И.И.Котляров Украина: гражданская война и попрание международного права украинскими вооружёнными формированиями

И.И.Котляров Украина: гражданская война и попрание международного права украинскими вооружёнными формированиями

КОТЛЯРОВ ИВАН ИВАНОВИЧ, Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

В современных условиях усилия международного сообщества направлены на поиск оптимальных путей решения глобальных проблем современности, одной из которых и, пожалуй, самой животрепещущей является проблема предотвращение войн и вооружённых конфликтов. Практика межгосударственных отношений свидетельствует о том, что международному сообществу не всегда удаётся уберечь мир от вооружённых столкновений как внутренних, так и международных. Примером тому являются войны и вооружённые конфликты последнего времени в Афганистане, Ираке, Северной Африке и на Ближнем Востоке.

И кто бы мог подумать, что пламя гражданской войны вскоре разгорится на братской Украине, так близко к границам России, затронет её жизненно важные интересы. Слова Устава ООН («Мы, народы Объединённых Наций, преисполненные решимости избавить грядущие поколения от бедствий войны, дважды в нашей жизни принёсшей человечеству невыразимое горе, и вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности…», «…и в этих целях проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи…»*), воскресающие память о более чем 54 миллионах жертв Второй мировой войны, оказались позабытыми политиками Украины и её западными покровителями всего лишь потому, что президент Украины В.Янукович в ноябре 2013 года объявил о замораживании идеи евроассоциации.

Такой поворот во внешней политике Киева вызвал бурю негодования в стане тогдашней оппозиции; массовое протестное движение, названное «Евромайданом», распространилось по всей Украине. В начале января 2014 года оно вылилось в столкновения вооружённых радикалов с органами правопорядка. Результатом уличных схваток, в ходе которых оппозиция неоднократно применяла огнестрельное оружие и «коктейли Молотова», стали десятки человеческих жертв (см.: http://ria.ru/world/20140509/1007155016.html; дата обращения 19.06.2014 г.). Несмотря на подписанное в феврале 2014 года президентом Украины и лидерами оппозиции соглашение об урегулировании кризиса в Украине, Верховная рада, поддерживаемая радикальными силами, грубо нарушив нормы международного права и Конституцию Украины, насильственным путём захватила власть. Законный президент Украины вынужден был покинуть свою страну.

Страшные зверства «евромайдановцев» в Доме профсоюзов Одессы в начале мая 2014 года** вызвали гнев у мирных жителей Донбасса, объединили их в борьбе с национал-фашистской идеологией киевской хунты. Они организовали народное ополчение и с оружием в руках вынуждены были встать на защиту государственного суверенитета и независимости Донецкой и Луганской народных республик, провозглашённых после проведённого референдума 11 мая 2014 года. Результаты референдума показали, что практически 90% жителей Донецка и Луганска проголосовали за автономную Донецкую Народную Республику и отсоединение от Украины. (См.: МИД РФ: референдумы в Донецке и Луганске показывают настрой граж-дан // Официальный сайт «РИА новости». URL: http://ria.ru/world/20140512/1007519878.html (дата обращения 12.06.2014).

___

* См.: Устав Организации Объединенных Наций (преамбула) и Статут Международного Суда. — Нью-Йорк: Департамент общественной информации ООН, 2006. С. 3.

** Тогда националистами было сожжено заживо около 50 жителей Одессы. Впоследствии было документально подтверждено: здание почти синхронно поджигали и снаружи, и изнутри. «Евромайдановцы» забегали по боковым лестницам и закидывали «коктейлями Молотова» возможные пути к спасению. После расправы люди в масках спокойно рылись в вещах, извлекая из телефонов симки с контактами. Никто из активистов «Правого сектора» и «Евромайдана» не был арестован. См.: http://www.ntv.ru/novosti/953939 (дата обращения 10.08.2014 г.).

На усмирение юго-востока Украины Киев бросил вооружённые силы, нацгвардию, состоящую из боевиков «Правого сектора», подразделения внутренних войск Украины, а также иностранных наёмников.*

Как справедливо отмечал крупный учёный, дипломат и юрист, автор русского проекта Конвенции о законах и обычаях войны 1874 года** Ф.Ф.Мартенс, «междоусобные войны всегда гораздо больше вызывают у воюющих чувство ненависти и возбуждают страсти, чем войны между независимыми государствами» (Мартенс Ф.Ф. Современное международное право цивилизованных народов. Т. l. — СПб., 1898. С. 189—190).

Надежды на обещанное П.Порошенко мирное урегулирование ситуации на юге-востоке, объявленное им до выборов, а также озвученное позже в инаугурационной речи президента Украины, не оправдались.

И стоит отметить с большим сожалением, что военные действия силовых структур Украины против жителей Донбасса ещё более ужесточились и стали вестись с нарастающей интенсивностью.

Рассматривая ситуацию на Украине через призму норм международного права, следует подчеркнуть, что киевские власти и до, и после выборов ныне действующего президента грубо нарушали и продолжают нарушать международные договоры, действующие как в мирное время, так и в период вооружённых конфликтов, участником которых является Украина. Прежде всего речь идёт об уважении принципа равноправия и самоопределения народов, закрепленного в Уставе ООН (п. 2 ст. 1)***, а также о ст. 1 Международных пактов о правах человека 1966 года****, в которых отмечается, что «…все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие». О праве народов

___

* См.: Заявление МИД России относительно силовой операции на Юго-Востоке Украины // http://mid.ru/brp_4.nsf/newsline/3E75E3F7753EE78A44257CCC003985B3 (дата обращения 25.07. 2014 г.)

** Этот проект обсуждался на Брюссельской конференции европейских держав (1874 г.), Первой (1899 г.) и Второй (1907 г.) Конференциях мира. Последняя закончилась принятием 14 конвенций, кодифицирующих законы и обычаи войны, 12 из которых действуют и в наше время.

