ДОКУМЕНТЫ ЗАРУБЕЖНЫХ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ - Ленинский подход к империализму и империалистической пирамиде. Доклад Компартии Греции на IХ Международной научно-практической конференции «В.И.Ленин в современном мире»

ДОКУМЕНТЫ ЗАРУБЕЖНЫХ КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ - Ленинский подход к империализму и империалистической пирамиде. Доклад Компартии Греции на IХ Международной научно-практической конференции «В.И.Ленин в современном мире»

Коммунистическая партия Греции имеет богатый опыт, подтверждающий ленинское положение о связи между империализмом — как высшей стадии капитализма — и оппортунизмом в рабочем движении. Этот вопрос касается не только Греции, но и всех капиталистических стран. Не случайно, что экономической сутью империализма является монополия с её чертами, которые недооценены или игнорируются коммунистическими партиями, перешедшими на позиции оппортунизма до и особенно после победы контрреволюции в социалистических странах.

В нашем докладе постараемся представить некоторые основные положения ленинского подхода Коммунистической партии Греции к вопросам империализма, представляющих особую ценность в борьбе с оппортунизмом.

1. Термин «империализм» стал очень модным в последнее время. В Европе и в Греции его стали использовать силы, которые в предыдущие годы не делали это так часто или с такой лёгкостью. Проблема состоит в том, что они представляют империализм как нечто иное и отличное от капитализма, как политическую концепцию, оторванную от экономической базы. Такой тезис настоятельно поддерживал отец оппортунизма — Каутский. Современный оппортунизм свидетельствует, что он не в состоянии модернизироваться, повторяет Каутского, в буквальном смысле преднамеренно использует антинаучные аргументы, подходя к вопросу поверхностно, не вникая в суть. Он не видит всю картину мирового капиталистического хозяйства, его международных взаимоотношений, поскольку это ему не выгодно. Тот, кто не хочет понять экономическую сущность империализма и на этой основе рассмотреть идеологическую и политическую надстройку, в конечном счёте, оправдывает, поддерживает его, распространяет иллюзии среди рабочих, народных масс, что есть хороший и плохой капитализм, хороший и неэффективный способ буржуазного правления. В конце концов, оппортунизм является защитником капиталистического общества, но без «крайностей», называет «крайностями» законы капиталистической экономики и их последствия. Он скрывает от народов классовую сущность войны, которую он осуждает с моральной точки зрения в связи с её трагическими последствиями, культивирует иллюзии, что капитализм сможет сохранить мир, если будут установлены принципы равенства и свободы, политические договоренности между воюющими капиталистическими странами, если будут установлены верные правила капиталистической конкуренции.

2. Оппортунизм, реформизм под видом новаторства повторяют самую старую, устаревшую концепцию, когда империализм отождествляется с военным нападением на другую страну, с политикой военной интервенции, блокады, с попыткой возродить старую колониальную политику. В Европе империализм отождествляется оппортунистами с Германией и, как они говорят, с догматическим авторитарно-либеральным правлением. Политика США при президентстве Обамы является для них прогрессивной в связи с тем, что существуют некоторые различия в управлении кризисом по сравнению с Германией. США считается империалистической страной только по отношению к Латинской Америке. Прогрессивной объявляется любая попытка буржуазии, например Франции или Италии, конкурировать с германским капитализмом. Основная позиция оппортунизма в Греции состоит в том, что страна находится под немецкой оккупацией, превращается или уже превратилась в колонию атамана разбойников госпожи Меркель и кредиторов. Главным противником, кроме самой Германии, ими провозглашена тройка из представителей ЕС, Европейского центрального банка и Международного валютного фонда, которая контролирует и вмешивается в управление внешним и внутренним долгом, бюджетным дефицитом.

