Журнал Центрального Комитета КПРФ

В.Н.Ембулаев. Вперёд, а не назад, к социализму!

Периодизация общественного развития

Известно, что основой жизни и развития человеческого общества является материальное производство. Однако материальное производство осуществляется не вообще, а только при определённом способе производства, одну сторону которого составляют производительные силы — средства производства и люди, приводящие их в действие в целях производства материальных благ, а вторую — производственные отношения, то есть отношения между людьми в процессе общественного производства. Определяющим фактором сущности, характера производственных отношений является форма собственности на средства производства. Именно отношение к средствам производства определяет в первую очередь положение различных общественных групп и классов в том или ином обществе, взаимоотношения между ними, распределение материальных благ (результатов производства). Поэтому в данной статье рассматривается вопрос отношения производителей материальных благ к орудиям производства в различных общественных формациях и на основе этого делается вывод, какое должно быть у них отношение к средствам производства на современном этапе экономического развития.

Историю экономического развития общества невозможно исследовать без её научной периодизации, основанной на идее возникновения, развития и смены способов производства. Первобытнообщинный способ производства, при котором отсутствовала частная собственность на орудия и средства производства, отсутствовали общественные классы, сменился рабовладельческим. Рабовладельческий способ производства, при котором и средства производства, и непосредственный производитель (раб) являются частной собственностью, сменился феодальным. На смену феодальному способу производства, в основе которого лежит частная собственность на средства производства и личная зависимость производителя (крестьянина), имевшего свое хозяйство, пришёл капиталистический. Буржуазный способ производства, основанный на эксплуатации капиталистом непосредственного производителя материальных благ (рабочего), лишённого средств производства и вынужденного продавать свою рабочую силу как товар, трудиться на капиталиста, закономерно — согласно марксистско-ленинской теории общественного развития — должен смениться коммунистическим способом производства, начальной фазой которого является социализм, где должна господствовать общественная собственность на средства производства и нет места эксплуатации человека человеком.

Однако те метаморфозы с мировой системой социализма, которые произошли в конце XX столетия, многих заставили усомниться в данном выводе. Поэтому есть необходимость рассмотреть периодизацию развития общества, особо обращая внимание на отношения производителей материальных благ к орудиям производства в различных общественных формациях, и на основе этого показать, какие производственные отношения являются перспективными в настоящее время и определить при этом отношение производителей материальных благ к орудиям производства. И тогда можно ответить на вопрос — что является прогрессивным путём развития для России: переход от социализма к капитализму или от капитализма к социализму?

Первобытнообщинный строй охватывает огромный исторический период: отсчёт его истории начался сотни тысяч лет назад и длился примерно до VI века до новой эры, то есть до возникновения классов в обществе.

Этот строй с общим трудом и равенством в распределении средств жизнеобеспечения был единственно возможной общественной системой, способной гарантировать выживание и развитие человека на первоначальном этапе общества. Примитивно существовавшая сплочённость, необходимая человеку в его суровой борьбе за существование, и делала этот коллектив исторически первой производительной силой. В его рамках люди производили средства своего труда и воспроизводили сам коллектив с его системой связей и отношений. Средства существования брались готовыми от природы: добывались с помощью охоты, рыболовства, собирательства.

Первая великая революция в производительных силах произошла тогда, когда люди стали производить не только орудия труда (каменные, а затем и металлические), но и средства существования, то есть когда появились земледелие и скотоводство. Она знаменовала переход от присваивающей экономики к производящей, которая создала качественно новые материальные основания для развития человеческой истории.

Новые основания сразу дали о себе знать в виде социально-экономических последствий: полукочевой образ жизни коллектива постепенно стал переходить в осёдлый, сопровождаемый созданием территориальной, соседской общины, объединявшей людей по принципу совместной собственности на землю — основное средство производства в тех условиях. Отдельный человек относился к земле как к средству производства данной общины, поскольку являлся её членом, то есть его отношение к средствам производства было опосредствовано принадлежностью общине. Вне общины он — ничто. При этом орудия производства были орудиями индивидуального пользования. Отсюда следует, что в первобытнообщинном обществе производители материальных благ, — а ими были все члены общества, — владели, пользовались и распоряжались орудиями производства.

