Журнал Центрального Комитета КПРФ

Белыми нитками на заказ 24 мая 2021

Белыми нитками на заказ

Источник: "Советская Россия"

Фото: КПРФ Иркутск

Незаконное удержание под стражей в СИЗО №1 «Матросская Тишина» сына бывшего губернатора Иркутской области – Сергея Георгиевича Левченко Андрея, депутата и руководителя фракции КПРФ в Заксобрании Иркутской области, продлено еще на три месяца – до конца августа 2021 года. Так постановил Басманный суд Москвы на очередном заседании, состоявшемся в минувший вторник.

Левченко-младший был задержан 28 сентября 2020 года в Иркутске по обвинению в совершении преступления, предусмотренного частью 4 статьи 159 Уголовного кодекса РФ («Мо­ше­нничество»). Однако до­казательств, подтверждающих обвинение, А. Левченко до сих пор не предъявлено.

Что было на суде 18 мая, и чем служители Фемиды объяснили продление пребывания А. Левченко в СИЗО?

Комментирует депутат Госдумы фракции КПРФ, первый заместитель председателя думского комитета по государственному строительству и законодательству, заслуженный юрист РФ, член-корреспондент Российской академии естественных наук, кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Моско­вского городского педагогического университета Юрий Петрович Синельщиков:

— Ничего существенного на суде не было. Да и что там могло быть, если следствие не закончено? Формальное заседание, формальные записи о том, что необходимо произвести допросы, очные ставки, завершить экспертизу, ознакомление с материалами.

— Появились ли хоть какие-то доказательства вины Левченко?

— Андрея обвиняют в тех нарушениях, которые рассматриваются обычно в гражданско-правовом порядке. К чему сводятся эти обвинения? К тому, что некоей фирмой, не самим Левченко, был заключен хозяйственный договор на поставку, монтаж и ремонт лифтового оборудования с другим хозяйствующим субъектом. Цены этих поставок якобы были завышены. Но обе стороны договор заключали, подписывали, соглашались с ценами. Ну посудите сами, если кто-то был не согласен с ценами, то зачем подписывали договор? Если цены не устроили после подписания договора, тогда надо было идти в суд и требовать расторжения договора. Такой существует порядок. Но неожиданно всё сконцентрировалось на А. Левченко, его обвинили в подписании и реализации хозяйственного договора, невыгодного якобы другой стороне. Возник конфликт, который обычно рассматривается в гражданском, но не в уголовном судопроизводстве. Тем не менее Андрею вчинили обвинение по уголовной статье.

— Какие приводятся обвинительные факты?

— Факты такие: был договор, закупались лифты, проводились работы. Но этим фактам дается неправильная юридическая оценка, извращенная, я бы сказал.

— В чем извращенность?

— В том, что состав преступления навешивают на обычные гражданско-правовые отношения. Нам говорят: договор заключили, цену завысили. Так у нас же капитализм, господа! Фирма завысила цену? Так это же обычная практика в рыночных условиях – каждый пытается выторговать для себя максимально выгодные условия. Другая сторона согласилась, никто же ничего не подтасовывал. Где тут мошенничество? Обвинители говорят, что у кого-то цены были ниже. И кто же мешал с теми заключать договор?

— Перед нами спор, а при чем тут обвинение? И зачем в данном случае заключать кого бы то ни было под стражу? Расследование можно вести и без арестов.

— Конечно, в арестах нет никакой нужды. Не те цены? Идите в Арбитражный суд, оспаривайте решение. Всё просто, и всё можно за месяц разрешить. Неправ Левченко, если он имеет к тому отношение, неправа фирма, которая там ремонт учинила, – возьмите с этой фирмы деньги обратно – вот и вся ответственность.

Андрея задержали спустя 2 месяца после возбуждения уголовного дела. Словно по чьей-то команде спохватились, давайте-ка мы его прихватим.