*** В этом пункте определена одна из целей ООН — «развивать дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и самоопределения народов». См.: Устав Организации Объединенных Наций и Статут Международного Суда. — Нью-Йорк: Департамент общественной информации ООН, 2006. С. 5

**** Имеются в виду Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах человека 1966 г. и Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 г. См.: Действующее международное право в трех томах. Том 2 / Сост.: Колосов Ю. М., Кривчикова Э.С. — М.: МНИМП, 1997. С. 11—39.

на самоопределение говорится и в Декларации о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, 1970 года. В ней сформулирован принцип, согласно которому «все народы имеют право свободно определять без вмешательства извне свой политический статус и осуществлять своё экономическое, социальное и культурное развитие, и каждое государство обязано уважать это право в соответствии с положениями Устава». Более того, в этой Декларации указаны пути реализации права на самоопределение: «создание суверенного и независимого государства, свободное присоединение к независимому государству или объединение с ним или установление любого другого политического статуса, свободно определённого народом, являются способами осуществления этим народом права на самоопределение» (см.: Действующее международное право в трех томах. Том 1. Указ. соч. С. 71.).

Аналогичные положения отражены и в других международных документах. Так, в Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам, принятой резолюцией 1514 (XV) Генеральной Ассамблеи ООН 14 декабря 1960 года, провозглашается, что «все народы имеют право на самоопределение; в силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и осуществляют своё экономическое, социальное и культурное развитие» (п. 2). (См.: Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г. // Официальный сайт Организации Объединенных Наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/colonial.shtml (дата обращения: 14.06 2014).

На Украине грубо попираются и другие нормы о правах человека — проводится политика геноцида в отношении жителей юго-востока вопреки Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года (см.: Действующее международное право в трех томах. Т. 2. Указ. соч. С. 68—71). Также систематически нарушается Пакт об экономических, социальных и культурных правах, гарантирующий: право на справедливые и благоприятные условия труда (ст. 7); справедливую заработную плату (ст. 7); право на социальное обеспечение (ст. 9); право на защиту семьи, детей (ст. 10); свободу от голода (ст. 11); право на образование (ст. 13), а также Международный пакт о гражданских и политических правах, гарантирующий: право на жизнь (ст. 6); право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 9) и другие права. В результате нарушения данного права под огнем тяжёлой артиллерии и военной авиации ежедневно погибают десятки жителей Донбасса: дети (при этом в Конвенции о правах ребенка 1989 г. закреплена норма, согласно которой «каждый ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь» и государства-участники «обеспечивают в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка» — ст. 6), женщины, старики. Яркий тому пример — уже упоминавшееся массовое уничтожение людей в Одессе. (См.: подробнее: Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (ноябрь 2013 — март 2014). — М.: Министерство иностранных дел Российской Федерации, 2014 и Белая книга нарушений прав человека и принципа верховенства права на Украине (апрель — середина июня 2014). — М.: Министерство иностранных дел Российской Федерации, 2014. http://www.mid.ru/bdomp/ns-dgpch.nsf/ 03c344d01162d351442579510044415b/38fa8597760acc2144257ccf002beeb8 (дата обращения 13.08. 2014 г.).

Именно грубые нарушения прав человека явились причиной массовых протестов населения и дестабилизации обстановки на юго-востоке и в других областях Украины. Вместо проведения мирного диалога с населением о путях выхода из кризиса и разрешения ряда гуманитарных проблем жителей Донбасса, киевские власти продолжают военную карательную операцию против сторонников независимости.

Кроме того, Украина в период военных действий на юге-востоке грубо нарушает государственный суверенитет и территориальную целостность России, что выразилось в нападении 14 июня 2014 года на дипломатическое представительство Российской Федерации в Киеве* в нарушение Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 года и в попытке нападения «Правым сектором» на консульство России в Одессе; вооружённые силы Украины бесцеремонно пересекали и обстреливали российскую границу, территория России неоднократно подвергалась артиллерийским ударам. На 25 июля 2014 года по территории Ростовской области было выпущено около 40 артиллерийских боеприпасов, были погибшие и раненые. (См.: http://izvestia.ru/news/574396 (дата обращения 25.07.2014 г.). 28 июня 2014 года украинские силовики обстреляли пункт пропуска «Гуково» в Ростовской области. Серьёзные разрушения получило помещение таможенного поста. Снаряды попали также в близлежащие населённые пункты на территории России. МИД России заявил решительный протест в связи с подобными провокациями украинской стороны, которые грубо нарушают основополагающие принципы международного права, и потребовал тщательно расследовать случившееся. Следственный комитет России по данному факту возбудил уголовное дело по статье «Покушение на убийство двух или более лиц, совершённое группой лиц общеопасным способом». (См. подробнее: Москва потребовала от Киева наказать виновных в обстреле российского пограничного пункта // Интерфакс. URL: http://www.interfax.ru/russia/383147 (дата обращения: 28.06.2014).

___

· Данный инцидент Российской Федерацией расценивается как «грубейшее нарушение международных обязательств Украины». См. подробнее: Заявление МИД России по ситуации вокруг Посольства России в Киеве // Официальный сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/BE0640EF4CC54AF844257CF700673414 (дата обращения: 17.06.2014).

