В.Ф.Сиренко.Декоммунизация — политический абсурд, позор Украины в год 70-летия Победы коммунистического СССР над фашистской Германией. Комментарий к Закону Украины «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режи

В.Ф.Сиренко.Декоммунизация — политический абсурд, позор Украины в год 70-летия Победы коммунистического СССР над фашистской Германией. Комментарий к Закону Украины «Про засудження комуністичного та націонал-соціалістичного (нацистського) тоталітарних режи

СИРЕНКО ВАСИЛИЙ ФЁДОРОВИЧ, доктор юридических наук, профессор, член-корреспондент Национальной Академии Наук Украины, академик Академии правовых наук Украины, народный депутат третьего и четвертого созывов Верховной Рады, беспартийный.

· Статья размещена в сети Интернет (http://www.kpu.ua/ru/82036/ vasylyj_syrenko_dekommunyzatsyja__polytycheskyj_absurd_pozor_ukrayny_v_god_70letyja_pobedy_kommunystycheskogo_sssr_nad_fashystskoj_germanyej). В журнале печатается с незначительными сокращениями. Вероятно, наши читатели в каких-то вопросах не согласятся с автором, но надо понимать, что опубликовать такую статью в условиях современной Украины мог только очень мужественный и порядочный человек.

Я занимаюсь научными исследованиями профессионально в области права с 1971 года, то есть более 40 лет. За эти годы приходилось оценивать, комментировать различные законы и нормативные акты, но такого абсурдного, как закон о декоммунизации, не приходилось. Согласно толковому словарю, абсурдный означает нелепый, противоречащий здравому смыслу, нелогичный.

Определение «абсурдно» необходимо аргументировать, дать такую оценку, чтобы показать сущность закона в системе общепринятых смыслов. Для этого необходимо обратить внимание на несколько возникающих вопросов:

1. Правомерно ли приравнивать, исходя из их сущности, коммунизм и фашизм?

2. Отвечает ли закон о декоммунизации требованиям действующей Конституции Украины?

3. Вправе ли государственная власть требовать от своих граждан забыть часть своей истории?

4. Коммунисты возглавили борьбу против фашизма в Великой Отечественной войне — вправе ли они на уважение от спасённых ими поколений ныне живущих?

5. Вправе ли законодатель запрещать использовать орудие и символы труда как символы политических партий?

6. В условиях мирного времени вправе ли законодатель подвергать уголовному жестокому преследованию граждан, нарушающих требования неконституционного закона?

7. Зачем законодатель разжигает гражданскую войну в душах и умах своих граждан, заведомо порождая политических заключённых. Ведь это может привести к гибели государства?

Однако прежде чем на них отвечать, необходимо сделать несколько общетеоретических предварительных замечаний. Прежде всего, необходимо обратить внимание на то, что либерализм, коммунизм и фашизм — эти три мощные социально-политические идеологии в мировом социальном процессе появились не случайно. Они зародились в Западной Европе в эпоху Просвещения и Гуманизма.

Каждая из этих доктрин имеет своих родоначальников, которые своим творчеством зародили и духовно обосновали эти теории.

Для более глубокого понимания сути дела дадим краткую общую характеристику каждой идеологической доктрины, часто принимающей форму концепции или теории. Исторически наиболее древней идеологической доктриной, обосновывающей жизнеустройство общества, является идеология коммунизма. Она зародилась ещё в библейские времена в древнеизраильском обществе и её проводниками и почитателями была секта ессеев. Однако, в силу того, что в настоящее время в мировом масштабе наибольшее распространение получила доктрина либерализма, то для последовательности нашего изложения начнём характеристики указанных доктрин именно с либеральной теории.

Понятие либерализм происходит от латинского liberalis, что означает «касающийся свободы». Именно свобода — главная цель и средство либеральной доктрины. Но свобода не для всех, а, прежде всего, для собственников.

Либерализм — это система взглядов, согласно которым социальная гармония и прогресс человечества достижимы лишь на базе частной собственности путём обеспечения достаточной свободы индивида в экономике и во всех других сферах человеческой деятельности. Либералы считают, что общее благо якобы стихийно складывается в результате осуществления индивидами их личных целей.

Индивидуализм — сердцевина либерализма. А потому либерализм враждебно относится ко всему коллективному и общественному. Виднейшие современные идеологи либерализма Хайек и Поппер указывали, что понятия «общее», «общественное», «общее дело», «общие цели», «всё общее» надо вообще исключить из употребления.

Родоначальниками и духовными отцами либерализма были такие идеологи эпохи Просвещения, как Локк, Монтескьё, Вольтер, физиократы, для которых девизом было: «Не мешайте действовать». Либерализм изощрённо гибок и иезуитски преображается и приспосабливается в своих формах в зависимости от обстоятельств, не меняя своей сущности. Однако всё, что формулируют либералы, касается только и прежде всего буржуазии, то есть собственников средств производства, и мало относится к лицам наёмного труда.