Производственные отношения первобытного общества, способствовавшие до определённого времени росту его производительных сил, в дальнейшем стали тормозить развитие хозяйственной деятельности людей. Совершенствование орудий производства привело к тому, что труд человека становился всё более производительным. Стали производить материальных благ больше, чем требовалось для поддержания жизни. Появился прибавочный продукт, то есть излишек продуктов сверх их необходимого количества, расходуемого человеком для своего существования.

Отделение земледелия от скотоводства и развитие ремесла создавали объективные предпосылки для товарного производства, изготовления продуктов, предназначенных для обмена. Возник и стал развиваться регулярный обмен продуктами между отдельными первобытными общинами.

Меновые операции оказались, как правило, в руках тех, кто стоял во главе первобытных общин, — старейшин родов, племенных вождей. Они первоначально выступали от имени общин, но постепенно стали присваивать себе часть общинного достояния и превращать её в продукты обмена в целях личного обогащения. Распространённым объектом возникающей частной собственности, то есть продуктов, которые предназначались не для личного пользования, вначале являлся скот, впоследствии ею становятся и орудия производства, и различная домашняя утварь, украшения.

Формирование частной собственности явилось тем объективным процессом, который привёл к разложению первобытнообщинного строя. Это выразилось, прежде всего, в распаде родовой общины. Произошло хозяйственное обособление отдельных семей, которые начинают вести индивидуальное хозяйство и превращают орудия производства в частную собственность. Такие семьи владеют в качестве частной собственности приусадебными земельными участками, надворными постройками, скотом, сельскохозяйственным инвентарем. В общинной же собственности сохранились пахотная земля, леса, луга, пастбища, водоёмы. Однако и пашня вскоре также стала в результате периодических переделов превращаться в частную собственность.

Расширение рамок частной собственности и замена ею общественной собственности на средства производства не могли не вести к имущественному и социальному неравенству людей. Появились более богатые и менее зажиточные члены общин. Так возникли контуры будущего классового общества, элементы немногочисленного эксплуататорского класса (верхушки общества) и эксплуатируемого класса — всей остальной массы народа, которые своим трудом производили материальные блага. Появление классов означало гибель первобытнообщинного строя.

Итак, суммарным итогом изменения экономических условий, действующих факторов, общественных отношений было становление эксплуататорского классового общества. Классы возникли как естественное социальное следствие развития производительных сил на определённом уровне общественного производства. С этого момента именно движение общества в классовых противоположностях выступало формой дальнейшего развития производительных сил.

Рабовладельческое общество охватывает период истории от VI в. до новой эры до V в. новой эры, — можно сказать более точно, до 476 года, когда с гибелью Римской империей явилась одновременно гибель и рабовладельческого строя.

В процессе образования частной собственности стало экономически выгодным заставлять военнопленных работать на себя, превращать их в рабов. Первыми рабовладельцами стали руководители общин и военачальники. Превращали в рабов и соплеменников — за долги, за определённые проступки. В результате произошло первое классовое деление общества — на рабов и рабовладельцев.

Экономический строй рабовладельческого общества характеризовался полной собственностью рабовладельцев на средства производства и на самих работников производства — рабов, которые не имели никаких прав и подвергались жестокой эксплуатации. Рабский труд носил открыто принудительный характер, поэтому рабовладелец должен был принуждать раба к труду. И в целях поддержания господства класса рабовладельцев над классом рабов создается аппарат насилия и принуждения — рабовладельческое государство.

Рабовладелец распоряжался не только трудом раба, но и его жизнью. Отсюда следует, что в рабовладельческом обществе рабы, как производители материальных благ, только пользовались орудиями производства, а владели и распоряжались — рабовладельцы.

Эксплуатация — и в этом её противоречивая историческая роль, — делая труд более напряжённым и интенсивным, вместе с тем позволила освободить от труда в материальном производстве часть членов общества, создала материальную базу для отделения умственного труда от физического. А такое отделение представляло на том уровне производства необходимую основу для прогресса культуры, духовной жизни, духовного производства. Так появились производители духовных благ общества.