С точки зрения международного гуманитарного права, применяемого в период вооружённых конфликтов, сложившееся военное противостояние на Украине можно охарактеризовать как вооружённый конфликт немеждународного характера, в котором одной стороной являются вооружённые силы Украины, а также поддерживающие их неформальные вооружённые группы «Правый сектор» и частные вооружённые охранные компании (ЧВОК), что противоречит ст. 43 Дополнительного протокола I 1977 года*, ст. 17 Конституции Украины от 28 июня 1996 года**, а также ст. 1 закона Украины «О борьбе с терроризмом», о чём ещё будет сказано. Кроме того, на стороне вооружённых сил Украины воюют иностранные наёмники***, использование которых само по себе является военным преступлением. Так, в ст. 2 Конвенции о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наёмников 1989 года отмечается, что «любое лицо, которое вербует, использует, финансирует или обучает наёмников… совершает преступление…», а в п. 1 ст. 3 даётся квалификация действий самого наёмника: «Наёмник.., который непосредственно участвует в военных или совместных насильственных действиях, в зависимости от обстоятельств, совершает преступление…». (См.: Действующее международное право в трех томах. Том 2. Указ. соч. С. 179).

Другой стороной вооружённого конфликта является вооружённое ополчение Донбасса, которое, находясь под ответственным командованием, осуществляет такой контроль над частью территории Украины, который позволяет им осуществлять непрерывные и согласованные военные действия и применять нормы международного гуманитарного права, что соответствует ст. 1 Дополнительного протокола II 1977 года к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года о защите жертв войны. То есть народное ополчение Донбасса соответствует всем признакам воюющей стороны по международному гуманитарному праву.

___

* В этой статье определено, что лица, входящие в состав вооружённых сил стороны, находящейся в конфликте (кроме медицинского и духовного персонала), являются комбатантами, то есть они имеют право принимать непосредственное участие в военных действиях (курсив наш. — И.К.). См. кн.: Действующее международное право в трех томах. Том 2. Указ. соч. С.756.

** В ней говорится, что «на территории Украины запрещается создание и функционирование каких-либо вооружённых формирований, не предусмотренных законом». Конституция Украины от 28 июня 1996 г. № 254к/96-ВР (в редакции Законов Украины от 08.12.2004 г. № 2222-IV, 01.02.2011 г. № 2952-VI, 19.09.2013 г. № 586-VII, 21.02.2014 г. № 742-VII) // Законодательство стран СНГ. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=8689 (дата обращения: 28.06.2014).

*** Определение «наёмник» закреплено в таких международных соглашениях, как Дополнительный протокол I к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г. о защите жертв войны (ст. 47), а также Конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наёмников 1989 г. (ст. 1).

Однако власти Украины, не желая вести гражданскую войну по правилам, то есть в соответствии с международным гуманитарным правом, и признавать народное ополчение законной воюющей стороной, дискредитируют ополченцев, называя их «сепаратистами», «террористами», что противоречит, например, закону Украины от 20 марта 2003 года № 638-IV «О борьбе с терроризмом»*. В соответствии с этим законом «терроризм — общественно опасная деятельность, заключающаяся в сознательном, целенаправленном применении насилия путём захвата заложников, поджогов, убийств, пыток, запугивания населения и органов власти или совершения других посягательств» и др. И далее: террористическая деятельность — деятельность, которая охватывает: «планирование, организацию, подготовку и реализацию террористических актов; подстрекательство к совершению террористических актов, насилию над физическими лицами или организациями, уничтожению материальных объектов в террористических целях; организацию незаконных вооруженных формирований, преступных группировок (преступных организаций), организованных преступных групп для совершения террористических актов, равно как и участие в таких актах» (ст. 1 Определение основных терминов) (см.: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=16885 (дата обращения: 20.06. 2014 г.). Понятно, что ничего подобного ополченцы Донбасса не совершают. Причём в преамбуле названного закона подчёркивается, что «положения настоящего Закона не могут быть применены в качестве основания для преследования граждан, которые, действуя в пределах закона, выступают в защиту своих конституционных прав и свобод» (курсив наш. — И.К.).

Таким образом, согласно закону Украины, деятельность народного ополчения никак не вкладывается в понятие «террористическая», что выбивает почву из под ног у идеологов украинского профашистско-бандеровского режима, цель которого, вопреки принципам и нормам международного права, любыми методами и средствами подавить борьбу жителей Донбасса — своих соотечественников за права человека, свободу и независимость.

___

· См.: Закон Украины «О борьбе с терроризмом» от 20 марта 2003 г. (в редакции Законов Украины от 31.05.2005 г. № 2600-IV, от 15.12.2005 г. № 3200-IV, 14.04.2009 г. № 1254-VI, от 16.02.2010 № 1900-VI, 18.05.2010 г. № 2258-VI, 07.10.2010 г. № 2592-VI, 21.04.2011 г. № 3266-VI, 16.10.2012 г. № 5461-VI, 20.11.2012 г. № 5502-VI, 04.07.2013 г. № 406-VII, 13.03.2014 г. № 8 77-VII) // Законодательство стран СНГ. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=16885 (дата обращения: 20.06. 2014 г.).

Вооружённые формирования Украины, вопреки принципам международного гуманитарного права защиты жертв войны, защиты гражданских объектов в период вооружённых конфликтов*, ограничения воюющих в выборе методов и средств ведения войны**, уничтожают мирное население и гражданские объекты Донбасса, чем грубо нарушаются принятые Украиной обязательства, закреплённые в ст. 3, общей для всех Женевских конвенций 1949 года, и Протокол II к ним 1977 года, а также Наставление для командного состава Вооружённых Сил Украины (см.: Право вiйны. Порадник для командного складу Збройных Сил Украiны. Мiнiстерство оборони Украiны. Тасis,1998. С. 17—23, 45—46, 58—59, 61—62), что выражается в применении таких запрещённых методов, как нанесение ударов по гражданскому населению, отдельным гражданским лицам (включая детей, женщин, стариков, больных, раненых*** — ст. 13 Дополнительного протокола II 1977 г.), гражданским объектам (жилым домам, больницам, школам, детским садам, магазинам, энерго- и теплосетям, сооружениям для снабжения питьевой водой, индивидуальному и общественному транспорту и т. п.) Донецка, Славянска, Краматорска, Константиновки, Горловки, Луганска, Лисичанска и других городов юго-востока, что причиняет огромные жертвы и разрушения, создает обстановку голода среди гражданского населения**** (ст. 14 Дополнительного протокола II 1977 г.*****, ст. XXV Конвенции

___

* См.: Пузырева Ю.В. Историко-правовые аспекты становления и развития принципа защиты гражданских объектов в период вооружённых конфликтов // Московский журнал международного права. 2012. № 1. С. 89—110.

