Журнал Центрального Комитета КПРФ

Белые & Черные 5 ноября 2020

Белые & Черные

Автор: Юрий Емельянов

Источник: "Советская Россия"

Фото: Pixabay

Осквернение главных символов американской нации совершалось во время избирательной кампании по выборам президента США, которая должна была продемонстрировать незыблемость «американской демократии».Её краеугольные положения были закреплены в конституции США, принятой в 1787 году. На её основе в течение ноября и декабря 1788 года в 13 штатах были проведены первые выборы президента США. Для своего времени эти выборы были самыми демократичными в мире, хотя к избирательным урнам были допущены лишь мужчины, обладавшие личной свободой. Заключенные, чернокожие рабы, а также представители коренных народов Америки голосовать не могли. Американки обрели право голоса лишь после ратификации 19-й поправки к конституции США 26 августа 1920 г.
Порядок выборов отражал особенности тогдашней хозяйственной и общественной жизни американцев. Первые выборы президента США проводились после завершения сельскохозяйственных работ к началу ноября, так как в то время 87% американцев были сельскими жителями. Выборы не были прямыми. Хотя к тому времени многие американцы были достаточно грамотными, чтобы прочесть Библию, уровень их информированности и политической культуры был низок, а потому считалось, что они не могут избирать президента, а лишь выборщиков, которые были образованными для того времени людьми и активно участвовали в деятельности своих партий. Выборщики обязывались отдать голоса за того или иного кандидата на пост президента. В декабре выборщики, собравшись в законодательных собраниях своих штатах, отдавали свои голоса за кандидата своей партии в президенты. Урны с бюллетенями доставляли в столицу страны, где в начале января следующего года оглашали фамилию нового президента страны.
Через 4 года, в 1792 году, были проведены вторые выборы американского президента, точно в таком же порядке, что и выборы 1788 года. С тех пор в США выборы президента страны проводились каждый високосный год. Правда, поскольку выборы проходили в разное время в разных штатах, то руководители политических партий стали этим злоупотреблять и перевозить своих сторонников из штата, в котором состоялись выборы, в другой штат, в котором выборы происходили позднее. Чтобы положить конец этой практике 175 лет назад в 1845 г. был установлен единый день голосования — первый вторник после первого понедельника ноября. Установленное законом время для выборов подходило для американцев, поскольку в то время они почти поголовно посещали воскресные церковные службы. Лишь после завершения воскресного дня они были готовы отправиться в близлежащий город для голосования. Так как некоторые селения были расположены далеко от городов, то на всякий случай для избирательной процедуры выбрали второй будний день недели.

С тех пор много изменилось в США. Ныне в городах проживает 82,7% населения страны, а сельскохозяйственным трудом занято лишь 1,34% населения. Развитие же транспорта существенно сократило время поездок от дома до избирательного участка. Поголовное посещение почти всеми американцами христианских церквей по воскресеньям тоже кануло в Лету. Если в прошлом почти все американцы были христианами, то сейчас до 10% граждан США придерживаются нехристианских верований, а более 22% не исповедуют никакой религии. Поэтому не осталось причин, чтобы проводить президентские выборы непременно в первый вторник после первого понедельника ноября. Жесткая традиция проведения выборов в США в определенный день давно стала обременительной. Во всем мире, включая страны с монархическими и консервативными порядками, выборы назначают в дни, удобные для всей страны. Лидер консервативной партии премьер-министр У. Черчилль не проводил выборы в парламент Соединенного королевства во время Второй мировой войны, несмотря на истечение срока полномочий у депутатов палаты общин. Он назначил выборы лишь после Дня Победы над Германией. Однако президент США Ф.Д. Рузвельт был вынужден проводить президентские выборы в разгар войны в ноябре 1944 года, несмотря на большие неудобства, связанные с этим. Когда ныне в разгар пандемии Д. Трамп заикнулся о возможности переноса дня голосования из-за пандемии, он был подвергнут всеобщим нападкам, в том числе и со стороны своих сторонников.