В любой стране, где правят либералы, заметно меньшая часть населения живёт обеспеченно, а гораздо большая часть — в бедности и нищете. На Украине это 10 млн. обеспеченных и 35 млн. бедных и нищих. Учитывая, что коренными стержневыми опорами либерализма являются индивидуализм и свобода, вполне объяснимо, почему либералы с такой нетерпимостью и даже ненавистью относятся к носителям идеологии коллективизма и социальной справедливости, равенства и равноправия в распределении социальных благ. В этом плане для либералов нетерпимыми противниками выступают все, кто тем или иным способом ограничивает индивидуальную свободу, указывая на приоритет общего над частным. В этом плане следует назвать такие оппонирующие либерализму теории, как социал-демократия, социалисты и, особенно, коммунисты, анархисты. Поэтому борьба с оппонирующими теориями ведётся либералами на протяжении всей истории своего существования от борьбы с феодализмом через утверждение буржуазных свобод до наших дней. Следует отметить, что любые основополагающие концепции в своём развитии порождают побочные ростки родственных, но порой самоотличающихся идеологий, однобоко культивируя какой-либо элемент коренной концепции. Одним их таких побочных тупиковых ответвлений либерализма можно считать с долей условности фашистские теории.

Дело в том, что культивируемый либералами индивидуализм очень активно разрабатывается в анархистских и нацистских фашистских теориях. Вспомним Штирнера и его известное произведение «Единственный и его собственность» или работы Ницше, широко используемые нацистами и фашистами. В этом плане либерализм с его культом индивидуализма частного собственника можно рассматривать питательной средой для фашистских и нацистских концепций. Поэтому исторически фашизм и зародился после бурного развития либерализма. Кроме указанных авторов, идеология фашизма брала свои истоки в произведениях Шпенглера, Гобино, Чемберлена и других.

Фашизм достаточно объёмно и глубоко исследован в зарубежной и отечественной литературе. Поэтому будет уместно привести энциклопедическую характеристику фашизма. Понятие «фашизм» происходит от итальянского fasismo, что означает пучок, связка, объединение. Фашизм есть политическое течение, возникшее в капиталистических странах в период общего кризиса капитализма, выражающее интересы наиболее реакционных и агрессивных сил империалистической буржуазии. Когда фашизм у власти — это террористическая диктатура самых реакционных сил монополистического крупного капитала, которая осуществляется с целью сохранения капиталистического строя.

Фашизм — это мощная реакция буржуазии на прогрессивные движения трудящихся масс в сторону социализма. Это отклик буржуазии на вызов социалистической революции в царской России. Большинство исследователей обращает внимание на то, что важнейшими чертами фашизма выступают применение крайних форм насилия для подавления любого протеста со стороны трудящихся, воинствующий антикоммунизм, расизм, шовинизм, широкое использование государственно-монополистических методов регулирования экономики, максимальный контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни граждан, способность путём националистической и социальной демагогии мобилизировать и политически активизировать её в интересах крупного капитала. При этом массовая база фашизма — по преимуществу средние слои общества.

В послевоенное время фашизм в его доктрине и проявлениях активно исследовался в гуманитарных науках. В итоге стали концентрированно формулировать явные признаки фашизма. Есть различные варианты этих классификаций. Обратим внимание на такие важнейшие признаки фашизма.

Прежде всего, необходимо отметить: если в либерализме движущим субъектом развития является индивид, частный собственник с его правами и свободами, то в фашизме и его разновидности нацизме движущим субъектом развития является нация. Отсюда важнейший признак фашизма — крайний национализм и расизм, национальная нетерпимость.

Этот признак продолжается и в пренебрежении к общепризнанным правам человека. Важнейшим признаком является выявление врага, формирование образа врага. В государственной организации постоянный милитаризм, преимущественное положение вооружённых сил, сильная дискриминация в гендерной политике. Важнейший признак — контроль над СМИ и цензура, утверждение страха в обществе как способ давления на массы, утверждение корпоративности, угнетение и притеснение профсоюзов, презрение к интеллигенции, искусству и культуре.

Фашизм культивирует ура-патриотизм и даёт неограниченные права полиции для насильственного принуждения к патриотизму по принципу: «Друзьям — всё, врагам и остальным — закон».

Всеохватывающая коррупция в управлении страной через кланы и кумовство. Превращение выборов в фарс, мошенничество, манипуляция сознанием избирателей. Следует указать и на культ супермена, сверхчеловека, коренящийся в либеральных теориях индивидуализма. В общем, есть основание полагать, что фашизм — порождение западноевропейской культуры, её либерализма и идолопоклонства частной собственности. Тот крайний эгоизм, культивируемый в фашизме, — родной брат либерального индивидуализма. Совершенно противоположной этим двум доктринам социального обустройства является концепция, теория коммунизма.

Понятие «коммунизм» происходит от латинского communis, что означает общий. Именно ключевым в определении доктрины коммунизма, в отличие от либерализма и фашизма, где индивидуализм частного собственника возведён в культ, в коммунистической доктрине культовым выступают коллективизм, общее, общественное в его приоритете перед частным. Совершенно противостоящими друг другу являются общественная и частная форма собственности, приоритет общего над частным в коммунизме и частного над общим в либерализме и фашизме.

