Журнал Центрального Комитета КПРФ

Выступление первого заместителя председателя ЦК КПРФ И.И.Мельникова на Пленуме ЦКРК КПРФ по вопросу «О работе по мобилизации коммунистов и всех структур партии на участие в выборах и завоевание политической власти».

Уважаемые товарищи!

Решительное звучание предложенной темы очень точно соответствует текущему моменту. Созвучно многим актуальным нюансам современной российской политической ситуации. И для того, чтобы раскрыть поставленный вопрос, необходимо посмотреть на обстановку с трех сторон: внутренние аспекты нашей готовности, позиции оппонентов, политический и социально-экономический контекст. Начну с подробной характеристики контекста, так как ясное понимание происходящих процессов дает нам ключ для совершенствования своей работы.

В течение довольно короткого промежутка времени кардинально изменилась социально-экономическая ситуация. По большому счёту уже не стоит на повестке дня вопрос, как долго будет продолжаться финансовый кризис, достигли мы дна или нет, будет ли вторая или третья волна. Дело не в этом или не столько в этом. А в том, что окончательно поставлена точка в восьмилетке искусственного финансового благополучия. И это ясно не только экспертам, но и обществу. У власти же больше нет условий, когда можно нещадно эксплуатировать иллюзию комфорта и стабильности, искажая реальность. Больше нет возможностей тушить ту или иную проблему пачками нефтедолларов, выдавая выгодную экономическую конъюнктуру за собственный талант. Посмотрим, что мы имеем теперь.

Принятый буквально на днях федеральный бюджет впервые — дефицитный, расходы преобладают над доходами. Стратегический прогноз по ценам на нефть крайне неблагоприятный. Резервные фонды уже израсходованы больше чем на треть. Оставшиеся средства вкладываются неэффективно: вновь заливаются в дуршлаг банковской системы, откуда деньги попадают в частные карманы, оффшоры, личный бизнес, — куда угодно, но не в реальный сектор. Так что если во времена накопления стабилизационного фонда мы критиковали политику стяжательства, то теперь мы фактически являемся свидетелями политики растраты резервов.

Никаким образом, абсолютно никаким, не решается основная проблема: несправедливого распределения благ и, как следствие, социального расслоения. Тот бокал шампанского, о котором говорил на первом пленарном заседании Государственной думы Жорес Алфёров, — бокал, в котором напиток распределяется так же, как соотношение доходов 10% самых богатых и 10% самых бедных, — этот бокал сегодня так же актуален. У широких краев бокала — капиталы олигархов. На дне, у самой ножки, остатки для большинства. Но кризис изменил форму бокала, он стал более узким: денег стало меньше, а вот соотношение осталось тем же и даже хуже.

Сколько лет нам твердили, что главным достижением власти является сокращение числа бедных. В начале сентября было принято моё протокольное поручение Комитету Госдумы по труду и социальной политике — запросить информацию из министерства здравоохранения и социального развития о мерах, предпринимаемых по борьбе с бедностью. Картина следующая. Посмотрим численность населения с денежными доходами ниже прожиточного минимума. 2004 и 2005 год — 25,2 млн. человек. 2006 год — 21,5 миллионов. 2007 год — 18,7 млн., 2008 год — 18,5. А теперь внимание: первый квартал 2009 года — 24,5 млн. человек. То есть фактически сразу откат к 2004 году. И это только официальные цифры. Социально-экономический поезд приехал в тупик. Сырьевые рельсы закончились. Естественно, это серьёзно сказалось на политическом контексте.

Ещё в момент прихода к власти нового президента, формирования так называемого «тандема», мы с вами предсказывали, что у вертикали власти неизбежно возникнут трудности в определении ориентира, что вертикаль станет более шаткой. Ухудшившаяся социально-экономическая обстановка и значительное снижение возможностей по смягчению социального напряжения не только обострили эту проблему, но, по сути дела, спровоцировали невиданное в последние 8 лет противостояние внутри властной «элиты». Выделяются две основные позиции.

Одну можно назвать «консервативно-выжидательной». Это та часть корпуса бюрократии, которая не признает прежних ошибок, уже получила от жизни всё и не имеет новых амбиций. Их задача сохранить всё как есть, в том числе свое положение. Они видели своё будущее, свои перспективы в мифическом «плане Путина», в котором не было никакого серьёзного содержания помимо деклараций о необходимости идти тем же курсом, посматривая на цену барреля, оставляя незыблемыми позиции олигархов и чиновников, успокаивая большую часть общества незначительными повышениями пенсий, зарплат и стипендий.

