Журнал Центрального Комитета КПРФ

Приплыли 15 октября 2020

Приплыли

Автор: Юрий Емельянов

Источник: "Советская Россия"

Фото: Wikipedia

21 ноября исполнится 400 лет с тех пор, как к берегам Северной Америки у мыса Код (в нынешнем штате Массачусетс) причалило судно «Мэйфлауэр». Многие из его пассажиров были пуританами, покинувшими Европу из-за религиозных преследований. В тот же день приезжие подписали «Соглашение», в котором объявили о намерении «основать колонию для распространения христианской веры» на американской земле и создать в ней «гражданский политический организм для поддержания порядка и безопасности». Высоко оценивая роль тех, кто прибыл на борту «Мэйфлауэра», в становлении американской нации и ее политических институтов, американцы впоследствии стали называть их «отцами-пилигримами».

Отмечая сто лет назад 300-летие прибытия «Мэйфлауэра», директор департамента истории Института Карнеги профессор Джон Франклин Джеймсон расценил это событие как «первое проявление в Новом Свете… духа демократии, который с тех пор завоевал континент». «Поистине не избранный ли мы народ?» – вопрошал профессор в своей речи. За 18 дней до нынешнего юбилея в США состоятся президентские выборы, и американцам представляется возможность проверить, на самом ли деле они являются «избранным народом» и позволяют ли процедуры, создававшегося в течение четырех веков «политического организма», избирать им наиболее достойных руководителей своей страны. Наблюдатели же во всем мире, следящие с повышенным вниманием за нынешними событиями в США, могут задуматься: «Куда пришла «американская демократия» за 400 лет своей истории?» и «Куда пойдут Соединенные Штаты после 3 ноября 2020 года?»

Как США оказались позади планеты всей


В начале 2020 г. мало кто в мире сомневался, что 3 ноября не будет сюрпризов, и президент США Д. Трамп будет переизбран на второй срок. Нынешний президент не упускал случая, чтобы не похвастаться ростом американской экономики за годы его пребывания у власти. В стране сохранялся самый низкий уровень безработицы с декабря 1969 г. – 3,6% от числа занятого населения. С августа 2014 г., когда, еще в президентство Обамы, в городе Фергюсон (штат Миссури) полицейский застрелил чернокожего юношу Майкла Брауна, страна не знала волнений на почве межрасовых отношений. Хотя Трамп не раз выступал с угрожающими заявлениями в адрес других стран, за время его президентства страна не ввязалась в новые вооруженные конфликты. Соперники из демократической партии не могли что-либо противопоставить саморекламе Трампа, а потому, полагаясь на давно сложившиеся в США страхи перед нашей страной, без видимого успеха обвиняли президента в том, что он действует в угоду Москве.

Однако в течение года перспективы на победу Трампа и Республиканской партии на выборах резко ухудшились. Экономический подъем сменился спадом, и в стране резко возросла безработица. Улицы многих американских городов, включая столицу страны, стали ареной бурных выступлений, которые сопровождались разграблением магазинов и небывалыми для Штатов свержениями памятников многим видным деятелям США, включая тех, что были воздвигнуты в честь их президентов. События, резко изменившие политическую ситуацию в США в год президентских выборов, были спровоцированы не вторжением врагов, которыми десятилетиями пугали американцев, а появлением крохотных колючих шариков, которых можно было разглядеть лишь в микроскоп. Коронавирус и разнообразные по-следствия пандемии стали главными темами кампании по выборам президента. Ежедневно американский университет Джонса Гопкинса сообщает о числе зараженных и умерших от заразной болезни, поразившей почти 190 стран земного шара. Пока число зараженных коронавирусом и погибших от него в десятки раз меньше, чем от «испанки», поразившей человечество сто лет назад, но урон, уже нанесенный жителям планеты, весьма ощутим. Известно, что коронавирус особенно жестоко атакует лиц преклонного возраста и отягощенных тяжелыми хроническими заболеваниями. Эти потенциальные жертвы пандемии медики занесли в группу риска.