Устаревшим стал и порядок избирать президента не прямым голосованием, а путем избрания выборщиков. Известно, что выборщики всегда сохраняют верность своим партийным обязательствам, а потому сразу же после завершения голосования за выборщиков исход выборов становится очевидным. Однако двухступенчатая система выборов открывает огромные возможности для искажения воли избирателей в угоду интересов политических партий. Несмотря на то, что поездки выборщиков в столицы своих штатов, опускание ими в декабре каждого високосного года бюллетеней в урны, установленные в законодательных собраниях этих штатов, являются чисто ритуальными действиями, именно за выборщиков, а точнее за их число, ведется основная борьба во время президентских выборов. Соперничающие партии стремятся завоевать штаты с наибольшим числом выборщиков, добиваясь там победы даже с минимальным перевесом. При этом они готовы пренебречь штатами с небольшим числом выборщиков. Поэтому в истории США не раз случалось, что кандидат, который получил большинство голосов среди избирателей всей страны, но не сумел завоевать большинства выборщиков, считался проигравшим. Так произошло в 1878 г., 1886 г., 2000 г. Так случилось и в 2016 году, когда Дональд Трамп, получивший меньше голосов, чем Хиллари Клинтон, был избран президентом страны, так как он заручился поддержкой большего числа выборщиков.
Сохранение устаревших правил также приводит к тому, что от дня избрания президента до его инаугурации проходит два с половиной месяца. Если на выборах не был переизбран тот, кто до сих пор занимал пост президента, прежний президент утрачивает свое положение фактического руководителя страны. Его принято называть «хромой уткой». Избранный же президентом человек в течение двух с половиной месяцев не наделен властью. В этот период возникает известная неопределенность в действиях правительства США.
Почему же старинный порядок проведения выборов, недостатки которого стали давно очевидны, не меняется? Можно предположить, что власть имущие США не отказываются от этих устаревших правил, так как они открывают большие возможности для политических маневров и сохраняют в неприкосновенности сложившиеся методы манипулирования сознанием американцев.

Несмотря на повторяемость многого в сценарии, политический спектакль, который разыгрывается каждые четыре года, захватывает миллионы американцев. Еще до наступления високосного года (иногда даже за несколько лет) в средствах массовой информации развертывается дискуссия относительно возможных претендентов на высший государственный пост из двух ведущих буржуазных партий США. Внимание общественности привлекают гадания аналитиков и подробные рассказы о жизни политических деятелей, их происхождении, семейном положении, их детях, их родителях. Политическая реклама превращает политических деятелей Демократической и Республиканской партий в близких знакомых рядовых американцев. Порой публикуемые материалы компрометируют возможных претендентов на пост президента и обожающая скандалы публика получает возможность порыться в их «грязном белье».

Политическая жизнь високосного года открывается с «праймериз», проводимых двумя ведущими политическими партиями в различных штатах страны. В ходе «праймериз» сторонники той или иной партии избирают делегатов на партийный съезд. Подготовка к «праймериз» и их ход широко освещаются средствами массовой информации. Телезрителей, радиослушателей и читателей газет исподволь убеждают в том, что главными выразителями народного мнения являются две буржуазные партии – Демократическая и Республиканская. Соперничество между ними скрывает контроль крупного капитала над обеими партиями. В то же время политическая риторика деятелей двух партий позволяет сделать невидимыми истинные цели борьбы различных финансовых промышленных группировок за власть и влияние. Открывающаяся первыми «праймериз» предвыборная кампания становится подобием спортивного чемпионата, в ходе которого проигравшие выбывают из состязания. Американцы же превращаются в страстных болельщиков за того или иного претендента.

