Б.С.Милошевич. Разрушение Югославии: осуществлённый политический проект и его последствия для мировой цивилизации

Б.С.Милошевич. Разрушение Югославии: осуществлённый политический проект и его последствия для мировой цивилизации

Кризис на территории Социалистической Федеративной Республики Югославии (СФРЮ) разразился в начале 90-х годов. Он является составной частью масштабного и глубокого европейского геополитического передела, свершившегося в результате победы США и их союзников в «холодной войне», и продолжается до сих пор. Провозглашением косовскими албанскими сепаратистами «государства Косово» в 2008 году этот кризис не закончился: нельзя исключить возможность дальнейшего передела территории на Балканах. 

Югославский кризис неразрывно связан с разрушением СССР, роспуском организации Варшавского договора, объединением Германии, провозглашением Америкой «нового мирового порядка», с осуществляю-щейся стратегией расширения НАТО на восток.

Почти 20 лет назад из бывших республик СФРЮ образованы новые независимые государства на Балканах. Все они получили «международное признание» в начале 1992 года. Одни из них никогда в истории не были самостоятельными государствами (Македония, Босния и Герцеговина), другие насильственно отделились от федеративного государства Югославии (Словения, Хорватия, а также Босния и Герцеговина), что вызвало кровавые конфликты и войны. Тем не менее «международным сообществом» они были признаны легитимными. В начале ХХI века мирным путём вышла из союза с Сербией Черногория.

В первой половине 90-х годов прошлого века в Хорватии, в Боснии и Герцеговине велись гражданские войны, унесшие десятки тысяч человеческих жизней. Но официальной, признанной всеми статистики нет, данные противоречивы, приводятся и чудовищные цифры о сотнях тысяч убитых людей, которым нельзя верить. С манипуляцией источниками и цифрами в политических целях сейчас мы сталкиваемся очень часто — как на Западе, так и на пост-югославском пространстве.

Процесс «международного признания» новых государств проходил форсировано, с грубым нарушением международно-правовых норм. Главную роль в этом сыграли Германия и Ватикан, ускорившие признание Хорватии и Словении без предварительного решения вопроса о границах и национальных меньшинствах. То есть без решения вопроса сербского народа, проживающего на территории Хорватии, как конституционного, государствообразующего народа.

Вмешательство в дела Югославской федерации и союзных республик со стороны ряда западных держав и «международного сообщества», в частности США и ЕС, а также применение «двойных стандартов» в при-нятии решений проявлялись на каждом шагу. США и страны НАТО оказывали содействие, в том числе военное (военно-техническая помощь, логистика, поставка оружия из отдельных стран Североатлантического блока) сепаратистским республикам, особенно Хорватии, в подавлении сербского сопротивления и уничтожении Республики Сербской Краины в 1995 году. Мусульманские части в Боснии и Герцеговине, как и иностранные мусульманские «легионеры-моджахеды», получали оружие и из некоторых арабских стран, Турции, Ирана и др. Военное вмешательство НАТО на пост-югославской территории началось с военной агрессии против сербов в Боснии и Герцеговине в середине 90-х годов ХХ века. В ходе такого «выкручивания рук» сербская сторона вынуждена была пойти на подписание Дейтонских соглашений, а всё это закончилось военной агрессией НАТО против Югославии в первой половине 1999 года. Результатом стало отторжение южного сербского автономного края Косово и Метохии от Сербии.

В Косово и Метохии террористическая Армия освобождения Косова пользовалась полной поддержкой западных держав, политической и военной, она была «пехотой НАТО» в агрессии Альянса против Югославии. Отделение Косова стало ярким примером использования терроризма в достижении геополитических целей.

Территория самопровозглашенного в 2008 году «государства Косово», государства албанских боевиков и наркоторговли, никогда в истории не была отдельной административной или военной областью. Косово не было провинцией ни во времена Римской империи и Византии, ни в средневековом сербском государстве, когда Сербия играла ведущую роль на Балканах, ни вилайетом, санджаком или пашалыком* во время Османского владычества. Областью, бановиной Косово не стало и в Королевстве Югославия — тогда Косово, как и нынешняя Македония, называлось Южной Сербией. Только после Второй мировой войны Косово и Метохия становятся автономной областью, а затем — автономным краем Республики Сербия.

Сегодня это «государство» признали около 70 стран. США и ряд западных держав с помощью «кнута и пряника» «уговаривают» Белград, чтобы он вступил в прямые переговоры с Приштиной и этим де-факто признал «реальность». Так, к сожалению, видимо, и будет, это только воп-рос времени. Хотя это и не афишируется, но в действительности признание независимости Косова является условием вхождения Сербии в Европейский Союз. А членство в ЕС определено Белградом в качестве «приоритета приоритетов» страны.

