Журнал Центрального Комитета КПРФ

Ю.Емельянов. Этот безумный, безумный... класс 20 Мая 2019

Ю.Емельянов. Этот безумный, безумный... класс

Автор: Юрий Емельянов

Источник: "Советская Россия"

Фото: Wikipedia

Менее чем через два месяца после подписания Североатлантического пакта (70-летие которого пышно отмечали в Вашингтоне в апреле с.г.) все средства массовой информации мира распространили сенсационную новость: бывший министр обороны США Джеймс Форрестол, приложивший немало сил для создания НАТО, выбросился из окна 16-го этажа национального военно-морского медицинского центра США. Его тело обнаружили 22 мая 1949 г. на козырьке подъезда этого учреждения, где он содержался в психиатрическом отделении. 

Джеймс Форрестол и мания величия правителей Америки 

Что же предшествовало безумию, а затем самоубийству американского министра? Уроженец маленького города Маттивана (штат Нью-Йорк) 20-летний Джеймс Форрестол после недолгой учебы в двух университетах в 1912 г. поступил на работу в фирму «Вильям А. Рид» и с небольшими перерывами трудился в этом заведении почти 30 лет. В 1937 г. он стал президентом этой фирмы. Предпринимательская деятельность убедила Форрестола в том, что она является наиболее полезной для всего человечества, и к концу жизни он записал в своем дневнике: «Порядок в мире может быть установлен лишь бизнесменами».

Стремление «навести порядок» за пределами своего дома и своей фирмы проявилось в политической активности Форрестола. С начала 20-х гг. ХХ в. он принимал участие в предвыборных кампаниях Демократической партии штата Нью-Йорк, помогая избранию Ф.Д. Рузвельта в сенат этого штата, а затем – на пост президента страны. Убежденность же в том, что американские бизнесмены должны управлять мировыми делами, могла возникнуть у Форрестола в ходе Первой мировой войны, когда он два года прослужил летчиком военно-морской авиации.

Исход Первой мировой войны укрепил веру многих представителей правящего класса США в обо­снованности их великодержавных амбиций, возникших с первых лет существования американского государства. Захват бескрайних земель и громадных природных богатств после уничтожения коренного населения, защищенность страны от угрозы нападения сильных держав двумя океанами создали у верхов США иллюзорное представление о всесилии своей страны и ее праве на чужие территории. 2 декабря 1823 г. в своем послании конгрессу президент США Джеймс Монро заявил об исключительных правах своей страны в Западном полушарии, провозгласив доктрину «Америка для американцев».

Захват половины Мексики в ходе непродолжительной войны и бурный рост американской экономики после завершения гражданской войны между Севером и Югом убедили правящий класс США в том, что он способен управлять значительной частью земного шара. В конце 90-х гг. XIX в. американский стальной магнат Э. Карнеги опубликовал книгу «Торжествующая демократия», в которой говорилось: «65 миллионов американцев, существующих ныне, могли бы скупить 140 миллионов русских, австрийцев и испанцев или, купив богатую Францию, сохранили бы еще карманные деньги для приобретения Дании, Норвегии, Швейцарии и Греции».
Однако эти хвастливые слова не учитывали того, что вплоть до начала ХХ в. Соединенные Штаты оставались страной-должником, а решающую политическую роль в мире играли ведущие европейские державы. Положение изменилось в ходе Первой мировой войны. 

Так как США вступили в Первую мировую войну в ее конце, то их людские потери (53 тысячи убитыми) были значительно меньше, чем у других крупных стран. В этой войне Россия потеряла убитыми 2 миллиона 300 тысяч солдат, Германия – 2 миллиона, Австро-Венгрия – 1 миллион 440 тысяч, Франция – 1 миллион 583 тысячи, Англия – 744 тысячи, Италия – около 700 тысяч. Поскольку же военные действия шли за пределами Америки, ее хозяйство избежало разорения. Напротив, экономика США существенно укрепилась. За счет гонки вооружений росло промышленное производство. 

После завершения Первой мировой войны США стали самой богатой державой мира: общая задолженность иностранных государств Соединенным Штатам достигла 11,6 миллиарда долларов. Вместе с другими видами капиталовложений экономическая поддержка, оказанная США европейским странам, выразилась в сумме почти 20 миллиардов долларов. Погашение этого огромного долга должно было растянуться на десятки лет.

На Парижской мирной конференции 1919 г. президент США Вудро Вильсон вел себя как хозяин планеты, навязывая свое мнение другим участникам всемирного форума. В своих мемуарах премьер-министр Великобритании Ллойд Джордж вспоминал одно из выступлений американского президента: «Почему, – вопрошал Вильсон, – Иисус Христос не добился того, чтобы мир уверовал в его учение? Потому что он проповедовал лишь идеалы, а не указывал практического пути для их достижения. Я же предлагаю практическую схему, чтобы довести до конца стремления Христа». Премьер Франции Клемансо молча широко раскрыл свои темные глаза и оглядел присутствующих». 