Американцы выслушивают пламенные речи претендентов, сулящих избирателям златые горы и невиданное ранее вольготное житье. Одновременно претенденты обрушиваются на своих конкурентов, не щадя их репутации и вторгаясь в их личные дела. Таким жестоким атакам в ходе «праймериз» 1972 г. был подвергнут сенатор Эдмунд Маски, пытавшийся стать президентом от Демократической партии. В СМИ распространялись материалы, из которых следовало, что жена Маски – алкоголичка. Не выдержав клеветнических нападок, Маски подъехал к зданию местной газеты, особенно усердствовавшей в нападках на его супругу, и стал с помощью мегафона изобличать журналистов. Однако напряжение предвыборной кампании сказалось на состоянии Маски. Во время своей эмоциональной речи он разрыдался. На следующий день во многих городах США появились плакаты с изображением плачущего сенатора и надписью: «Выберите Маски президентом! Если вы не выберете его, он заплачет!» Маски снял свою кандидатуру.

Эта бурная часть предвыборной кампании завершается съездами двух ведущих политических партий, проведение которых напоминает карнавал. Избранные в ходе праймериз делегаты съезда каждой партии всячески демонстрируют свою преданность тому или иному претенденту. Выдвижение каждого претендента сопровождается овациями, выкриками, пением, звуками пищалок, трещоток и лопающихся воздушных шариков. Какофония может продолжаться десятки минут. Съезды венчаются выдвижением партийного кандидата на пост президента, что опять сопровождается долгими проявлениями восторга делегатов.
После проведения съездов, обычно с середины лета и в течение двух осенних месяцев кандидаты в президенты непрерывно колесят по стране, часто посещая по несколько городов в течение одного дня. Признав огромные возможности телевидения, с 1960 года в стране стали проводиться политические дебаты в телестудиях между двумя кандидатами на пост президента. В силу специфики телешоу внешний облик участника дебатов и его умение вести себя на публике часто перевешивали в глазах аудитории весомость его аргументов. Это показали первые теледебаты, проведенные в 1960 г. Попытки кандидата от республиканцев Ричарда Никсона использовать в полемике аргументы, обретенные им за 8 лет деятельности на посту вице-президента США, не убеждали большинство телезрителей. Они отдавали предпочтение более молодому сенатору Джону Кеннеди, который выглядел симпатичнее и вел себя более раскованно, чем Никсон. Последний жаловался, что его нарочно плохо загримировал гример телестудии, который был якобы подкуплен демократами. Будучи профессиональным киноактером, республиканский кандидат в президенты Рональд Рейган, который самозабвенно и красочно молол чепуху во время теледебатов 1984 г., без труда одерживал верх над кандидатом от демократов Уолтером Мондейлом, так как последний предлагал вниманию зрителей научно обоснованные, но скучновато изложенные аргументы и много сложных диаграмм.

Пандемия оказала заметное воздействие на исполнение традиционного политического спектакля. Для участия в «праймериз» приходило крайне мало сторонников той или иной партии. «Праймериз» Республиканской партии превратились в формальность, поскольку у Трампа фактически не было соперников. Мероприятия обеих партий были в значительной степени ограничены или скомканы из-за карантина. Шумные съезды партии, которые провели лишь в конце августа, прошли необычно: порой ораторы выступали с телеэкранов. Казалось бы, предвыборные выступления двух кандидатов в президенты, избранных партийными съездами, должны были пройти тихо и спокойно как никогда. На самом деле финальная часть предвыборной кампании превратилась в небывалую перебранку двух кандидатов.
Если в прошлом соперничающие кандидаты на пост президента в своих атаках друг против друга воздерживались от грубых оскорблений и при встречах на теледебатах непременно обменивались рукопожатиями, то ныне кандидат правящей Республиканской партии Дональд Трамп и кандидат демократической партии Джозеф Байден не скрывали взаимной вражды и не сдерживали себя в нападках друг на друга. Никогда за все предшествовавшие 57 кампаний по выборам президента взаимные обвинения кандидатов на высший государственный пост страны не были столь грозными. Можно подумать, что оба соперника выступают прокурорами на политических процессах, предъявляя друг другу обвинения в государственной измене и тяжких уголовных преступлениях.