В конце 80-х и в 90-е годы в международных СМИ (а также в доморощенной сербской оппозиционной прессе) была развернута невиданная пропагандистская (на самом деле, подрывная) кампания «демонизации» ряда сербских лидеров, в частности Слободана Милошевича, а также сербского народа в целом. Особенно она была интенсивна и сильна в глобальных сетях электронных СМИ (CNN, BBC и т. д.). Такие кампании дискредитации облегчали и облегчают последующее применение более жёстких военно-политических технологий.

Словом, в первой половине 90-х годов Югославия была насильственно разрушена в войне совместными усилиями внешних сил и доморощенных сепаратистов. «Это была международная война против суверенного государства Югославии, внутри которой шла гражданская война с элементами этнической и религиозной войны» (Smilja Avramov. Postherojski rat Zapada protiv Jugoslavije // Veternik: LDI, 1997. Str. 443). Это была особая война, проба сил и проверка доктрины управления миром нового мирового гегемона — США.

Все эти значительные перемены в Европе (стоит ещё напомнить о раз-делении Чехословакии) показывают, что результаты Второй мировой войны перечёркнуты, международный правовой порядок разрушен, Устав ООН и Заключительный акт Хельсинки 1975 года, в котором своей подписью 35 глав государств и правительств (в том числе США и Канады) зафиксировали неприкосновенность границ в Европе, попраны. Установлены другие границы, геополитические линии, определяющие политические, экономические, военные, идеологические отношения в мире.

* * *

На Западе развал Югославии планировали давно, ещё при жизни И.Б.Тито. После завершения Второй мировой войны, США, а также Ве-ликобритания, оказывали Югославии военно-техническую и, в меньшей мере, экономическую помощь, особенно в начале 50-х годов, в период конфликта Сталин-Тито. Определённые круги на Западе использовали независимую политику неприсоединения Югославии, её модель смешанного хозяйства, формирование оригинальной экономической и политической системы социалистического самоуправления, в идейно-политической и информационной борьбе, с целью противостояния советскому строю и даже советскому проекту, как таковому. Югославия объявлялась своего рода альтернативой. (Подобная роль отводилась и «еврокоммунизму», политике некоторых западноевропейских компартий, особенно в 70-е годы прошлого столетия). С другой стороны, теория и практика югославского социалистического самоуправления вызывали живой интерес, как на Западе (в частности, среди левых сил Западной Европы), так и в части советской марксистской интеллигенции, особенно в 60-е годы.

Одновременно Запад проводил политику, направленную на разрушение и передел СФРЮ. Для достижения этой цели использовался и терроризм: в 1946—1980 годах против Югославии было совершено более 400 террористических актов. Напомню об убийстве усташами в 1971 году в Стокгольме посла СФРЮ В.Роловича, о бомбах заложенных в белградских кинотеатрах и других местах массового скопления людей, взрыве пассажирского самолёта Югославской авиакомпании над Чехословакией и пр. в конце 60-х и в 70-е годы. В сербском автономном крае Косово и Метохия оказывалась финансовая и организационная поддержка деятельности сепаратистов (албанские студенческие демонстрации в Косово в 1968 г.), поощрялось националистическое «массовое движение» в Хорватии в 1966—1971 годах.

Внешние силы воздействовали на ситуацию внутри Югославии по следующим направлениям: разжигание национализма, этнических и ре-лигиозных противоречий и конфликтов, антигосударственные действия, влияние на союзное и республиканские правительства, а также на югославскую прессу. Это воздействие осуществлялось через «своих» лю-дей на ответственных постах. Их стремились превратить в «агентов влияния», обучить, подготовить для насаждения чужих интересов и чужой идеологии. Делалось это и с помощью многочисленных стипендий, выделяемых молодым югославам от «Фонда Фулбрайта» (США) и других подобных фондов западных стран. В целях усиления политической оппозиции и смены общественно-политического строя активно использовались гуманитарные неправительственные организации (в частности, ныне влиятельная в Сербии прозападная партия Г-17, сейчас называющаяся Партия регионов, была создана именно как неправительственная организация).

В реализации подобных планов активно использовалась «наша» политическая эмиграция, в частности хорватские фашисты (усташи), а также албанская националистическая эмиграция на Западе, в том числе — члены антикоммунистического Балли комбетар*. Многие из хорватских фашистов, массово бежавших в 1945 году с территории так называемого Независимого государства Хорватии (НГХ), с помощью западных спецслужб образовали различные организации, занимавшиеся в основном подрывной работой против СФРЮ. В том числе «Хорватское освободительное движение», руководители которого старались вступить в контакт даже со службами Советского Союза, ради возможного сотрудничества в целях борьбы за независимую Хорватию «с коммунистами или без них». Эти люди и их единомышленники приехали в Хорватию после 1991 года.

