многовекового господства частнособственнических отношений к торжеству общественного присвоения.

* * *

Рассмотренные в данной статье вопросы позволяют сделать некоторые выводы, актуальные для теории и практики в современной России.

1) Собственность всегда оказывает всестороннее и решающее воздействие на социальные революции. Такая закономерность в полной мере касается и будущей социалистической революции, причём значимость присвоения жизненных благ при этом, по всей вероятности, ещё более возрастёт.

2) Отмеченные обстоятельства вновь подтверждают огромную роль собственности во всей истории человечества. К тому же в данном случае это раскрывается в общественной сфере особой значимости — в революционной деятельности людей.

3) Исходя из только что сказанного, необходимо усилить всестороннее изучение собственнических отношений. Это касается не только системы массового партийного образования. Очень важно, чтобы названная научная проблема была в поле зрения руководящих кадров КПРФ. Причём целесообразно добиваться глубокого понимания и господствующего сейчас в мире частного присвоения, и будущего общественного достояния.

4) Полученные знания требуется систематически включать в практику партийной работы: в парламентскую деятельность, проведение митингов и пикетов, текущую пропаганду и агитацию, при индивидуальном общении с людьми и т. п. Тут самое широкое использование должны найти разнообразные средства массовой информации.

5) Глубокое изучение и активное творческое применение теории собственности может стать очень важным звеном при подготовке социалистической революции, при формировании переходного периода к социализму.


Назад к оглавлению