• Главная
  • Журнал
  • 2023
  • № 3(134) 2023
  • К 100-летию образования СССР В.И.Староверов, И.В.Староверова О мнимых ленинских «минах», заложенных под российскую государственность, и реальных минах цветной революции

К 100-летию образования СССР В.И.Староверов, И.В.Староверова О мнимых ленинских «минах», заложенных под российскую государственность, и реальных минах цветной революции

К 100-летию образования СССР  В.И.Староверов,  И.В.Староверова   О мнимых ленинских «минах»,  заложенных под российскую  государственность, и реальных минах цветной революции

СТАРОВЕРОВ ВЛАДИМИР ИВАНОВИЧ, главный научный сотрудник ИСПИ ФНИИСЦ РАН, доктор философских наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, член Президиума ЦС РУСО — Общероссийской общественной организации «Российские учёные социалистической ориентации»; СТАРОВЕРОВА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА, кандидат социологических наук, ведущий научный сотрудник ИАС — Института аграрной социологии, юрист-консультант офиса правовых аспектов интеллектуальной собственности, доцент кафедры общественных и гуманитарных наук ГУЗа.

 

После относительного успеха в последнюю выборную кампанию КПРФ, увеличившей своё представительство в Госдуме, буржуазные медийные, особенно либеральные, средства информации и пропаганды начали усиливать шквал антикоммунистических и антисоветских выпадов. Особенно они начали зашкаливать меры политкорректности по мере того, как страна стала приближаться к юбилею 100-летия образования СССР, а сегодня вступила в год славного юбилея.

Нарастанию этого шквала непроизвольно или осознанно поспособствовал президент В.В.Путин, на протяжении всего своего правления время от времен упражняющийся в антисоветских утках: то, по его заявлению, СССР ничего не производил, кроме галош, то из его уст слышалось, что советские правители в ущерб российскому населению из-за приверженности классовому интернационализму чрезмерно щедро оказывали безвозвратную материальную поддержку слаборазвитым странам, заявлявшим о своей социалистической ориентации…

Вообще-то справедливости ради надо признать, что эти его упражнения несравнимо менее гротескнее потока инвектив,* которые изливал до Путина его предшественник, но они производят на массы более негативное воздействие, ибо в отличие от недалёкого Ельцина, не уделявшего внимания теоретической или даже практической легитимации своего режима власти, Путин пытается с помощью идеологов или самостоятельно подвести какую-нибудь теоретическую или практическую базу под выстроенную им властную вертикаль, демонстрируя заботу о населении и патриотическую политику.

_____

* Инвектива (от лат. invectiva) — форма литературного произведения, одна из форм памфлета, осмеивающего или обличающего реальное лицо или группу. В современности термин используется для обозначения не только литературных произведений, но и выступлений, речей, выпадов и т. п. оскорбительного характера, обличающих кого-либо. — Ред.

 

Ведь до него, как обстояло дело? Перехватив бразды государственного правления, направив развитие страны на пути буржуазного перерождения её, Ельцин и его присные из числа ренегатов идейно-политически размытой в конце её функционирования КПСС вообще теоретическими размышлениями себя не обременяли. Упиваясь обретённой путём обмана народа властью, они даже не заметили, как их заграничные друзья и подельники тех — из когорты обуянных страстью наживы людишек, в одночасье ставших олигархами, — чуть не довели их собственный статус до положения откровенных марионеток. Ловко переведя, созданный ими на рубеже 1980—90-х годов ментальный хаос

в ауру равнодушия значительной части населения СССР к судьбе собственной страны, трансформируя её затем в равнодушие к «управляемому сносу» в пропасть небытия, они беспардонно разграбили материально-техническое и интеллектуальное достояние РФ и чуть ли не превратили её в колонию глобального империализма, готовя для передачи под управление наднациональных органов, читай — США и глобальных англосаксонских монополий.