Другим видом общественного разделения труда было отделение города от деревни. Образование городов как центров ремесла, торговли, политической жизни и культуры явилось важным условием и фактором дальнейшего прогресса производительных сил.

Насилие и принуждение при рабстве способствовали обострению классовой борьбы внутри государства. Восстания рабов переплетались с борьбой эксплуатируемых мелких крестьян против рабовладельческой верхушки и крупных землевладельцев.

Дальнейшее развитие рабовладельческого общества сопровождалось увеличением числа восстаний и их жестоким подавлением, а также непрерывными войнами между государствами в целях пополнения дешёвыми рабами, что в конце концов привело к уменьшению населения и гибели ремесла, к запустению городов и сокращению торговли. Как следствие, крупное рабовладельческое производство, при котором используемые средства труда могли приводиться в действие лишь отдельными людьми, становилось экономически невыгодным. И тогда рабовладельцы начали отпускать на волю значительные группы рабов, труд которых уже не приносил доходов, и прикреплять их к мелким земельным участкам. Это был новый слой мелких производителей, занимавших промежуточное положение между свободными и рабами и имевших некоторую заинтересованность в результатах своего труда. Это были будущие крепостные крестьяне. Так в недрах рабовладельческого общества зарождались элементы нового эксплуататорского строя — феодального.

Следовательно, на первом этапе появления рабовладельческого общества производственные отношения способствовали развитию производительных сил, которые со временем переросли рамки существующих отношений, что сопровождалось социально-экономическими потрясениями в обществе и выражалось в виде восстаний рабов. Изменившиеся со временем производительные силы требовали замены существующих рабовладельческих производственных отношений новыми — феодальными.

Феодальное общество охватывает период истории от V до XVI века, то есть до первой успешной буржуазной революции в Нидерландах (Голландии) 1566—1609 годов.

Феодальные производственные отношения явились такой общественной формой, которая сделала возможным дальнейшее развитие производительных сил. Крестьянин, имевший своё хозяйство, был заинтересован в результатах своего труда, его труд был более эффективным и производительным по сравнению с трудом раба.

В основе феодального способа производства лежит собственность феодалов на землю и их неполная собственность на работников — крепостных крестьян. Для феодализма характерна система эксплуатации лично зависимых от феодала непосредственных производителей материальных благ.

Основной формой, в которой осуществлялась эксплуатация феодалами крестьян, была феодальная рента, поглощавшая зачастую не только прибавочный труд, но и часть необходимого труда крепостных крестьян. Феодальная рента была экономическим выражением собственности феодала на землю и неполной собственности на крепостного крестьянина. Исторически существовало три её вида: отработочная рента (барщина), рента продуктами (натуральный оброк) и денежная рента (денежный оброк).

Обычно все эти три вида феодальной ренты существовали одновременно, однако в различные исторические периоды феодализма одна из них была превалирующей. Сначала доминирующей формой феодальной ренты была отработочная, затем — рента продуктами, и на последних этапах феодального способа производства — денежная рента. Эта последовательность применения в качестве доминирующей различных форм феодальной ренты показывает, что в процессе развития производительных сил производственные отношения, изменяясь по форме, старались приспосабливаться к непрерывно изменяющимся производительным силам. Однако денежная рента оказалась последней формой феодальной ренты, она явилась предшественницей первоначального накопления капитала.

Следовательно, в условиях феодального способа производства крестьяне наделялись землёй, которая принадлежала феодалам или крупным землевладельцам, и имели своё хозяйство. Пользуясь землёй помещиков-феодалов в качестве надела, крестьянин обязан был работать на них или обрабатывать их землю своими орудиями производства, или отдавать им прибавочный продукт своего труда. Отсюда следует, что в феодальном обществе крестьяне, как производители материальных благ, пользовались, владели и распоряжались орудиями производства.

Развитие феодализма прошло три больших периода. Ранний феодализм, — с V до конца X века, — это время формирования феодального строя, когда складывалось феодальное крупное землевладение и происходило постепенное закрепощение феодалами свободных крестьян — общинников. Полностью господствовало натуральное хозяйство. Развитой феодализм, с X по XV век, — это время не только полного развития феодального производства в деревне, но и развития городов с их цеховым ремеслом и торговлей. На смену политической раздробленности приходят централизованные крупные феодальные государства. Это время мощных крестьянских восстаний, потрясавших общество развитого феодализма. Поздний феодализм, конец XV — середина XVII века, — время разложения феодализма и вызревания в его недрах нового капиталистического способа производства.