Президент США Дональд Трамп ут­верждал, что Байден в течение сорока лет предавал и продавал Америку. В свою очередь, Байден заявлял, что пандемия, поразившая Штаты, является следствием предательства Трампа. Он же обозвал нынешнего президента «поджигателем», уверяя, что пожары в западных штатах – следствие его невнимания к проблеме глобального потепления. Байден уверял, что переизбрание Трампа погрузит страну в хаос и мрак. Воцарение хаоса и анархии пообещал Трамп в случае победы Байдена. Никогда прежде американским избирателям не предлагалось в первый вторник после первого понедельника ноября високосного года сделать выбор между двумя предателями и двумя возможностями погрузить страну в царство хаоса и тьмы.

Однако у зрителей, наблюдавших первые теледебаты между Трампом и Байденом, создалось впечатление, что американцам придется сделать выбор не между двумя политическими и уголовными преступниками, а между двумя людьми, страдающими от старческой деменции. Дискуссия в телестудии двух кандидатов на пост президента США была похожа на перебранку двух впавших в маразм стариков, которые перебивали друг друга, не слушали ведущего и ругались.

Чертами маразма были окрашены и сольные выступления кандидатов перед своими сторонниками. Телодвижения Трампа во время его выступлений на предвыборных митингах, когда он пытался танцевать под музыку для того, чтобы доказать, что он выздоровел после ковида, напоминали Бориса Ельцина, который приплясывал на предвыборном митинге 1996 г., а прибыв в Берлин во время вывода советских войск из Германии, взялся дирижировать военным оркестром. Правда, поведение Ельцина объяснялось тем, что он был пьян, а Трамп не притрагивается к спиртному. Было высказано предположение, что лекарства, которые принимал Трамп от ковида, вызывают у него эйфорию. Однако патологическое бодрячество Трампа возникло не после его болезни, а было характерно для почти всех его политических выступлений. Словно игнорируя суровые реалии сегодняшнего дня, президент, восхваляет до небес американскую медицину, превосходство Штатов во всех областях и постоянно твердит о своей скорой победе над кризисом и коронавирусом.

Еще больший маразм проявляет соперник Трампа. Хотя американские политические деятели всегда отличались способностью путать географические названия, цифры и даты, Байден, кажется, превзошел их всех. Он не мог вспомнить названия штата, в который только что прибыл для выступления. Он забывал имена видных политических деятелей США, говорил о «миллионах», когда имел в виду «тысячи», и даже не смог отличить свою жену от своей сестры, которые стояли рядом с ним на трибуне. Верхом нелепости стало предвыборное выступление Байдена на автостоянке, на которой находилось два десятка автомашин. Во время показа этой речи телезрители не имели возможности разглядеть, сидел ли кто-нибудь в машинах, или Байден выступал перед пустыми автомобилями.

Несмотря на низкий профессиональный уровень нынешней постановки и ее исполнителей, традиционный спектакль високосного года, именуемый предвыборной кампанией, как никогда привлекает внимание зрителей. Страсти накаляются до предела по мере приближения дня голосования. Средства массовой информации США, подавляющая часть которых поддерживает Байдена, пугают публику тем, что Трамп не признает поражения. Для этого есть известные основания. Трамп уже предпринял шаги, свидетельствующие о его готовности к пересчету голосов. Подобные действия не раз предпринимали кандидаты в президенты, потерпевшие поражение. Пересчет голосов во Флориде во время выборов 2000 г. принес победу Джорджу Бушу-младшему. Явно готовясь к возможному непризнанию результатов выборов Верховным судом США, Трамп добился срочного избрания своей сторонницы Эми Кони Баррет в состав этой высшей правовой инстанции.