Они предъявляют обвинение буржуазии страны и правительственным партиям в предательстве, антипатриотизме, подчинении и раболепстве перед Германией, кредиторами или банкирами. Теперь, когда партия СИРИЗА, новая сила социал-демократии, взяла в свои руки государственную власть, она не стесняется вести переговоры с тройкой, Германией и подписывать новые антинародные соглашения.

3. Некоторые вольно трактуют фразу В.И.Ленина из его известной работы «Империализм как высшая стадия капитализма» о том, что горстка, небольшое число государств грабит подавляющее большинство стран мира. Значит, империализм отождествляется с очень небольшим числом стран, которые можно пересчитать по пальцам одной руки, а все остальные являются подчинёнными, угнетёнными, колониями, оккупированными в результате следования либеральной концепции.

И сегодня стран, находящихся на вершине, в первых рядах международной империалистической системы, представленной в форме пирамиды, мало, даже можно сказать, используя ленинское выражение, их всего лишь горстка.

Но это не означает, что все другие капиталистические страны являются жертвами сильных капиталистических государств, что буржуазия в большинстве стран поддалась давлению, несмотря на её общий интерес она развращена.

Это не означает, что борьба народов должна иметь анти-немецкое направление в Европе, а в Америке быть направленной только против США. Не случайно, что оппортунисты в Греции в качестве положительного примера преодоления кризиса приводят Бразилию и Аргентину, восхваляют политику Обамы.

Их настойчивое утверждение, что нет империалистической пирамиды, то есть нет международной империалистической системы (а есть только очень небольшое число стран, которые могут быть классифицированы как империалистические, в основном за счёт их господствующего положения и возможности принимать решения о развязывании локальной и мировой войны), для некоторых не является случайным или результатом ошибочного мнения, а сознательным. Отсюда — их готовность пойти на формирование правительств буржуазного управления. Иногда во имя «выхода страны из кризиса», или «спасения народа от гуманитарного кризиса», или «восстановления суверенитета страны», или даже ... «развития производительных сил, с помощью государственного капитализма».

Таким образом, на деле исходя из того, что существует стадия между капитализмом и социализмом, они преследуют цель, с одной стороны, обеспечить отказ рабочего класса от борьбы за рабочую власть, а с другой — обещают, что в далеком и неопределённом будущем капитализм путём реформ превратится мирно и без жертв в социализм, в их «социализм», который часто предполагает сосуществование капиталистической собственности с некоторыми формами самоуправления.

4. История показывает, что образование монополий, как результат концентрации капитала, как основной закон современной стадии развития капитализма, являются общей тенденцией во всём мире и может существовать рядом с докапиталистическими формами хозяйства и собственности. Появление монополий и их рост, расширение и внедрение не происходит одновременно во всех странах, пусть даже в соседних, но уж точно идёт одним и тем же способом. Вывоз капитала преобладает над вывозом товаров. Появление и укрепление монополий, хотя бы они ограничены определёнными отраслями на национальном уровне, в конечном итоге вызывает полную анархию капиталистического производства, основной чертой которого в XX веке и по сей день является несоответствие между развитием промышленности и сельскохозяйственного производства, несоответствие между ростом разных отраслей промышленности. Политика ограбления, аннексий, превращения государств в протектораты, политика расчленения стран — это не результат политической безнравственности со стороны главных империалистов, даже не вопрос трусости и подчинения буржуазии страны, которая попадает под зависимость, а это вопрос вывоза капиталов и присущей капитализму неравномерности развития на национальном и международном уровнях.

5. Греция — один из характерных примеров, который, безусловно, имеет универсальное значение, потому что это явление не греческое. Наша страна обладает значительными производительными возможностями, но они были развиты выборочно в ходе капиталистического развития, в то время как вступление страны в ЕС и её связь с мировым капиталистическим рынком привели к ещё более ограниченному использованию внутренних источников. Вкратце отметим, что Греция имеет значительные внутренние источники энергии, ценные минеральные ресурсы, промышленное, ремесленное и сельскохозяйственное производство, которые способны удовлетворить большую часть народных потребностей. Сельскохозяйственное производство может поддержать промышленность в различных отраслях. Однако Греция не только в результате кризиса, но и в связи со всеобщим процессом включения в империалистическую пирамиду, всё больше деградирует, всё больше зависит от импорта, в то время как греческие продукты остаются непроданными и закапываются в землю.

