Журнал Центрального Комитета КПРФ

И.В.Карпеев. Становление Белорусской советской социалистической государственности

Началом процесса создания Белорусской советской государственности можно, на наш взгляд, считать приказ № 1 Исполкома Минского Совета рабочих и солдатских депутатов 25 октября (7 ноября) 1917 года. Вот выдержка из этого документа, опубликованного 27 ноября (9 ноября) в газете «Звезда»: «В Минске власть перешла в руки Совета рабочих и солдатских депутатов, который обратился ко всем революционным организациям и политическим партиям с предложением немедленно приступить к организации временной революционной власти на местах» (Великая Октябрьская социалистическая революция в Белоруссии. Документы и материалы. Т. 2. Победа социалистической революции и упрочение Советской власти в Белоруссии (октябрь 1917 г. — март 1918 г.). — Минск. 1957. С. 30—31).

Действия Минского Совета поддержал 27 октября (9 ноября) 1917 г. Областной комитет Советов Западной области (в состав области входили Витебская, Минская, Могилёвская и часть Виленской губернии; Гродненская губерния, включавшая западнобелорусские земли, была оккупирована германскими войсками в 1915 г.) (см.: там же. С. 39).

О поддержке власти Советов и Советского правительства на территории Белоруссии 26—31 октября (8—13 ноября) 1917 года заявили представители армии (Военно-революционный комитет 3-й армии и съезд представителей солдатских комитетов 10-й армии Западного фронта, 2-й съезд Гренадерского корпуса, собрания солдат 69-й пехотной дивизии и др.), Гомельский Совет рабочих и солдатских депутатов, Советы Лунинца, Докшиц, Замирья, Несвижа и других населенных пунктов Минской губернии, Центрального бюро профсоюзов Минска, собрание рабочих и служащих Витебского железнодорожного узла и др. (см.: там же. С. 34—35, 46, 57—61, 64—65, 67—68, 84—85, 116—117).

Однако образовавшийся 27 октября (9 ноября) 1917 года в Минске из представителей буржуазных партий и эсеро-меньшевистского фронтового комитета так называемый «Комитет спасения революции» отказался признать Советскую власть. Он попытался двинуть часть войск Западного фронта на Петроград в помощь контрреволюционным отрядам А.Ф.Керенского — П.Н.Краснова, запретил исполнять на территории Белоруссии распоряжения Совета Народных Комиссаров и Петроградского ВРК (см.: там же. С. 46—47, 69—71, 89—94).

Действия контрреволюционных сил вызвали возмущение большинства населения Западной области, расценившего их как провоцирование гражданской войны. 4(17) ноября 1917 года Военно-революционный комитет Западного фронта издал приказ № 5, объявлявший «Комитет спасения» распущенным, а приказы его не подлежащими исполнению (см.: там же. С. 98—99).

В поддержку Советской власти высказалось большинство делегатов съездов армий, входивших в состав Западного фронта: 2-й, проходивший в Несвиже 1—3(14—16) ноября, 3-й — 2—6(15—19) ноября в Полоцке и 10-й — 7—10(20—23) ноября 1917 года в Молодечно (см.: там же. С. 75—82, 85—87, 112—113, 145—157). В ночь на 12(25) ноября ВРК Западного фронта отстранил от должности главнокомандующего войсками фронта генерала от инфантерии П.С.Балуева. Назначенный временно исполняющим обязанности главкома командир 12-го Туркестанского стрелкового полка подполковник В.В.Каменщиков 15(28) ноября 1917 года издал приказы №№ 3 и 4 о подготовке перемирия на Западного фронте и демократизации армии (см.: там же. С. 164—165, 184—186).

19 ноября (2 декабря) 1917 года все фронты облетела радиограмма, в которой говорилось: «18 ноября в 11 час. ночи власть в городе Могилёве и контроль над Ставкой переходят в ведение Военно-революционного комитета. Местный Совет рабочих и солдатских депутатов и представители армии объявили себя единственным органом, ведающем всей властью в городе» (там же. С. 212).

Таким образом, благодаря революционной активности трудящихся Белоруссии был взят под контроль аппарат оперативного управления вооружёнными силами бывшей Российской империи. 20 ноября (3 декабря) 1917 года в Могилёв прибыл со своим отрядом большевик прапорщик Н.В.Крыленко, назначенный Советским правительством верховным главнокомандующим вместо генерал-лейтенанта Н.Н.Духонина.

19 ноября (2 декабря) 1917 года в Минске открылся съезд Советов рабочих и солдатских депутатов Западной области. На него прибыли представители из Гомеля, Лунинца, Вилейки, Ветки, Борисова, Бобруйска, Несвижа, Синявки, Осиповичей, Жлобина, Слуцка, Рогачева, Докшиц, Ганцевичей, Речицы и Замирья (см.: там же. С. 236—238). 21 ноября (4 декабря) делегаты съезда приняли резолюцию по текущему моменту, отметив, что «Совет Народных Комиссаров, созданный II Всероссийским съездом и ответственный перед ЦИК Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов, является действительно властью народной, властью Советов, и этой власти мы окажем свою полную поддержку…» (там же. С. 238—239).