Это принципиальное отличие коммунистической доктрины от либеральных и фашистских. Именно в силу этого отличия невозможно приравнять коммунизм к фашизму или либерализму. Идеи коммунизма — это не выдумки отдельных идеологов и доктринеров. Эти идеи — плод исторического развития социальной практики, в которой возникала необходимость требования социальной справедливости, равенства и равноправия людей, трудового распределения материальных благ. Идеи коммунизма мы находим уже в древнеизраильском обществе, в суждениях мыслителей Древней Греции и Древнего Рима.

Коммунистические воззрения при своём зарождении опирались на требования социального равенства на основе общности имущества. Как лозунг революционной борьбы его выдвигали радикальные участники гуситского движения в Чехии XV века (М.Гуска), Крестьянской войны в Германии XVI века (Т.Мюнцер), буржуазной революции в Англии XVII века (Дж.Уинстэнли) и Франции конца XVIII века (Г.Бабёф). Теоретическая разработка первых систематизированных представлений о коммунистическом образе жизни опирается на идеологию гуманизма XVI—XVII веков (Т.Мор, Т.Кампанелла) и французское Просвещение XVIII века (Э.-Г.Морелли, Г.Мабли). Ранняя коммунистическая литература отражает переход от плебейско-мелкобуржуазной революционности к пролетарской, но свойственная ранней коммунистической литературе проповедь всеобщего аскетизма и уравнительности составляет реакционный элемент в её содержании. В начале XIX века А.Сен-Симон, Ш.Фурье, Р.Оуэн и другие социалисты-утописты обогатили представления о справедливом общественном устройстве идеями о труде как наслаждении, расцвете способностей человека, обеспечении всех его потребностей, централизованном планировании, распределении по труду. В России наиболее крупными представителями утопического социализма были А.И.Герцен и Н.Г.Чернышевский.

Научный коммунизм, как теоретическое выражение пролетарского движения, направленного на уничтожение капитализма и созидание коммунистического общества, возник в 40-х годах XIX века, когда классовая борьба между пролетариатом и буржуазией выступила на первый план в наиболее развитых странах Европы (восстания лионских ткачей в 1831 и 1834 гг., подъём движения английских чартистов в середине 30-х — начале 50-х гг.., восстание ткачей в Силезии в 1844 г.).

Опираясь на материалистическое понимание истории и на теорию прибавочной стоимости, вскрывшую тайну капиталистической эксплуатации, К.Маркс и Ф.Энгельс выработали научную теорию коммунизма, выражающую интересы и мировоззрение революционного рабочего класса и воплощающую лучшие достижения предшествующей общественной мысли.

В теории марксизма наиболее существенным являются два момента: во-первых, приоритет общественной собственности на средства производства над частной и, во-вторых, неизбежность классовой борьбы в обществе, раздираемом социальными противоречиями, резким громадным социальным расслоением на богатых и бедных.

Это общественные политологические позиции, не противоречащие общечеловеческим принципам и даже библейским заповедям. Вспомним изумительно точное, энциклопедически и академически верное определение классов, данное В.И.Лениным: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определённой системе общественного производства, по их отношению (большей частью закреплённому и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы — это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определённом укладе общественного хозяйства». (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 15).

Исходя из этого классического для общественных наук определения, коммунисты и формируют свое участие в политической борьбе за власть, не нарушая требований демократических конституций и законодательства.

Итак, либералы считают, что движущим субъектом исторического развития является индивид, прежде всего частный собственник, с его правами и свободами.

Фашисты и нацисты считают, что главным субъектом общественного развития, является нация и формируемое ею корпоративное государство, а также сверхчеловек, вождь, фюрер, и здесь они сочетаются с либеральным индивидуализмом. При этом нация и для фашистов, и для нацистов — это абсолют, который имеет право на унижение и даже уничтожение других наций, на шовинизм и расизм. Этим фашистская доктрина ставит себя за рамки общечеловеческого демократического развития. Фашизм, нацизм, угрожая существованию других народов и в своей теории, и в своей практике, несовместим с жизнью демократического общества. Это самая реакционная доктрина господства буржуазного меньшинства над социальным большинством. Фашизм, вырастая концептуально и социально из либерализма, вместе с тем отрицает его, враждебно относясь к демократии и концепции прав человека. В своей сущности фашизм тоталитарен, устанавливая монократию нацистской или фашистской власти. В этом смысле либерализм и фашизм враждебны и нетерпимы друг к другу. Именно отрицание демократии и прав человека фашизмом делает несовместимым либерализм и фашизм.

В то же время в вопросах частной собственности, развития капиталистического общества позиция либерализма и фашизма сближаются. Другое дело — отношения либералов и коммунистов. Здесь в вопросах демократического устройства общества взгляды либералов и коммунистов во многом совпадают. И многие постулаты марксизма либералы принимают целиком и безоговорочно. Например, такие тезисы марксизма, как «свободное развитие каждого является условием свободного развития всех»; «свобода состоит в том, чтобы превратить государство из органа, стоящего над обществом, в орган, этому обществу всецело подчиненный»; «нет прав без обязанностей, нет обязанностей без прав». Это общие постулаты либералов и коммунистов.