Даже в сложнейших новых обстоятельствах эта группа пытается любой ценой удержать сдёрнутое кризисом одеяло, а премьер-министр открыто, громко, ничуть не стесняясь непонимания населения, заявляет в конце сентября, что роль государства будет снижаться и, несмотря ни на что, «Россия останется с рыночной, либеральной экономикой». Где же ищет выход эта группа? Показательный пример — недавние переговоры с крупным иностранным бизнесом. Так, немецкая газета «Die Welt» откровенно написала: «Раньше, в годы растущих цен на нефть, представители российской власти плевали на иностранных инвесторов так же, как и частный бизнес в целом. Сейчас же, когда Россия переживает экономический кризис, лидеров немецкого бизнеса манят в Москву обещаниями вторичной приватизации, а премьер Путин уверяет: «Мы сделаем всё, чтобы ваша работа здесь была успешной».

Другую часть сегодняшней «элиты» можно условно назвать «модернизационной». Это люди, опирающиеся на статью Дмитрия Медведева «Россия, вперёд!», где провозглашен отказ от сырьевой модели экономики в пользу инновационной, «умной» экономики. Много говорится верных слов о необходимости здоровой политической конкуренции, даются более или менее объективные оценки застою и коррупции в среде чиновников, общественной апатии и самодовольному паразитизму крупного бизнеса. Эта президентская группа властной «элиты» настроена вполне самокритично, без труда называет многие вещи своими именами, чего не было долгие годы вообще. И по каким-то уже очевиднейшим вопросам, к примеру, по вопросу негативных последствий Единого госэкзамена или неэффективности госкорпораций, они проявляют готовность идти на поиски путей совместного сглаживания проблем.

В то же время в статье «Россия, вперёд!» нет ничего о социальной справедливости. Делается большой перегиб в сторону индивидуализма в ущерб исконной черте нашего народа — коллективизму. И главное: нет решения проблемы олигархического капитала. Там говорится о «ничего не предпринимающих предпринимателях», о том, что при их нынешнем восприятии своей роли «у них нет будущего». Но это всего лишь обозначение проблемы.

Статья действительно очень широко обсуждалась. Но при этом большинство аналитиков, публицистов, учёных, политологов, политиков самых разных взглядов, приходили в том или ином виде к одному и тому же выводу: невозможно изменить хоть что-то в сегодняшней системе, не поменяв в ней ничего принципиально. И, несмотря на то, что две властные группы довольно серьезно конфликтуют друг с другом, у нас не может быть иллюзий, они сходятся на общей платформе: охранительной по отношению к капиталистической системе. Да и в борьбе за влияние поддержка со стороны бизнес-сообщества продолжает оставаться значимым фактором. В силе остается принцип: «первым делом — олигархи, ну а граждане и экономика — потом».

Пока это подтверждается и вполне конкретными действиями в реальной политике. В статье идёт речь об инновациях, вложении средств в науку, промышленность, много слов о развитии. Всё правильно. А что на практике на примере приоритетов всё того же бюджета? Во всех разделах под существенное сокращение попали ассигнования на фундаментальные и прикладные научные исследования. В общей сложности на 10%. Сокращен по отношению к 2008 году раздел «жилищно-коммунальное хозяйство», он составил всего 69,6% от выделяемого ранее. Самому серьёзному сокращению подвергнуто сельское хозяйство: ассигнования на 2009 год всего 53% от показателей 2008 года.

Таким образом, политика по своей сути остается прежней, но вот атмосфера серьёзно меняется. Мы имеем сумму факторов. Первый: ухудшение социально-экономической ситуации для граждан. Второй: усиление обращений разных групп власти с призывами общественной поддержки. Третий: публичные финансово-бюрократические межклановые разборки в регионах и регионов с центром. Особенно ярко это было видно в Москве, где закрытие Черкизовского рынка, возбуждение уголовных дел в отношении ряда столичных чиновников и пикировка мэра Юрия Лужкова с министром финансов Алексеем Кудриным стали ярким свидетельством внутривидовой борьбы за ресурсные рычаги.