Мессианские претензии Вильсона были подхвачены его преемником из Республиканской партии на посту президента США Уорреном Гардингом, который заявлял: «Мы, американцы, сделали больше для развития человечества за полтора столетия, чем все народы мира вместе за всю их историю... Да сгинут мечты интернационалистов и большевиков... мы провозглашаем американизм иприветствуем  Америку».

***

Разгром вермахтом армий Западной Европы в апреле – мае 1940 г., оккупация гитлеровцами Франции, Бельгии, Голландии, Люксембурга, Норвегии, Дании и вытеснение английских войск на Британские острова заставили правящие круги США активизировать вступление во Вторую мировую войну. В правительстве США вспомнили о Форрестоле, активном стороннике президента США Рузвельта и бывшем военно-морском летчике. Летом 1940 г. Ф.Д. Рузвельт назначил Д. Форрестола заместителем военно-морского министра. Этот пост занимал сам Рузвельт во время Первой мировой войны. В 1944 г. Форрестол стал военно-морским министром. 
Во Вторую мировую войну, как и в Первую, США из всех великих держав мира вступили последними. К тому же американское правительство постаралось свести к минимуму участие своих вооруженных сил в боевых действиях, а потому людские потери США были значительно меньшими, чем у других великих держав. 

Как и в 1914–1918 гг., эта мировая война шла за пределами американского континента. Неудивительно, что США вышли из Второй мировой войны окрепшими. В то время как в Западной Европе и Японии промышленное производство в 1946 г. сократилось на 30% по сравнению с 1937 г. (в Западной Германии – на 63%, в Японии – на 70%), в США оно выросло на 47%. В результате удельный вес США в производстве всего мира (без СССР) вырос с 41,4% в 1937 г. до 62% в 1947 г. Удельный вес США в мировом капиталистическом экспорте вырос с 14,2% в 1937 г. до 32,5% в 1947 г., то есть в 2,3 раза. За годы войны различные страны мира задолжали Соединенным Штатам 19 миллиардов долларов. 

Получая по этим долгам, США уже в первые послевоенные годы стали обладателями 70% всех золотых запасов капиталистических стран.

Если после Первой мировой войны американские войска были выведены из Европы за несколько месяцев, то после лета 1945 г. американские вооруженные силы продолжали оставаться в оккупированных ими Японии, Филиппинах и Италии, оккупационных зонах Германии, Австрии, Кореи, а также на десятках военных баз в различных частях мира, созданных Соединенными Штатами в ходе войны. Казалось, что созданы условия для реализации давних целей американских правящих кругов – установление мирового господства.

Особенно же способствовало усилению американских амбиций появление у США атомного оружия. Гарри Трумэн узнал о секретном проекте «Манхэттен», лишь заняв пост президента США после смерти Ф.Д. Рузвельта в апреле 1945 г. Ознакомившись с документами о секретных работах по созданию атомного оружия, новый президент и военный министр Стимсон подготовили меморандум, в котором говорилось: «Вероятно, что через четыре месяца мы закончим создание самого ужасного оружия, которое когда-либо знало человечество; с помощью одной такой бомбы можно уничтожить целый город. <...> В настоящее время мы единолично контролируем ресурсы, с помощью которых США могут создавать и применять это оружие, и никакая другая страна не сможет добиться этого в течение ряда лет». Правители Америки намеревались воспользоваться монополией на атомное оружие для установления мирового господства. 

Испытание первой атомной бомбы, а затем уничтожение Хиросимы и Нагасаки с помощью атомного оружия породили у правящих кругов США уверенность в своем всесилии. 27 октября 1945 г. президент США Гарри Трумэн заявил в своей речи по поводу Дня флота: «Мы являемся величайшей национальной силой на Земле». В апреле 1946 г. по случаю Дня армии он говорил: «Соединенные Штаты сегодня сильная держава; нет никого сильнее ее... Это означает, что, обладая такой силой, мы должны принять ответственность. Мы преисполнены решимости оставаться сильными». 

Мания величия, которая всегда отличала правящие круги США, многократно усилилась. Известный военный обозреватель Хэнсон Болдуин писал в своей книге «Цена власти»: «Сегодня мы – нация-банкир, нация-кредитор, нация-экспортер, великая морская и воздушная держава, центр сосредоточения мировых коммуникаций. Если Рим в свое время был центром существовавшего тогда мира, то в еще большей степени Вашингтон является центром западного мира в ХХ веке». «Мы должны взять на себя ответственность крупнейшего акционера в корпорации, известной под наименованием «земной шар», – заявил на первом послевоенном съезде Национального совета внешней торговли один из руководителей американского бизнеса Уэлч. Один из ведущих финансистов страны и советник многих президентов США Бернард Барух заявлял: «Благодаря могуществу своих вооруженных сил, своему превосходству в области экономики, своим ресурсам и моральной силе, вытекающей из американского образа жизни, Америка в состоянии утвердить свое руководство над миром». Владелец и редактор крупнейших американских журналов Генри Люс объявлял: «ХХ век – это век Америки... первый век, когда Америка является доминирующей мировой силой».