Тем временем пандемия внесла коррективы в порядок голосования. Поскольку многие американцы опасаются заразиться 3 ноября, оказавшись в толпе избирателей, в этом году как никогда много избирателей голосует досрочно или по почте. Число людей, собирающихся проголосовать по почте, увеличилось в 2 раза по сравнению с прошлым годом и достигло 40% от общего числа избирателей. Но тут выяснилось, что голосование по почте открывает неограниченные возможности для искажения воли избирателей. Сообщали о появлении фальшивых почтовых ящиков и избирательных бюллетеней, а также о хищениях почтовых ящиков, заполненных подлинными бюллетенями.

По мере приближения 3 ноября опасения по поводу искажения итогов голосования возрастают. 13 октября стало известно о задержании 13 человек по обвинению в заговоре с целью похищения и убийства губернатора Мичигана Гретчен Уиткер, являющейся членом Демократической партии и ярой противницей Трампа. Заговорщики собирались выступить накануне 3 ноября. Не исключено, что ко дню выборов могут начать действовать другие, еще не разоблаченные «горячие головы» из рядов сторонников Трампа или Байдена. Убеждая население в том, что Трамп не покинет свой пост добровольно, его противники уже объявили о том, что готовят осаду Белого дома, а заодно и здания Конгресса США. Некоторые наблюдатели уже давно предрекали, что любой исход президентских выборов может развязать гражданскую войну, как это случилось после выборов президента США в 1860 г. Учитывая наличие в США огромных запасов всевозможных видов оружия, включая химическое, бактериологическое и ядерное, такой накал политических страстей опасен для Америки и не только для нее. Можно переиначить мысль Гегеля, повторенную Марксом, о том, что в истории трагедия повторяется как фарс. Спектакль президентских выборов в США, превратившийся в пошлый фарс, может завершиться кровавой трагедией для американского народа и всего мира.

Катастрофа, которая маячит за кулисами политического театра


Накал политических страстей в предвыборной кампании, разоблачение коррупционных схем сына Байдена и махинаций Трампа с налогами, взаимные обвинения кандидатов в предательстве и вредительстве создают впечатление того, что американцы и весь мир узнали наиболее важные тайны американской политической жизни. На самом деле предвыборная шумиха позволила скрыть наиболее острые проблемы США и уйти от их обсуждения. Так почти всегда было в Америке.

Лишь сокрушительные потрясения сложившегося порядка порой заставляли правителей США и рядовых американцев трезво оценить реальность, да и то не сразу, да и то не всех. Беспрецедентный по своему размаху экономический кризис, начавшийся 91 год назад, в октябре 1929 года, с чудовищного биржевого краха, не пробудил немедленно Америку. Воротилы американского бизнеса уверяли население, что через несколько месяцев ситуация нормализуется, а тогдашний президент США Герберт Гувер каждый месяц повторял в своих обращениях к народу, что «процветание за углом». Только после трех лет Великой Депрессии и массовой безработицы, похода на Вашингтон сотен тысяч голодных людей, разогнанных и расстрелянных войсками под руководством будущих командующих Второй мировой войны Д. Макартура и Д. Эйзенхауэра, американцы поддержали программу вывода США из кризиса, предложенную парализованным физически, но крепким умом и духом губернатором штата Нью-Йорк Ф.Д. Рузвельтом. Поставив под жесткий государственный контроль частные банки, организовав общественные работы для миллионов безработных и проведя десятки мероприятий, которые прежде верхи США и он сам лично отвергал с порога как «социалистические», инициатор «Нового курса» президент США Рузвельт спас американцев от катастрофы.
Если поведение Трампа сродни поведению Гувера в 1929­–33 гг., то заявления Байдена совсем не похожи на программные речи Рузвельта, которые обеспечили ему победу на президентских выборах 1932 г. Ничего напоминающего «Новый курс» Демократическая партия США и ее кандидат в президенты не предложили стране. Ни у Трампа, ни у его соперника нет реальной программы выхода из положения, в котором пандемия сочетается с экономическим спадом, беспрецедентными волнениями на расовой почве и резким обострением межпартийной борьбы. Правда, США не единственная страна мира, пострадавшая от коронавируса и экономического спада. Массовые выступления непривилегированных слоев населения сотрясают не только США. Политические баталии усилились во многих странах мира. Однако, за два века развития по капиталистическому пути США обрели не только экономическое и военно-политическое могущество, но наиболее глубокие противоречия капиталистического строя, а потому стали наиболее уязвимыми для всевозможных бедствий. Поэтому беды, обрушившиеся вместе с пандемией на весь мир, и, в наибольшей степени, проявившиеся в капиталистических странах, с особой силой ударили по Штатам.
Пандемия обнажила несостоятельность американской социальной системы, особенно здравоохранения, уязвимость распространявшегося по всему свету американского образа жизни, непрочность национального единства и фальшь «американской демократии». Одновременно пандемия усугубила пороки капиталистической экономики США. Сокращение рабочих мест из-за пандемии породило быстрый рост безработицы, охватившей летом от 30 до 40 миллионов человек. В сентябре число безработных стало сокращаться, но уже за первую неделю в октябре число первоначальных заявок на пособия по безработице достигло рекордного уровня – 898 тысяч.

