Журнал Центрального Комитета КПРФ

СНОВА СТАТЬ СТРАНОЙ УЧЁНЫХ. Выступление председателя ЦК КПРФ Г.А.ЗЮГАНОВА

Дорогие товарищи!

У нас сегодня исключительно важный Пленум. Развитие науки и образования — это ключевая проблема, которая находится в центре внимания всего общества и от решения которой в полном смысле слова зависит будущее нашей страны.

Напомню, что в начале прошлого века Россия вчистую проиграла Русско-японскую войну. Анализировали причины, и одна из главных, как было признано, состояла в следующем: если в японской армии все были грамотные, то у нас восемь человек из десяти не умели читать. Тогда Столыпин предложил ввести обязательное начальное образование в царской России, однако предложение это было отвергнуто. Его взялись реализовать в 1916 году, но к этому времени уже фактически проиграли и Первую мировую войну.

Но вот в 1945-м мы победили. И общепризнано, что, наряду с другими факторами, это была победа советской науки, советской школы, советского учителя.

А с чего пришлось начинать? Советской власти досталась полуграмотная разрушенная страна. Большевики во главе с В.И.Лениным предложили в тот критический исторический момент два уникальных плана, можно сказать, два суперплана по модернизации страны: нэп и план ГОЭЛРО.

Первое, что было сделано, — открыто около сотни педагогических вузов и по всей стране созданы курсы ликвидации безграмотности. Я горжусь тем, что мой дед по отцовской линии, будучи учителем церковно-приходской школы, дал всем своим детям, а их было восемь, высшее педагогическое образование.

Это было время всенародного похода за знаниями. Миллионы детей рабочих и крестьян, которым по сословному и имущественному положению ранее не дано было получить образование, теперь пришли в школьные классы и вузовские аудитории. Забота о массовом росте новых высококвалифицированных кадров стала для Коммунистической партии и Советского правительства одной из приоритетных.

Любопытный эпизод. Когда развернулась индустриализация, И.В.Сталин пригласил специалистов и попросил, чтобы ему предъявили список льгот, которые имел профессор в царское время. Такой список Сталину принесли, и льгот в нём оказалось, по-моему, двенадцать. Он сказал: «Всё восстанавливаем». Отменена была лишь одна: в выходной день профессор имел право заказывать тройку с кучером, и это ему оплачивало государство. Сталин заметил, что уж тройки теперь не будет, но когда страна станет производить свои автомобили, наиболее талантливым профессорам они будут продаваться по доступной цене.

И, к слову сказать, тогда сумели за десять лет построить 1 600 предприятий, в том числе по производству автомобилей. А о материальном положении учёных Советская власть заботилась постоянно, создавая им, даже в самые трудные годы, наилучшие условия, необходимые для жизни и плодотворной творческой работы.

Что же происходит теперь? Хочу напомнить, что 17 тысяч российских профессоров работают сегодня в американских университетах, лабораториях и научных центрах. Семнадцать тысяч наших профессоров! Они уехали, потому что здесь, на Родине, как это ни дико звучит, оказались вдруг не нужны. В российской науке, на родной земле, профессоров осталось всего 27 тысяч, но и о них нельзя сказать, что они сполна востребованы сегодня, а положение их достойно тех знаний, которыми они обладают.

Неужели нашей стране в XXI веке на самом деле не нужны высококлассные учёные? И это тогда, когда наука — весь мир убедился! — стала главной производительной силой, без которой невозможно современное развитие ни одной страны. Повторю пример, который приводил уже не единожды. Знаменитый Билл Гейтс создал свой колоссальный капитал за счёт самых талантливых математиков. Причём из ста этих математиков 50 — русские, 30 — индусы и китайцы и только 20 — свои, американцы. Но не лучше ли для нас, если бы отечественные научные таланты работали не на Америку, не на Билла Гейтса, а на благо своего народа и своей Родины? Ответ, по-моему, не вызывает сомнений.

Стоит вспомнить ещё одну страницу из нашей истории. Не успела закончиться Великая Отечественная война, как Сталин собрал видных руководителей, хозяйственников, учёных и предложил им обсудить послевоенное будущее. Советская страна ещё воевала, 1 700 городов были разрушены, более 20 миллионов советских граждан погибли, 19 миллионов детей остались без родителей или с одной матерью. Казалось бы, надо думать только об этом. Однако Сталин, неожиданно для всех, предложил поразмыслить о том, как страна будет осваивать космос и развивать ядерную энергетику.

Вот когда уже зрели планы будущих космических и атомных проектов! Мы знаем сегодня, как разворачивались потом великие советские научно-технические программы, направленные на обеспечение обороны страны и подъём её экономики. Их эпохальной вершиной 50 лет назад стал космический взлёт коммуниста Юрия Гагарина.

Кто был приставлен к руководству теми грандиозными программами? Курчатов, Королёв и Келдыш — мыслители-гиганты мирового масштаба. Крупные проекты по плечу осуществлять крупным личностям. Сегодня таковых на отечественном горизонте всё меньше — из-за той кадровой политики, которая проводится.

При всём при том нельзя отчаиваться. Как бы плохо и тяжело сегодня ни было, до сознания людей всё более доходит необходимость возрождения научно-образовательного потенциала нашей страны. И всё больше людей понимают, что «Единая Россия» со своей тупой политикой не способна решить эту задачу. Отсюда — возрастающее стремление консолидироваться вокруг Компартии и других патриотических сил. Отсюда — всё более активное участие многих в протестных действиях и голосование на выборах за нашу партию.

Не случайно в наукоградах мы получаем при голосовании самые высокие показатели. И в Пущине не случайно избрали мэром того, кого поддерживали коммунисты. Там десять крупнейших вузов, которые были созданы в советское время, и это был самый большой биологический научный центр, который создавался тоже усилиями Советской власти.

Почему наукограды повернулись к нам и почему с таким вниманием слушают нас? Говорят: мы видим, что в стране плохо, и знаем, что «Единая Россия» ничего хорошего не предлагает, поэтому мы ищем политическую силу, которая способна указать реальный конструктивный выход из этой тяжелейшей ситуации.

Вот и сказались те одиннадцать программ, над которыми КПРФ работала в последние годы. Теперь эти программы, такие, как «Образование — для всех!», начинают давать свои всходы в сознании многих, до кого нам удалось их донести.

Над нашими программами по развитию науки и образования работали нобелевский лауреат Жорес Иванович Алфёров, блестящий специалист по проблемам образования Олег Смолин и другие авторитетнейшие знатоки этой темы. Мы можем гордиться результатами их труда. Я «обкатывал» программу «Образование — для всех!» во время недавней предвыборной кампании в семидесяти аудиториях и должен сказать: даже самые рьяные наши оппоненты замолкали перед неопровержимой силой таких аргументов.

Обратите внимание: в сегодняшнем докладе не только обрисована сложность ситуации в науке и образовании, но и абсолютно технологично прописаны все наши последовательные шаги, направленные на восстановление нормального образования и необходимое развитие базовой, фундаментальной и прикладной науки, на подготовку нового научного пополнения. Поэтому я благодарю всех, кто внёс свой вклад в этот материал, и желаю, чтобы он был обсуждён в нашей партии широко и глубоко, обстоятельно и всесторонне.

А решения нашего Пленума должны стать руководством к действию для всех партийных отделений.


Назад к оглавлению