Советскую власть активно поддержало белорусское крестьянство. III съезд Советов крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний, проходивший в Минске 18—20 ноября (1—3 декабря) 1917 года, объявил, что «считает единственно правомочным органом демократии II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов и избранный им Центральный Исполнительный Комитет Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов...» (там же. С. 232—234).

Победу Советской власти в Белоруссии закрепил II съезд армий Западного фронта 20—25 ноября (3—8 декабря) 1917 года. Из 714 его делегатов было 473 большевика, 74 левых и 5 правых эсеров, 2 эсера-центриста, 24 меньшевика, 5 анархистов, 1 польский социалист и 103 беспартийных. От ЦК РСДРП(б) и Петроградского ВРК съезд приветствовали В.В.Володарский и Г.К.Орджоникидзе. Съезд принял большевистские резолюции по текущему моменту, по вопросу о мире и демократизации армии, об организации Советской власти в Белоруссии. Главнокомандующим войсками Западного фронта был избран большевик прапорщик А.Ф.Мясников (см.: там же. С. 266—282).

Фактическое конституирование в лице Западной области Белорусского Советского государства было завершено 26 ноября (9 декабря) 1917 года созданием объединенного Исполкома Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и Совнаркома Западной области и фронта. В соответствующем постановлении говорилось: «Для практического осуществления перехода власти к Советам, приспособления к государственному управлению советских организаций и закрепления завоеваний революции II съезд армий Западного фронта, областной съезд Советов крестьянских депутатов и областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов выразили волю о создании единой организации в области и на фронте, для чего их исполнительные органы, осуществляя волю народа и отражая всю полноту власти народной, слились воедино и создали Областной исполнительный комитет, коему отныне принадлежит вся власть в Западной области, распространяющаяся на весь Западный фронт, губернии: Минскую, Виленскую, часть Витебской и Могилевской...» (там же. С. 294—296). Съезд сформировал Областной Совет Народных Комиссаров, председателем которого был избран К.И.Ландер (председатель Минского Совета рабочих и солдатских депутатов, большевик). Состав фактически первого белорусского Советского правительства — СНК Западной области и Областного исполкома (Облискомзапа) был коалиционным и носил характер широкого народного представительства. Область рассматривалась как часть Российской Советской Республики.

Перед новой народной властью стояло множество задач, требовавших неотложного разрешения. По словам авторов направленного в апреле 1918 года председателю Совета Народных Комиссаров РСФСР В.И.Ленину и председателю ВЦИК Я.М.Свердлову отчета Облискомзапа, это — «организация всей хозяйственной жизни области, демобилизация фронта и учреждений, связанных с фронтом: Земсоюза, Земгора, Согора, Техностроя и т. п., питание и инструктирование Советов» (там же. С. 933—934).

В кратчайшие сроки, всего за 2—3 месяца, было сделано очень много. «Выделенный областным центром Комиссариат народного хозяйства направил свою работу на учёт и рациональное использование того огромного имущества, которое было сосредоточено в прифронтовой области и свезено со всех концов России, — говорилось в отчёте Облискомзапа. — Предстояло ликвидировать все общественно-технические организации, сохранить их живые работоспособные части, приспособить эти части к нуждам мирного труда и мирного хозяйства...

Что было сделано для демобилизации фронта? Она проводилась усиленно, и работа, проделанная штабом Западного фронта под руководством выделенных областным центром комиссаров штаба и главкозапа, дала большие результаты. К 18 февраля уже была вывезена вся тяжелая артиллерия, почти вся авиационная часть, 60% легкой артиллерии, огромное количество снарядов, взрывчатых веществ и инженерного имущества; было снято с фронта и отведено в глубокий тыл около 1/5 всех пехотных полков со своим имуществом и около 1/2 лёгкой артиллерии… Немалое количество лошадей было Комиссариатом земледелия совместно с Комиссариатом народного хозяйства роздано бес-платно крестьянам…» (там же. С. 934—935).

Деятельность органов народной власти Западной области (фактически — Белоруссии) вызвала категорическое неприятие буржуазно-помещичьих кругов, старого чиновничества, высшего офицерства. После роспуска «Комитета спасения» силы контрреволюции стали группироваться вокруг националистической Белорусской Рады. «Белорусские националисты, — говорилось в упомянутом выше отчёте Облискомзапа, — формально признавшие Советскую власть, фактически делали всё, что было в их силах, чтобы разжечь в белорусских рабочих и крестьянах шовинистический угар и расколоть массы, объединившиеся вокруг Советов. Всебелорусский съезд, созванный с нарушением условий созыва, выставленных товарищем И.В.Сталиным (нарком по делам национальностей СНК РСФСР И.В. Сталин считал возможным созыв съезда при условии признания его организаторами Советской власти в центре и на местах, а также основных советских декретов — о мире, о земле, о рабочем контроле и др. — И.К.) и принятых Белорусской Радой, стал явно в оппозицию к Советской власти и пытался даже объявить себя высшей властью в Белоруссии…» (там же. С. 935).