** Нормативное отражение названного принципа впервые было выражено в формуле: «воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю» (ст. ХХII Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны от 18 октября 1907 г.). Дальнейшее развитие он нашёл в Дополнительном протоколе I к Женевским конвенциям 1949 г. о защите жертв войны: «право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным» (ст. 35).

*** См.: Комментарий МИД России о жертвах среди мирного населения Востока Украины // Официальный сайт Министерства иностранных дел

Российской Федерации. URL: http://www.mid.ru/brp_4.nsf/newsline/ 4DEC8A2F4A83316744257D0803B6A (дата обращения: 23.06.2014 г.).

**** Один из жителей Донбасса, на вопрос о бомбардировках украинских силовиков, не в силах сдержать эмоции сказал: «Вот так работает наша армия: по больным, по мертвым, новорожденным». НТВ, 07.08. 2014 г.

***** Эта статья запрещает использовать голод среди гражданского населения в качестве метода ведения военных действий, подвергать нападению, уничтожать, вывозить или приводить в негодность объекты, необходимые для выживания гражданского населения, такие, как запасы продуктов питания, производящие продовольствие сельскохозяйственные районы, посевы, скот, сооружения для снабжения питьевой водой и запасы последней, а также ирригационные сооружения.

о законах и обычаях сухопутной войны 1907 г.); терроризирование гражданского населения, которое выражается в применении, особенно в ночное время, таких боевых средств, как бомбардировочная авиация, танки, тяжёлая артиллерия (пушки, гаубицы), система залпового огня «Град», последствиями чего являются огромные жертвы, большие пожары и разрушения объектов для выживания людей, что сеет панику, ужас и страх среди мирного населения (ст. 4 d; ст. 13 п. 2 Дополнительного протокола II 1977 г.*); убийство боевиками «Правого сектора» в целях устрашения лиц, вышедших из строя (раненых в больнице под Луганском 23 мая 2014 г.), расстрел нацгвардией солдат-срочников, сложивших оружие и отказавшихся вести братоубийственную войну (ст. 4.2d) Дополнительного протокола II 1977 г.**); похищение, жестокое обращение, незаконное задержание людей*** (ст. 3.1 a, d, общая для Женевских конвенций от 12 августа 1949 г., ст. 4.2 а, е Дополнительного протокола II 1977 г.); использование в вооружённом конфликте авиации с символикой ООН**** (ст. 38 Дополнительного протокола I 1977 г.*****); использование в военных действиях против ополченцев Донбасса иностранных наёмников, боевиков частных вооружённых охранных компаний, о чём уже было сказано; убийство, захват в заложники,

* В соответствии с нормами международного гуманитарного права «гражданское население как таковое, а также отдельные гражданские лица не должны являться объектом нападения. Запрещаются акты насилия или угрозы насилием, имеющие основной целью терроризировать гражданское население».

** Международным гуманитарным правом запрещаются «акты терроризма» и угрозы их совершения.

*** Так, действия О.Ляшко Международная правозащитная организация Amnesty International называет грубым нарушением международных правовых норм, которые определяют, что только компетентные органы могут арестовывать или задерживать людей. «Несмотря на это, на сегодняшний день, Олег Ляшко наслаждается полной безнаказанностью», — сказано в сообщении. В организации говорят, что уже призвали Генерального прокурора Украины немедленного расследовать нарушения, которые совершил Ляшко, а также все другие инциденты похищения и жестокого обращения со стороны украинских сил. См.: http://inpress.ua/ru/politics/31721-amnesty-international-z (дата обращения 09.08. 2014 г.

**** По словам Чуркина, Постоянного представителя РФ при ООН и в Совете Безопасности ООН, имеются многочисленные свидетельства СМИ и видеоматериалы об использовании ВВС Украины вертолётов с ооновской символикой. Последний такого рода случай, сообщил он, был зафиксирован 26 мая в небе над Луганской областью. См. подробнее: Чуркин призвал ООН отреагировать на боевые вертолёты Украины с символикой организации // РБК. URL: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20140529005800.shtml (дата обращения: 29.06.2014).

***** Запрещение использования без разрешения эмблемы и формы ООН закреплено в военных уставах и наставлениях, которые применимы или применялись во время немеждународных вооружённых конфликтов. По законодательству многих государств (Австралии, Германии, Италии, Колумбии, Югославии) нарушение этой нормы является преступлением во время любого вооружённого конфликта. См.: Хенкертс Ж.-М. и Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. С. 272.

пытки российских и иностранных журналистов, несущих правду мировому сообществу о преступных действиях вооружённых структур Украины в процессе ведения войны*.

Следует подчеркнуть, что в соответствии с нормами международного гуманитарного права, журналисты, находящиеся в опасных профессиональных командировках в районах вооружённого конфликта, рассматриваются как гражданские лица. И в связи с этим они пользуются защитой как таковые (ст. 79 Дополнительного протокола I** и ст. 13 Дополнительного протокола II 1977 г.) и не должны быть объектом нападения, в отношении их запрещаются акты насилия или угрозы насилием с целью воспрепятствовать выполнению ими своего профессионального долга.