Активную роль в разработке планов установления американского мирового господства играл военно-морской министр Джеймс Форрестол. В своем выступлении на заседании одной из комиссий сената Форрестол заявил, что «США заинтересованы во всем регионе от Гибралтара до Индийского океана… Заинтересованы прежде всего с военной точки зрения и вместе с тем с экономической». Форрестол стал инициатором строительства новых, усовершенствованных авианосцев. Первый авианосец США, спущенный на воду после окончания Второй мировой войны, получил название «Форрестол». Вслед за ним были построены еще четыре авианосца класса «Форрестол».

Главным же оружием, на которое делали ставку Форрестол и другие члены правительства США, было атомное. Военно-морской министр принимал активное участие в разработке планов агрессивного нападения на нашу страну, которая рассматривалась как главное препятствие на пути к установлению мирового господства США. Ровно через два месяца после бомбардировки Нагасаки, 9 октября 1945 г., комитет начальников штабов США по согласованию с министром обороны подготовил секретную директиву №1518 «Стратегическая концепция и план использования вооруженных сил США», которая исходила из подготовки нанесения Америкой превентивного атомного удара по СССР.

Через два месяца, 14 декабря 1945 г., Форрестол и другие руководители вооруженных сил США подготовили новую директиву. В ней были указаны в качестве объектов атомной бомбардировки Транссибирской магистрали и 20 городов СССР: Москва, Ленинград, Горький, Свердловск, Новосибирск, Омск, Саратов, Казань, Баку, Ташкент, Челябинск, Тбилиси, Куйбышев, Нижний Тагил, Магнитогорск, Пермь, Новокузнецк, Ярославль, Иркутск, Грозный. Всего предполагалось использовать 196 атомных бомб. 
К тому времени Форрестол и его коллеги прекрасно знали о последствиях бомбардировок двух японских городов, которые были подробно описаны в донесениях американских оккупационных властей Японии. В них сообщалось об уничтожении взрывной волной десятков тысяч домов, сожжении сотен тысяч людей в атомном огне, отравлении воды и воздуха радиоактивными осадками, неизлечимой лучевой болезни, поразившей выживших после бомбардировок. Зная все это, Форрестол и другие правители США готовы были обрушить такие же бедствия на мирных жителей страны, которая еще пару месяцев назад считалась самым надежным союзником американского народа в войне против врагов человечества. 

Став в 1947 г. первым в истории США министром обороны, Форрестол принял участие в подготовке плана «Чариотир», который преду­сматривал применение 133 атомных бомб против 70 советских городов в первые 30 дней войны; 8 бомб предполагалось сбросить на Москву, а 7 – на Ленинград. В последующие два года войны на СССР следовало сбросить еще 200 атомных бомб и 250 тысяч тонн обычных бомб.
Во второй половине 1948 г. министерство обороны во главе с Форрестолом одобрило новые планы нападения на нашу страну («Хафмун», «Флитвуд»). 21 декабря 1948 г. военное руководство США подготовило документ, в котором говорилось: «Война начнется до 1 апреля 1949 г. Атомные бомбы будут применены в таком масштабе, в каком это возможно и желательно». 

Эти планы были долгое время засекречены, но Форрестол и его единомышленники не скрывали своих агрессивных намерений по отношению к нашей стране. Глава советской делегации на 3-й сессии Генеральной ассамблеи ООН А.Я. Вышинский в своем выступлении 25 сентября 1948 г. говорил: «Представители высшего военного командования Соединенных Штатов Америки выступают с размалеванными кричащими красками планами использования военной авиации и атомной бомбы для разрушения таких советских городов, как Москва, Ленинград, Киев, Харьков, Одесса. Так, министр обороны США Форрестол, выступая в сенатской комиссии по делам вооруженных сил, совершенно распоясался и, настаивая на увеличении армии и дополнительном ассигновании 3 миллиардов долларов на военные цели, подстрекал к войне против СССР, призывая создать мощные военно-воздушные силы, способные наносить непрерывные удары далеко за периферийными базами, которые имеются в настоящее время». 

Тогда еще не было известно, что 27 июля 1948 г. Форрестол потребовал от Трумэна передачи атомного оружия непосредственно руководству вооруженных сил страны, во главе которых был он. Последующие события показали, насколько опасным могло бы оказаться согласие Трумэна с требованием Форрестола.




Назад к событиям