Современный оппортунизм, как и Каутский, разделяет капитал на отдельные части и сосредотачивает свою критику на одной из его форм.

Напомним, что для Каутского врагом является одна часть капитала — промышленный, который своей империалистической политикой наступает, прежде всего, на аграрные регионы и, таким образом, создаёт дисбаланс между ростом промышленности и сельскохозяйственного производства. Приблизительно то же самое утверждают и современные оппортунисты, которые направляют огонь своей критики на банковскую систему, на банкиров и банковский капитал. Причём, хотя они и считают себя марксистами, но в то же время игнорируют связь банковского капитала с промышленным. Дисбалансы, появляющиеся между различными секторами и отраслями даже в наиболее развитых капиталистических странах, приписывают иррациональности или аморальной спекуляции. Поэтому они проводят различие между прибылью и спекуляцией.

Оппортунисты и националистические партии в Греции кричат, что буржуазия, нынешнее греческое государство и буржуазные партии являются не патриотичными, предательскими. На самом деле буржуазия нашей страны, как и её партии, прекрасно понимает, что даже в условиях неравенства им желательно вступить в империалистический союз, так как они только так могут претендовать на часть распределяемого «пирога», только так у них сохранится надежда на внешнюю военно-политическую поддержку на тот случай, если будет бушевать классовая борьба. Чтобы с помощью военных структур ЕС и НАТО сокрушить народное движение. Патриотизм буржуазного класса отождествляется с защитой гнилой капиталистической системы.

В условиях, когда межимпериалистические противоречия приведут к военной конфронтации, буржуазия Греции должна будет выбрать сторону самого мощного империалиста, того империалистического союза, на стороне которого она будет бороться за распределение рынков, надеясь урвать себе хотя бы небольшую долю.

Буржуазия не в силах защитить суверенные права и интересы народа. Если понадобится, она проигнорирует и собственные интересы, чтобы не потерять свою власть, сохранить её как можно дольше.

6. Когда Ленин говорит о горстке стран, которые грабят большое число стран, он на множестве примеров и в подробностях показывает различные формы грабежа колониальных, полуколониальных и неколониальных стран.

На вершине пирамиды находится небольшое число стран, так как финансовый капитал (один из пяти ключевых признаков капитализма на его империалистической стадии — это слияние банковского капитала с промышленным) распространяет свои сети на все страны мира.

Положение о горстке стран определяет различные формы отношений между капиталистическими странами, характеризующимися неравномерностью развития. В этом и заключается смысл пирамиды, чтобы образно показать глобальную капиталистическую экономику.

Прежде всего, Ленин даёт понять, что империализм — это монополистический капитализм, глобальная капиталистическая экономика, пролог социалистической революции в каждой стране.

Ленин уточняет признаки империализма: концентрация производства и капитала, слияние банковского и промышленного капитала и создание финансовой олигархии, вывоз капиталов, формирование международных монополистических союзов. В международных отношениях империализм непосредственно связан с появлением финансового капитала на империалистической стадии капитализма и с его острой необходимостью постоянно расширять экономическую почву и за пределами национальных границ, с целью вытеснения конкурентов. Вытеснение конкурентов можно было бы сделать легче путём колонизации, а также путём превращения колонии в независимое политическое государство, чтобы ушла в прошлое капиталистическая страна — метрополия, а на её место пришла другая капиталистическая сила, растущая за счёт экспорта капиталов, непосредственных иностранных инвестиций. Важным и абсолютно доказанным является различное положение колониальной Англии и восходящей Германии как империалистической державы.