Силовые структуры Украины (формальные и неформальные) вопреки нормам международного гуманитарного права и Наставлению для командного состава вооружённых сил Украины*** проявляют жестокость в отношении мирного населения Донбасса посредством использования таких запрещённых средств ведения войны, как зажигательное оружие против гражданского населения и гражданских объектов**** (Конвенция о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, 1980 г. и Протокол III к ней*****);

___

* См.: Украинские силовики снова взяли в заложники журналистов. Это подтвердили в российском МИДе. Минувшей ночью пропала связь сразу с двумя съёмочными группами — телеканала Russia Today и новостного агентства Анна-news. Причём, один из задержанных журналистов — гражданин Великобритании, стрингер Russia Today Грэм Филипс // http://www.vesti.ru/doc.html?id= 1828534&cid=9 (дата обращения 10.08. 2014 г.).

** В 1996 г. Комитет министров Совета Европы подтвердил значимость статьи 79 Дополнительного протокола I, «который оговаривает, что журналисты должны считаться гражданскими лицами и пользоваться защитой в качестве таковых». Комитет министров указал, что «это обязательство применяется и

в отношении немеждународных вооружённых конфликтов». См.: Хенкертс Ж.-М. и Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. С. 150.

*** См.: Право вiйны. Порадник для командного складу Збройных Сил Украiны. Мiнiстерство оборони Украiны. Додаток перший. С. 58, 112—113.

**** См. подробнее: Ополчение: силовики обстреляли Славянск зажигательными бомбами. МИД РФ обвинил Киев в применении запрещённого оружия // NEWSru.com. URL: http://ria.ru/world/20140519/1008457553.html (дата обращения: 22.06.2014).

***** Практика государств устанавливает эту норму в качестве нормы обычного международного права, применяемой во время как международных, так и немеждународных вооружённых конфликтов. Этот вывод также подтверждается отсутствием разногласий при обсуждении распространения сферы действия Протокола III на немеждународные вооружённые конфликты в 2001 г., который с тех пор уже вступил в силу. См.: Хенкертс Ж.-М. и Досвальд-Бек Л. Обычное международное гуманитарное право. Нормы. С. 369.

кассетные боеприпасы (Конвенция по кассетным боеприпасам 2008 г.); химическое оружие (Конвенция о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении 1993 г.)*. Названные запрещённые методы и средства ведения войны, применяемые вооружёнными силами в Украине, в соответствии с Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 года и Дополнительными протоколами к ним 1977 года являются серьёзными нарушениями норм международного гуманитарного права и квалифицируются как военные преступления (ст. 85 п. 5 Дополнительного протокола I 1977 г.). Такие действия караются и Уголовным кодексом Украины (с изменениями от 19.06.2014 г.), в соответствии с которым «применение средств ведения войны, запрещённых международным правом, другие нарушения законов и обычаев войны… — наказываются лишением свободы на срок от восьми до двенадцати лет». Те же деяния, если они «объединены с умышленным убийством, — наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет или пожизненным лишением свободы» (ст. 438). (См.: http://meget.kiev.ua/kodeks/ugolovniy-kodeks/razdel-1-20/ (дата обращения 26. 07. 2014 г.).

Массовые нарушения прав человека киевскими властями, подчинёнными им вооружёнными силами и незаконными вооружёнными формированиями, каждодневное и систематическое совершение ими международных преступлений, влекущих гибель мирных жителей** и разрушение гражданских объектов, спровоцировали большой поток беженцев*** из украинских городов, находящихся в районе ведения военных

___

* 30 июня 2014 г. поступила информация о том, что украинские силовики вновь применяют химическое оружие в окрестностях Славянска, сообщает корреспондент The Moscow Post со ссылкой на местные СМИ. Российский МИД уже выступил с резкой критикой действий украинских военных. Украинские силовики вновь использовали химическое оружие? // Общероссийский общественно-политическая электронная газета «The Moscow Post». URL: http://www.moscow-post.com/in_world/ukrainskie_siloviki_vnov_ispolzovalie_oruzhie (дата обращения: 30.06.2014).

** Число погибших в ходе боевых действий на востоке Украины, по состоянию на 10 августа, составляло 2 086 человек, сообщает сайт газеты «Фигаро» со ссылкой на данные ООН. Представитель управления комиссара ООН по правам человека Сесиль Пуйи отметила, что число погибших за две недели выросло почти в два раза: 26 июля в ООН сообщали о 1 129 погибших. См.: http://www.interfax-russia.ru/South/special.asp?id=529877&sec=1724 (дата обращения 13.08. 2014 г.).

*** Комиссия ООН побывала в лагерях украинских беженцев на территории России, и после этого представила доклад, в котором говорится, что за время конфликта в Россию бежали более 110 тысяч украинских граждан, ещё 45 жителей востока Украины, по данным управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, перебрались в другие регионы своей страны. УВКБ сообщает о росте числа перемещённых лиц в Украине // Центр новостей ООН. URL: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=21879#.U7SCWUBmOoI (дата обращения: 29.06.2014).

действий. По заявлению Министра иностранных дел России, на юго-востоке Украины происходит реальная гуманитарная катастрофа*.

В связи с этим неизбежно встаёт вопрос об ответственности как тех, кто руководит вооружёнными формированиями Украины, отдаёт им преступные приказы, так и тех, кто непосредственно их выполняет, чем совершаются серьёзные нарушения Женевских конвенций в период военных действий на юге-востоке**. Создаётся такое впечатление, что киевскими властями забыты суровые уроки истории об ответственности государств, их органов и индивидов за преступные деяния.