Однако возможность стать жертвой этой инфекции зависит не только от физического состояния человека, но и от страны, в которой он находится. Из ежедневно публикуемых университетом Джонса Гопкинса списков из почти 190 стран, пострадавших от коронавируса, следует, что в то время как в некоторых из них доля зараженных людей среди населения значительно меньше 1 процента, а число умерших от ковида ограничивается десятком людей, или таких вообще нет, в ряде стран заболевших сотни тысяч, а погибших – десятки тысяч. Последние страны можно отнести к группе риска. Хотя пандемия началась в Китае, а затем сильно ударила по Ирану, вскоре на первое место в мире по числу больных и умерших от коронавируса вышли США, и они до сих пор прочно удерживают лидерство в этом страшном мировом соревновании. В настоящее время в мире доля зараженных составляет около 3,7% населения планеты. В Иране их 4,5%, в Китае – 0,06%. В Индии, где в последнее время зараза быстро распространяется, доля зараженных пока не превысила 4,5%. В Штатах же заражено около 22% населения. 

Хотя в России проживает в 2 раза меньше людей, чем в США, в Штатах в 6 раз больше зараженных и более чем в 10 раз больше умерших от коронавируса. По этим показателям США существенно опережают и ряд других крупных стран мира. Хотя по численности населения Германия отстает от США в 4 раза, Штаты обгоняют Германию по числу заболевших в 25 раз и в 20 раз по числу скончавшихся. В то время как в Японии проживает в 2,6 раза меньше жителей, чем в США, эта держава опередила Страну восходящего солнца по числу зараженных коронавирусом в 87 раз и в 176 раз по числу умерших от этой заразы.
20 сентября 2020 г. в главном кафедральном соборе Вашингтона звучали колокола. 200 ударов колоколов символизировали скорбь американцев по 200 тысячам соотечественников, погибших от коронавируса. Это число превышает совокупные людские потери этой страны за Первую мировую войну и войну в Индокитае (174 725). Однако в этих войнах США участвовали в общей сложности около 12 лет, а ковид свирепствует в Штатах менее восьми месяцев.

Почему медицина США  не защитила американцев от пандемии?

Как же случилось, что Соединенные Штаты, руководители которых неустанно называли наилучшим местом в мире для жизни человека, обеспечения его прав и удовлетворения его всевозможных потребностей, оказались наихудшей страной на планете с точки зрения заботы о праве человека на здоровье и защиты его потребности в жизни?

Нет сомнений в высоком уровне развития в США производства медикаментов, а также техники для диагностики и лечения больных самыми разными болезнями. Многие американские медики удостоены Нобелевской премии. Однако эта страна далеко не является мировым лидером по такому важному показателю здоровья, как продолжительность жизни, занимая 38-е место в перечне из 191 страны. Такое отставание от других стран, в том числе и тех, что не столь преуспели в научных исследованиях и технических достижениях медицины, объясняется в значительной степени тем, что эти успехи США не стали достоянием миллионов американцев, которые нуждаются в избавлении от всевозможных недугов. Капиталистический рынок, который стимулирует производство лекарств, медицинской аппаратуры и позволяет многим врачам и работникам системы здравоохранения получать неплохие доходы, не позволяет миллионам людей регулярно обращаться к врачам и получать их квалифицированную помощь. Стоимость одного визита к медицинскому специалисту в США обходится в среднем в 150 долларов, элементарное обследование вроде кардиограммы или флюорографии стоит от 700 до 800 долларов. За вызов бригады скорой помощи приходится платить от 400 до 1300 долларов. Цена даже простейшей хирургической операции составляет 125 тыс. долларов. 