Сменивший их Путин, при всей его очарованности «общечеловеческой ценностью» в виде привитой обывателям западной пропагандой и отечественной «пятой колонной» тяги к потребительству и комфорту на базе рыночной организации экономики, сохранил в себе патриотические основы исторической памяти, как органического компонента российской цивилизации, а потому смог прервать это историческое скольжение страны по наклонной в цивилизационно-историческое небытие плоскости. А затем он, похоже, стал пытаться осмыслить уроки недавнего пагубного для России прошлого. Но школа А.А.Собчака, которую он прошёл в университете и работая его помощником в Питерской мэрии, а также благословление Ельцина на правление страной — это отнюдь не тот фундамент, на котором может вырасти отличная от советской, плодотворная для народа, воодушевляющая его учётом всеобщего интереса теория. Ничего кроме двух банальных сентенций для характеристики пагубного, по его оценкам, советского прошлого он

не выдумал. Первую в своей сущности, отчасти верную, вторую далёкую от мудрости, но по своей природе далеко не безвредную.

Напомним, первым изречением нравоучительного характера Путина была оценка разрушения, — в его устах, распада — СССР как «крупнейшей геополитической катастрофой века». Верно, таковым разрушение Советской страны и было, но этого недостаточно для достоверной оценки происшедшего в декабре 1991 года. Точнее было бы определить разрушение СССР как крупнейшую социально-политическую и цивилизационную катастрофу современного человечества. Вследствие его приостановился всемирно-исторический переход человечества

из состояния господства классовой эксплуатации трудящихся в состояние динамики его к бесклассовому сосуществованию людей и, следовательно, к устранению причин для войн. Одновременно разрушение СССР, сдетонировав распад социалистического лагеря, скукожил потенциал формировавшейся социалистической цивилизации, рождение которой способствовало распаду колониальной системы функционирования половины человечества и давало некоторые гарантии для свободного развития странам «третьего мира». А после его разрушения человечество оказалось под угрозой гнёта глобализма, фундаментом которой и является вновь ощутившая свою исключительность англосаксонская цивилизация.

Вторым претендующим на теоретическую мудрость путинским изречением было его заявление на пресс-конференции в декабре 2021 года, что «распад» СССР был предопределён при его создании «миной», которую заложил В.И.Ленин «под здание нашей государственности». Положительным в этой сентенции было то, что президент определённо подтвердил ту несомненную истину, что государственность РФ унаследована от государственности СССР, а принимая во внимание его призыв на Валдайском форуме возвращаться к консервативным ценностям, и его признание исторической преемственности советской государственности с многовековой государственностью дооктябрьской России.

Но, сдаётся, напрасно некоторые лево-розовые обществоведы, поспешили, в связи с этим, отконвертировать место путинского режима власти между эволюцией и революцией, а тем более напрасно адепты наведения мостов между красными и белыми из числа мудрецов изборцев, группирующихся вокруг «Завтра», вслед за сравнительно недавним обожествлением ими И.В.Сталина готовы поместить и Путина в ореол божественного сияния, видя в политике действующего президента преемственность политики Сталина. (См.: Крестовский В. Путин о «кротах» и НАТО // Завтра, декабрь 2021 г., № 51. С. 3). К сожалению, вскоре после вышеизложенных здравых суждений Путин, похоже из-за его приверженности буржуазной модели общественного строя страны, явно скоропалительно и в угоду либеральной общественности и произнёс в нагрузку к признанию истины ту вышеупомянутую инвективу (устное обвинение) ленинской политике государственного строительства, являвшейся исторической ценностью мирового значения.

Это ведь российские диссиденты, трансформировавшиеся после буржуазной контрреволюции начала 90-х годов в прозападных либералов, десятилетиями внушали общественности, что при образовании СССР большевики заложили мину замедленного действия, имея в виду разделение страны на национальные республики с правом выхода. До сих пор один из духовных отцов диссидентства Рой Медведев талдычит, что «такой подход к созданию государства полностью соответствовал идеологии большевиков и лично Ленина. Большевики рассматривали СССР как зародыш мировой революции, как основу для создания системы мирового социализма. Ленин считал важным, чтобы Советский Союз был привлекателен для других стран. В этой логике создание государства на федеративных началах вполне естественно». (Рой Медведев: «Жить при тоталитаризме очень тяжело…» // Литературная газета, 19—25 января 2022 г. С. 4).