Однако попытки контрреволюции разыграть националистическую карту встретили решительный отпор народов Белоруссии. III съезд Советов крестьянских депутатов Минской и Виленской губерний постановил 20 ноября (3 декабря) 1917 года: «Обсудив вопрос о краевом управлении Белорусского края и о созыве Белорусской Радой белорусского съезда, не приняв во внимание желания белорусского народа иметь отдельное управление, находит, что Беларусь есть нераздельное целое великой революционной России, а потому к съезду белорусов, созываемому Великой Белорусской Радой, крестьянский съезд относится отрицательно» (там же. С. 235).

С осуждением действий Рады выступили депутаты-белорусы Облискомзапа, заявив, что в ней «сидят паны, скрывшись за жупанами», а формирование национальных полков есть «поддержка милитаризма, против которого мы боремся».

Столь же недвусмысленно выразили 13(26) декабря 1917 года своё мнение участники Витебского губернского съезда рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов: «Принимая во внимание, что белорусские организации стремятся к национальной диктатуре и заключили союз со своей буржуазией, съезд, стоящий на точке зрения национального самоопределения до отделения, считает правомочным в решении этого вопроса лишь всю революционную демократию Белоруссии, но не одну лишь национальность белорусов. Только лишь съезд рабочих, солдатских, крестьянских и батрацких депутатов, съезд всей бедноты города и деревни без различия национальности, и может выявить волю революционной демократии» (там же. С. 547).

Тем не менее Белорусская Рада совместно с правоэсеровским Белорусским областным комитетом, основанным в ноябре 1917 года при Исполкоме Всероссийского съезда крестьянских депутатов, созвала 15(28) декабря 1917 года в Минске так называемый «Всебелорусский съезд». Контрреволюционный характер этого собрания, отказ его делегатов признать Облискомзап и Совнарком Западной области и фронта в качестве полномочных органов Советской власти привели 18(31) декабря 1917 года к роспуску съезда. Решительные действия Совнаркома и Облискомзапа были с одобрением встречены трудящимися Белоруссии.

Но члены президиума распущенного 18(31) декабря 1917 года Всебелорусского съезда (представители Белорусской социалистической громады, эсеров, меньшевиков, кадетов, Бунда, «Поалей-Цион» и других буржуазных, мелкобуржуазных и националистических партий и организаций) на нелегальном заседании создали «Всебелорусский совет» или «Исполнительный комитет Рады Всебелорусского съезда». Потерпев поражение в политической борьбе, контрреволюционные и националистические силы сделали ставку на штыки, прежде всего иностранные. Исполком Рады предоставил отряды своих сторонников в распоряжение генерал-лейтенанта И.Р.Довбор-Мусницкого — командира 1-го Польского армейского корпуса, сформированного Временным правительством в июле 1917 года из польских легионеров. Корпус представлял серьёзную военную силу — 3 пехотных дивизии, части кавалерии, артиллерии, сапёров — всего около 25 тыс. человек. 12(25) января 1918 года Довбор-Мусницкий поднял мятеж в районе Рогачев — Жлобин — Бобруйск, объявив, что «находится в состоянии войны с Советской властью» (там же. С. 770—771). Конечной целью мятежа было создание польского буржуазного государства и включение в его состав Белоруссии. Белорусская Рада встала на путь национального предательства.

Попытки урегулировать конфликт мирным путем не дали результата и 21 января (3 февраля) 1918 года командующий Западным фронтом А.Ф.Мясников отдал приказ о расформировании Польского корпуса и демобилизации его солдат и офицеров (см.: там же. С. 812). 30 января (12 февраля) Совнарком Западной области и фронта принял декрет о роспуске Исполкома Рады Всебелорусского съезда.

Революционные войска под командованием И.И.Вацетиса и И.П.Павлуновского развернули наступление на позиции польских легионеров. 31 января (13 февраля) 1918 года они разбили 1-ю дивизию Польского корпуса и заняли Рогачев. 2-я и 3-я польские дивизии после упорных боёв к середине февраля отступили в направлении Бобруйска и Слуцка. Корпус стал распадаться: часть солдат и офицеров сложили оружие, заявив о прекращении боевых действий и невмешательстве во внутренние дела Советской России и Белоруссии, часть военнослужащих дезертировали или перешли на сторону Советской власти.