Высокая стоимость обследований заставляет многих американцев воздерживаться от них. В своей работе «За эффективность профессионального мышления» доктор Л.Б. Наумов сообщал, что каждый пятый американец (около 70 млн человек) страдает от сердечно-сосудистых расстройств. Но далеко не все могут позволить себе лечение этих болезней прежде всего из-за невозможности заплатить за дорогостоящие обследования. Нередко люди умирают, так и не узнав, что их могли бы вылечить. Каждый третий американец, у которого был поставлен диагноз сердечной недостаточности, получил его лишь после своей смерти.

Стоимость медицинских услуг снижается, если американец имеет страховку. Однако страховые взносы для многих обременительны, и далеко не все американцы идут на такие расходы. Некоторые медицинские услуги государство может предоставить бесплатно беднякам, но лишь тем, кто моложе 30 лет и кто представит соответствующие документы, убедительно объясняющие причины  своей финансовой несостоятельности. О том, что принципы капиталистического рынка и забота о ближнем трудно совместимы, свидетельствует также стремление многих американских медиков принуждать обращающихся к ним проходить ненужные им, но дорогостоящие обследования, или укладывают их без особой необходимости на больничные койки, что также связано с немалыми расходами. По настоянию врачей более 3 миллионов американцев ежегодно госпитализируются с острой болью в груди, что обходится им примерно в 3 миллиарда долларов. Однако только у 10–15% больных с острой грудной болью впоследствии обнаруживали инфаркт миокарда, который, по предварительному диагнозу врачей, служил причиной для госпитализации. Среди пациентов с острой болью груди, направляемых для дорогостоящей коронографии, до 30% не имели никакой патологии коронарных сосудов. Каждый десятый диагноз рака, сделанный в США, был ошибочным.

Обобранные в клиниках и больницах американцы идут в суды, чтобы оспорить счета, предъявленные им врачами. Только обнаруженные в ходе судебных исков ошибки диагностики инфаркта миокарда составляют 25,5% всех случаев коронографии. В то же время озабоченность медиков получением прибыли, а не лечением больных приводит к тому, что многие болезни остаются незамеченными в ходе медицинских осмотров. В приемных покоях США ежегодно не устанавливается инфаркт миокарда в 27% случаев обращения пациентов. По сведениям доктора Л.Б. Наумова, в США, где практикуют 300 тыс. врачей, ежегодно от диагностических ошибок умирают 300 тыс. больных.

Эти пороки системы американского здравоохранения не позволяют ему поставить надежный барьер для распространения пандемии. Огромное количество медицинских ошибок показывает, что немало американских медиков могут неверно истолковать признаки ковида и не заметить болезни. Количество ошибок, допускаемых американскими медиками в ходе лечения самых разных болезней, показывает, что человек, заболевший ковидом, может оказаться без адекватной помощи, даже если он угодил в американскую больницу.
К тому же миллионы американцев, зная о ненадежности своей медицины, не раз подумали, прежде чем обратиться к врачам в тех случаях, когда в первые месяцы 2020 г. они испытали недомогания и упустили возможность начать лечение до того, как пали жертвой ковида. Возможно, что заразившиеся вместо обращения к врачам прибегали к самолечению «ударными» лекарствами, которыми всегда славилась американская фармакология. Эти снадобья могли создавать лишь иллюзию излечения от недуга. 

Пандемия поставила под сомнение самоуверенные заявления американцев о превосходстве их медицины и ее способности обеспечить здоровье миллионов людей и спасти сотни тысяч жизней. Эти сомнения усугублялись по мере того, как обнаруживалась неспособность американской науки приблизиться к созданию эффективной вакцины против всемирной заразы.

Является ли здоровым американский образ жизни?