Для видных экономистов стало ясно: сочетание быстрого роста безработицы и одновременного резкого увеличения котировок на американских биржах – это неоспоримый признак того, что очередной финансовый «пузырь» надулся до предела и может лопнуть в любой день. Неукротимый рост спекулятивного капитала во всем мире, и особенно в американской цитадели капиталистического мира, давно стал признаком фатальной болезни мировых финансов. Еще в 40-х гг. Джон Кейнс, идеи которого были взяты на вооружение правительством Ф. Д. Рузвельта в ходе преодоления экономического кризиса, указал на опасность того, что спекулятивный капитал составил 10% всех мировых денежных средств. С тех пор спекулятивный капитал стал хозяином мировой экономики. Финансирование стало средством не вложения средств в развитие экономики, а способом быстрого обогащения.

Характеризуя состояние мировых финансов в начале XXI века, российский экономист Борис Ключников писал в 2005 году: «Ежедневно дьявольский насос перекачивает 1500 – 1700 миллиардов долларов, 90% из которых – спекулятивные операции, капиталы которых переводятся в страны на час, на день, на неделю и снова бегут туда, где выше норма прибыли». Ключников констатировал: «Спекулятивный капитал ныне в 50 раз превышает стоимость всей мировой торговли. ... Стало куда выгоднее не производить, а спекулировать на биржах, не строить заводы и предоставлять полезные услуги, не изобретать и внедрять, а пробираться в директорские кресла банков, страховых компаний и пенсионных фондов, спекулировать коллективно и индивидуально».

10 марта 2000 г. лопнул очередной гигантский пузырь на американской бирже, когда за несколько часов индекс ведущих компаний обрушился в полтора раза. В 2008 году стали лопаться другие финансовые пузыри американских банков и мировая экономика погрузилась в кризис. Став ныне свидетелями бешеного роста котировок на фондовых рынках США, все ведущие финансовые аналитики констатируют раздувание очередного «пузыря» и его сдувание в ближайшие недели. Утверждают, что в штабе Трампа лихорадочно пытаются сделать все, чтобы это произошло после 3 ноября, но там знают, что устранить катастрофу невозможно. Американский экономист Джонатан Шеридан предсказывает «угрозу массовых банкротств на фоне развивающегося кризиса». Другие аналитики уверены, что следствием очередного экономического краха станет исчезновение Штатов как одного из крупнейших импортеров товаров и ресурсов.