Но признавая демократию как форму правления и общественного устройства, коммунисты всегда ставят неудобный для либералов вопрос: «Демократия, а для какого класса?». Коммунисты считают, что демократия всегда носит неформальный характер, служит интересам господствующего класса. Этим коммунисты разоблачают сущность буржуазной демократии, состоящей в том, что она используется в интересах крупного капитала, извлекающего из неё все выгоды, а трудящиеся массы в своём абсолютном большинстве остаются в пределах действия формальной демократии, не имея возможности влияния на принятие властных решений.

Но главное, коренное, принципиальное противоречие между либерализмом и коммунизмом состоит в отношении к собственности на средства производства, о чём мы уже упоминали. Коммунисты разделяют мнение Ж.-Ж.Руссо о роли частной собственности в мировой истории, который писал: «Первый, кто огородил клочок земли, осмелился сказать: „Эта земля принадлежит мне”, и нашёл людей, которые были настолько простодушны, чтобы поверить этому, был истинным основателем гражданского общества. Сколько преступлений, сколько войн, сколько бедствий и ужасов отвратил бы от человеческого рода тот, кто, вырвав столбы или засыпав рвы, служившие границами, воскликнул бы, обращаясь к людям: „Берегитесь слушать этого обманщика! Вы погибли, если забудете, что плод принадлежит всем, а земля — никому!”». С самого своего возникновения собственность стала орудием и средством угнетения подпавших под власть собственников масс.

Бедствиями и страданиями масс своекорыстно воспользовались богатые. Они выработали план государственного устройства общества, предложили людям составить союз, признать над собой верховную власть, которая, управляя обществом на основании установленных ими законов, должна была бы якобы оказывать защиту всем его членам и отражать его врагов. Уловка богатых имела успех. «Все устремились навстречу своим цепям, думая упрочить свою свободу». Так возникло наше современное общество и законы. Однажды явившись, они «ещё более увеличили силу богатых, безвозвратно уничтожили свободу, навсегда упрочили собственность и неравенство, превратили ловкий захват в незыблемое право и обрекли к выгоде нескольких честолюбцев — весь род человеческий на труд, нищету и рабство». Не будем забывать, что Ж.-Ж.Руссо является одним из просветителей и родоначальников либерализма, которого, судя по выше изложенной цитате, можно также записать в коммунисты.

Таким образом, либерализм, фашизм и коммунизм непримиримы в своих идеологических, концептуальных противоречиях, хотя и по существенно разным основаниям.

В ходе исторического развития и развязанной фашистами Второй мировой войны фашистские теории и доктрины были осуждены всем человечеством. У либералов остался один достойный и идейно грозный, превосходящий их по истинности, справедливости и гуманизму противник — коммунизм. Не имея аргументов, доказывающих превосходство в социальной защищённости человека капитализма перед социализмом, либералы искусно, лицемерно придумали средство дискредитации, осуждения коммунизма. И таким средством стал тоталитаризм. Либералы нечестно и надуманно приравняли фашизм и коммунизм, обвиняя коммунистов в тоталитаризме, а значит, в несовместимости с демократией и утверждением прав и свобод человека.

Понятие «тоталитаризм» происходит от латинского totalitas, что означает цельность, полнота. Этим термином с середины ХХ века называют политические режимы, для которых характерно полное господство государства над всеми сторонами жизни обществ, уничтожение демократических свобод, отсутствие прав человека. Однако, если в фашизме понятие тоталитаризма полностью реализовано и в доктрине, и практике, что показано в господстве фашизма в Германии, Италии, Венгрии и других странах, то понятие тоталитаризма применительно к коммунизму далеко не однозначно и противоречиво с точки зрения демократического развития стран социализма. Дело в том, что понимание демократии у либералов и фашистов, с одной стороны, и у коммунистов — с другой, существенно различно. Либералы и фашисты понимают демократию как формальный набор демократических институтов (парламент, выборы, политический плюрализм и т. д.) — если они присутствуют, значит в стране демократия. Так вот эту формальную демократию фашисты начисто отрицают, считая её ложной и ненужной. Коммунисты рассматривают демократию, как составную часть классового господства. Они утверждают: если у власти находится буржуазия, то она устанавливает свою буржуазную демократию, которая служит крупному капиталу и является формой буржуазной диктатуры.

Члены общества, работающие по найму, участвуют только в выборах и не имеют возможности влиять на принятие и реализацию государственных решений в своих интересах. Если у власти класс наёмных работников, то устанавливается их диктатура, и они формируют свою уже социалистическую демократию, противостоящую диктатуре буржуазии и буржуазной демократии. Таким образом, по формальным признакам (однопартийность, господство государства во всех сферах жизни) Советская власть была тоталитарна, но по существу была по-своему демократична. Советский тоталитаризм был демократичен более, чем либеральная демократия. В.И.Ленин — самый грозный тоталитарист в глазах либеральной буржуазии, считал, что государство сильно сознательностью масс, оно сильно тогда, когда массы всё знают и идут на всё сознательно. Что может быть демократичней высказываний этого коммунистического тоталитариста.