Между тем существующие международные договоры и практика деятельности международных судебных органов подтверждают, что за совершение международных преступлений возникает международно-правовая ответственность государства и уголовная ответственность индивидов (физических лиц). Так, в Конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года говорится о том, что воюющая сторона «будет ответственна за все действия, совершённые лицами, входящими в состав её военных сил» (ст. III). Правда, в этой статье акцент делается на то, что воюющее государство несёт ответственность за виновные действия лиц, входящих в состав его вооружённых сил. Но государство не может быть субъектом уголовной ответственности за нарушение норм международного гуманитарного права, включая и те, которые указаны в Приложении к этой Конвенции (ст.ст. XXIII—XXVIII). Стало быть, воюющие государства — участники названной Конвенции сами должны привлекать к уголовной ответственности лиц, нарушающих законы и обычаи войны, в национальных судах или передавать такого рода дела в органы международного правосудия.

В практическом плане проблема ответственности индивидов за нарушение норм международного гуманитарного права остро встала после Второй мировой войны. На основе Лондонского соглашения

___

* «Гуманитарная катастрофа налицо. Кто оказывается в России, рассказывает, как страдают женщины, старики, дети. Просили Киев доставить гуманитарную помощь — ответили, всё ваше продовольствие и медикаменты отправьте в Крым. Думаю, не нужно объяснять, как это цинично. Будем формулировать конкретные предложения сформировать гуманитарную миссию для юго-востока Украины. Больше закрывать глаза на гуманитарный характер потребностей было бы преступно», — считает глава российского МИД. См.: http://www.vesti.ru/ doc.html?id=1855805 (дата обращения 10.08. 2014).

** Правда, в начале-середине XX в. западные учёные выдвигали концепцию международно-правовой уголовной ответственности государства, однако, как показала жизнь, она оказалась несостоятельной и не нашла практического применения. Представителями этой концепции были Бустаманте, Пелла, Доннедье де Вабр и др. См.: Тункин Г.И. Теория международного права. — М.: Международные отношения, 1970. С. 447—455.

о судебном преследовании и наказании главных военных преступников европейских стран оси от 8 августа 1945 года, неотъемлемой частью которого является Устав Международного Военного Трибунала*, Нюрнбергским трибуналом были осуждены 24 главных фашистских военных преступника.

Судебный процесс проходил с 20 ноября 1945 года по 1 октября 1946 года. К смертной казни через повешение были приговорены Геринг, Риббентроп, Кейтель, Розенберг, Франк, Фрик, Штрейхер, Заукель, Йодль, Зейсс-Инкварт, Кальтенбруннер и Борман (заочно).

В ночь на 16 октября 1946 года все эти фашистские главари, за исключением Геринга, которого кто-то избавил от позорной казни, подсунув ему яд, были повешены во дворе нюрнбергской тюрьмы. Заместитель Гитлера по партии Гесс, бывший главнокомандующий ВМС Редер, имперский министр экономики Функ были приговорены к пожизненному заключению, четверо — к 20, 15 и 10 годам тюремного заключения. Трибунал объявил преступными организациями руководящий состав фашистской национал-социалистической партии, гестапо (государственной тайной полиции), СС (охранных отрядов), СД (службы безопасности). (См.: Дипломатический словарь. Т. II. — М., 1971. С. 392—393).

Позже в целях судебного преследования японских военных преступников на основе Потсдамской декларации был создан Международный Военный Трибунала для Дальнего Востока (Токийский трибунал).

Токийскому трибуналу (судебный процесс проходил с 3 мая 1946 г. по 12 ноября 1948 г.) были преданы 28 человек.

Приговор был вынесен 12 ноября 1948 года в отношении 25 человек — бывших высокопоставленных руководителей Японии. К смертной казни через повешение были приговорены 7 человек, к пожизненному заключению — 16 человек, один получил 20 лет лишения свободы и один — 7 лет. Из осуждённых 4 бывших премьер-министра (Тодзио, Хиранума, Хирота, Койсо), 11 бывших министров (Араки, Хата, Хосино, Итагаки, Кайя, Кидо, Симад, Судзуки, Того, Сигемицу, Минами), 2 посла (Осима, Сиратори), 8 человек из высшего генералитета (Донхара, Кимура, Муто, Ока, Сато, Умедзу, Мацун, Хасимото). В процессе рассмотрения уголовного дела военные преступники Мацуоки — бывший министр иностранных дел и адмирал Нагано не дожили до окончания судебного процесса и дело было прекращено в связи со смертью обвиняемых, в отношении Окавы — идеолога японского империализма — приостановлено в связи с болезнью. (См.: Дипломатический словарь. Т. III. — М., 1973. С. 471—472).

___

· Заключено между СССР, США, Великобританией и Францией. См.: Международное гуманитарное право в документах / Сост.: Колосов Ю.М. и Котляров И.И. — М.:МНИМП, 1996. С. 513—522.

Создание международных военных трибуналов не ограничивало прав национальных или оккупационных судов, которые были созданы или их создание предусматривалось на любой союзной территории или в Германии для суда над военными преступниками. И, действительно, судебные процессы над военными преступниками за совершённые ими злодеяния на территории СССР в годы Великой Отечественной войны были проведены советскими судами в Харькове, Краснодаре, Киеве, Минске, Ленинграде, Хабаровске и других городах.

Примером привлечения к ответственности военных преступников за нарушение норм международного гуманитарного права национальными судами является судебный процесс, проходивший с 25 по 30 декабря 1949 года в г. Хабаровске по делу двенадцати бывших военнослужащих японской армии, обвинённых в подготовке и применении бактериологического оружия.

Суду были преданы бывший главнокомандующий Квантунской армии генерал Ямада Отозоо, бывший начальник санитарного управления той же армии генерал-лейтенант медицинской службы Кадзицука Рюдзи, бывший начальник ветеринарной службы той же армии генерал-лейтенант Такахаси Такаацу, бывший начальник отдела бактериологического отряда № 731 генерал-майор медицинской службы Кавасима Киоси и ряд других военных преступников. Дело рассматривалось в открытых судебных заседаниях Военным трибуналом Приморского военного округа, установившим грубое нарушение Японией законов и обычаев войны, выражавшееся в зверском, бесчеловечном обращении японской военщины с военнопленными и мирным населением оккупированных территорий. Следствием по этому делу было установлено, что планируя и готовя агрессивную войну против СССР и других государств, японские милитаристы для достижения своих целей намеревались в широких масштабах использовать и частично использовали преступные средства массового истребления людей — бактериологическое оружие. Преступники были приговорены к различным срокам наказания от 25 до 3-х лет. (См.: Материалы судебного процесса по делу бывших военнослужащих японской армии, обвиняемых в подготовке и применении бактериологического оружия. — М., 1950. С. 3—4).