Полагаем, вряд ли Путин, бросая в публику свою антисоветскую инвективу, руководствовался такими же соображениями. Как юрист, по его университетскому образованию, он несомненно знает, что упомянутая им мина в виде права выхода заложена во многих государствах с многонациональным населением. Она уже сработала в Европейском союзе

в виде брекзита Великобритании, угрожает самой Великобритании,

с трудом удерживающей Шотландию и Уэльс, Испанию, из которой пытается выйти Каталония, угрожает единству Канады, СЩА и т. д., которые, естественно, никогда не грезили мировой революцией. Кстати, и ленинская романтическая увлечённость до Октября идеей мировой революцией не имела свойств фанатичности, присущей уже в условиях Советской России Л.Д.Троцкому. Начав строить страну Советов, Ленин после поражения революции в Венгрии и Германии больше не вспоминал о её мировом варианте, в отличие от Троцкого и его сторонников, которые проповедовали взгляд на последнюю, как на вязанку хвороста, предназначенную для разжигания пожара мировой революции.

Знает, надо полагать, об этом и Путин. Но его не могут не беспокоить всем очевидные факты, что российская прозападная «пятая колонна» весьма успешно, используя различные потоки недовольства населения плачевными социально-экономическими и прочими результатами правления власти, а также прозападные веяния в близких к нему политических верхах, среди олигархов и иных предпринимательских кругов, экономически тесно связанных общими рыночными интересами с Западом, как никогда близка к завершению подготовки антипутинской цветной революции. Потому-то, видимо, он и сделал реверанс либералам в виде стигмы* о мине, заложенной Лениным под российскую государственность при образовании СССР.

_____

* Стигма (от др.-греч. еtigma — «знак, клеймо, татуировка, пятно, отметина»). Негативная ассоциация явления или человека с чем-либо позорным, непрестижным, отталкивающим. — Ред.

 

Либеральная общественность в РФ, кстати, явно не оценила этот его реверанс в её сторону, потому что внимает исключительно и только своему западоидному ядру, для которого, как и для его западных патронов, патриотический характер путинского правления уже с поры его знаменитого мюнхенского выступления стал столь же неприемлемым, насколько была неприемлема советская, пронизанная социалистическими ценностями политика СССР. Что лишний раз доказывает, что вражда англосаксонского империалистического Запада к России органически неизбывна, какую бы идеологию не исповедовал наш народ.

А заподоидные либералы определяют своё отношение к российским историческим событиям лишь с позиций своих забугорных учителей.

В путинских оценках они берут лишь антисоветскую изюминку их,

то есть то, что согласуется с этими позициями.

Признание Путиным преемственности в государственности СССР и РФ породило их медийные вопли, что он-де возрождает сталинизм, точнее, приписываемый Сталину «репрессивный» характер выпестованной им государственности.

Высказывание о ленинских «минах» под государственность прозападные российские либералы восприняли восторженно, нагромождая на неё ворох своих измышлений, которые по законам информационной войны должны восприниматься читателями и слушателями, как путинская позиция, и толкать несогласных в этой стигме в направлении

к подготавливаемой иноагентурой антипутинской и антироссийской цветной революции.

Казахстанские события в январе прошлого года, в которых тесно переплелись протест казахов против обнищания их созданным Н.А.Назарбаевым кланово-буржуазным строем, с готовностью прозападных, радикально исламистских и клановых боевиков к цветной антиназарбаевской, а возможно и антитокаевской, революции всколыхнули надежды — отечественных по прописке, и не столько прозападных, сколько подзападных по природе — либералов, что подобное, но более успешное, вскоре произойдёт по логике не то что исторических, но сооружаемых западными стратегами дестабилизирующих качелей — Киргизия-Грузия-Украина-Молдова-Белоруссия-Казахстан… — и в современной России. Видимо, в связи с этим в их среде явственно усилилась критика не только коммунизма, но и выстроенного Путиным режима вертикальной власти. Она густо оснащается инвективами о крутом повороте президента к «репрессивной» политике Сталина, к агрессивности

по отношению к Западу, вследствие которой Россия оказывается-де

в ссоре с милашкой, эсэсовской Европой и в мировой изоляции, к подавлению любых ростков демократии, что выражается в братании с авторитарными режимами, тому подобными измышлениями.

Очевидно, что либералы западной ориентации не только стимулируют Путина на поиск советских «мин» под нынешнее бытие РФ, но и закладывают мины цветной революции под его режим властной вертикали, точнее, под патриотический аспект его внешней политики.