Все же пороками системы здравоохранения вряд ли можно полностью объяснить подверженность американцев пандемии. Сведения о шествии заразы 2020 г. по планете показывают, что американцы оказались гораздо менее защищенными от нее не только по сравнению с населением стран, в которых существует развитая система здравоохранения, но также по сравнению с населением многих бедных стран со слабо развитой медициной. 
Между тем забота о своем физическом благополучии всегда занимала первостепенное место в системе ценностей американцев. Побывав в США, французский писатель Алексис де Токвиль писал в 1835 г.: «В Америке страсть к физическому благосостоянию не является чем-то исключительным, а разделяется всеми... Стремление удовлетворить все, даже малейшие желания тела и обеспечить даже самые малые удобства занимает ведущее место в уме каждого... Странно наблюдать, с каким лихорадочным рвением американцы стремятся к материальному благополучию. Они постоянно терзаются смутным беспокойством от того, что они не нашли самый короткий путь к нему».

Земля, на которой американцы поселились в 1620 г., открывала возможности для удовлетворения их «страсти к физическому благосостоянию». Защищенные океанскими просторами и не опасаясь на континенте других сильных держав, способных бросить им вызов, американцы рассматривали значительную часть Северной Америки как предмет захватов для удовлетворения своих потребностей в материальном благосостоянии. Они расчерчивали континент безупречно прямыми линиями границ между колониями, а затем между штатами, не считаясь с тем, что они проходили через земли, на которых веками жили коренные народы Америки. В своем продвижении от одного океана к другому американцы сметали на своем пути девственные леса и прерии, стада бизонов и индейские племена, превращая континент в бескрайние поля для выращивания кукурузы и других злаков, а также площадки для строительства городов с безупречно прямыми улицами. 

На огромных просторах Америки восторжествовал рационализм и деловая хватка тех, кто, порвав с европейскими порядками и традициями, придумывал способы, как сделать производительнее труд и улучшить быт людей. Перечисляя ряд изобретений, «обычно считающихся полностью или частично американскими», историк-коммунист Уильям Фостер писал: «К числу важнейших изобретений, сделанных в течение первых... лет развития промышленности США, относятся: пароход (1787), хлопкоочистительная машина (1793), бумажная машина (1809), косилка (1831), телеграф (1832), жатка (1836), фосфорная спичка (1836)». Благодаря этим и другим изобретениям сельские труженики США снабжали население страны все большим количеством продовольствия и сырья, городские фабрики и заводы производили множество потребительских продуктов, а бурно развивавшийся капиталистический рынок предлагал покупателям, имевшим достаточно денежных средств, разнообразные товары для того, чтобы удовлетворить «даже малейшие желания тела и обеспечить даже самые малые удобства». 

В то же время американская история вновь показала, что ограничение человеческих устремлений жаждой физического благополучия и удобств не делает людей способными выдерживать жизненные невзгоды. Привыкнув к привольному сельскому житью или удобному городскому быту, многие американцы, оказавшись в рядах армии, с трудом переносили тяготы воинской службы. С первых же войн американские войска  теряли больше от болезней, чем на полях сражений. Из людских потерь американской армии в ходе войны за независимость Штатов (1775–1783), составивших около 25 тысяч человек, лишь 8 тысяч погибли в сражениях. Остальные скончались от болезней, природных невзгод, неумения выживать в полевых условиях. В ходе победоносной войны США против Мексики (1846–1848), в которой американцы имели огромный перевес в живой силе и оружии, они потеряли в боях 1733 солдат и офицеров. Однако 11 550 воинов погибли от болезней и других небоевых причин. Из общего числа людских потерь армий Севера и Юга в ходе гражданской войны 1861–1865 гг. (625 тыс. человек) на поле боя погибло лишь около трети (212 938 человек). Остальные скончались от болезней, несчастных случаев и прочих происшествий. Потери американских солдат в боях Первой мировой войны (53 402) были меньше числа жертв от разных болезней и других небоевых причин (63 149). 