* * *

Главную роль в разрушении Югославии в начале 90-х годов XIX века играли Германия и Ватикан. Вскоре эту роль перехватили США, реализуя свои геополитические интересы по расширению НАТО на восток и юго-восток Европы. Под их руководством окончательно была разрушена страна, развязана военная агрессия НАТО против СРЮ в 1999 году, от Сербии отторгнуто Косово, а на его территории построена крупнейшая военная база США за границей — Бондстил. Эта база, по словам П.Галуа, одного из создателей французского ядерного потенциала, близкого сотрудника президента де Голя, занимает ключевое положение в коридоре, по которому предполагалась доставка нефти от Каспийского моря до Адриатики. Американцы вмешались, взяли в свои руки командование всеми операциями и оттеснили немцев. Кроме того, США показали Европе, что она неспособна действовать самостоятельно, продемонстрировав тем самим необходимость дальнейшего существования НАТО (ср.: Галуа П.М. Агресиjа НАТО. Сумрак Запада. — Београд: Изд. Миллениум група, 2010. С. 7).

Европа ничего не приобрела вследствие своего политического и во-енного вмешательства на Балканах. Напротив, Европа воевала против самой себя, уничтожала свою инфраструктуру континентального значения, бомбила свои мосты на Дунае, свои православные храмы, разрушала свою культуру. Она участвовала в исполнении чужих американских планов, играла чужую игру на собственной земле. Она политически и морально деградировала.

Американское вмешательство на Балканах имеет далёкие последствия для будущего Европы и мира, а также и для отношений Запада с мусульманским миром. Российский учёный А.С.Панарин справедливо писал: «На деле США пользуются случаем прервать процесс созидания самостоятельной процветающей Европы — потенциального соперника и конкурента. С 1945 года считалось, что наиболее высокий «атомный барьер», как и барьер на пути развязывания обычной войны, находится в Европе. То, что позволено в других частях мира, не позволено в цивилизованной, процветающей и защищённой Европе. Развязав войну на Балканах, США фактически сняли этот барьер. В колыбели европейской цивилизации — Средиземноморье — оказалось возможным то, что прежде представлялось допустимым только в третьем мире: бомбежки мирных городов и экологически уязвимых объектов, сотни тысяч беженцев, массовый вооружённый терроризм, правовой беспредел. США, таким образом, активно осуществляют «тьермондизацию»* Европы — стирают её блестящий образ мирового цивилизационного центра, притягательного для людей всех континентов. Наряду с этим реальным понижением цивилизационного статуса Европы в мире США убивают и европейскую идею, некогда столь воодушевительную» (см. в сети Интернет: Панарин А.С. Миссия А.С.Пушкина на исходе ХХ века).

Панарин также указал на другую магистральную линию в политике США, касающуюся натравливания друг на друга славян и мусульман, на политику «разделяй и властвуй» с целью нанесения удара по «славяно-тюркскому синтезу», являющемуся «стержнем единой Евразии уже полтысячи лет». Очень правильно учёный подметил направленность американской политики. А.С.Панарин отмечает, что соответствующий сце-нарий был разыгран в Югославии, когда «атлантисты» направили свою «антитеррористическую акцию» против славян, то есть сербов, используя в качестве подручных — мусульман (албанцев). Надо добавить — и боснийских мусульман. А по большому счёту, продолжал Панарин, речь идёт о крупной исторической авантюре: о попытке лишить народы, населяющие евразийский континент, их евразийской идентичности и, по сути, их родины. Великие, исполненные метафизического смысла дихотомии Востока и Запада, Моря и Континента решено «навсегда устранить» в пользу нового «атлантического монизма» (Александр Панарин о «новом курсе» два года спустя // Наш современник. 2002. № 2. С. 215—221).

Это относится к Евразии. Но «югославский сценарий» затрагивает тот же геополитический вопрос. В Югославии американцы использовали мусульман против славян-сербов и тем самым подорвали целостность страны. Оценивая политически, можно сказать и то, что констатируют и многие другие аналитики, а именно — США на территории Югославии своей поддержкой мусульманского сепаратизма, создания в Европе му-сульманского государства, хотя и светского, сделали некоторые политические «реверансы» по отношении к мусульманской части мира, чтобы получить определённые дивиденды, учитывая, что Америка своей политикой, поддерживающей Израиль, не может содействовать справед-ливому решению проблем на Ближнем и Среднем Востоке.

В 80-е — начале 90-х годов XX века Германия решила, что наступил момент для осуществления её стратегических и геополитических интересов и открыто поддержала сепаратизм и сецессионизм* Хорватии и Словении. Активность Германии в югославском конфликте была одиозной (см. в сети Интернет: Панарин А.С. Глобальное политическое прогнозирование).