В связи с этим наше внимание привлекло интервью «Аргументам недели» с историком и политологом, научным сотрудником Института славяноведения РАН Олегом Неменским. (См.: Аргументы недели,

28 декабря 2021 г. С. 3). Интервью под ником «Крах СССР. Страна развалилась изнутри» посвящено проблемам национальных отношений, неверное решение которых и стало, согласно автору его, причиной краха СССР. Как инвективу Путина о ленинской «мине» под отечественную государственность, так и вышеназванное интервью Неменского

мы логично рассматриваем как разнозначные, но взаимосвязанные звенья единой антисоветской кампании, развёртываемой буржуазией в год 100-летнего юбилея СССР.

Образование СССР необходимо рассматривать с различные точек зрения: правовых, геополитических, организационных, экзистенциальных и

т. д. Причем, в экзистенциальном плане образование СССР интересно, прежде всего, с позиций обоснованности и полноты решения созданным большевиками Советским государством трёх ключевых для России вопросов, корни которых уходят в многовековую глубь её истории, а именно:

— обеспечения единения социально-цивилизационных интересов пёстрого по этнонациональному составу её населения;

— решения аграрно-крестьянского вопроса, которое снимало бы непримиримую враждебность к социально и экономически антагонистическому общественному строю обреченных им на нужду и бесправие аграриев, составлявших в то время подавляющее большинство населения;

— императивную* трансформацию дореволюционного общественного строя на строй, уничтожающий социальное неравенство не только по вышеназванным, но и по социально-классовым основаниям.

_____

* Императив (в философии) — общее нравственное предписание. — Ред.

 

Высказывание Путина о ленинской «мине» под российскую государственность, как приличествует его правоведческому университетскому образованию, коснулась, насколько мы поняли, социально-правовых аспектов формирования советской государственности с точки зрения потребностей решения первого вопроса — приведения к единству интересов раздиравшейся с 1916 года сепаратизмом различных этнонациональных регионов исторической России.

Интервью Неменского, несмотря на его словесное самоограничение, характеризуется либерастским клеймом всех аспектов организации государственности СССР, а национальный аспект выпячен в нём больше для того, чтобы, воспользовавшись неосторожным реверансом Путина в сторону либералов и признанием преемственности нынешней государственности с государственностью СССР, распространить свои антисоветские и антикоммунистические позиции на дискредитацию одновременно как путинского режима, так и истоков СССР.

Мы не специалисты в области национальных отношений, но, как и большинство обществоведов, не профаны в истории и в оценках текущего состояния родной страны, и потому не могли не поразиться исторической безграмотности респондента интервью и бесцеремонности, с какой он шельмует те общественные феномены, о которых не имеет представления. В общем, интервью показалось нам типичным для большинства аналогичных, переполненных ядом инвектив, образцов антисоветских и антипутинских либеральных выпадов. А поскольку это не только непорядочно, но и заразно для малосведущих читателей, то мы решили хотя бы частично обнажить несостоятельность ключевых аргументов субъекта упомянутого интервью

В интервью Неменского «Крах СССР. Страна развалилась изнутри» отразился богатый спектр двусмысленности в неприятия либералами не только советской модели государственности, но и преемственности с нею путинской модели РФ, о которой президент заявил в ходе своей декабрьской (2021 г.) пресс-конференции.

Так, выступая в роли защитника нереализуемых национальных интересов русского народа, проводя тождество между национальной политиков большевиков и путинской РФ, Неменский фактически обвиняет наших прежних и нынешних руководителей в русофобстве. Далее, безосновательно, тем не менее уничижительно раскритиковав чохом всю политику большевиков, он затем уточняет: «…Я говорю об уроках, связанных с национальной политикой. Увы, РФ полностью унаследовала

её от СССР … От СССР нам достался биологический подход. И нацистское, и коммунистическое понимание национальности вышли из одного и того же источника — из научной (или псевдонаучной) мысли того времени, из расологической мысли. Эти две идеологии сделали из расологического подхода разные выводы, но в самом подходе совпадали. Запад отказался от него в 1945 году, а мы до сих пор его придерживаемся … В советской политической элите … не было системы выражения русских интересов. Если какой-то чиновник брался отстаивать их, ему приходилось изображать эти интересы. Сегодня то же самое…». (Курсив всюду наш. — Авт.). Таким образом, и в этом антисоветская критика преподносится в связке с критикой Путина, причём в самом пакостном ракурсе.