7. Передел мира в конце XIX и начале XX века, о котором говорит Ленин, происходит между самыми развитыми капиталистическими странами, но в этом не оставались безучастными, пассивными все остальные капиталистические государства. Мощные капиталистические страны делили не только колонии, но и неколониальные страны, в то время как рядом с крупными колониальными странами существовали и небольшие колониальные, через которые начинается новая колониальная экспансия. При этом упоминается, что существуют небольшие страны, имеющие колонии, когда крупные колониальные страны не могут прийти к консенсусу в дележе.

Ленин отмечает, что колониальная политика существовала и в докапиталистических обществах, но капиталистическую колониальную политику отличает то, что она опирается на монополиии. Он подчёркивает, что многообразие отношений между капиталистическими государствами в эпоху империализма преобразуется во всеобщую систему, это — часть отношений передела мира, звенья в цепи действий всемирного финансового капитала. И в период, указанный Лениным, а тем более сегодня, отношения зависимости и расхищения сырья направлены против и неколониальных стран, то есть государств политически независимых.

После Второй мировой войны и создания мировой социалистической системы произошло вынужденное максимальное объединение империализма против сил социализма-коммунизма и усилилась его агрессия. Под влиянием нового баланса сил начался быстрый демонтаж французской и английской колониальных империй. Самые развитые капиталистические государства были вынуждены признать независимость национальных государств под ударами движений, борющихся за национальную независимость, которым оказывали всестороннюю поддержку и выражали солидарность социалистические страны, международное рабочее и коммунистическое движение.

В послевоенный период ряд стран не полностью вступили в военно-политические и экономические союзы империализма, так как у них была возможность развивать свои экономические отношения с социалистическими странами, несмотря на то, что соотношение сил оставалось в пользу капитализма. Это ещё раз подтверждает многообразие отношений взаимозависимости и обязательств в рамках глобального капиталистического рынка.

За последнее десятилетие XX века ситуация начинает меняться. Зрелые и наиболее развитые капиталистические страны, находящиеся на вершине пирамиды, проводят различную монополистическую политику уже под влиянием экономического капиталистического кризиса 1973 года. Современная стратегия поддержки капиталистических прибылей в условиях растущей конкуренции и быстрой интернационализации отказывается от неокейнсианских рецептов, которые были особенно полезны для тех стран, которые пострадали от ущерба, причинённого войной. Проводится широкая приватизация, растёт вывоз капиталов, реже делаются уступки трудящимися, постепенно они отменяются, особенно в социальной сфере. Эти уступки были предоставлены трудящимся в прошлом, для того чтобы обуздать рабочее движение, на рост которого оказывали влияние завоевания социализма, а в основном для подкупа части рабочего класса и промежуточных социальных слоев.

Об этом свидетельствует тот факт, что современная монополистическая политика носит глобальный характер, не является случайной формой управления, а стратегическим выбором, так как принимаются антирабочие, антинародные меры для того, чтобы препятствовать тенденции нормы прибыли к понижению. Это происходит почти во всех странах, не только в ЕС, но и за его рамками, как, например, в Латинской Америке. Меры, направленные на ликвидацию рабочих завоеваний, принимаются как либеральными, так и социал-демократическими правительствами, а также левоцентристскими, правоцентристскими.

8. Реставрация капитализма дала возможность империализму начать новую волну нападок при помощи окрепшего оппортунизма, встречая меньшее сопротивление, когда сформировались новые рынки в прежних социалистических странах. В результате разладилось взаимопонимание лидирующих капиталистических сил, которые в прошлом сплачивались против социализма, оставляя на втором плане противоречия между собой. Начался новый виток межимпериалистического противостояния за раздел новых рынков, в результате чего имели место военные операции на Балканах, в Азии, на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В этих войнах приняли участие и государства, которые не были интегрированными в империалистические межгосударственные союзы. Это является доказательством того, что империалистическая система существует как мировая система и в ней участвуют все капиталистические страны, даже те, которые отстают в своём развитии и сохраняют остатки докапиталистических форм хозяйства. Ведущие силы занимают вершину этой системы, между ними существует жёсткая конкуренция, и любые заключённые между ними соглашения носят временный характер.