Американским солдатам было трудно приспособиться к житейским условиям, не похожим на те, что были для них привычными с рождения. К началу ХХ века по комфортабельности условий быта, доступным для сравнительно значительной части населения, США не имели себе равных на свете. Когда Л.Д. Троцкий, поживший подолгу в течение полутора десятка лет в Вене, Мюнхене, Лондоне, Париже и других европейских городах, оказался в начале 1917 г. в Нью-Йорке, он был потрясен чудесами американского комфорта. Позже Троцкий писал, что его «квартира… была с неслыханными для европейских нравов удобствами: электричество, газовая плита, ванная, телефон, автоматическая подача продуктов наверх и такой же спуск сорного ящика вниз». При этом Троцкий не упомянул многого из вещей, которые стали частью американского быта. В 1914 г., когда во всей России имелось около 20 тыс. автомобилей, в США каждый шестой человек был владельцем автомашины. Даже беднейшие фермеры из романов Эрскина Колдуэлла 30-х гг. имели в своем распоряжении автомобили, хотя и находившиеся не в лучшем состоянии. Даже разоренный в годы Великой депрессии фермер из романа Джона Стейнбека «Гроздья гнева» сумел купить грузовик, чтобы добраться из Оклахомы в Калифорнию.

Несмотря на превратности погоды и истории американцы неплохо питались, и это отразилось на переменах в их физическом состоянии. Ученые установили, что лишь с конца XIX века по середину XX века средний рост американского студента увеличился более чем на 5 сантиметров, Американцы и американки становились не только более рослыми, но выглядели более крепкими и здоровыми. Однако внешне здоровый вид американцев нередко скрывал их уязвимость к непривычным физическим условиям и трудным испытаниям. 

Контраст между условиями воинской службой и домашним уютом был слишком велик для многих сынов Америки. Некоторые из них, оказавшись в армии, не могли с этим примириться. Писатель Филипп Рот весьма реалистично изобразил в своем рассказе «Защитник веры» солдата, который посылал жалобы члену палаты представителей конгресса США по поводу того, что в армейской столовой ему не подавали кошерную пищу. Зная требовательность личного состава вооруженных сил США, их командование не жалело сил, чтобы удовлетворить «малейшие желания тела» своих солдат в годы Второй мировой войны. Перед началом высадки союзных войск из Англии в Нормандию в 1944 г. неожиданно обнаружилось, что рюкзаки американских солдат настолько набиты съестными припасами и предметами гигиены, что они не пролезали в коридоры английских вагонов. Американские ученые и техники заботились и о том, чтобы часть съестных припасов была употреблена в горячем виде. Они старались создать горелки, на которых каждый солдат мог разогреть себе еду и при этом так, чтобы противник не обнаружил огонь горения. Мысль о том, что американский солдат пойдет в бой без горячей пищи, казалась чудовищной.

После завершения Второй мировой войны выяснилось, что, несмотря на усилия американского командования по снабжению своих войск обильным питанием и разными удобствами, небоевые потери американских солдат были высоки. В ходе военных действий в Европе, Северной Африке и на островах Тихого океана они потеряли 291 557 человек, а от болезней и других небоевых причин – 113 842.

В конце 50-х гг. многие американцы, испытавшие шок после запуска первого советского спутника, задумались о том, что же неладно в их стране. Тогда два известных журналиста Дрю Пирсон и Джек Андерсон написали книгу, названную «Не стали ли США второсортной державой?». Обратив внимание на  ряд коренных пороков американского общества, журналисты привели факты, свидетельствующие о том, что американцы плохо выдерживают тяжелые житейские испытания. Пирсон и Андерсон сравнили судьбы солдат США и Турции, взятых в плен Народной армией КНДР во время Корейской войны 1950–1953 гг. Журналисты с огорчением констатировали, что многие американские пленные скончались в плену от болезней. Хотя турецкие солдаты содержались в тех же условиях, все они вышли из плена живыми и здоровыми. 

Выглядевшие мужественными здоровяками, американские солдаты оказывались по сути изнеженными существами, не готовыми ни физически, ни морально к суровым испытаниям войны. Многие из них с детства привыкли считать удовлетворение «малейших желаний тела» и обеспечение даже «самых малых удобств» абсолютно необходимыми жизненными принципами и им было трудно мириться с неожиданными трудностями. Они слишком привыкли к распространенному по всей стране образу жизни со стандартными нормами бытовых условий и потребления. 