Оказывается, Запад-милашка, по Неменскому, давно избавился от чумы расизма, а СССР, следом за ним и РФ не пожелали это сделать. СССР понятно почему, ведь, как доказывает антисоветская западная система пропаганды, он по природе государственности сходен с нацистской гитлеровской Германией. А объявившая себя преемницей советской государственности РФ потому такова же, унаследовала от СССР родственные германскому нацизму качества. В ней «сегодня то же самое…».

Притом, по нашему мнению, как знаток сущностной ткани национальных отношений, пристегнув путинскую РФ к наследию нацизма, интервьюируемый, не преминув подбросить дутые доказательства «русофобству» в советской и современной российской политике, исподволь и логично формирует намерения обиженных-де большевиками и путинским режимом русских присоединиться к раздуваемой зарубежьем и патронируемыми им иноагентами антипутинской цветной революции… Причём, аргументируя все это натяжками и безграмотными подтасовками подоплеки и реального хода исторических событий.

«Историк и политолог», как его охарактеризовала газета, бесцеремонно ломится в открытую дверь, прокламируя, что фундаментальным признаком нации является язык, а злокозненные большевики напрочь игнорировали это, строя свою национальную политику по биологическому признаку крови. Академический «историк» оказывается не знает общеизвестную публикацию Сталина 1912 года с анализом позиций марксизма в национальном вопросе. Её положениями тот и руководствовался, став в 1917 году руководителем Наркомнаца РСФСР, а затем правителем Советской страны.

В той публикации Сталин дал классическое определение нации совокупностью признаков, на первом месте среди которых стояла общность языка. И в последующей национальной политике руководимого им государства никогда и нигде не фигурировал признак единства крови. Зато уяснению цивилизационной и социальной роли языка большевистский вождь посвятил несколько глубоких по оценке знатоков теоретически работ и лично инициировал борьбу с уродовавшими основы русского языка ура-революционерами и прочими русофобами.

Поражают безграмотностью рассуждения Неменского, будто «советское общество довольно скоро было объявлено бесклассовым, при этом большевики и не думали объявлять его не национальным, (а объявили? – вставка наша. — Авт.) а-национальным. Интернационализм — это вовсе не а-национализм, не может быть никакой дружбы наций в обществе, где наций не существует. Интернационализм не отрицает национального принципа организации общества, а утверждает его». В этих суждениях внятно оформлена лишь фраза о интернационализме, причём, агрессивно утверждая её, автор снова ломится в открытую дверь общеизвестного. Никто и никогда из заметных советских деятелей и обществоведов не говорил и не писал о якобы безнациональной (в устах критика — а-национальной), то есть космополитической — с космополитизмом Сталин упорно боролся — природе интернационализма.

Что касается измышлений, будто большевики «уничтожив или изгнав из страны чужие классы» объявили построенное ими советское общество бесклассовым, то из десятков книг и множества статей по проблемам эволюции социально-классовой структуры советского общества, любому грамотному человеку известно, что этого никогда не было. Эксплуататорские классы и буржуазные сословия действительно были ликвидированы путём экспроприации у них базы для эксплуатации трудящихся, зато рабочий класс и крестьянство здравствовали и социально процветали, обогащаясь достижениями советской и впервые ставшей доступной им мировой культуры.

Один из соавторов родился накануне Великой Отечественной войны, то есть на пике расцвета страны Советов, и жил в ней полвека, вторая родилась на излете существования советского общества, и оба мы вполне обоснованно не можем согласиться со славистом Неменским, будто в нём наций не было, а функционировало неведомое а-национальное чудо. Не ребёнок, не лягушка, а неведома зверушка. В детстве оба мы зачитывались национальными сказками — русскими, татарскими, удмуртскими и т. д. — к нам домой бесконечной чередой ходили студенты, аспиранты и коллеги, о которых мы знали, что не все они русские, а одни из них молдаване, другие удмурты, третьи литовцы, четвертые чуваши и т. д. и т. п., и все они были представителями своих наций. Что касается «а-национального» в искусственном словаре Неменского, то подозреваем, что это из породы космополитического, всегда чуждого советскому, изначально замешанному на интернационализме, социалистическому обществу.

