Журнал Центрального Комитета КПРФ

Навстречу народной инициативе. Ратификация Конвенции ООН против коррупции необходима. (8 февраля 2013 г.).

ФРАКЦИЯ КПРФ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ

Руководитель фракции КПРФ в Госдуме Г.А.Зюганов, первый заместитель председателя Государственной думы И.И.Мельников, первый заместитель руководителя фракции КПРФ С.Н.Решульский, депутаты-коммунисты А.Д.Куликов, С.П.Обухов, В.Ф.Рашкин внесли на рассмотрение Госдумы в качестве законодательной инициативы проект Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О ратификации Конвенции Организации Объединённых Наций против коррупции». Это сделано в поддержку народной инициативы, требующей принятия данного законопроекта.

В пояснительной записке к проекту закона говорится о том, что 8 марта 2006 года Российская Федерация ратифицировала большинство положений Конвенции ООН 2003 года против коррупции. В настоящее время практически все они либо нашли отражение в российском уголовном законодательстве, либо могут быть криминализированы без нарушения структуры и принципов российского уголовного законодательства. Исключение составляет норма, предусмотренная статьёй 20 Конвенции ООН против коррупции, «незаконное обогащение», трактуемое как значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которые это должностное лицо не может разумным образом обосновать. Отказ от ратификации статьи 20 Конвенции ООН объяснялся опасением, что имплементация (включение международных правовых норм в национальную правовую систему) данной нормы в российское законодательство нарушит закреплённый в статье 49 Конституции РФ принцип презумпции невиновности. Однако эти доводы являются надуманными и несостоятельными. Подтверждением этому является неоднократно высказанная позиция Конституционного суда РФ.

В частности, в Определении от 15 ноября 2001 года № 277-0 Конституционный суд РФ указал, что, согласно статье 37 (часть 1) Конституции РФ, каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. В то же время это право не предполагает обязанности государства обеспечить занятие гражданином конкретной должности и не исключает возможности закрепления в законе специальных требований к лицам, осуществляющим определённые виды деятельности в органах государственной власти или органах местного самоуправления.

При этом запреты и ограничения, обусловленные специфическим статусом, который приобретает в таком случае лицо, не могут рассматриваться как неправомерные ограничения конституционных прав этого лица.

В Определении от 30 сентября 2004 года № 299-0 Конституционный суд РФ дополнительно указал, что гражданин, пожелавший реализовать конституционное право, предусмотренное статьёй 37 (часть 1) Конституции РФ, при осуществлении деятельности в органах государственной власти и местного самоуправления добровольно принимает условия, ограничения и преимущества, с которыми связан приобретаемый им публично-правовой статус должностного лица, и выполняет соответствующие требования согласно установленной законом процедуре, что не влечёт ограничения или нарушения конституционных прав этого гражданина.

Таким образом, никакие положения Конституции РФ и основополагающие принципы внутреннего законодательства РФ не препятствуют распространению юрисдикции РФ в отношении деяний, признанных преступными согласно статье 20 Конвенции ООН против коррупции.

Необходимость ратификации статей 26, 34, 35, 36 Конвенции ООН против коррупции не нуждается в отдельном обосновании. Признание положений указанных статей вытекает из общей концепции видения мировым сообществом комплекса мер, без которых борьба с коррупцией затруднительна или практически невозможна.

Ответственность юридических лиц за участие в коррупционных преступлениях (ст. 26), а также создание механизма, компенсирующего последствия ущерба, наступившего от коррупционных действий (ст. 34, 35), закономерным образом вытекают из концепции Конвенции ООН против коррупции и подтверждены мировой практикой противодействия коррупции.

Что касается ст. 36, предполагающей создание специализированных органов по борьбе с коррупцией, то, как показывает практика стран, успешно борющихся с коррупцией, создание таких структур является оправданным и эффективным. Для этого нет нужды радикально перестраивать правоохранительную систему, а следует лишь произвести перегруппировку имеющихся сил и средств, сосредоточив их на главном направлении.

Эта мера назрела и полностью отвечает требованиям времени. Принятие данного закона значительно повысит эффективность деятельности по противодействию коррупции и укрепит доверие к России и её авторитет на международной арене.

* * *

На 4 февраля собрано уже более 82 500 подписей через Интернет в поддержку антикоррупционной инициативы (на 29 марта собрано 117 788 подписей. — Ред.). Напомним, что для обязательного рассмотрения гражданских инициатив президентом, в Госдуме и Совете Федерации необходимо более 100 тысяч голосов, собранных в Интернете. Сбор подписей продолжается.

Пресс-служба фракции КПРФ в Госдуме.

Правда, 8—11 февраля 2013 г.


Назад к оглавлению