При этом многие американцы не задумывались о том, что их «страсть к физическому благосостоянию» разжигается вездесущей рекламой, а их представления об «удобствах» сформированы искусными манипуляторами поведения потребителей. Производители разрекламированных товаров подсовывали американцам мало нужные, вовсе ненужные, а то и вредные для здоровья вещи. В популярной книге социолога Вэнса Паккарда «Производители хлама», выпущенной в 1960 г., приводились убедительные свидетельства того, что стоимость многих бытовых приборов, производимых американской промышленностью, искусственно удорожается за счет создания приспособлений, которые лишь создавали видимость удобства.

Реклама превращала американцев в послушных рабов общества потребления. Они стремились стать обладателями модных бытовых приборов и средств передвижения. Многих из них не встревожили сведения из книг Вэнса Паккарда и других ученых. Они игнорировали предупреждения Ральфа Нейдера из его книги об американских автомобилях с названием «Не безопасны на любой скорости». Не напугали их и сообщения о том, что американцы понесли меньше людских потерь (боевых и небоевых) во всех войнах в их истории, чем в дорожно-транспортных происшествиях после появления первого автомобиля на американских дорогах. Американцы подчинялись принципу «Не отстать от Джонсов», то есть от своих соседей, приобретших новые предметы быта или новую автомашину.

Непременным спутником изматывающей силы гонки за материальными благами стал стресс. США занимают одно из первых мест в мире по доле среди населения лиц, подверженных стрессу. Исследования свидетельствуют, что в США стрессу подвержены от 75 до 89% людей. В одном опросе 59% американцев заявили, что ощущают стресс, по крайней мере, один или два раза в неделю, а 30% сказали, что живут под стрессом каждый день. Помимо того, что стресс может приводить к расстройству сердечно-сосудистой системы (гипертонии), органов пищеварения (язва желудка), органов дыхания, он существенно ослабляет сопротивляемость организма. 

Как и люди во многих странах мира, американцы в поисках снятия внутреннего напряжения прибегали к средствам, часто оказывавшим разрушительное воздействие на организм. Правда, порой американцы, словно очнувшись, восставали против вредных привычек. К началу 20-х гг. ХХ века они даже решили отказаться от потребления спиртного, но не долго выдержали запреты сухого закона. Через полвека американцы более успешно развернули борьбу против курения, существенно уменьшив в своей стране число жертв от никотина. Осознав вред сидячей и малоподвижной жизни за рулем автомобиля, у письменного стола в офисе и на диване у экрана телевизора, миллионы американцев стали бегать по утрам и заниматься разными видами физкультуры. 
Однако эти усилия в значительной степени стали нейтрализоваться новыми вредными привычками, которые постепенно вошли в жизнь многих американцев. За шесть десятилетий с 1960 г. потребление алкоголя и наркотиков только среди американских подростков от 12 до 15 лет возросло в 60 раз. В ходе опросов до половины молодых американцев признались, что они курили марихуану, а каждый пятый сообщил, что он пробовал кокаин. Доклад комиссии ООН по наркотическим средствам сообщал, что по сравнению с другими странами мира в США имеется наибольшее число выявленных наркозависимых людей в возрасте от 12 лет – 28,6 миллиона человек. Штаты вышли на первое место в мире по доле людей среди населения страны, погибших от употребления наркотиков. В своей книге «Смерть от отчаяния» экономисты Энн Кейс и Ангус Дитон пришли к выводу, что бурный рост потребления наркотиков и алкоголя, а также ряд других факторов привели к тому, что в США, в отличие от многих стран мира, перестала увеличиваться средняя продолжительность жизни.

