Журнал Центрального Комитета КПРФ

Сергей Левченко: Результаты изначальной ошибки 10 Февраля 2020

Сергей Левченко: Результаты изначальной ошибки

Источник: "Советская Россия"

Вместо модернизации социальной сферы власть подкорректировала в худшую сторону систему столетней давности.

В связи с так называемой пенсионной реформой, проведенной в России, в 2020 году отложится выход на пенсию у 800 тыс. человек – с учетом тех, у кого пенсия сдвинулась уже в 2019 году. Такие данные дает руководство Пенсионного фонда России. Таким образом, значительное число наших граждан уже самым непосредственным образом столкнулись с первыми итогами изменений, внесенных в российскую пенсионную систему.

Очевидно, что перемены очень остро влияют на жизнь людей старших поколений. Во-первых, теперь они вынуждены менять свои жизненные планы и продолжать работать в среднем еще пять лет, лишаясь выбора – продолжать ли трудовую деятельность или заниматься чем-то другим, например, воспитывать внуков. Соответственно под ударом оказались не только те, кого непосредственно затронуло повышение пенсионного возраста, но и члены их семей. Вполне возможно, что новые условия повлияют и на рождаемость – когда молодые семьи не смогут рассчитывать на помощь своих родителей, многие примут решение отложить рождение детей.

Во-вторых, увеличение пенсионного возраста лишило граждан старшего возраста вполне конкретной суммы пенсионных выплат за пять лет, которая ранее им причиталась и на которую они могли рассчитывать. Если считать по уровню средней пенсии в 2019 году, то общая цифра весьма существенна – каждый недополучит более 846 тыс. руб.
В итоге мы имеем дело с серьезной несправедливостью по отношению к старшему поколению, а в конечном итоге эта несправедливость коснулась большинства жителей страны.Да и называть повышение пенсионного возраста пенсионной реформой в принципе неправильно. По сути, изменился только этот параметр, и больше никаких реальных изменений эта реформа не содержит. Логичнее было бы называть реформой более значимые преобразования, предполагающие усовершенствование нашей пенсионной системы. Тем более что необходимость в таких переменах давно назрела.

Правильным решением было бы провести такую реформу, где бы в корне изменился заложенный еще в 1930-е годы и действующий до сегодняшнего дня принцип расчета пенсии, которая считается от заработной платы. Использовать подход почти столетней давности – привязывать пенсию к зарплате работающих людей – абсолютно несправедливо и неправильно. Слишком сильно изменился мир и условия труда людей: с точки зрения фондо- и энерговооруженности нельзя поставить знак равенства между XXI веком и началом прошлого столетия. В 1930-е годы не было роботов, цифровизации и пр., что стало неотъемлемыми реалиями нашей жизни. Землю копали вручную лопатами – громоздкие паровые экскаваторы были тогда единичными. Уголь добывали кувалдой и поднимали вручную вагонетками – а сегодня машины, которыми добывается уголь, максимально производительны и мощны. И так в любой отрасли экономики.

В связи с этим о настоящей реформе можно было бы говорить в том случае, если бы реформаторы изменили сам принцип формирования пенсионного фонда – не через отчисления с заработной платы людей трудоспособного возраста, а исходя из результатов развития всей экономики – динамики валового регионального продукта в регионах, валового внутреннего продукта всей страны. То есть пенсии должны зависеть от того, сколько зарабатывает вся страна. И пенсионный фонд должен формироваться, исходя из этого, от растущего объема ВВП. В таком случае хватало бы средств на пенсии и их регулярную индексацию.

Преобразования в таком ключе можно было бы назвать полноценной пенсионной реформой. Такой подход был бы справедлив по отношению к тем людям, которые десятки лет работали и создавали нынешнюю фондо- и энерговооруженность нашей страны.

Что характерно, предлагаемая система – отталкиваться от ВВП, для того чтобы формировать пенсионный фонд и платить пенсию, – не вызывает возражений по существу у экспертов, а также у представителей Пенсионного фонда России и органов власти разного уровня. Однако оказалось, что при действующем режиме на уровне правительства такую справедливую по отношению к людям и эффективную по потенциальным результатам пенсионную реформу провести нельзя. Вместо этого произошло то, что произошло: несмотря на многочисленные протесты населения, власти подняли пенсионный возраст.
В Иркутской области было сделано все возможное, чтобы сгладить последствия для тех, кто оказался под ударом, по крайней мере на уровне региона. В частности, как раз в то время, когда на федеральном уровне продвигалась «пенсионная реформа», был принят закон о ветеранах труда Иркутской области, на чем много лет подряд настаивал и областной совет ветеранов. В результате благодаря этому законодательному акту ветераны труда региона были приравнены к федеральным ветеранам труда.

Были приняты меры и по защите других категорий населения Иркутской области – прежде всего представителей старших поколений. С 2018 года было принято решение выплачивать гражданам, имеющим статус «детей войны», по 2 тыс. руб. ко Дню Победы. Кроме того, в регионе предусмотрены ежемесячные доплаты труженикам тыла, а также пожилым ветеранам, которым уже исполнилось 90, 95 и 100 лет. Был введен и достаточно широкий спектр местных льгот для инвалидов 1-й и 2-й групп, связанный с лекарственным обеспечением.

Все это примеры тех мер, которые были предприняты на уровне одного региона – в рамках его возможностей и полномочий – для того, чтобы хотя бы частично сгладить последствия несправедливой «пенсионной реформы». При этом для того, чтобы менять ситуацию не точечно, а комплексно, нужно принимать решение не о повышении пенсионного возраста, что ущемляет права граждан, а о переустройстве самой пенсионной системы – так, чтобы сделать ее современной, эффективной и соответствующей реалиям XXI века. Однако такие серьезные реформы возможны либо только под большим социальным давлением населения на действующую власть, на правящий режим, либо вовсе после смены руководства страны.

***

Экономисты РАНХиГС подсчитали:

– Уровень бедности среди предпенсионеров, то есть женщин 55–59 лет и мужчин 60–64 лет, увеличится к концу переходного периода пенсионной реформы. 
– К 2028 году он повысится с 4,2% в 2018 году до 7,3% в умеренном сценарии и до 6,1% – в оптимистичном. Доля предпенсионеров среди  населения России составляет 6–7%. 
– Дефицит доходов, то есть глубина бедности, малоимущих граждан предпенсионного возраста из-за пенсионной реформы может также увеличиться. 
«У новых предпенсионеров не будет пенсии, они должны будут работать, чтобы жить. Однако очевидно, что существуют проблемы с трудоустройством лиц старшего возраста на рынке труда», – сказала старший научный сотрудник Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Марина Карцева. Уровень безработицы, согласно расчетам авторов доклада, среди граждан, которые вынуждены остаться на рынке труда в связи с повышением пенсионного возраста, составит 10% (средний вариант прогноза). 



Назад к событиям