И в наши дни ведётся розыск, задержание и привлечение к уголовной ответственности военных преступников. Так, в июне 2014 года в Филадельфии полицейские задержали 89-летнего Йохана Брайера, который подозревается в том, что во время Второй мировой войны работал надзирателем в концлагерях Освенцим и Бухенвальд. По данным следователей, он причастен к уничтожению многих тысяч евреев. Сейчас немецкая юстиция требует выдачи Брайера для судебных разбирательств. (См.: http://www.rg.ru/2014/06/19/nadziratel-anons.html (09.08.2014 г.).

В послевоенный период институт уголовной ответственности индивидов за совершение международных преступлений получил дальнейшее развитие в четырёх Женевских конвенциях о защите жертв войны 1949 года и Дополнительных протоколах I, II к ним 1977 года, Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта 1954 года и Втором протоколе к ней 1999 года.

Заметим, Украина также обязалась добросовестно выполнять договорные обязательства по этим международно-правовым актам.

В I—IV Конвенциях о защите жертв войны 1949 года (ст. ст. 49—50, 129, 146) говорится об обязанности государств выявлять и подвергать уголовным или дисциплинарным санкциям лиц, нарушивших или приказавших нарушить эти Конвенции. Аналогичные нормы содержатся в Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооружённого конфликта (ст. 28), а также в ст.ст. 15, 16 Второго протокола к ней 1999 года.

Касаясь вооружённых конфликтов немеждународного характера, в п. 1 ст. 6 Дополнительного протокола II к Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 года отмечается, что «настоящая статья применяется к судебному преследованию и наказанию за уголовные правонарушения, связанные с вооружённым конфликтом». Правда, перечень таких уголовных правонарушений Протокол II не содержит, однако логично предположить, что речь идет о всех запрещённых действиях, перечисленных в статьях 4, 5, 9—17 этого документа, а также в ст. 3 общей для всех Женевских конвенций 1949 года, применяемой в вооружённых конфликтах немеждународного характера.

Именно такого рода преступные деяния и совершают украинские вооружённые формирования, их боевики на юге-востоке Украины. Об этом уже говорилось. Причём их не останавливает судебная практика международных трибуналов ad hoc, созданных в начале 90-х годов XX века и первом десятилетии XXI века, а также постоянного Международного уголовного суда 1998 года, карающих в наше время лиц, виновных в совершении серьёзных нарушений Женевских конвенций 1949 года и Дополнительных протоколов к ним, а также других договоров международного гуманитарного права.

Как известно, 25 мая 1993 года в процессе боевых действий на территории бывшей Югославии Совет Безопасности ООН учредил Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьёзные нарушения международного гуманитарного права, совершённые на территории бывшей Югославии с 1991 года, и утвердил Устав этого судебного органа (МТБЮ). Итоги работы этого трибунала по привлечению к индивидуальной ответственности лиц, совершивших международные преступления, достаточно внушительные. Так, по состоянию на сентябрь 2013 года 161 лицу предъявлено обвинение, из них: 13 обвиняемых и их уголовные дела переданы в государства бывшей Республики Югославия для судебного разбирательства, в отношении 74 лиц вынесены приговоры, которые в настоящее время приведены в исполнение в 13 государствах, 18 лиц в рамках судебных процессов оправданы, в отношении 35 лиц прекращено разбирательство по различным основаниям. (См.: Infographic: ICTY Facts & Figures // International Criminal Tribunal for the former Yugoslavia (ICTY). URL: http://www.icty.org/x/file/About/Infographics/Infographic_facts_figures_en.pdf (дата обращения: 14.04. 2014).

Говоря о деятельности МТБЮ, автор разделяет критическую позицию многих политиков, военных, учёных, которые выражают сомнение в легитимности его создания и объективности многих вынесенных им приговоров. Даже Карла дель Понте, бывший прокурор МТБЮ, в своей книге так отзывается о его работе: «Никто в НАТО не мешал мне расследовать бомбардировки или выдвигать обвинение. Но я быстро поняла, что вести такое расследование невозможно: ни НАТО, ни государства-члены этой организации не стремятся сотрудничать с нами. Нам не давали доступа к документам. Кроме того, я обнаружила, что дошла до границ политической вселенной, в которой было позволено действовать трибуналу. Если бы я пошла дальше в расследовании действий НАТО, то не только потерпела бы неудачу, но ещё и лишила бы свою службу возможности продолжать расследование преступлений, совершённых во время войн 90-х годов» (Дель Понте К. Охота: я и военные преступники. — М., 2008. С. 106).

Через год, 8 ноября 1994 года Советом Безопасности ООН был учреждён Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьёзные нарушения международного гуманитарного права, совершённые на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершённые на территории соседних государств в период с 1 января 1994 года по 31 декабря 1994 года. (См.: Резолюция 955 (1994) Совета Безопасности ООН от 8 ноября 1994 года. http://www.un.org/ru/law/ictr/ (дата обращения 13. 08. 2014 г.). Говоря о практической деятельности МУТР, необходимо отметить, что на конец 2011 года 1 человек был в ожидании суда; 6 дел по шести фигурантам находились в производстве на различных стадиях; завершены дела в отношении 69 лиц; двое задержанных скончались до вынесения судом решения; 3 дела в отношении трёх фигурантов переданы национальным органам уголовного правосудия Франции и Руанды; двое были освобождены в связи с недостаточностью доказательств, подтверждающих предъявленные обвинения, и 9 обвиняемых находились на свободе. (См. официальный сайт Международного уголовного трибунала по Руанде: http://www.unictr.org/Cases/tabid/204/Default.aspx (дата обращения: 05.11.2011).