В результате сложения всех этих факторов разбалансирован многолетний консенсус «элит», активизировано критическое мышление общества, нарушено единое информационное пространство власти. Она, конечно, ещё не голая, но и не в стальных доспехах. И главным образом всё это сказалось на восприятии населением нашего основного оппонента, «партии власти» — «Единой России», которая и раньше была идеологически безликой, а теперь и вовсе, по существу, оказалась между двух стульев, попав в положение, в котором давно уже живёт вторая «партия власти» «Справедливая Россия». Но если эсэры всегда были «за» президента и премьера и против «Единой России», что хотя бы как-то можно было обосновывать, то единороссы оказались в куда более сложной ситуации. Весь энтузиазм заявлений «модернизаторов» и явная критика ключевых аспектов проводившейся ранее политики фактически легли тяжёлым камнем ответственности именно на «Единую Россию». Одной рукой они вроде поддерживают статью «Россия, вперёд!», другой же голосуют за кудринские законы. Эта двойственность, приверженность конъюнктуре и растерянность, — вот, с чем вступила в осенний избирательный цикл эта партия. Её скисшее лицо было невозможно утаить от нашего народа, довольно чуткого к подобной изворотливости. И падение рейтинга единороссов среди активной части граждан было очевидным для всех фактом.

Одновременно очень живо стала восприниматься в обществе повестка тех преобразований, которые содержатся в альтернативной программе КПРФ, а также в целом проблема вреда монополизма во власти. Осенью эта тематика прорывалось наружу настолько сильно, что протаранила даже привычные информационные барьеры. На телеканале НТВ в программе «Честный понедельник» предприниматели горячо дискутировали на тему иждивенчества олигархов. На ТВЦ в программе «Народ хочет знать» говорили о национализации природных ресурсов. Появляется письмо учёных, где звучит отчаянный голос научного сообщества о необходимости изменений в экономике. Буквально отовсюду бросался вызов российской действительности.

Власть не могла определиться, что делать в этой ситуации на выборах, то ли снять крышку с закипающей политической кастрюли, то ли прижать её покрепче, ошпарившись. После 11 октября, единого дня голосования, мы можем точно сказать, что был выбран второй вариант. Многие удивлялись: как так, ведь столько говорилось о важности открытой конкуренции партий? Объясняется просто: в ряде регионов при равных условиях и честном подсчёте голосов «Единая Россия» просто теряла бы большинство при сложении мандатов остальных фракций. В то же время губернаторы получили мощный стимул доказать свою состоятельность и лояльность и включили все механизмы для получения «нужных» результатов. Власть действовала по принципу «чем хуже ситуация, тем нужно действовать жестче». В Тульской области устроили немыслимые карусели «мертвых душ». В Марий Эл силовым путем препятствовали депутатам нашей фракции и лидеру партии. Апофеозом принципа «цель оправдывает средства» стали итоги выборов в Москве, где партия власти набрала примерно на 20% больше, чем в 2005 году, что не вписывается ни в какую социологию, статистику, математику и логику. И если во время прежних выборов соблюдались хотя бы какие-то формальные приличия, а сфальсифицированные результаты шумному хору кремлевских экспертов удавалось объяснять экономической стабильностью, то теперь проценты единороссов горели огнем, как на воре шапка. Они хотели дать ориентир обществу, что якобы большинство населения не только поддерживает курс, но и оценило антикризисные усилия. Заодно хотели нанести моральный удар по нам. Не вышло. И сила действия власти оказалась в этот раз равна силе противодействия.

Устроители этого избирательного фарса получили совершенно неожиданный бумеранг в виде демарша трех фракций в Государственной думе, покинувших зал заседания. Произошло это впервые в истории российского парламентаризма. И, может быть, не произошло бы вовсе, если бы не важнейший момент. Выходя из зала, представители всех трёх фракций уже точно чувствовали: общественное мнение на нашей стороне. Вскоре это ощутила и власть, дико испугавшись временного блока трёх фракций и запустив на всю катушку машину объяснения своих неправдоподобных результатов. Но машина не работала и не срабатывала. Именно в этом причина того отчаянного хамства, на которое сбились единороссы. Тут и пафосные обвинения в том, что мы работаем в угоду тем, кто хочет «поставить Россию на колени», и попытки найти какие-то наши промахи в работе. И как кульминация истеричный крик в адрес трёх фракций в программе «Судите сами» одного из фанатиков режима, члена Общественной палаты Валерия Фадеева: «Границы открыты. Вон отсюда!». И это после фразы президентской статьи: «Приглашаю к сотрудничеству и тех, кто не согласен со мной, но искренне желает перемен к лучшему». Такое вот сотрудничество. В этих экспертах говорит элементарный страх.