Удивило наивность именования Неменским большевистской партии «самой западнической партией в России» только на том основании, что «коммунистическая идеология возникла на Западе». Все российские буржуазные партии базировались на идеях и теориях классиков западного социально-политического либерализма, ибо сам капитализм вырос из промышленной революции, зародившейся в Англии и системно оформившейся в индустриально развитых странах Европы и Америки. Однако всем обществоведам, кроме Неменского, известно, что этнонациональная сущность этих партий зависит от степени выражения ими территориально очерченными национально-государственными интересами тех классов, авангардом которых они являются.

Большевизм изначально базировался на теоретико-идеологических основах сформировавшегося действительно в Европе марксизма, но тот сам формировался не без активного участия в том российского социально-демократического движения, а реализовался в нашей стране в ленинском варианте учёта своеобразия российской конкретики и потому идеология большевизма именовалась с двадцатых годов прошлого века как марксизм-ленинизм.

Возмутило настойчивое стремление Неменского утверждать, что большевики потому были русофобами, что якобы считали, будто русские провинились перед другими нациями, отечественными и европейскими, своей экспансионистской и эксплуататорской политикой в отношении их. По его мнению, «страх перед русскими, совмещённый с желанием утвердить вину русского народа, был для большевиков вполне естественной формой мысли».

Можно ещё отчасти согласиться с его указанием на русофобство Н.И.Бухарина, заявившего, что русские должны «искусственно поставить себя в положение более низкое по сравнению с другими», чтобы тем самым «купить себе настоящее доверие прежде угнетённых наций», но не Ленина и Сталина, как это делает Неменский, на том основании, что оба они осуждали шовинистов-великороссов.

Из многочисленных публикаций и выступлений того и другого для непредвзятого человека предельно ясно, что они имели в виду феодальную и буржуазную российскую «элиту», в равной степени угнетавшую не только инородцев, но и русских трудящихся. Эта «элита» действительно по примеру её забугорных классовых партнёров в большей степени, нежели единокровное простонародье, и более грубыми способами, нежели изощрённые «цивилизацией» европейские эксплуататоры, выжимали прибыль из зависимых народов. Это делалось с поощрения режима царского самодержавия, опорой которого те «элиты» были. Оно было свергнуто не без участия большевиков и, естественно, что те, будучи последовательными борцами с самодержавием, не посчитали возможность оставить его опору великороссов-насильников, по выражению Ленина, без исторической расплаты за содеянное ими в недавнем прошлом. Видеть в этом показатель неприязни к русским большевистских вождей можно только в случае крайней подверженности вирусу, порождающую безудержную жажду их к навешиванию ярлыков.

Полный отрыв от понимания реальности и сути проблем национальной суверенности демонстрирует Неменский в изложении своей программы обеспечения территориально рассеянным русскими своего национального лица. С одной стороны, он шельмует большевиков за то, что они будто бы подменили задачу превращения РСФСР в русское суверенное государство химерами формирования новой исторической общности в виде советского народа или «интегральных россиян», с другой — заявляет, что «сегодня единственный путь — эволюция Российской Федерации в русское национальное государство», с третьей — прокламирует, будто «вопрос в том, что русские (люди русской культуры и русского языка) имеют … право на воссоединение поверх национальных границ…».

Кстати, в описанных фантазиях Неменского, помимо шельмования большевиков за то, что «государство, устроенное большевиками», якобы «не любившими сам феномен государства и грезившими миром без государств, — в итоге прекратило существование», скрывается выпад и против Путина. Это ведь перед ним стоит фундаментальная для буржуазного режима задача формирования из национального конгломерата россиян национально интегральной общности, должной стать цивилизационным фундаментом российской державности. Между тем, если по словам Неменского, к краху СССР «привели старания советской власти превратить крупнейший народ страны в а-национальную „новую историческую общность”», то при Путине изменения «с присоединением Крыма политического дискурса» трансформировались в суесловия чиновников, которые «кажется, произносят слово „русский” даже чаще, чем слово „россиянин”». «Но пока, увы, это только разговоры».