Однако подавить до конца контрреволюционный мятеж не удалось. 18 февраля 1918 года германские войска, нарушив перемирие, развернули наступление на Западном фронте. Противопоставить вооружённому до зубов неприятелю было нечего. Старая российская армия находилась в процессе демобилизации. Красная Армия только создавалась.

Едва завершилась эвакуация из Минска советских учреждений и организаций, как город оказался во власти сил контрреволюции и иностранных интервентов. 20 февраля 1918 года в столицу Белоруссии вступили отряды польских легионеров и националистов, а 21 февраля — германские войска. Все декреты Советской власти были отменены. Земля подлежала возврату помещикам, фабрики и заводы — прежним владельцам, рабочий контроль на производстве упразднялся.

Об обстановке, воцарившейся на оккупированной части Белоруссии, можно судить по тексту обращения Могилевского губернского военно-революционного комитета 6 марта 1918 года: «В Минске восстановлен царский режим, на улицах появились городовые и жандармы, которые чинят свои обычные расправы над членами социалистических партий, безжалостно расстреливают их. Кадеты ликуют вместе с черносотенцами, к которым примкнули правые эсеры. Помещики водворили в своих поместьях «порядок». Белорусская Рада проявила злобную деятельность. Она объединилась с немцами и поляками и пошла на Советы и крестьян. Рабочие в городе поставлены в положение бесправных рабов и над ними все издеваются. Все завоевания революции сведены на нет» (там же. С. 912).

Эвакуированные 20 февраля 1918 года в Смоленск штаб войск Западного фронта и Облискомзап сумели организовать сопротивление продвижению войск интервентов. Уже 21 февраля было опубликовано извещение Облискомзапа, в котором отмечалось: «Областной центр и штаб Западного фронта, ввиду нашествия германского империализма эвакуировавшись в г. Смоленск, объявляет себя властью области и фронта, в район которого входят губернии: Минская, Могилёвская, Витебская и часть Смоленской (до линии городов Сычев, Смоленск, Рославль). Все местные гражданские и военные власти и организации берутся под верховную власть Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Западной области и фронта» (там же. С. 888—889).

22 февраля 1918 года в Могилёве был образован Военно-революционный комитет, который приступил к формированию отрядов Красной Армии для защиты территории Могилёвской губернии от германских войск.

Активные меры против интервентов и контрреволюционеров предпринимались на территории Витебской губернии. В газете «Правда» 3 марта 1918 года сообщалось: «В Витебске началась массовая запись социалистических добровольцев. На днях будет стоять под ружьём не менее 50 000 добровольцев, не считая солдат, желающих сражаться» (там же. С. 910).

Из остатков демобилизуемых частей Западного фронта, красногвардейских и красноармейских отрядов была сформирована Западная группа войск, которая преградила путь неприятелю на восток, а затем организовала охрану советских границ в соответствии с условиями заключённого 3 марта 1918 года в Брест-Литовске мирного договора между РСФСР и державами Четверного союза. Под советским контролем остались некоторые северные и восточные районы Белоруссии.

Между тем надежды белорусских националистов на создание под крылышком германских оккупантов «самостийного» государства оказались иллюзорными. 21 февраля 1918 года в Минске Исполком Рады Всебелорусского съезда объявил о создании «Народного секретариата» как временного органа «народной власти в крае». 9 марта Исполком провозгласил «Белорусскую народную республику» (БНР), а 18 марта был реорганизован в её Раду (председатель — И.Лесик, один из лидеров Белорусской социалистической громады). Создается марионеточное правительство БНР во главе с крупным помещиком и фабрикантом Р.Скирмунтом. 25 марта 1918 года Белорусская Рада объявила об отделении Белоруссии от Советской России и обратилась с меморандумом к правительству кайзеровской Германии об оказании ей помощи в создании «национального государства».

Однако германское правительство не признало БНР. Созданные националистами государственные структуры не имели никакой реальной власти, превратились в придаток германской оккупационной администрации.

Прогерманская и антикрестьянская позиция руководства БНР (решение аграрного вопроса оно связывало с интересами помещиков) вызвала раскол одной из главных партий Белорусской Рады — Белорусской социалистической громады. Ряд членов ЦК БСГ (Ф.Ф.Гриб, П.А.Бодунова) отмежевались от политики Рады; представители левого крыла партии (Д.Ф.Жилунович, О.П.Дыло, Д.С.Чернушевич, Ф.Г.Жантыр (Шантыр) и др.) заявили о поддержке Советской власти. Некоторые из них вступили в большевистскую партию, участвовали в создании на территории РСФСР белорусских секций РКП(б). В результате раскола летом 1918 года Белорусская социалистическая громада фактически распалась (см.: Великая Октябрьская социалистическая революция / Энциклопедия. 3-е изд., доп. — М. 1987. С. 58—59).