Разложение феодализма и переход к новым (капиталистическим) производственным отношениям произошёл в результате свершившейся второй великой революции в производительных силах — стали использовать паровую, а затем и электрическую, энергию и простые ремесленные орудия ручного труда стали заменять машинами. Для организации машинного производства потребовалась концентрация больших материальных средств на одном полюсе и наличие свободных рук — на другом. Поэтому капиталистическому способу производства предшествовал период так называемого первоначального накопления капитала, историческое значение которого сводится к отделению непосредственного производителя материальных благ от средств производства и образованию полюсов богатства и нищеты. В классической форме этот процесс состоял в том, что крестьян сгоняли с земли, лишая их тем самым средств к существованию, обрекая на голод и нищету, бродяжничество.

Концентрация огромных материальных богатств на одном полюсе и существование голодных и нищих на другом привело к социальным взрывам в обществе, которые выражались в форме мощных восстаний и бунтов крестьян. Это наглядно подтверждало факт о несоответствии старых (феодальных) производственных отношений значительно выросшему уровню производительных сил. Так в недрах феодализма вызревала необходимость появления новых производственных отношений — капиталистических.

Таким образом, на первом этапе появления феодального общества производственные отношения способствовали развитию производительных сил, которые со временем переросли рамки существующих отношений, что сопровождалось социально-экономическими потрясениями в обществе и выражалось в виде крестьянских бунтов и восстаний. Изменившиеся со временем производительные силы требовали замены существующих феодальных производственных отношений новыми — капиталистическими.

Капиталистическое общество свой отсчет начало с XVI века и охватывает период вплоть до начала XX века, до первой успешной социалистической революции в России в 1917 году.

Капиталистические производственные отношения явились такой общественной формой, которая сделала возможным дальнейшее развитие производительных сил. Крестьяне, освобождаясь от земли, освободились и от всякой зависимости от помещиков, становились свободными: эту свободу они получали вместе со свободой от всяких средств к существованию. У них ничего не оставалось, кроме свободных рабочих рук — собственной рабочей силы. Собственник рабочей силы мог соединиться с орудиями труда, став их необходимым элементом при машинном производстве, лишь продав её собственнику средств производства, владельцу капитала.

Собственника рабочей силы никто не заставлял продавать свою рабочую силу капиталисту. Но он вынужден был это делать, чтобы не умереть с голоду. Капиталиста же жёсткие законы конкурентной борьбы, давление рыночной стихии, стремление к увеличению прибыли любой ценой, в том числе и жестокой эксплуатацией производителей материальных благ, ставили перед необходимостью рационализировать производительность труда, вводить новые машины и т. п. Эти отношения ставят и рабочего, и капиталиста в положение, принуждающее их действовать вполне определённым образом под давлением чисто экономического принуждения, при котором нищий собственник своей рабочей силы превращался в наёмного рабочего — пролетария, богатство становилось капиталом, а его собственник — капиталистом. Рост капитала и обогащение капиталиста осуществлялись за счёт присвоения им прибавочной стоимости, создаваемой пролетарием, иными словами, за счёт эксплуатации.

Именно такие производственные отношения соответствовали производительным силам при частной собственности на средства производства, основанных на техническом базисе машинного производства. Именно эксплуатация наёмного труда и погоня за прибылью — источник обогащения и движущий мотив деятельности буржуазии. При этом следует отметить, что в капиталистическом обществе наёмные рабочие (пролетарии), как производители материальных благ, только пользуются орудиями производства, а владеют и распоряжаются — капиталисты.