— История с ярко выраженным политическим душком. Похоже на месть Левченко-старшему за то, что он, коммунист, позволил себе избраться губернатором, увеличил в разы бюджет Иркутской области, искоренял в тайге черных лесорубов, разработал Сталинскую пятилетку, чтобы развивать регион по стратегическому плану. Капиталистической власти это не понравилось. Сместили С.Г. Левченко, приставили к богатствам Приангарья кремлевского назначенца. И что? Сейчас Иркутская область постоянно фигурирует в СМИ как территория ЧП – пожары, аварии, конфликты. Бюджет снова просел, ни одного плюса в области после смещения коммуниста.

— Измором берут семью Левченко. Неоправданно долго удерживается в СИЗО Андрей. А у него на иждивении двое маленьких детей, младшему всего несколько месяцев от роду. Депутаты разных уровней, в том числе от Госдумы, официально ставили перед следствием вопрос о том, чтобы передали А. Левченко на личное поручительство парламентариям, в том числе и я такое ходатайство направлял следователю. Но мы даже ответов на наши обращения не получили.

Политическая подоплека просматривается в «деле» Левченко во всем. Арестовывали Андрея, а обыски перво-наперво провели в жилье отца. Изъяли у Сергея Георгиевича партийные документы областного комитета КПРФ. Потом поступили многочисленные материалы от адвокатов, которые говорят о том, что мера пресечения Андрею Сергеевичу избрана без учета уголовно-процессуального законодательства. Нет в деле материалов, сведений о том, что обвиняемый может скрыться, заниматься преступной деятельностью или препятствовать производству по уголовному делу. А. Левченко везде характеризуется положительно. Нет, отправили в СИЗО.

А под стражей А. Левченко содержится в режиме строжайшей изоляции, общение с внешним миром крайне ограничено. Редко, с напрягом могут разрешить встречу с родными. Нечасто попадают к нему адвокаты, им тоже приходится преодолевать препятствия, и общаться приходится через окошко, по телефону. Непросто с передачей корреспонденции. Было так, что в течение двух месяцев не поступали к Андрею Сергеевичу документы от адвокатов, они ему направляли, а тюремщики их не вручали адресату. Всё это методы психологического прессинга, чтобы подорвать волю человека.

Но оба Левченко держатся стойко. Сергей Георгиевич остается на посту первого секретаря Иркутского обкома КПРФ, готовит свою парторганизацию к думским выборам. Андрей Сергеевич понимает, что в неволю попал из-за отца-коммуниста, но как бы ему тяжело ни было, он уверен в правоте убеждений отца и поддерживает его во всем.

Депутаты-коммунисты в Гос­думе помогают семье Левченко преодолеть тяжелые времена, пишут во все влиятельные инстанции, настаивая на освобождении из застенков Андрея Левченко.

Коммунистами был подготовлен парламентский запрос в адрес генпрокурора РФ И.В. Краснова. Фракция КПРФ надеялась, что Госдума его поддержит, проголосует за его принятие, и тогда запрос от всей палаты поступит к генпрокурору. В нем кратко изложена история «дела» Левченко, нарушения прав Андрея по надуманным обвинениям и просьба выпустить его на свободу.

Но «Единая Россия» отказалась даже внести в повестку работы Госдумы рассмотрение парламентского запроса. «Крайне редко выходят из стен Госдумы парламентские запросы, – отметил Ю.П. Синельщиков на встрече с журналистами, – мы, КПРФ, сделали попытку, но пока из этого ничего не вышло».

Тем не менее обращения от фракции коммунистов идут и к генпрокурору, и в Следственный комитет РФ. Борьба с политическим произволом продолжается. И коммунисты вместе с семьей Левченко верят в свою победу.

Сейчас Андрей Левченко вместе с адвокатами готовит документы для обращения в Европейский суд по правам человека. Что делать, если нет правды в своем Отечестве?



Назад к событиям