Движение за социальное и национальное освобождение, возрождение государственности на началах советского народовластия возглавили большевики. Только в Минске летом 1918 года действовало в подполье 75 партийных ячеек (около 500 человек). 8—11 августа 1918 года в Смоленске конференция представителей 300 партийных организаций оккупированных районов Белоруссии и Литвы признала главными задачами создание партизанских отрядов и подготовку вооружённого восстания в тылу германских оккупантов, вынесла решение об образовании подпольного краевого комитета партии (там же. С. 237).

3 ноября 1918 года Красная Армия при поддержке белорусских партизан освободила Могилёв, 22 ноября — Полоцк. Ноябрьская 1918 года буржуазно-демократическая революция в Германии ускорила разложение и эвакуацию германских войск с временно оккупированных территорий бывшей Российской империи, в том числе с территории Белоруссии. 13 ноября 1918 года Советское правительство аннулировало грабительский Брест-Литовский договор. 7 декабря в Минске избирается подпольный Совет рабочих депутатов. Созданный им 10 декабря Военно-революционный комитет берёт в свои руки власть в белорусской столице.

На повестку дня встал вопрос не только о восстановлении Советской власти на территории Белоруссии, но и об образовании национальной республики с учётом интересов и чаяний белорусского народа.

21—23 декабря 1918 года в Москве состоялся съезд белорусских секций РКП(б). 25 декабря делегаты съезда в обращении к белорусам призвали к образованию Белорусской Советской Социалистической Рабоче-Крестьянской Республики. 30—31 декабря 1918 года в Смоленске прошла VI Северо-Западная областная конференция РКП(б), объявившая себя I съездом Коммунистической партии Белоруссии. 206 делегатов от 17 771 члена партии избрали Центральное бюро КП(б)Б (председатель — А.Ф. Мясников, члены — И.Я.Алибегов, А.А.Андреев, Д.Ф.Жилунович, С.В.Иванов, М.И.Калманович (Кальманович), В.Г.Кнорин, И.В.Лагун, Г.П.Найденков, Я.Ф.Перно, Р.В.Пикель, И.И.Рейнгольд, В.С.Селезнев, В.З.Соболев и В.И.Яркин). КП(б)Б являлась республиканской организацией РКП(б). По докладу А.Ф.Мясникова «О текущем моменте» была принята резолюция «О провозглашении Западной коммуны Белорусской Советской Республикой». В воззвании «К рабочим, батракам, крестьянам и солдатам Красной Армии Белорусской Социалистической Советской Республики» говорилось: «Съезд принял великое решение: он провозгласил Социалистическую Советскую Белорусскую Республику с Рабоче-крестьянским правительством Белоруссии во главе. Трудящиеся массы Белоруссии не желают знать иной власти, как власть Советов, являющейся властью рабочих, батраков и крестьян. Им ненавистна власть помещичьей Белорусской Рады и её Народная Республика, которой трудовой народ противопоставляет свою рабоче-крестьянскую власть, свою Советскую Республику» (1 января 1919 года. Временное рабоче-крестьянское советское правительство Белоруссии. Документы и материалы. — Минск, 2005. С. 103—110).

Одновременно было избрано Временное рабоче-крестьянское советское правительство Белоруссии, в которое вошли на паритетной основе как бывшие активные деятели Облискомзапа, так и члены белорусских секций РКП(б) и Белорусского национального комиссариата (Белнацкома) – структурного подразделения Народного комиссариата по делам национальностей РСФСР. Среди последних было немало бывших активистов белорусских мелкобуржуазных революционно-демократических партий и организаций, перешедших на сторону Советской власти и вступивших в РКП(б) в течение 1918 года (см.: там же. С. 4—5).

Правительство возглавил белорусский писатель Д.Ф.Жилунович (литературный псевдоним Тишка Гартный), в прошлом один из лидеров левого крыла Белорусской социалистической громады, избранный от неё в декабре 1917 года депутатом Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов. Затем был одним из руководителей Белнацкома. В РКП(б) вступил 20 октября 1918 года. Принял активное участие в конференции белорусских коммунистических секций 21—23 декабря 1918 года, поставившей перед ЦК РКП(б) и СНК РСФСР вопрос о провозглашении Белорусской Советской Республики и создании белорусского правительства.

Из «национально ориентированных» деятелей Белнацкома и белорусских секций РКП(б) в правительство вошли: О.Л.Дыло — комиссар труда, А.И.Кваченюк — юстиции, И.И.Пузырев — здравоохранения, В.С.Фальский — иностранных дел, А.Г.Червяков — просвещения, Д.С.Чернушевич — нарком по социальному обеспечению, Ф.Г.Шантыр — по национальным делам (см.: там же. С. 163—164, 169—170, 177—178, 185—192).