Хотя алкоголизм и наркомания не победили все  население США, подавляющее большинство американцев уже давно сели на «иглу» потребления продуктов, вредных для здоровья и подрывающих сопротивляемость человеческого организма к болезням. Во многом это связано с активным использованием химических веществ, применяемых в сельском хозяйстве или в городском быту. США не являются единственной страной мира, пострадавшей от распространения по биологической цепочке трудно разлагающихся химических элементов в человеческий организм. Однако Штаты намного раньше других стран подверглись этой невидимой химической войне и намного сильнее от нее пострадали. 

Одну из глав своей знаменитой книги «Беззвучная весна», посвященной последствиям загрязнения окружающей среды, Рейчел Карсон назвала «За пределами мечтаний Борджиа». Автор рассказала о том, как проникало в еду популярное в середине ХХ века средство борьбы с вредными насекомыми ДДТ: «Научная команда из «Общественной службы здравоохранения США» провела обследование пищи в ресторанах и других заведениях общественного питания. Исследователи установили, что «каждое блюдо содержало ДДТ». Из этого следовал вывод: «Еды без ДДТ нет или практически нет».

Эти выводы были сделаны на основе обследований во всех штатах США. Лишь на берегах Северного Ледовитого океана в Аляске в еде местных жителей не было найдено ДДТ или схожих химических веществ. Однако в теле таких же людей, которые прошли лечение в госпитале Энкоридж, обнаружили присутствие ДДТ, так как во время болезни им давали пищу, сделанную из обычных для США продуктов. С тех пор ДДТ было снято с производства. Однако применение других химикатов привело к проникновению вредных веществ в еду американцев. О подобных случаях часто сообщают в американской печати.

Однако ослабление иммунитета может происходить даже, если человек потребляет пищу, не зараженную случайно попавшими в нее химикатами. Угроза для здоровья таится даже в безопасных продуктах, но потребляемых в ограниченном и неизменном рационе. Обеспечивая массовое производство высококалорийных продуктов, сельское хозяйство и пищевая промышленность США, как и ряда других развитых стран мира, не заботились об их разнообразии. Этот ограниченный и стандартный набор разительно отличался от того, что могли предложить сельские труженики в отсталых странах мира. В своей книге «География голода» бразильский ученый Жозуэ де Кастро указал на то, что в типичной деревушке Западной Африки ее жители «используют в своем питании около 114 видов фруктов, 46 видов бобовых культур и 47 видов овощей и трав. Это поразительное разнообразие пищи весьма отличается от обычного однообразного стола жителей Европы и Северной Америки… Когда человек потребляет разнообразную пищу, специфический недостаток какого-либо элемента сегодня возмещается завтра, тогда как при однообразной, неизменной диете недостатки такого рода накапливаются и с течением времени приводят к тяжелым последствиям». Как только жители африканских деревень переходили на европейскую пищу, они становились жертвами различных болезней – бери-бери, пеллагры и других. Эти болезни вызваны резким падением сопротивляемости организма к инфекциям. 

На пользу не слишком калорийной, но богатой витаминами и минералами пищи, и вред высококалорийной, стандартной еды было обращено внимание во время эпидемии полиомиелита в США в 50-х гг. Эта жестокая болезнь, вызывавшая паралич человека, в гораздо большей степени поражала белое население страны и в меньшей степени затрагивала чернокожих граждан США. Некоторые исследователи утверждали, что различия в реакции на вирусную инфекцию были вызваны различием в диете двух расовых и социальных групп. В отличие от белых, чернокожая беднота потребляла более дешевую, но зато разнообразную и витаминизированную пищу. В ней преобладали овощи, а также свиная требуха и свиные ребра, которыми брезговали белые. Последние предпочитали есть более дорогие пищевые продукты, не заботясь о низком содержании в них витаминов и различных минералов.