Последствия пандемии усугубили и развитие еще одной роковой болезни экономики и финансов США – разрастание государственного долга. Образовавшийся еще в годы Второй мировой войны в результате огромных расходов, в частности на крайне дорогостоящий «проект Манхэттен», государственный долг США разрастался в ходе «холодной войны» и локальных войн против народов Кореи, Индокитая и других. Победа над СССР и социалистическими странами в «холодной войне», потребовавшая несметных расходов, стала для США «пирровой». Но, если царь Эпира Пирр признал, что в результате побед он может остаться без войска, то американские правители могли оказаться без денежных средств. Однако, пользуясь своим политическим и военным господством в значительной части мира, Штаты стали жить в долг.

Между тем раковая опухоль государственного долга продолжала расти. Порой Штаты, словно пораженные внезапной острой болью, впадали в панику по поводу долга, величина которого приблизилась к сумме валового национального продукта страны. Конгресс объявлял о неминуемой угрозе дефолта. Сотрудников государственных учреждений срочно отправляли в отпуска, а в Вашингтоне закрывали Национальную галерею и зоопарк. Но потом Америке делали обезболивающий укол в виде принятия решения конгресса о повышении потолка государственного долга… и страна успокаивалась на целые годы.

Шок от пандемии, экономического спада и расовых волнений, в котором пребывают миллионы американцев, позволили власть имущим замалчивать проблему государственного долга. Но именно теперь тяжелая болезнь усилилась. Выделение средств на борьбу с коронавирусом и преодолением экономического спада ускорило рост государственного долга. Только за апрель этого года госдолг США вырос почти на 1,5 триллиона долларов. Достигнув сейчас почти 27 триллионов долларов, что составляет 116% от стоимости ежегодного валового продукта США, долг увеличивается каждую минуту на 2 миллиона долларов. При этом внешний долг США другим странам и иностранным банкам в 6,5 триллионов долларов, продолжает также расти бешеными темпами. В результате пандемии и экономического спада бюджет США в 2020 году сведен с небывалым дефицитом. Он возрос в 3 раза по сравнению с прошлым годом. 8 октября было объявлено, что бюджетный дефицит возник из-за того, что американское государство потратило 6,5 триллионов долларов, а получило в виде доходов 3,4 триллиона долларов. Некоторые американские экономисты признают: «Когда страна, в конце концов, выйдет из нынешнего экономического кризиса и пандемии, ее ждет тяжелое долговое похмелье».

Однако можно усомниться в том, что усугубление болезни американских финансов можно уподобить лишь «похмелью». Умолчание о фатальной болезни американской экономики в период ее максимального обострения ведущими политическими деятелями и средствами массовой информации США скорее всего свидетельствует о том, что у них нет способов для преодоления недуга. Признав, что «федеральный бюджет США находится на неустойчивой территории в течение продолжительного времени», председатель Федеральной резервной системы США Джереми Пауэлл заявил: «Сейчас не время уделять первоочередное внимание этим проблемам». Так могут заявлять знающие дело люди, которые прекрасно осознают, что злокачественная опухоль госдолга стала неоперабельной, а роковая болезнь Америки стала неизлечимой. Известно, что порой специалисты не хотят сообщать безнадежно больным фатальный диагноз.

О том, что люди могут не сразу осознать безнадежность своего положения, полагаясь лишь на непосредственные ощущения, в мае 1841 г. поведал американский писатель Эдгар По в своем рассказе «Низвержение в Мальстрем». Его герой, плывший по морю в лодке, был захвачен бурей. Вдруг он почувствовал, что ветер стих, и волны перестали заливать лодку, которая стремительно неслась вперед. Лишь потом он понял, что течение невероятной силы втянуло лодку в гигантский водоворот, который стал носить ее кругами по водной поверхности воронки, постепенно опуская на дно. Нечто подобное сейчас происходит с Америкой, многие граждане которой уверены, что они несутся вперед, не замечая, как их страна неумолимо опускается все ниже к роковой пучине. Вряд ли приплывшие в Америку «отцы-пилигримы» могли предположить, что их потомки будут завершать начатый 400 лет назад исторический путь движением в никуда.

Назад к событиям