Большинство в первом белорусском Советском правительстве имели бывшие «облискомзаповцы»: А.А.Андреев — комиссар земледелия, С.И.Берсон — государственного контроля, С.В.Иванов — нарком по внутренним делам, М.И.Калманович — по продовольствию, А.Ф.Мясников — по военным делам, Г.П.Найденков — член правительства, председатель Центропленбежа Белоруссии, Р.В.Пикель — председатель Совнархоза Белоруссии, И.И.Рейнгольд — нарком финансов, К.Ф.Розенталь — почт и телеграфов, И.П.Савицкий — путей сообщения, В.И.Яркин — член правительства, председатель Чрезвычайной комиссии Белоруссии (см.: там же. С. 159—162, 165—168, 171—176, 179—184, 193—194).

1 января 1919 года был опубликован манифест Временного рабоче-крестьянского советского правительства Белоруссии, в котором говорилось: «1. Отныне вся власть на Белоруссии принадлежит только Советам рабочих, крестьянских, батрацких и красноармейских депутатов. 2. Ещё сохранившаяся где бы то ни было на Белоруссии власть немецких, польских и украинских оккупантов отныне считается упраздненной. 3. Продажная буржуазная Белорусская Рада с её так называемыми «народными министрами» объявляется вне закона» (там же. С. 23—27).

Впечатление от опубликованного манифеста было огромно. На сторону Советской власти стали переходить даже чиновники так называемой Белорусской Народной Республики. 10 января 1919 года председатель Рады народных министров и министр иностранных дел БНР А.И.Луцкевич записал в своем дневнике: «Был на заседании сельской рады Гродненского уезда. Ещё раньше в газете «Эхо» появилось известие, что в Минске ... провозгласили независимость Советской Белорусской Республики. Это всех наших так наэлектризовало, что все как один готовы ехать в Минск и работать вместе с большевиками. Это настроение выявилось и на заседании рады…» (там же. С. 122).

Разницу между бутафорской, марионеточной и настоящей государственностью уловил и один из «столпов» БНР, вице-премьер и министр земледелия А.И.Смолич. 13 января 1919 года он писал Луцкевичу: «Хотя я считаю, что от большевизма для края больше вреда, чем пользы, хотя он сильнее привязывает нас к Москве, чем это хотелось бы, но если он дает максимальную возможность для широкой культурной работы, знает и защищает нашу государственность и, главное, если он доведет её до натуральных границ — создаст Беларусь объединенную, которая проживет теперь хотя бы несколько месяцев самостоятельной жизнью, Беларусь с Вильно, Белостоком и Брянском, — тогда мы можем ухватиться за эту идею, признать её национальной задним числом и просто стать в Советах обороны этого порядка и воевать в этих Советах хоть со всем миром… Надо выпустить декларацию о том, что наши национально-политические цели достигнуты, а в делах социальных мы сотрудничать с большевиками не будем. Поэтому мы слагаем полномочия. И мы будем помогать тому Советскому Белорусскому правительству, которое объединит Беларусь...» (там же. С. 124).

Возможно, это был последний шанс для Белорусской Рады и её марионеточного правительства спасти своё «политическое лицо». Однако после некоторых колебаний лидеры националистов отвергли предложения Смолича и тем самым подписали себе окончательный приговор. В октябре 1925 года в Берлине Рада и «правительство БНР» объявили о самороспуске, на несколько лет пережив свою политическую смерть…

5 января 1919 года Временное рабоче-крестьянское советское правительство Белоруссии полностью переехало из Смоленска в Минск. В кратчайший срок на территории республики была налажена работа Советов и переданных в ведение правительства органов управления бывшей Западной области. Была начата национализация промышленных предприятий, транспорта, средств связи и финансовых учреждений. Крупные помещичьи латифундии переходили в ведение государства и на их базе создавались «народные имения» под управлением Советов крестьянских и батрацких депутатов. Вводилось бесплатное образование и здравоохранение. Для борьбы с «черным рынком» и ростом цен на продовольствие была допущена частичная свобода торговли: сняты заградительные отряды, разрешены вывоз продуктов питания из деревни в город с последующей реализацией их на рынке и закупка продовольствия на территории сопредельных республик. При этом цены на основные продукты питания контролировались государством и спекулянты карались. Стали получать субсидии от государства учреждения культуры. Налаживались отношения с другими советскими республиками, прежде всего с РСФСР. Вопрос о границах Белорусской Советской Республики на заседании правительства было решено передать в ведение Советов, которые должны были постепенно установить их путем народного волеизъявления через местные референдумы. Не были забыты, естественно, и вопросы обороны: принят декрет о всеобщем военном обучении и мобилизации, формировались отряды Красной Армии (см.: там же. С. 119—154).