Мы вынудили их на этот раз не только объясняться, но и терять лицо, оправдываться. И делать это на всю страну. Это серьёзный успех нашей партии, который повлиял и будет влиять и на ход борьбы за честные выборы, и на политическую обстановку в целом. И если раньше мы ходили по судам под сочувственные взгляды прессы и наших сторонников, то сейчас мы идём туда с оптимизмом. И не только потому, что на ряде участков мы наверняка добьёмся отмены решений комиссий. И не только потому, что после нашей встречи с президентом удалось добиться, что вопрос гарантий оппозиции и изменений в избирательном законодательстве будет обсуждаться вновь и вновь и на Государственной совете, и в Государственной думе и, возможно, в рамках специальной комиссии. Главное: чем больше они сейчас как молитву повторяют фразу «идите в суд», тем яснее обществу истинный смысл происходящего и слабость «партии власти». Любопытен недавний опрос, проведенный на сайте газеты «Московский комсомолец». Да, это Интернет, где аудитория особая. Но даже для Интернета цифры фантастические! 50% считают, что выборы полностью сфальсифицированы. 31%, что сфальсифицированы более чем на половину. 16% говорят, что частично. И только 3% — считают прошедшие выборы честными. К нам стали обращаться и соучастники фальсификаций, рассказывая обо всех механизмах. В массовом порядке такого раньше не было.

У фарфоровой куклы — российской политической системы — чуть-чуть застучало сердце. Противоречия внутри власти, чувствительное падение авторитета «Единой России», оживление общественного внимания к оппозиции спровоцировали бурление буквально везде и во всём, вплоть до мелочей. Тут и словесный радикализм Владимира Жириновского, и голосование всех трёх фракций, кроме «Единой России», против бюджета, и внутренние кадровые дрязги в «Яблоке» и даже в стане «оранжевых». Недавно было дезавуировано и символическое табу последних лет: пресс-служба президента официально сообщила, что Дмитрий Медведев ознакомился с реакцией Михаила Ходорковского на свою статью. Идут сложные многовекторные процессы. А перед нашей партией ещё острее встала задача мобилизации для более динамичной работы с населением, для укрепления своей авангардной роли — единственной реальной оппозиции. Почва для этого — плодородная.

Тенденция, которая проявилась на первых выборах времён кризиса в марте, — отрыв КПРФ от «Справедливой России» и ЛДПР, — ещё чётче закрепилась в октябре. Результат КПРФ по трем регионам, — Москве, Тульской области и Марий Эл, — в 2 раза превосходит результат каждой из этих партий, он больше чем их совокупный показатель. КПРФ единственная партия, прошедшая во все законодательные собрания и занявшая вторые места. Средний процент «Единой России» — 63,8%, КПРФ — 14,5%, СР — 6,56%, ЛДПР — 6,15%.

Обобщённые результаты на выборах депутатов административных центров показывают ту же иерархию сил. «Единая Россия» — 44,6%, КПРФ — 24,4%, СР — 12,4%, ЛДПР — 13,1%. Таким образом, даже по формальным официальным цифрам поддержки, результаты выборов свидетельствует, что мы не просто выбрались из ниши «партийно-парламентских довесков», куда нас усиленно пытались загнать, но и удерживаем себя в качестве основного оппонента власти.

Если же задуматься о реальных цифрах поддержки КПРФ, которые показывают нам те регионы, где проходили муниципальные выборы, а также избирательные участки, где голоса были подсчитаны достаточно добросовестно, то наша партия дышит «партии власти» в спину. Выборы в Городскую думу Благовещенска — 23%, Нарьян-Мара — 28%, Южно-Сахалинска — 26%. Большой разброс городов — показательный срез. И везде рост на 10 и более процентов по сравнению с выборами в Государственную думу.

Разрыв между нашим средним показателем в 14% и 63% «Единой России» — это манипуляция, необходимая власти иллюзия, чтобы смотреть сверху вниз, не допускать даже намёка на то, что кто-то близок к смещению «партии власти». Но в жизни этого нет. И потому это не то, от чего могут опускаться руки. Фальсификация сказывается на количестве мандатов, но не может сказаться на действительном соотношении сил. Понимание настоящего соотношения сил, донесение этой правды до каждого активиста — наша задача. Потому что реальность и окрыляет и даёт нам новые импульсы к работе.