В конце XX века существовали три центра империализма, в основном сформировавшиеся после Второй мировой войны — это Европейское Экономическое Сообщество, которое впоследствии стало Европейским Союзом, США и Япония. Сегодня количество империалистических центров возросло, появились новые формы союзов, как например: ШОС, БРИКС, Меркосур и т. д.

Империалистическую политику проводят не только капиталистические страны, находящиеся на вершине империалистической пирамиды, но и те, которые занимают более низкие ступени, даже те, которые имеют сильную зависимость от более крупных сил, считающихся региональными державами. Например, такой державой в нашем регионе сегодня является Турция, а также Израиль, арабские государства и такие силы, посредством которых монополистический капитал захватывает новые территории в Африке, Азии, Латинской Америке, следовательно существует явная зависимость и взаимозависимость.

9. Зависимость и взаимозависимость экономик, конечно, не являются равноправными, определяются экономической силой каждой страны, а также некоторыми другими военно-политическими элементами, в зависимости от особых связей союзов.

И даже если несколько стран возглавляют процесс капиталистической интернационализации, передела сфер, они не перестают жить в условиях взаимозависимости с другими странами. В Европе, например, Германия является лидером, но вывоз капитала и промышленных товаров зависит от способности европейских стран. Развитие американской экономики во многом зависит от Китая и противоборствующих интересов ЕС, битва между долларом, евро и йеной очевидна.

Возрастает количество государств-сателлитов крупнейших империалистических держав. Возрастает количество региональных капиталистических стран, играющих особую роль в политике союзов и в привлечении той или иной силы пирамиды. Межимпериалистические противоречия существуют в альянсах любого рода, и все эти разнообразные отношения, которые охватывают все капиталистические страны мира без исключения, составляют империалистическую пирамиду.

10. Наша позиция о существовании империалистической пирамиды ни в коем случае не означает, что мы согласны с концецией «суперимпериализма», в чём нас некоторые ошибочно обвиняют. Напротив, мы всегда указываем, что внутри этой империалистической системы, которую мы сравниваем с пирамидой, продолжают развиваться и проявляться серьёзные противоречия между империалистическими государствами, монополиями, за контроль над источниками сырья, над транзитными энергетическими маршрутами, долями рынков и т. д. Буржуазия может сформировать единый фронт для наиболее эффективной эксплуатации трудящихся, но она всегда начинает точить ножи, когда дело доходит до дележа империалистической «добычи».

Ленин, как известно, использовал образ «цепи». Образ, который применяем мы, служит тому, чтобы помочь трудящимся осознать реальность империализма как монополистического капитализма, как капитализма, который гниёт и умирает и в который встраивается каждая капиталистическая страна на основе своей силы (экономической, политической, военной и т. д.). Конечно, эта наша позиция находится в очевидном противостоянии с так называемым «культурным подходом» к империализму, который как и Каутский, отрывает политику империализма от экономики. Как говорил Ленин, такой подход привёл бы нас к ошибочной оценке, что монополии в экономике могут быть совместимы с немонополистическим, ненасильственным, незахватным образом действий в политике.

11. Неравномерность развития становится ещё более очевидной не только среди наиболее развитых капиталистических стран, по сравнению с менее развитыми, но и среди стран, являющихся ядром самых оазвитых и мощных держав. Это характерно для Европы, в которой усиливается разрыв между Германией, с одной стороны, и Францией, Италией — с другой. Однако особенно важной тенденцией является заметное снижение доли США, ЕС, Японии в мировом валовом продукте. Еврозоне не удалось сохранить второе место, она скатилась на третье, в то время как на второе место вышел Китай. Отмечается увеличение доли Китая, Индии в мировом ВВП, в то время как доля БРИКС остаётся в нём стабильной.