Безусловно, капиталистические производственные отношения дали мощный толчок развитию производительных сил и вызвали их бурный прогресс. Однако соответствие этих отношений новым производительным силам уже первоначально включало в себя и противоречие, которому суждено было сыграть очень важную роль в судьбах капитализма. Дело в том, что, оставаясь обществом, основанном на частной собственности на основные средства производства, капитализм придаёт самому процессу производства общественный характер, ибо машинное производство требует, с одной стороны, объединения людей в процессе производства, а с другой — широкого разделения труда в масштабах всего общества. В отличие от крестьянина или ремесленника, присваивающих продукт своего личного труда, капиталист присваивает на правах частного собственника продукт коллективного труда других людей. Так возникает противоречие между общественным характером производства и частнокапиталистическим способом присвоения результатов труда — основное противоречие капиталистического способа производства, заложенное в его природе. Оно проявляется в кризисах, борьбе классов и иных социальных антагонизмах капиталистического общества. Окончательное разрешение этого противоречия возможно лишь при условии установления производственных отношений в соответствие существующим производительным силам, достигается формированием общественной собственности на средства производства, что будет соответствовать общественной природе современных производительных сил. А это подтверждает неизбежность появления нового типа общества, называемого коммунистическим, первой фазой становления которого является социализм.

Следовательно, на первом этапе появления капиталистического общества производственные отношения способствовали развитию производительных сил, которые в настоящее время переросли рамки существующих отношений, что сопровождается социально-экономическими и политическими потрясениями в обществе и выражается в виде забастовок, протестов и требований рабочих. Изменившиеся со временем производительные силы требуют замены существующих капиталистических производственных отношений новыми — коммунистическими. И, как следует из теории марксизма-ленинизма, первой фазой коммунистического общества является социализм.

Коммунистическое общество начало свой отсчёт с XX века, конкретно с 1917 года, после успешной победы Великой Октябрьской социалистической революции в России. Данное общество должно, согласно марксистско-ленинской теории развития общества, пройти две фазы, первой из которых является социализм.

Анализ строительства социалистического общества во многих странах, — сегодня Китай, Вьетнам, Куба, Северная Корея, Лаос продолжают строить новые производственные отношения, что положительно сказывается на темпах роста производства в этих странах, — позволяет сделать следующие выводы. Социалистические производственные отношения в противоположность капиталистическим исключают частную собственность, эксплуатацию человека человеком, отношения господства и подчинения и вырастающие на их основе социальные структуры. Основой этих отношений является общественная социалистическая собственность на средства производства, которая обуславливает замену эксплуатации отношениями социального равенства, коллективизма и сотрудничества, планомерное развитие производства и распределение произведённого продукта соответственно количеству и качеству отданного обществу труда, что призвано обеспечить материальную заинтересованность каждого в результатах трудовой деятельности. Социалистические производственные отношения позволяют подчинять экономику сознательному плановому регулированию, ориентированному на обеспечение потребностей и интересов самих трудящихся и использовать для развития производства экономические механизмы, вытекающие из уровня развития производительных сил.

Так как социалистические производственные отношения вырастают из капиталистических, то они ещё несут в себе некоторые элементы предыдущих производственных отношений. Но при этом есть и существенные отличия: если экономические механизмы капиталистического общества формировались стихийно и затем закреплялись юридически, то экономические механизмы социалистического производства создаются сознательно. И главная при этом цель — направить всё общество на достижение позитивных социальных целей, отвечающих действию объективных законов его развития. Поэтому производственные отношения социализма открывают широкие возможности для развития производительных сил, роста производительности труда, сохранения природных условий жизнедеятельности общества.

Именно функционирование экономических механизмов, — включая виды собственности, систему планирования и управления, формы обмена, распределения средств производства и потребления, права руководителей предприятий и производственных отношений и т. д., — создаёт определённые объективные условия для производственной деятельности людей. А вот как реально использовались эти объективные условия в странах социализма, которые сегодня пошли по пути реставрации капитализма, и почему так произошло — это уже другой вопрос.

В коммунистическом обществе трудящиеся, как производители материальных благ, должны пользоваться, владеть и распоряжаться орудиями производства. А это означает, что при социализме трудящиеся должны приобщаться к умению быть собственниками орудий производства на своём предприятии, из чего вытекает их обязательное участие в решении вопроса о распределении получаемой прибыли: сколько отдать на развитие производства, сколько отдать государству в виде налогов и сколько оставить себе для развития их окружающей инфраструктуры.