В условиях тотальных фальсификаций выборы нельзя считать замером поддержки, это лишь замер нашей возможности и способности выбить максимум результата в тех или иных условиях, создать новую парламентскую площадку на том или ином уровне. За нами люди, их много. Люди, которые только у нас видят реальную программу действий, последовательность позиции и открытую бесстрашную критику власти. Именно эти наши качества помогают нам стать вторым полюсом в борьбе за власть. И в политической работе важно и наше собственное самоощущение. Мы должны вести себя не «на 14%», а на все свои честно за нас отданные 30, а то и 35%.

Уважаемые товарищи!

Сочетая в своей борьбе парламентскую и непарламентскую работу, мы должны признать, что любая избирательная кампания, хоть и направлена на решение локальной задачи по созданию в том или ином регионе парламентской базы, — концентрирует в себе почти все направления. И потому, оценивая ситуацию, нам нужно посмотреть каждый аспект.

Первое. Управление кампаниями. С 2007 года над работой по выборам всех уровней установлен особый контроль. Создан Штаб ЦК КПРФ по выборам и проведению референдума, который с тех пор собирается в еженедельном режиме под руководством первого заместителя председателя ЦК КПРФ, с участием секретарей ЦК и представителей Отделов ЦК КПРФ. Штаб выполняет координирующие функции, занимается в основном крупными региональными кампаниями в законодательные органы власти субъектов России, оказывает содействие и во время муниципальных выборов в тяжелых для нас регионах. Оперативно информирует председателя ЦК КПРФ о ходе подготовки к выборам. На заседания Штаба регулярно приглашаются для отчёта первые секретари партийных отделений регионов, где проходят выборы. Устанавливаются ориентиры ожидаемого результата.

Активно работают отделы ЦК КПРФ по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний и по организационно-партийной и кадровой работе. Новый секретарь по выборам С.П.Обухов после XIII съезда партии уверенно вошёл в работу, укрепляет и развивает ту основательную базу, которая была наработана прежним секретарем О.А.Куликовым. После завершения каждого очередного цикла выборов со следующей же недели готовятся все необходимые информационно-аналитические и справочные материалы о ситуации в регионах, где предстоят очередные выборы, начинаются консультации с партийными отделениями на предмет выявления проблем, болевых точек территорий. Определяются основные направления агитации и контрагитации.

Отдел организационно-партийной и кадровой работы оказывает помощь по проведению пленумов и конференций. Ведет работу по обеспечению визитов председателя ЦК КПРФ Г.А. Зюганова и депутатов Государственной думы для отчёта во время выборов. Организует привлечение наблюдателей из соседних регионов. Сразу отмечу, что в плане оказания помощи региональным комитетам по контролю на выборах особенно ответственно проявили себя партийные отделения Московской, Рязанской, Смоленской, Ярославской, Владимирской, Калужской, Орловской и Липецкой областей, коммунисты Санкт-Петербурга, Удмуртии и Чувашии.

Всю необходимую поддержку работе Штаба оказывает Юридическая служба (В.Г.Соловьев). Постоянно включен в предвыборные процессы и отдел по агитационно-пропагандистской работе (Д.Г.Новиков), где готовится большое количество разнообразной продукции для регионов. Усилена и систематизирована работа по подбору и утверждению кандидатов в депутаты в соответствие с решениями Пленумов и Президиума ЦК. Этой работой в тесном взаимодействии занимаются Кадровая комиссия (В.С.Романов), отдел по организационно-партийной и кадровой работе (В.Ф.Рашкин) и по информационно-аналитической работе и проведению выборных кампаний (С.П.Обухов).

Естественно, на уставную деятельность, частью которой являются выборы, Центральным Комитетом во все регионы выделяется финансовая поддержка. В 2007 году, в год выборов в Государственную думу, она суммарно составила 172 млн. 662 тыс. рублей. В 2008 году более 85 млн. рублей. В этом году уже выделено почти 78 млн. рублей.

Помимо текущей работы, начала координации кампаний марта 2010 года, сегодня перед Центральным Комитетом в целом, Штабом ЦК по выборам, фракцией КПРФ в Государственной Думе — стоит одна из самых важных задач. Речь идёт о доведении до логического завершения всех тех сюжетов, которые мы обсуждали на встрече с президентом. Да, правильно и пишут, и говорят: нечего особенно надеяться, ни отмены результатов, ни публичного признания массового характера фальсификации от президента не следует ждать. Этого не будет, это не в интересах власти. Но мы должны максимально довести до логического конца все те случаи, по которым обращаемся в суд. Подготовиться к обещанному Госсовету по развитию политической системы, к работе комиссии по совершенствованию избирательного законодательства, к работе над законопроектом о гарантиях оппозиционной деятельности. Свой новый вариант проекта закона мы уже написали и передали президенту. Это будут трудные бои, но нужно сделать максимум зависящего от нас, чтобы перекрыть кислород фальсификаторам. Период, отведенный для этого, не такой большой. Уже в течение нескольких месяцев мы сможем понять, действительно ли власть готова к компромиссам по этой проблеме, и исходя из этого сделаем выводы, как действовать дальше. Нам не нужны успокоительные таблетки, нам нужны конкретные решения.