В Тезисах к XIX съезду КПГ подчёркивается, что изменения в соотношении сил между капиталистическими государствами повышает вероятность изменения роли Германии в евроатлантических отношениях и в империалистических союзах. Определяющими факторами для такого процесса являются, с одной стороны, взаимозависимость экономик США и ЕС, а с другой — конкуренция евро и доллара в качестве международных резервных валют и укрепление сотрудничества России с Китаем.

12. Все эти перечисленные факторы подтверждают, что современная борьба должна иметь антимонополистическое, антикапиталистическое направление и ни в коем случае не может быть только антиимпериалистической, в том понимании, в котором оппортунисты используют понятие империализм. Согласно их утверждениям, империализм отождествляется с агрессивной внешней политикой, с неравенством в отношениях, с войной, с так называемым национальным вопросом, оторванным от классовой эксплуатации, от отношений власти и собственности.

13. Когда современные оппортунисты хотят предостеречь собственную буржуазию от попадания в положение «бедного родственника» при дележе рынков, вспоминают о национальном вопросе, но когда дело доходит до вопроса о борьбе за социализм, тогда заявляют, что социализм или станет глобальным, или нельзя его построить в одной стране, и исключают национальный уровень борьбы, то есть отрицают необходимость обострения классовой борьбы, необходимость формирования субъективного фактора в условиях революционной ситуации.

14. Борьба за освобождение человека от всех форм эксплуатации, борьба против империалистической войны, не даст положительного результата, если не будет сочетаться с борьбой против оппортунизма. Независимо от политической силы оппортунизма в каждой стране, не следует его недооценивать или оценивать, исходя из парламентских критериев, так как корни оппортунизма — в империалистической системе. Когда буржуазия видит, что начинает испытывать трудности в управлении своими делами, она опирается на оппортунизм, как широко распространённую концепцию, как политическое течение, для того, чтобы выиграть время, переформатировать буржуазную политическую систему, подорвать устойчивый рост рабочего революционного движения.

15. Концентрация сил, союз рабочего класса с беднейшими слоями самозанятых трудящихся, должны развиваться в постоянном антимонополистическом антикапиталистическом направлении, в сторону завоевания власти рабочим классом. Антимонополистическое антикапиталистическое направление выражает необходимый, способствующий прогрессу компромисс между интересами рабочего класса — отменить все формы капиталистической собственности (крупной, средней и мелкой) — и колеблющимися слоями в силу их своеобразного положения в капиталистической экономике, заинтересованными в упразднении монополий, обобществлении концентрированных средств производства, но в то же время питающими иллюзии по поводу пользы небольшой частной собственности, и не способными понять, что не только долгосрочные, но и их среднесрочные интересы могут быть удовлетворены при социалистической власти.

КПГ в условиях, когда ещё не сложилась революционная ситуация, старается не только предотвратить отлив революционного движения, не только добиться у буржуазии некоторых временных уступок, но и подготовить субъективный фактор, то есть партию рабочего класса и его союзников, для достижения стратегических задач в условиях революционной ситуации. В этих условиях, когда невозможно предсказать всё заранее, нужно принимать во внимание углубление экономического кризиса, усиление межимпериалистических противоречий, которые доходят до острейшего противоборства, возможность создания таких предпосылок и развития событий в Греции. В условиях революционной ситуации роль организованного политического авангарда рабочего движения — Коммунистической партии, её готовность к действиям являются определяющими для сплочения и революционной ориентации большинства рабочего класса, особенно промышленного пролетариата, для привлечения авангардных частей народных слоев.

Печатается по: Информационный бюллетень

отдела международных отношений ЦК Компартии Греции

(размещён в сети Интернет на русском языке:

http://inter.kke.gr/ru/articles/—00318/).


Версия для печати
Назад к оглавлению