Хотя с тех пор разница в рационе питания расовых групп внутри США уже не столь очевидна, подобные различия имеются на глобальном уровне. Одно из них проявляется в отношении к хлебу. Сложившееся с незапамятных времен главенствующее положение хлеба в пище рядового человека ныне поколеблено в США и других странах мира, следующих американскому образцу питания. А ведь в одном килограмме хлеба традиционной выпечки, помимо углеводов и белков, содержится почти полный набор витаминов группы В, а также необходимое для человеческого организма количество кальция, железа, фосфора, органических кислот. 
В настоящее время хлеб занимает лишь от 15 до 20% среднесуточного пищевого рациона британца, шведа, голландца, бельгийца и ряда других народов Западной Европы и Западного полушария. И это значит, что народы этих стран лишены мощного подспорья для укрепления иммунитета. Именно эти страны, наряду со Штатами, находятся среди тех, что в наибольшей степени пострадал от пандемии. 

Такой же уровень потребления хлеба и в США, составляя около 20% ежедневного пищевого рациона среднего американца. Однако следует сделать оговорку: считать хлебом обильно начиненное сахаром вещество, похожее не то на резину, не то на вату, могут лишь страстные поклонники американского образа жизни. В этой белой массе трудно обнаружить витамины и минералы, абсолютно необходимые для здоровья человека. 

Нельзя не заметить, что те страны, в которых хлеб по-прежнему занимает ведущее место в рационе питания, успешнее отражают атаку пандемии. Так, в Турции и Пакистане, где потребление хлеба занимает 75% дневного рациона питания, число заболевших и умерших от коронавируса существенно меньше, чем в странах с более ограниченным потреблением хлеба. Хотя в Великобритании, Швеции, Бельгии и Нидерландах вместе взятых живет в 3 раза меньше людей, чем в Турции и в  Пакистане (также взятых вместе), число жертв ковида в этих 4 европейских странах (свыше 70 тыс.) в 5 раз больше, чем в двух странах Азии (около 14 тыс.). Почти не отставая от США по численности населения, хлебопотребляющие Турция и Пакистан потеряли в 14 раз меньше людей в ходе пандемии, чем Штаты.

В регионах мира, в меньшей степени пострадавших от нашествия коронавируса, население до сих пор отдает предпочтение хлебу во время потребления пищи. Хлеб составляет от 50 до 60% в суточном рационе жителей стран Южной и Западной Африки, две трети – у жителей стран Юго-Восточной Азии и Дальнего Востока, 80% – среди населения стран Индокитая. 

Хотя в питании населения нашей страны хлеб уже давно не занимает ведущего места, все же на потребление хлеба и хлебобулочных изделий в суточном рационе среднего жителя российских горожан приходится 34%, а в рационе среднего жителя сельской местности – 38%. Это в 1,5–2 раза больше, чем у американцев, англичан, голландцев, бельгийцев и жителей ряда других Западной Европы. Возможно, что потребление витаминов и минералов хлеба жителями России помогает несколько сдерживать в нашей стране такой разгул пандемии, который наблюдается в США и большинстве стран Западной Европы.

Вероятно, есть еще целый ряд продуктов, регулярное потребление которых помогает этим народам вооружаться против зловредного вируса. Американцы же, не употребляющие эти продукты, и следующие их примеру народы, становятся беззащитными перед опасной угрозой.

Разумеется, в дальнейшем ученые медики смогут точно определить материальные факторы, такие как бытовые условия, питание, окружающая среда, позволившие населению одних стран пройти испытания пандемии с минимальными потерями, но погубившие множество жизней в других странах. Тем не менее очевидно, что американский стандарт питания не способствовал укреплению иммунитета человеческого организма.

Однако до сих пор миллионы американцев не находили ничего плохого ни в своем питании, ни в других сторонах своего образа жизни. Оказываясь же в других странах, они часто считали их дикими и варварскими, если не обнаруживали привычных для них продуктов и условий быта. Миф о превосходстве американского образа жизни распространяли также многочисленные его поклонники в других странах мира, разрушая традиционные привычки и обычаи в угоду заокеанскому эталону. Пандемия поставила под сомнение эти ложные представления, представив убедительные свидетельства уязвимости, а может быть, и банкротства американского образа жизни.

(Продолжение следует)

Назад к событиям