Второе. Агитация и пропаганда. По праву можно сказать, что на этом направлении за последнее время сделан ещё один большой шаг вперед. С одной стороны, мы вооружены самой актуальной программой. На её основе под каждые выборы в каждом регионе готовится и своя предвыборная платформа, которая состоит из двух частей: общефедеральных проблем и злободневной повестки региона. При этом любая наша программа всегда имеет коренное отличие от всех остальных: только мы ставим вопрос о возвращении природных ресурсов и базовых отраслей экономики народу.

С другой стороны, агитация всё лучше подается по форме. Если раньше мы много времени посвящали налаживанию современной сильной работы в центре, затем много помогали регионам, то теперь можно сказать, что многие организации способны работать творчески и интересно самостоятельно. Достаточно взять несколько самых свежих примеров этого года. Тут и интересный поиск Владимирского отделения в марте, когда на базе нашей агитации создавался фронт против монополизма «партии власти» с целью привлечения самого широкого круга избирателей. Тут и динамичная, построенная на позитиве подача молодой команды в Тульской области в октябре. Хорошие 5 спецвыпусков газеты в Москве. Агрессивный конфликтный стиль преподнесения материалов просто сеял панику в префектурах. Можно приводить немало примеров. Но важно выделить две проблемных точки.

Одна из таких точек — продолжающаяся тенденция по умышленному сужению властью поля для работы с избирателями. Везде это происходит по-разному, со своей спецификой. И в условиях применения самых разных механизмов зажима нашей активности, региональным штабам необходимо чёткое понимание: на что делать ставку в агитационной работе. Ведь даже если взять три наших осенних региона, то там сработали три разные схемы. В Москве нас отлучили от телевидения, сняли нашу наружную рекламу, уничтожали все самоклейки. Выход был найден в ручной раздаче многомиллионных тиражей газеты. В Тульской области, где трудно порой добраться до каждого района, удалось решить проблему эфиров на телевидении, и наши ролики, и сюжеты о работе, — постоянно присутствовали на экране. В Марий Эл возможности были сужены до предела. Их почти не было. Помогло народное сопротивление, протестная составляющая работы, лидерские качества председателя партии. КПРФ была единственной партией в республике, которая работала на улице и показала зубы. И люди, вышедшие с красными флагами в поддержку КПРФ — оказались лучшей агитаций. Основная задача: искать это «окно», где власть не досмотрела, находить оптимальную работающую траекторию выхода на людей.

Ещё одна проблема. Нюансы работы с людьми. В этом, к сожалению, силен далеко не каждый агитатор. А борьба за сердца и умы идет зачастую не в том зале, куда для встречи приехал депутат КПРФ из Москвы, а в очереди за продуктами, в подъезде, на встрече одноклассников и так далее. И далеко не все наши активисты пока умеют грамотно и точно объяснить, какой мы видим будущее России. И когда, отвечая на этот вопрос, мы начинаем апеллировать исключительно воспоминаниями о Советском Союзе и критикой нынешнего положения дел, то большой массив избирателей воспринимает нас как партию, оторванную от сегодняшней жизни. Безусловно, опыт СССР нужно максимально использовать. Но основываться только на нём в идеологической борьбе — это снижать доверие к себе как к силе, способной вести дискуссию о будущем страны. Процитирую записку, которая пришла мне от одного из наших молодых потенциальных сторонников во время одной из встреч наших кандидатов в Москве: «Я разделяю Вашу позицию, позицию других уважаемых людей в КПРФ, но разделить мнение людей, живущих прошлым, я не могу. Когда тезисами выступления являются только ностальгические воспоминания, не могу голосовать сердцем, лучше не приду на выборы». В то же время, нельзя впадать и в крайности. Сегодня растет поколение, которое не получило порцию зомбирования времён «перестройки» и 90-х годов. Оно не мыслит штампами. Не случайно работать с молодежью сегодня порой даже легче, чем с более старшим поколением, замотанным в заботах. Молодёжи интересно узнать правду об СССР. Им нередко кажется просто чудом то, как решался жилищный вопрос, какой была стипендия, оплата за проезд, профсоюзные путёвки. Да и в целом тема объективного взгляда на СССР не только не утихает, но даже набирает обороты. Пример советского общества — это чуть ли не единственный вызов потребительскому обществу, принципы которого уже вызывают отторжение. Не случайно власть, неспособная создать своему циничному времени своего героя, от безысходности уже раскрашивает Штирлица и придумывает ему фильм о молодости. Поэтому в агитации важен грамотный баланс. Для этого партийные отделения должны систематически заниматься агитучебой актива не только в плане теоретических знаний, но и умения выигрышно подать образ КПРФ. Умения и навыки рядового агитатора важны не меньше, чем думские выступления.