Немало ещё грязных выпадов содержится в интервью «АН» с лукавым радетелем интересов русской нации Неменским. Но, полагаем, уже сказанного нами достаточно, чтобы читатель задумался над тем, стоит ли верить его полуграмотным измышлениям. Однако мы не случайно уделили много внимания анализу не самого значительного богатством содержания, но типичного для этой публики интервью явно заурядного либерала по следам путинской пресс-конференции. Оно опубликовано влиятельным еженедельником и его влияние на общественное мнение придаёт вес этой пустышке.

Бесцеремонно путаное теоретическое и фактологическое оснащение его, а потому наивное осмысление Неменским национальных проблем государственности, алгоритм успешного решения которых был заложен в большевистскую концепцию образования СССР идёт возможно не столько от его научной малограмотности, сколько из свойственного либералам на данном этапе современности стремления очернить как советское прошлое, так и путинский режим. Отсюда его акцент на путинском тезисе об исторической преемственности РФ с советской государственностью, которая в силу противоположности социалистической в СССР и опекаемой президентом буржуазной РФ является частичной, выборочной. РФ приватизировала из наследства СССР, помимо его материальных и отчасти культурных богатств, лишь то, что позволило им занять завоеванное Сталиным влиятельное место страны Советов в наднациональных органах — ООН, Совете Безопасности и

т. д. — и отбросили как «ненужный хлам» советские социальные, идеологическое, отчасти научно-технические, в том числе планирование, достижения. И в этом правители РФ «одной крови» с отечественными и забугорными либералами.

Тезис об органическом характере преемственности РФ с СССР понадобился, видимо, Неменскому потому, что задача очернения советского прошлого особо актуализировалась в стане не только российских, но и зарубежных либералов вследствие встревожившего их роста в мире привлекательности социализма. Социологические опросы даже в США показывают, что для большей части американской молодёжи социалистические идеи предпочтительнее буржуазных, после чего антикоммунистический вой западных СМИ усилился на многие децибелы. А российским либералам-западникам через тезис мнимой преемственности путинской системы со сталинской показалось удобно заодно со извращением социализма в угоду Западу «мочить» Путина, который, стремясь снизить рост накала социальных протестов против пестуемого им режима эксплуататорской буржуазно-олигархической власти, взял, в целях отвлечения внимания масс, на вооружение идеологию конфронтации с русофобским англосаксонским миром.

Полагаем, что такой комбинированной политикой шельмования как путинизма, так и советизма, либералы преследуют цель, с одной стороны, очернить то и другое, с другой — пытаются навести мосты с той протестной массой, которая стихийно ещё идет за коммунистами и

в целом за левыми, будучи крайне возмущённой ухудшением их жизни, не обременяя себя осмыслением его причин.

Зная о возмущении народных масс путинской политикой охранения интересов господствующей буржуазии и небрежении проблемами нарастания тягот эксплуатации трудящихся, свидетельством чего является тот факт, что в современной РФ разрыв в благосостоянии буржуа и прочей массы народа один из самых высоких в мире, наблюдается разве что в латино-американских и афро-азиатских странах, управляемых самыми диктаторскими режимами, а гарант российского благополучия противится не только традиционной для классических капиталистических стран национализации дуриком приватизированных олигархами общенародных богатств, но и принятию привычных в них законов повышенного обложения налогами богатых и сведения их до минимума или даже на нет. Прозападные либералы рассчитывают, по примеру организаторов казахской и иных цветных революций, использовать в интересах Запада и российской буржуазии в подготавливаемом ими антипутинском бунте этот стихийный протест народных масс.

Эту тактику либеральной обслуги западной и российской буржуазии довольно исчерпывающе раскрыли, в частности Председатель ЦК КПРФ Г.А.Зюганов 18 января 2022 года в своем выступлении на открытии весенней сессии Госдумы РФ. (См.: Зюганов Г.А. Против России ведётся операция «дестабилизации» // Правда, 24 января 2022 г.), другие руководители оппозиции. КПРФ и её партнеры по оппозиции безусловно считают своей главной задачей борьбу за социализм, но, естественно, не ценой предательства жизненных интересов Отчизны в своей безопасности, которым в его внешнеполитической составляющей пока служит политика Путина. Вместе с тем, протестуя против антинародной буржуазной внутренней социальной политики власти, левая оппозиция отвергает антисоветские и антикоммунистические инвективы. В частности, те, что прозвучали и всё чаще звучат в связи со 100-летним юбилеем образования СССР.


Версия для печати
Назад к оглавлению