И если в стране, которая называет себя социалистической, данный вопрос решается государственными чиновниками без участия производителей материальных благ, — хотя бы через их представителей, — то нельзя говорить о том, что в этой стране собственность на средства производства является общественной. Правильнее сказать, она является государственной, а поэтому социальные конфликты неизбежны и уровень производительных сил будет требовать её разгосударствления, что и произошло, например, в СССР. Только вот единственно верный путь разгосударствления собственности в этих странах был бы в сторону её обобществления, как это требует закон развития истории человечества, а не в сторону первоначального накопления капитала через свободную конкуренцию. И полагать, что сегодня можно вернуться назад, в «золотой век» свободной конкуренции — полный абсурд, ибо это противоречит и объективной логике развития, и закономерным тенденциям обобществления производства. И полное непонимание или игнорирование законов развития истории приводит лишь к нарастанию социальных конфликтов.

Итак, связь между производительными силами и производственными отношениями заключается в том, что, с одной стороны, производительные силы — это материальная основа производственных отношений, обуславливающая тот или иной их тип, а производственные отношения должны соответствовать достигнутому определённому уровню производительных сил. В противном случае нарушается нормальное развитие, наступает торможение роста производительных сил и происходят социальные потрясения в обществе. С другой стороны, производственные отношения существуют не ради самих себя, а как форма развития производства.

Из каждой точки на прямой выходят две линии: одна в направлении вверх, которая отражает непрерывный рост производительных сил, а другая — горизонтально, отражающая производственные отношения, которые остаются неизменными в определённом историческом периоде. Производительные силы непрерывно возрастают и их развитие можно только затормозить, но невозможно остановить, тем более повернуть назад. Производственные отношения, оставаясь некоторое время неизменными, при определённом уровне развития производительных сил приходят в антагонистические противоречия с ними, разрешение которых возможно лишь при уничтожении старых и возрождении новых производственных отношений (на рис.1 этот процесс показан скачком с горизонтальной линии в новую точку).

Точки на прямой (со 2-й по 4-ю включительно) можно рассматривать как критические точки в развитии истории, — 1-ю и 5-ю точки нельзя называть критическими, так как для 1-й точки (первобытнообщинное общество) предысторией является развитие живой и неживой природы в основном без Homo sapiens, а для 5-й точки (коммунистическое общество) будущее пока можно только спрогнозировать.

Так вот, в маленьких окрестностях точек на прямой развития истории можно отметить следующие состояния общества: чуть ниже по линии от точки характеризуется мощными и часто повторяющимися социальными конфликтами во многих государствах и в некоторых из них они неизбежно завершаются социальными революциями; чуть выше по линии от точки характеризуется тем, что вначале одно государство (или небольшое число государств) после успешной социальной революции строят новые производственные отношение. И в это время, как правило, появляются лица, которые высказывают свою точку зрения на развитие истории: мол, что вы делаете, разве не видите, что весь мир живет «по-старому», а вы в одиночестве хотите жить «по-новому»?

Однако, как показывает развитие экономической истории, впоследствии именно эти новые производственные отношения играют главную роль в развитии передовых в политическом и экономическом отношениях государств. Именно создание производственных отношений, соответствующих уровню производительных сил, исключает социально-экономические и политические конфликты и позволяет ускорять темпы производства. Отсюда вытекает вывод, что каждый член общества должен формировать свою активную позицию в направлении формирования и развития новых производственных отношений, соответствующих достигнутому уровню производительных сил.

Так как в современных экономически развитых капиталистических странах периодически вспыхивают социальные конфликты, которые по природе своей являются антагонистическими, то неизбежно они должны завершиться социальной революцией. И на смену капиталистическим отношениям обязательно придут коммунистические. Придут тогда, когда большинство членов современного общества осознают необходимость смены устаревших производственных отношений, которые уже пришли в несоответствие достигнутому уровню производительных сил, что проявляется в периодически повторяющихся социальных конфликтах. Вопрос только во времени.