В советской демократии был свой демократический механизм, вовлекающий рядовых граждан в управление государством. Прежде всего, структура Советской власти: выборные советы и их исполкомы демократичны по своей сущности и механизму реализации.

Даже однопартийная система (формально признак тоталитаризма) на деле была механизмом демократии. Советский гражданин, пожаловавшийся в партийные органы на беззаконие и произвол местных чиновников, мог надежней и быстрее добиться справедливого решения, чем при либеральной сегодняшней демократии, когда надо жаловаться в суд, а он стоит денег и малоимущие и неимущие (десятки миллионов) отрезаны от суда, а значит, и от возможностей буржуазной демократии. При однопартийной коммунистической системе, которую называют тоталитаризмом, Компартия участвовала как в формировании правового режима, так и в его реализации. Поэтому была заинтересована в законности и правопорядке для всех граждан. А это и есть демократия, когда власть и трудящиеся объединены общей целью. Обвиняя коммунистов в тоталитаризме, либералы особенно акцентируют внимание на периоде правления Иосифа Сталина. Но при этом либералы не желают учесть следующие обстоятельства. Прежде всего, в любой стране бывают исторические периоды, когда демократия сужается, ограничивается. Это периоды войны, революций, переворотов и других социальных катаклизмов.

После Октябрьской революции 1917 года народ пошёл за большевиками и 3 года сражался за победу в Гражданской войне. Но с окончанием открытых сражений Гражданская война не закончилась. Она продолжалась до 1950-х годов. Только приобрела другие, скрытые формы: бандитизм, диверсии, саботаж, внутрипартийная борьба, репрессии и т. д. — всё это формы гражданской войны. Для демократии в либеральном понимании не было социальной почвы. И советский народ в те годы это понимал, иначе не победил бы в самой жестокой войне за всю историю человечества.

Нельзя забывать и о том, что Советский Союз, возглавляемый коммунистами, формировался и жил в окружении агрессивно-враждебных не только фашистских, но и либерально-демократических государств. Но есть и другая сторона — это материально-духовная, культурная жизнь народа. Было тотальное бесплатное образование и здравоохранение, доступное для рядового гражданина, развивались культура, наука, спорт. А в социально-материальном отношении цены на продукты питания, товары первой необходимости были доступны даже самым низкооплачиваемым гражданам. Предоставлялось бесплатно жильё и осуществлялось доступное для граждан кооперативное строительство, а коммунальные платежи были не выше 10% доходов семьи — мечта сегодняшних граждан Украины.

При всех издержках и упреках в тоталитаризме в Советской Украине люди в своем абсолютном большинстве жили достойно и обеспечено.

А в современной либеральной и демократической Украине? Из сказанного можно сделать обобщающий вывод о том, что коммунисты признают и культивируют, реализуют демократические ценности, но в интересах большинства, а не привилегированного меньшинства, как это наблюдается в условиях либеральной буржуазной демократии.

Коммунисты понимают свободу, права человека, законность, правопорядок и другие демократические институты как средство, предпосылку для торжества социальной справедливости, о которой либералы и слышать не хотят. Итак, коммунисты есть сторонники приоритета общего, общественного (особенно собственности) над частным, сторонники демократии только в классовом понимании, сторонники реального, а не формального обеспечения прав и свобод граждан. Если либералы это называют тоталитаризмом, а по формальным признакам есть основания, но по содержанию оснований нет, то как же можно сравнивать этот коммунистический тоталитаризм с фашистским, да ещё и ставить между ними знак равенства. Это грубая циничная ложь. Сравнение государственной деятельности фашистов и коммунистов не даёт оснований для такого вывода.

Правый тоталитаризм фашистов отбрасывает и ликвидирует демократические ценности, устанавливая нацистский режим с шовинистическими и расистскими ценностями, угрожая жизни целых народов и всех инакомыслящих. Поэтому нет социальных оснований для приравнивания коммунизма к фашизму.

Таким образом, ответ на вопрос можно ли приравнивать коммунизм и фашизм в политическом, правовом и социальном смыслах, только один — это нелепость, абсурд, потому что противоречит фактам, логике и здравому смыслу. И ссылки на авторитет резолюций органов Совета Европы не спасают положение. Органы Совета Европы осуждают не коммунизм, как таковой, а сталинский режим 20–х — 40-х годов прошлого века. Хотя, если честно, последовательно взглянуть на эти резолюции европейских органов, то возникает вопрос, а почему раньше официально не осуждали коммунистический тоталитаризм? Почему садились за общий стол переговоров со Сталиным и провозглашали здравницы в его честь? Почему коммунистов встречали с цветами и слезами радости, когда они освобождали Европу от фашизма? Почему с тоталитаристами дружили и договаривались на равных, не осуждая их социального строя, пока был великий

Советский Союз? Все официальные осуждения коммунизма появились после разрушения Советского государства. Это убеждает в лицемерии, двуличии и нечестности Запада по отношению к своему политическому и идеологическому противнику.