2 февраля 1919 года в Минске открылся I Всебелорусский съезд Советов. В его работе участвовало 230 делегатов с правом решающего голоса, из них 213 большевиков и 13 сочувствующих. Съезд принял Декларацию-обращение ко всем народам и их правительствам, в которой объявил вне закона Белорусскую Раду и правительство марионеточной «Белорусской Народной Республики», предложил признать независимую Белорусскую Советскую Социалистическую Республику и вступить с ней в дипломатические отношения. «Самоопределившаяся на развалинах крепостнической царской России Советская Белоруссия, — говорилось в Декларации, — признает необходимость установления тесных экономических и политических связей со своим старшим братом — Российской Советской Республикой, оказавшей Белорусской Республике существенную помощь при восстановлении её разрушенного хозяйства. Основываясь на этой воле миллионов белорусских тружеников, I Всебелорусский съезд Советов свободно постановляет: Начать переговоры с Российской Советской Республикой по установлению федеративной связи между ней и Советской Белоруссией... Учитывая вместе с тем тесную связь и зависимость, существующую между рабочими и крестьянами всех частей бывшей Российской империи, съезд полагает, что только свободный добровольный союз трудящихся всех ныне независимых советских республик обеспечит торжество рабочих и крестьян в борьбе со всем остальным капиталистическим миром. Поэтому съезд обращается ко всем братским независимым социалистическим республикам с предложением последовать примеру рабочих и крестьян Белоруссии, приступить к переговорам об установлении федеративной связи между Советской Россией и между собой…» (Съезды Советов в документах. 1917—1936. Т. 2. — М. 1960. С. 232—233).

На съезде присутствовала делегация РСФСР во главе с председателем ВЦИК Я.М.Свердловым. Было оглашено постановление ВЦИК от 31 января 1919 года о признании независимости БССР, в котором отмечалось: «Исходя из принципа полного и действительного самоопределения трудящихся масс всех стран, Президиум ВЦИК признает независимость Белорусской Советской Социалистической Республики. Президиум ВЦИК ещё раз подтверждает, что факт принадлежности Белоруссии, как и других, находящихся в том же положении стран, к старой царской империи не налагает на неё никаких обязательств, высказывая при этом твердую уверенность, что только теперь, на почве признания полной свободы самоопределения и перехода власти в руки рабочего класса, создается добровольный и нерушимый союз трудящихся всех наций, населяющих территорию бывшей Российской империи…».

3 февраля 1919 года съезд утвердил первую Конституцию Социалистической Советской Республики Белоруссии, принял резолюции по текущему моменту и по земельному вопросу, избрал ЦИК Советов ССРБ в составе 50 членов (большевиков — 45, бундовцев — 2, членов «Поалей-Цион» — 2, меньшевиков — 1) (см.: там же. С 233—237; 1 января 1919 года.., С. 149).

Однако впереди было много проблем. Становление белорусской государственности проходило в тяжелейшей борьбе. На территории Прибалтики по-прежнему дислоцировались германские войска, задержанные там с ведома держав Антанты для борьбы с революционным движением. С запада молодой Белорусской Советской Республике угрожала буржуазно-помещичья Польша. Активно действовала контрреволюция и на территории самой республики.

Не было единства среди революционных сил Белоруссии. Предпринимались попытки создания самостоятельной Белорусской коммунистической партии вне РКП(б) на базе бывших белорусских коммунистических секций, которые с образованием КП(б)Б должны были самораспуститься. Муссировалась идея образования в Белоруссии Еврейской коммунистической партии или союза из членов левых фракций Бунда и «Поалей-Цион». Крайне напряженными были взаимоотношения в самом правительстве между «облискомзаповцами» и «белнацкомовцами». Первые ранее отрицали право белорусов на самоопределение и боролись против Белнацкома и белорусских секций РКП(б) как рассадников национализма. Один из активистов Облискомзапа В.Г.Кнорин (впоследствии видный советский и партийный деятель БССР) писал 6 октября 1918 года в газете «Звезда»: «Мы считали, что белорусы не являются нацией и что те этнографические особенности, которые их отделяют от остальных русских, должны быть изжиты… Мы, коммунисты, в том крае, который вы называете Белоруссией, работаем, не считаясь с тем, какого мы роду и племени» (Кнорин В.Г. Избранные речи и статьи. — Минск. 1990. С. 33).

Если для «облискомзаповцев» главной целью была скорейшая «советизация» Белоруссии, то у «белнацкомовцев» на первом плане стояли вопросы национально-культурной работы. И хотя они признавали, что, как коммунисты, обязаны проводить в своей деятельности в жизнь политику партии, тем не менее выступали против «вмешательства» Центрального бюро КП(б)Б в работу правительства. Д.Ф.Жилунович («сперва белорус, а потом большевик», по характеристике председателя совмина и министра иностранных дел БНР Луцкевича) вскоре после своего избрания членом Центрального бюро КП(б)Б вышел из его состава, мотивируя своё решение необходимостью всецело сосредоточиться на работе председателя Временного рабоче-крестьянского советского правительства Белоруссии (см.: 1 января 1919 года.., С. 110—113, 130).