Третье. Организационная работа. Почему мы говорим о ней? И в ЦК, и в регионах у нас крепкие отделы по оргработе, костяк которых составляют опытные профессионалы ещё советской закалки. Но во время избирательных кампаний зачастую ощущается нехватка молодых оргработников, среднего звена. Свежих, современных ходов и идей на бумаге у нас много. Но на этапе реализации возникают трудности. Если качественно взглянуть на ситуацию, то молодёжь у нас больше сосредотачивается в юридических службах, пресс-службах, в работе с Интернетом. На оргработу спрос у молодых совсем не такой. А ведь во время выборов фронт организационной работы расширяется максимально. Тут и система распространения продукции, и создание агитпунктов, и подготовка конкретных мероприятий, и эффективная расстановка наблюдателей. Секретари по оргработе не могут во время выборов тащить на себе всё. В результате порой получается, что эти участки мы в пожарном порядке закрываем людьми из совершенно других профессиональных областей. В отдельных случаях приходится нанимать и инициативных людей со стороны. Нужно активнее искать и привлекать молодые партийные кадры с организаторскими способностями, давать им пространство для творческого воплощения идей.

Отмечу ещё один момент. Остается острой проблема распространения агитации. Мы умеем сделать грамотный агитпродукт. Умеем накопить средства, чтобы издать этот продукт мощным тиражом. Достаточно сказать, что на 8,9 млн. избирателей, проживающих в трёх регионах, где прошли выборы 11 октября, распространено 17 млн. экземпляров агитпродукции КПРФ, то есть в среднем почти по 2 на каждого. В то же время мы испытываем просто колоссальные трудности в том, чтобы эффективно донести продукцию до людей. Всецело полагаться только на коммерческие способы — на систему рассылки по ящикам, на наемных раздатчиков — нельзя. Но где тогда резервы? Жизненно необходимо вовлекать в агитационный процесс наших сторонников, — людей, которых в десятки раз больше, чем наших активистов. Задача очень сложная. Но этим надо заниматься. Мы уже после попытки организовать Всероссийский референдум говорили, что в результате сбора подписей у нас появилась база наших сторонников, нужно к ним обращаться. Можно поднять и использовать эту базу. Если её где-то нет, можно провести заблаговременно информационную кампанию по привлечению этих людей. Но нащупывать эту дорожку нужно. Когда идет борьба с административным ресурсом исполнительной власти региона — без работающей сети сторонников наш труд зачастую будет просто неэффективным. Если у каждого подъезда дворник снимает нашу наклейку, в этом доме вполне вероятно найдется хотя бы один сопереживающий нам человек, кто отследит и повесит заново. Любая кампания должна начинаться с этой микробитвы — битвы за отдельный подъезд, свой дом, улицу. Только тогда кампания может получиться по-настоящему массовой.

Четвертое. Протестная работа. Неотъемлемая часть наших избирательных кампаний. И, наверное, пока не раскрывшая своего потенциала до конца. Что удалось? Удалось добиться синхронности выступлений в регионах по ключевым вопросам всероссийской повестки. Удалось в ряде регионов удачно отладить взаимодействие с общественными силами. К примеру, в Самарской области вместе с коммунистами на митинг выходили работники заводов «Прогресс», «Моторостроитель» и других с требованиями погасить задолженности по заработной плате. В Тольятти на митинг вышли работники АвтоВАЗа, в Чапаевске сотрудники «Полимера», «Промсинтеза», «Металлиста» и многих других предприятий. В Кировском районе города Новосибирска прошёл митинг, организованный Кировским отделением КПРФ совместно с профсоюзами крупнейших машиностроительных заводов района. Таких примеров пока меньше, чем хотелось бы, но они есть. И в этом плане, возможно, следовало бы, по крайней мере, на время избирательных кампаний максимально конкретизировать тематику акций до совершенно близких и понятных людям проблем. Мы реалисты, и должны понимать, что вывести на улицу широкие слои граждан можно сегодня только по тем вопросам, которые волнуют людей с прагматической точки зрения. Просто «за смену курса» сегодня очень трудно вывести людей. И по-настоящему массовые акции получаются там, где в явной форме ущемляются права и интересы граждан. Нужно быть первыми в выявлении этих проблем и помогать людям выразить своё возмущение. Что касается региональных протестных штабов, то где-то работа идет лучше, где-то хуже. Наиболее оперативно и слаженно работают Новосибирская, Омская, Орловская, Псковская, Ростовская организации, коммунисты Северной Осетии и Чувашии, Волгоградской, Иркутской, Кировской, Свердловской, Саратовской и Ярославской областей.