Закон о декоммунизации, принятый Верховной Радой, осуждает любые коммунистические режимы, в том числе и послесталинского периода, а если смотреть шире, то и современного коммунистического Китая, что неправомерно в условиях, когда на Украине коммунисты не находятся у власти. На Украине в 1993 году создана новая Компартия, которая не может нести ответственность за деятельность коммунистов в период с 20-х годов по 90–е годы прошлого века. Закон о декоммунизации пытаются распространить на сегодняшнюю реальность, что есть абсурд, произвол и беззаконие.

При этом следует напомнить и тот факт, что именно коммунисты как депутаты Верховной Рады Украины внесли решающий вклад в признание независимости теперешней Украины. Именно благодаря Компартии Украины в 1990 году была принята декларация «Про державний суверенітет України», что явилось решающим шагом к независимости Украины. Ещё более яркое участие в провозглашении независимости Украины Компартия Украины продемонстрировала при принятии в 1991 году «Акта проголошення незалежності України», принятого при подавляющем большинстве голосов депутатов-коммунистов в Верховной Раде Украины.

Либералы-националисты демонстрируют кощунственную, коварную, лицемерную неблагодарность к коммунистам за их вклад в провозглашение независимости Украины, принимая неправовой, неконституционный, репрессивный закон о декоммунизации.

Подло не признавать того факта, что коммунисты были в авангарде украинской общественности, утверждающей независимость Украины.

Теперь о соответствии закона об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов на Украине в действующей Конституции Украины. Закон об осуждении коммунистического тоталитаризма ссылается на ст. 11 Конституции Украины, где указывается о содействии государства консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания. Парадокс состоит в том, что именно 11 статья Конституции и противоречит анализируемому закону об осуждении тоталитаризма. Дело в том, что именно коммунисты содействовали реализации единства и консолидации украинской нации. Ведь именно при Советской власти под руководством Компартии были собраны воедино все украинские земли и была обеспечена соборность Украины на современной её территории с учётом природного расселения украинцев.

Да, Советская власть отобрала у соседей незаконно захваченные украинские земли и собрала их в единую украинскую державу, которая называлась Украинская Советская Социалистическая Республика и Конституция которой действовала до 1996 года, что никак не увязывается с требованиями данного закона. Ст. 11 Конституции Украины указывает на необходимость содействия государства развитию исторического сознания украинской нации, а закон об осуждении коммунистического тоталитаризма, по существу, требует искоренить из сознания граждан весь период деятельности государства Советской социалистической Украины под руководством коммунистов, что абсурдно и нелепо, если учесть, что именно УССР была участницей создания ООН и других международных организаций.

Кроме этого, анализируемый закон об осуждении коммунистического тоталитаризма явно противоречит ст. 24 Конституции Украины, где сказано, что граждане имеют равные конституционные права и свободы и равны перед законом, не может быть привилегий или ограничений по признакам политических и иных убеждений, по социальному и иным признакам.

А анализируемый закон запрещает даже упоминание о коммунистическом периоде управления в Украине. Это явная дискриминация и антиконституционная позиция законодателя в данном законе. В связи с этим напомним, что ст. 3 Конституции Украины обязывает государство обеспечивать права и свободы человека, любых, не запрещённых законом идеологических убеждений, в том числе и коммунистических. Обратим внимание и на то, что закон об осуждении коммунистического тоталитарного режима принят от имени Украины, её народа, но народ об этом никто не спрашивал.

А ст. 5 Конституции Украины говорит о том, что источником власти является народ и в вопросах осуждения или запрещения исторической памяти народа недостаточно 230 голосов депутатов Верховной Рады Украины: такие вопросы требуют общенационального обсуждения и решаются на Общеукраинском Референдуме. Верховная Рада узурпировала право народа решать и определять своё отношение к исторической памяти.

Дальше. Согласно ст. 15 Конституции Украины, общественная жизнь на Украине основывается на принципах политического, экономического и идеологического многообразия. Государство гарантирует свободу политической деятельности, не запрещённой Конституцией и законами Украины. А как консолидируются, увязываются с этими требованиями

Конституции положения анализируемого закона о том, что нельзя даже упоминать о деятелях Коммунистической партии, начиная с секретаря райкома и выше. Коммунистическая партия на Украине не запрещена. Конституционный Суд признал Указ Президиума Верховной Рады о запрете Компартии незаконным и неконституционным. Как же можно после этого запрещать историческое упоминание о деятельности Компартии и её представителей в руководящих органах?

Очевидно, если коммунистическая идеология не запрещена, то не может быть запрещена и её история в любых проявлениях. Такой запрет есть абсурд по отношению как к требованиям Конституции (ст. 5), так и здравого смысла. Очевидно, что авторы закона выборочно пытаются запретить то, что им лично не нравится, пренебрегая общей логикой и требованиями Конституции.