В 1998 году на основе Римского статута был создан постоянный судебный орган — Международный уголовный суд (МУС). (См.: http://www.un.org/ru/law/icc/rome_statute%28r%29.pdf (дата обращения 13.08. 2014 г.). Кстати, в апреле 2014 года правительство Украины направило в Международный уголовный суд заявление о признании его юрисдикции по преступлениям, которые, как утверждается, были совершены на её территории в период с 21 ноября 2013 года по 22 февраля 2014 года. В связи с этим Прокурор МУС должен будет решить, является ли представленная информация достаточной для возбуждения дела и обратиться с соответствующей просьбой к судьям. (См.: http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=21506# (дата обращения 13.08. 2014 г.).

В Римском статуте Международного уголовного суда также закреплены положения об индивидуальной уголовной ответственности лиц за совершение международных преступлений. Названный Статут применяется в равной мере ко всем лицам вне зависимости от занимаемой ими должности (ст. 27). Ответственности командиров и начальников посвящена ст. 28, в которой закреплена норма о том, что военный командир или лицо, эффективно действующее в качестве военного командира, подлежит уголовной ответственности за преступления, совершённые силами, находящимися под его эффективным командованием и контролем либо, в зависимости от обстоятельств, под его эффективной властью и контролем, в результате неосуществления им контроля надлежащим образом над такими силами, когда такой военный командир или начальник:

а) знал или должен был знать, что эти силы совершали или намеревались совершить преступления;

б) не принял необходимых и разумных мер в рамках своих полномочий для предотвращения или пресечения их совершения либо для передачи данного вопроса в компетентные органы для расследования и привлечения виновных к уголовной ответственности.

Касаясь отношений командира (начальника) и подчиненного по поводу наступления ответственности в случаях, не оговорённых выше, следует отметить, что командир (начальник) несёт уголовную ответственность за действия своих подчинённых в случаях, когда: а) начальник либо знал, либо сознательно проигнорировал информацию, которая явно указывала на то, что подчинённые совершали или намеревались совершить преступления; б) преступления затрагивали деятельность, подпадающую под эффективную ответственность и контроль начальника; в) начальник не принял всех необходимых мер для предотвращения или пресечения совершения преступлений либо для передачи материалов дела в компетентные органы для расследования и привлечения виновных лиц к уголовной ответственности.

В Статуте закреплено также положение о неприменимости срока давности в отношении преступлений, подпадающих под юрисдикцию Суда.

В настоящее время в Суде ведётся рассмотрение семи ситуаций, сконцентрированных, главным образом, на африканском континенте, по двум из которых идут судебные расследования. Кроме того, в Суде анализируется также информация с целью возможного открытия расследования в отношении преступлений, совершённых в Афганистане, Колумбии, Грузии, Гвинее и Палестине.

История создания и деятельности названных международных трибуналов, а также других судебных органов* подтверждает, что государства почти 70 лет привлекают к уголовной ответственности индивидов (включая должностных лиц всех рангов) за совершение международных преступлений. Этот факт является веским и достаточно красноречивым напоминанием киевским властям о нависшем над ними дамокловом мече ответственности за гибель, ранения, страдания и слезы тысяч сограждан, разрушение гражданских объектов юго-востока Украины.

К тому же, если Украина заявила о признании юрисдикции Международного уголовного суда, о чём говорилось, то логичным было бы ставить вопрос о признании юрисдикции МУС и по преступлениям, совершённым украинскими вооружёнными формированиями на юго-востоке Украины с мая 2014 года.

___

* Имеется в виду ряд смешанных (интернационализированных) судебных органов: Специальный суд по Сьерра-Леоне (2002 г.), Чрезвычайные палаты в судах Камбоджи (2003 г.), Специальный Трибунала по Ливану (2007 г.). Также были созданы специальные судебные палаты в Тиморе-Лешти (2000 г.), смешанные судебные коллегии в Косово (2000 г.), Судебная палата по расследованию военных преступлений в Боснии и Герцеговине (2005 г.).

Кстати, говоря о Чрезвычайных палатах в судах Камбоджи, отметим, что 7 августа 2014 г. суд в камбоджийской столице Пномпене приговорил двух бывших лидеров движения так называемых «красных кхмеров», развязавшего геноцид против народа Камбоджи в 1970-е годы, к пожизненному заключению — максимально возможной мере наказания в стране. Суд признал второе лицо в движении «красных кхмеров» после Пол Пота и главного идеолога режима 87-летнего Нуона Чеа, а также бывшего формально главой государства Кхиеу Самфана виновными в совершении преступлений против человечности и удовлетворил требование обвинения назначить им максимально возможную меру наказания в стране. Вынесенный судом Камбоджи приговор является первым приговором по делу лидеров движения «красных кхмеров». См.: http://ria.ru/world/20140807/1019087306.html#ixzz3AYzYO8E8 (дата обращения 16.08.2014 г.

В этой связи позиция Российской Федерации по сбору своевременной и доказательной базы в отношении отдельных фигурантов Украины вполне обоснованна. В Следственном комитете РФ было создано специализированное управление по расследованию военных преступлений и преступлений против человечности, совершённых на территории Украины. Следственный комитет намерен привлечь к уголовной ответственности лиц, ответственных за организацию «карательных операций», принимающих участие в них, а также «отдающих приказы и финансирующих убийства мирных граждан».


Версия для печати
Назад к оглавлению