Отмечу также необходимость более серьёзно проработать вопрос информирования о наших акциях. Сегодня узнать о месте, времени и теме мероприятия можно либо из партийной печати и нашего сайта, либо от секретаря своей партийной организации. Иногда помогают объявления по радио, если перед акцией получается пробиться в эфир. Но этого крайне недостаточно. И нужно пытаться задействовать любые способы. Это и реклама в Интернете, и размещение анонса на коммерческой основе в массовой газете, и подготовка малоформатных наклеек для распространения по населённому пункту. Конечно, потребуется выделение средств. Но в рамках выборной кампании — их нужно направлять и на эти цели. Даже если человек не придет на акцию, подобное объявление-анонс в любом случае станет работающим, наглядным агипродуктом партии.

Последнее, пятое, традиционное: контроль. Несмотря на произвол властей, контроль за подсчётом голосов мы, безусловно, ослаблять не должны. Более того, необходимо это направление серьёзно усилить. Прошедшие выборы показали, что здесь у нас остаётся огромное количество проблем. Сейчас зачастую регионы определяются в последний момент: есть ли люди, сколько их и куда направить. А когда так: неминуемо образуются дыры в день голосования. Отлично, что налажена помощь из соседних областей. Но необходимо готовиться заранее. Напрашивается создание что-то вроде курсов или школы для наблюдателей. Важен и более внимательный кадровый подбор. К сожалению, многие, кто готов помочь нам на участках, ещё воспринимают день голосования как праздник, а не как борьбу. Сколько пожилых людей убаюкали предложениями попить чаю или пойти отдохнуть. Сколько молодёжи отправили с обходной урной. Так что не только организация контроля, но весь спектр вопросов, касающихся противодействия фальсификации — должны быть во внимании предвыборных штабов не с первого дня кампании, а ещё до её начала. Иначе вся остальная работа уйдет не в урну для голосования, а в мусорное ведро.

Уважаемые товарищи!

Находясь в оппозиции, работая без преувеличения в авторитарных условиях, мы смогли не только сохранить партию, но и сохранить её лицо, не дать превратить нас в одну из декораций системы. Мы смогли не просто удержать и укрепить парламентскую составляющую работы, но и сгенерировать наиболее точный прогноз развития событий, составить программу выхода из кризиса и программу развития, созвучную и позиции научного сообщества и мировым тенденциям. Это огромные ценности, которые нужно беречь. Ведь только это открывает нам политические перспективы.

Все обозначенные тенденции говорят о высоком потенциале для активизации работы, необходимости мобилизации партии и наших сторонников. Экономика продолжает падать. Власть находится в тупике. Они знают, что уровень их поддержки стремительно снижается. Реальные денежные доходы населения с поправкой на инфляцию составили в сентябре 2009 года уже только 95% от прошлогодних. А реальная заработная плата — 94,8% от уровня сентября 2008 года. Будет дальнейшее снижение, будут новые массовые сокращения. Будет расти разочарование. Наши оппоненты на красный флаг реагируют уже как бык на корриде. Всё, на что способна сегодня «партия власти», это «работа на телекамеру» и графомания. Новые тезисы их программы, которую они примут в ноябре, — это картина рая на земле. Только это на бумаге. И они ещё больше оторвут свои обещания от суровой действительности. Фальшь станет заметнее. Нам крайне важно сейчас уходить с навязываемого нам политического «пятачка» в самые широкие массы людей. Становиться объединяющим центром для всех мыслящих сил общества. Только яркий маяк нашей политической программы и принципиального политического поведения поборет апатию общества.


Назад к оглавлению