С другой стороны, как показало описание этапов развития истории, отношение производителей материальных благ к орудиям производства периодически меняется на противоположное, что можно отразить графически следующим образом (см. рис 2): прямая I отображает отношение производителей материальных благ к орудиям производства, которое характеризуется тем, что они только пользуются, а владеют и распоряжаются другие (в точке 2 — рабовладельческое, в точке 4 — капиталистическое общества), прямая II — тем, что они пользуются, владеют и распоряжаются орудиями производства (в точке 1 — первобытнообщинное, в точке 3 — феодальное общества). Как следует из рис. 2, новый общественный строй, который придёт на смену капитализма, находится на линии II. Отсюда следует вывод, что в коммунистическом обществе отношение производителей материальных благ к орудиям производства заключается в том, что они будут пользоваться, владеть и распоряжаться ими.

Однако вопрос о том, когда же эти новые производственные отношения займут своё историческое место в развитии общества и будут играть главную роль в процессах производства, остаётся открытым. Дело в том, что капитализм на современном этапе, решая две взаимоисключающие задачи экономического развития, — с одной стороны, максимизация прибыли, а с другой — спасение капиталистических производственных отношений, — периодическими уступками приглушает социальные конфликты в собственных странах за счёт жестокой эксплуатации «третьих стран». Другими словами, капитализм научился переносить социальные конфликты из стран, в которых производительные силы уже переросли существующие производственные отношения, в «третьи страны», где производительные силы находятся пока на уровне капиталистических производственных отношений.

Следует отметить, что период становления нового общества будет значительно короче, чем предыдущий. Такой вывод вытекает из описания периодов развития истории (см. рис. 3): первобытнообщинное общество (линия 1—2) охватывает исторический период в десятки, если не сотни, тысяч лет (от появления Homo sapiens и до VI в. до новой эры); рабовладельческое общество (линия 2—3) — в тысячу лет (от VI в. до новой эры вплоть до 476 г.); феодальное общество (линия 3—4) — почти в 11 сотен лет (с 456 г. по 1566 г.); капиталистическое общество (линия 4—5) — в 350 лет (с 1566 г. по 1917 г.). Коммунистическое общество со своей первой фазы (социализм) начало свой отсчёт с 1917 года.

Как показано на рис. 3, исторические периоды «жизни» общественных формаций сокращаются по мере развития производительных сил: чем выше их уровень развития, тем короче «жизнь» общественной формации. Из этого также следует, что на формирование очередных, коммунистических производственных отношений, которые придут на смену капиталистическим, история отводит значительно меньше времени.

Сокращение периодов развития общественно-экономических формаций — каждой последующей в сравнении с предыдущей — наводит на мысль, что поступательное развитие производительных сил неизбежно приводит к становлению таких производственных отношений, когда их дальнейшее развитие будет основано на постоянном, причём осознанном, регулировании производственных отношений в обществе. А это можно осуществлять только в условиях формирования общественной собственности на средства производства, что соответствует общественной природе современных производительных сил. Частная собственность на средства производства в современном обществе должна уступить место общественной собственности.

Разрушение СССР, нанёсшее мировому прогрессу колоссальный ущерб, не означает прекращение эпохи движения к социализму и коммунизму. Откаты назад и задержки в движении развития общества были всегда, но рано или поздно новое приходило на смену старому. Так следует смотреть и на происшедшее в нашей стране и других бывших социалистических странах.

Общий вывод из данной статьи заключается в том, что развитие производительных сил неизбежно приводит к становлению социалистических (коммунистических) производственных отношений, при которых должна господствовать общественная собственность на средства производства и нет места эксплуатации человека человеком. И отрицать это может только тот, кто не признаёт тесной связи между производительными силами и производственными отношениями, что производительные силы — это материальная основа производственных отношений, которые обладают тенденцией развития и совершенствования, и что производственные отношения должны соответствовать определённому уровню производительных сил, ибо в противном случае нарушается нормальное развитие общества, сопровождаемое социальными конфликтами. Подтверждение тому — разразившийся современный мировой кризис, который показывает, что в XXI веке производительные силы настолько оказались развитыми, что на повестку дня встал вопрос о смене капиталистических общественных отношений более совершёнными, а именно — социалистическими. Так что лозунг «Вперёд, а не назад, к социализму!» является актуальным для политической деятельности на современном этапе развития цивилизации.


Назад к оглавлению