Зная об этих разногласиях, нарком по делам национальностей И.В.Сталин направил 2 января 1919 г. записку Жилуновичу, Калмановичу и Мясникову, в которой призывал: «…Ведите себя смирно и не деритесь, а то будет плохо. Белорусское правительство получает директивы непосредственно от Цека партии через Мясникова, как представителя последнего». Тем не менее около 7 января члены Временного правительства Белоруссии О.Л.Дыло, Д.Ф.Жилунович, А.И.Кваченюк, И.И.Пузырев, В.С.Фальский, А.Г.Червяков, Д.С.Чернушевич и Ф.Г.Шантыр направили в ЦК РКП(б) письмо о невозможности совместной работы с бывшими членами Облискомзапа и необходимости изменения сложившегося положения. В противном случае они грозились подать в отставку и «вести коммунистическую работу в качестве рядовых членов партии» (там же. С. 116, 120, 197—199). Избежать раскола и урегулировать положение удалось только после неоднократных резких телеграмм Сталина.

Одним из камней преткновения для членов правительства Советской Белоруссии стал вопрос о территории республики. Население восточных и северных районов Белоруссии ещё не было готово к пребыванию в составе отдельной республики, пусть и союзной России. Отражением этих настроений явились резолюции Витебского комитета РКП(б) против создания Белорусской Советской Республики (см.: там же. С. 116, 126).

16 января 1919 года на заседании ЦК РКП(б) было принято решение оставить в составе БССР только Минскую и Гродненскую губернии, а Витебскую, Могилёвскую и Смоленскую присоединить к РСФСР. Кроме того, в целях объединения революционных сил рекомендовалось слить Белоруссию с Литвой в единую Литовско-Белорусскую Советскую Социалистическую Республику (см.: там же. С. 126, 200—201). 16 декабря 1918 года в Вильно (Вильнюсе) была провозглашена Советская власть. Однако она была очень слаба и контролировала только юго-восточные районы Литвы (Виленский край). Центральная и западная Литва находилась под властью окопавшегося в Ковно (Каунасе) буржуазно-помещичьего правительства, обратившегося за помощью к державам Антанты, Германии и панской Польше. Для успешного отпора контрреволюции и иностранным интервентам и планировалось создание Литовско-Белорусской Советской Республики. Однако «белнацкомовцы» во временном правительстве выступили категорически против сокращения территории республики и слияния её с Литвой, предлагая, наоборот, присоединить Виленский край к Белоруссии (см.: там же. С. 144, 232, 238).

Состоявшийся 2—3 февраля 1919 года I Всебелорусский съезд Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов одобрил выделение из республики Смоленской, Витебской и Могилёвской губерний и присоединение их к РСФСР, принял декларацию о слиянии с Литовской Советской Республикой. Лидеров «белнацкомовцев» Д.Ф.Жи-луновича, О.Л.Дыло и В.С.Фальского не избрали в состав ЦИК БССР. 8—10 февраля бывшие члены Временного рабоче-крестьянского совет-ского правительства Белоруссии О.Л.Дыло, В.С.Фальский и Ф.Г.Шантыр даже были арестованы, но вскоре выпущены на свободу (см.: там же. С. 149, 153). 28 февраля 1919 года на совместном заседании ЦИК БССР и ЦИК Литовской ССР был избран Совет Народных Комиссаров Литовско-Белорусской ССР, который возглавил видный деятель большевистской партии и один из руководителей Компартии Литвы В.С.Мицкявичюс-Капсукас. Из прежнего состава белорусского советского правительства до объединения доработали фактически одни бывшие «облискомзаповцы»…

К сожалению, принятое решение об объединении Литовской и Белорусской Советских Республик себя не оправдало. Уже 19 апреля 1919 года белополяки ворвались в Вильно и после трёхдневных упорных боев овладели городом. К июлю 1919 года Советская власть пала на всей территории Литвы. 8 августа 1919 года польские войска заняли Минск, Литовско-Белорусская Республика была уничтожена. Советская власть сохранилась только в северных и восточных районах Белоруссии, входивших в тот момент в состав РСФСР.

Однако для Белоруссии, в отличие от Литвы, торжество иностранных интервентов и внутренней контрреволюции оказалось недолгим. Уже через несколько дней после начала оккупации в Минске был создан подпольный комитет КП(б)Б, развернувший движение сопротивления на территории республики. 14 мая 1920 года части Красной Армии начали широкомасштабное наступление против белополяков на Западном фронте. 1 июля 1920 года был издан приказ Реввоенсовета фронта о восстановлении Советской власти на освобожденной территории Минской губернии. 11 июля 1920 года красное знамя вновь взвилось над Минском. 1 августа 1920 года на совместном заседании представителей коммунистических, советских и профсоюзных организаций Минска и Минской губернии была принята Декларация о восстановлении независимой Белорусской Советской Социалистической Республики (см.: Советская историческая энциклопедия. Т. 2. — М. 1962. С. 255—256, 268).

Так шло создание Белорусской советской государственности.


Назад к оглавлению