Обратим внимание и на статьи 21 и 33 Конституции Украины, где сказано, что все люди равны в своих достоинствах и правах и Конституция гарантирует права и свободы, которые не могут быть упразднены и сужены в своём содержании и объёме. А данный закон явно сужает права и свободы граждан Украины в вопросах мировоззрения, свободы слова, свободы распространения не запрещённой информации.

Напомним, что ст. 23 Конституции Украины даёт право каждому человеку на свободное развитие своей личности, а данный закон запрещает помнить, анализировать и обсуждать на общественном уровне огромный период в истории Украины. Это явный абсурд, не вкладывающийся в права человека на развитие своих задатков и способностей, своего желания знать и помнить свою историю. Напомним и ст. 34 Конституции Украины, где говорится, что каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений. Каждый имеет право свободно собирать, хранить, использовать и распространять информацию устно, письменно или иным способом по своему выбору. И только в особых случаях, связанных с обеспечением общественной безопасности, это право может быть ограничено.

Как же увязать это конституционное право граждан с установленной в законе об осуждении коммунистического тоталитаризма уголовной ответственностью за распространение не запрещённой Конституцией Украины информации, за историческую память народа, за упоминание имён тех деятелей Советского государства, которые были коммунистами и внесли свой вклад в строительство государства, культуры нации, народного хозяйства, в разгром фашизма? Такая уголовная ответственность есть издевательство и позорное ханжество над памятью людей, отдавших здоровье и жизнь за свободу и независимость Украины. Этот закон предлагает не признавать вклад целых поколений советских людей в развитие Украины. Это позор властей Украины, который трудно объяснить, тем более оправдать.

Теперь о символах. Символ есть то, что служит условным знаком какого либо понятия, явления, идеи.

Учитывая, что коммунисты исходят из классового понимания обществ и являются выразителями класса наёмных работников, то и их символика, то есть выражение идеи наёмного труда, связано с наиболее распространёнными инструментами рабочих и крестьян, а именно серпом и молотом. Не будем забывать, что серп и молот применяются как орудия труда с эпохи неолита. Что касается серпа, то он является одним из атрибутов правителей, символ знак Луны и «лунных богинь», а также земледелия. У древних греков серп был принадлежностью богини плодородия Деметры.

В коммунистической символике скрещённые друг с другом серп и молот означают союз рабочих и крестьян. Изображение скрещённых серпа и молота было повсеместно представлено в советской геральдике, на флагах СССР и союзных республик.

Не будем забывать, что до 1996 года в Украине действовала Конституция Украинской Советской Социалистической Республики и другие основополагающие законодательные акты, которые неизбежно воспроизводили символику УССР и Коммунистической партии Украины. Вспомним и о том факте, что Указом Президиума Верховной Рады Украины в 1991 году была запрещена деятельность Компартии Украины. Однако в 2000 году решением Конституционного Суда Указ был признан неконституционным и деятельность Компартии вместе с её символикой красного знамени, красной звезды, серпа и молота была возобновлена в полном объёме в деятельности политической партии. Следовательно, Конституционный Суд признал конституционной организацию и деятельность Компартии Украины вместе с её символикой.

Анализируемый закон о запрещении изготовления, распространения и пропаганды коммунистической символики входит в явное противоречие с решением Конституционного Суда о конституционности и законности организации и деятельности Компартии Украины.

Не будем забывать и о том, что символы серпа и молота были атрибутами государственных символов СССР и УССР как победителей в Великой Отечественной войне над фашистской Германией. Эти символы воспроизводились и при учреждении Организации Объединенных Наций странами учредителями Украинской ССР, Белорусской ССР и Советским Союзом. Эти символы легальные и легитимные для всех наций и народов мира при учреждении ООН. Данный закон, запрещая символику серпа и молота, ставит под сомнение легитимность социалистических стран-учредителей ООН.

Более того, символ сочетания серпа и молота является международным символом людей труда, наёмных работников, союза рабочих и крестьян. Недавно президент Боливии Эво Моралес подарил Папе Римскому распятие Христа, выполненное на сочетании серпа и молота, как символ единства труда и христианской веры. Папа с благодарностью принял подарок. Не будем забывать и того факта, что Советская

Украина и СССР являются авторами собирания всех земель Украины. Именно под символами серпа и молота были присоединены к Украине исконные украинские земли Буковины, Галиции, Волыни и Закарпатья. Если данный закон считает, что УССР и СССР были преступными оккупационными режимами для Украины, то он фактически отрицает правопреемственность, историческую неразрывность теперешней независимой Украины и СССР. А это, в свою очередь, ставит под сомнение законность вхождения земель Западной Украины в состав территории современной Украины. Такая недальновидная позиция законодателя Украины может привести к постановке вопроса нашими соседями о правомерности присоединения земель Западной Украины к территории нынешней Украины.

Таким образом, наш законодатель невольно готовит почву для будущих международных судов с территориальными претензиями к Украине. Правопреемственность между УССР и теперешней независимой Украиной — обязательное условие территориальной целостности Украины и её международного признания как страны-учредительницы ООН. Ненависть националистических сил к символу серпа и молота может дорого обойтись для будущего Украины.

Возьмём во внимание и тот факт, что символ сочетания серпа и молота используют не только коммунисты, но и другие левые партии различной идеологической направленности. Превращение этого символа во враждебный для Украины может обернуться отчуждённостью

от Украины во всем мировом левом движении трудовых и рабочих партий. Это в высшей степени аморально, абсурдно и находится в полном противоречии с историческими фактами, правдой и справедливостью истории.

Анализируемый и комментируемый закон неизбежно и принципиально должен стать предметом рассмотрения в Конституционном Суде Украины и отменён как неконституционный, неправовой и абсурдный по своему содержанию и предназначению. Такой закон может быть принят только в условиях деспотии, диктатуры, фашистского или нацистского режима, где произвол, аморальность и беззаконие являются нормой общественной жизни.

Установленная в анализируемом законе уголовная ответственность за изготовление, распространение и пропаганду символа сочетания серпа и молота невольно вызывает в сознании людей очень неприятные исторические параллели. Представим себе, что во время фашистской оккупации гражданин Украины нарисовал бы сочетание серпа и молота на стене здания и фашисты застали бы его за этим занятием. Думаю, он был бы расстрелян. А после вступления в силу анализируемого закона, после празднования 70-летия Победы над фашистской Германией, гражданин пишет на стене дома символ страны-победителя — серп и молот, и подвергается уголовному преследованию с угрозой получения до 5 или 10 лет заключения. Это вызывает неизбежные ассоциации и исторические параллели между преследованиями за утверждение символов в годы фашистской оккупации и теперешнего политического режима в Украине. Такое положение политически, исторически недопустимо и абсурдно по своему концептуальному содержанию.

Не менее абсурдно и требование закона о недопустимости и наказуемости за упоминание фамилий и имен деятелей Компартии, начиная с секретаря райкома и выше. Учитывая однопартийность социального строя в Советском государстве, деятели Компартии сочетали в себе партийных и хозяйственных организаторов общественного производства. Поэтому их заслуги как народнохозяйственных организаторов и партийных деятелей находятся в органическом единстве. Партийные и советские органы совместно принимали решения о строительстве детских садов, школ, больниц, учреждений культуры, спортивных сооружений, предприятий и организаций. И Дворец культуры «Украина» в Киеве, и Олимпийский стадион, и Дом народного творчества были построены по решению конкретных деятелей Компартии и государства.

И граждане Украины благодарны им за это. Но вместо благодарности данный закон обязывает забыть их имена как инициаторов создания этих дворцов и сооружений. Во-первых, это глубоко несправедливо, а во-вторых, незаконно и неконституционно, так как никто не имеет права заставить гражданина демократической страны забыть историю своей страны и тех исторических деятелей, которые жили и творили в конкретную эпоху.

Теперь по поводу названий городов, поселков, улиц, скверов и т. д.

В демократической стране не центральная власть должна указывать людям, что им следует помнить, а что забыть. Только граждане, населяющие улицы, поселки, города и т. д. должны решать, какие у них должны быть названия объектов общего пользования, какие памятники у них должны стоять и каких деятелей. Принуждение граждан в этих вопросах центральной властью есть проявление диктатуры, произвола и нарушение конституционных прав граждан демократического государства.

Обратим внимание и на содержание санкций данного закона. Нарушители данного закона подвергаются не только уголовному заключению на 5—10 лет, но и усиливается эта санкция конфискацией имущества, что является недопустимым и нелогичным для данного закона.

Законодатель, принимая данный закон, понимал, что его нарушители станут заведомо политическими заключёнными без какой-либо корыстной составляющей в их деянии. Конфискация имущества уместна и логична, когда речь идет о таких корыстных преступлениях как воровство, грабёж, взятка и т. д. Но в политических преступлениях нет корыстной составляющей. Поэтому уголовное наказание в виде лишения свободы и конфискация имущества являются двумя видами наказания за одно противоправное деяние, что противоречит принципам Конституции и принципам уголовного права. Не может быть двух наказаний за одно противоправное деяние. А законодатель умышленно, цинично и жестоко объединил два наказания в одной санкции, что является недопустимым.

Таким образом, с какой стороны не оценивай этот закон, он является ярким примером нарушения этических, моральных, нравственных принципов демократического государства и гражданского общества.

Не вкладывается в рамки здравого смысла и тот факт, что в год

70-летия Победы над фашистской Германией, страна-победитель фашизма становится проклятой и забытой по воле людей, никакого вклада в разгром фашизма не внесших. Советские люди во главе с Компартией потеряли 27 млн. жизней ради Победы над фашизмом, а теперь через 70 лет после Великой Победы нашлись судьи истории в лице депутатов Верховной Рады Украины, которые запретили помнить об их подвиге.

Наличие такого закона позорит и унижает нашу страну, уравнивая её с античеловеческими извращениями фашизма и нацизма, которые всегда были нетерпимы в своей ненависти к демократии.

Думаю, этот позорный закон должен быть отменён как неконституционный, неправовой и антигуманный в отношении людей, свершивших подвиги в государственном строительстве Украины и в Победе над фашизмом.


Версия для печати
Назад к оглавлению