В переделе Центральной и Юго-Восточной Европы политика и дейст-вия Германии имели существенное значение. Экспансия Германии про-водилась более экономическими, политическими, культурными нежели военными средствами (хотя имели место немецкие поставки вооружений сепаратистам в Югославии в период её распада, Германия также участвовала в агрессии НАТО в 1999 г.). В 1991 году треть товарооборота между Западной и Восточной Европой приходилась на Германию, она же стала первым инвестором в Восточной Европе, создавая тысячи смешанных предприятий…

Экспансия Германии на восток и юго-восток Европы, частичная «реколонизация» Восточной Европы, имела для многих немцев историческое значение, обусловленное памятью об Австро-Венгерской империи. Германия, по словам президента Франции Ф.Миттерана, «считает себя легитимным наследником Австро-Венгерской империи и приняла на себя прежние австрийские разногласия с сербами» (Разговор Ф.Миттерана с министром иностранных дел Греции Папандреу, 1991 г.; цит. по записи французского министра иностранных дел Ю.Ведрина, 1993 г.).

Германия была заинтересована в разрушении Югославии, пишет генерал П.М.Галуа. Она хотела вовлечь Хорватию и Словению в экономическую зону ЕС, в которой доминирует Германия, что открыло бы возможности немецкого влияния на далматинский берег и обеспечило бы приближение Германии к Средиземному морю, что является давней немецкой мечтой. Германия также хотела отблагодарить хорватов и бос-нийских мусульман, которые во Вторую мировую войну присоединились к третьему рейху. Кроме того, Германия занимала важные командные посты в НАТО (см.: Голуа П.М. Ibid. С. 8).

Нужно отметить полное совпадение задач хорватского сепаратизма с немецкими стратегическими целями на Балканах, подразумевающими включение католической Хорватии и Словении в германскую экономическую зону.

Позиция Германии в югославском кризисе определялась, помимо прочего, католическими взаимосвязями. На правительство оказывали вли-яние немецкие католические церковные власти, партнёр по правящей ко-алиции — баварская партия Христианско-социальный союз, один из силь-нейших рычагов прохорватского лобби, влиятельная газета «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг», баварские СМИ, находящиеся под влиянием баварской католической церкви, имеющей тесные связи с церковью в Хорватии. Попытка ввести санкции в Хорватии за ввоз оружия в 1993 году была пресечена именно Германией.

Известно о секретном визите Ф.Туджмана (будущего президента Хорватии) в ФРГ в 1988 году, где он встречался с канцлером Колем и другими министрами германского правительства. Цель визита заключалась в определении совместной политики раздела Югославии, которая приведёт к созданию нового независимого государства Хорватия с международными границами, установленными Гитлером в 1941 году.

В югославском кризисе, в ходе всех локальных этнорелигиозных конфликтов Германия последовательно отстаивала антисербскую позицию. Даже в косовском кризисе, ключевую роль в котором сыграло НАТО, Германия оказывала значительную поддержку албанским сепаратистам. Не случайно, когда в 1998 году начался новый виток кризиса, именно в г. Ульм (Германия) было создано «параллельное», точнее — подпольное, правительство Буяра Букоши.

Преследуя планы развала СФРЮ, 22 декабря 1990 года хорватское руководство провозгласило новую Конституцию Хорватии, в которой сербский народ признавался национальным меньшинством, а Хорватия объявлялась национальным государством хорватского народа. В предыдущей Конституции Хорватии сербы были признаны конституционным, то есть государствообразующим, народом в Хорватии.

В этот период в Хорватии проводились мощная антисербская пропаганда, реабилитация усташей, гонения на Сербскую православную церковь, подрыв сербских домов, начались незаконные аресты, убийства сербов.

Суть войны в Хорватии заключалась в акциях хорватской центральной власти по установлению своего контроля над всеми областями компактного проживания сербов в Хорватии.

К власти пришло Хорватское демократическое содружество (ХДС) во главе с Ф.Туджманом. В итоге победила его наиболее радикальная позиция о создании этнически чистой Хорватии. 24 мая 1991 года Туджман выступил на площади бана Елачича в Загребе, где завил, что «войны могло бы не быть, если бы этого не хотела Хорватия. Мы могли добиться независимости Хорватии только войной. Поэтому мы проводили политику переговоров, а сами создавали вооружённые отряды. Если бы это не сделали, мы не осуществили бы нами намеченную цель. Войны можно было бы избежать, если бы мы не стремились осуществить свои цели, т. е. создать наше независимое государство». Российский учёный Е.Ю.Гуськова писала что целью хорватских сепаратистов было не просто независимое государство, а «независимое государство Хорватия без сербов» (выделено мною. — Б.М.).

С.Визенталь, руководитель Венского Центра по расследованию нацистских преступлений, отмечал в 1993 году: «Первыми жертвами войны стали 40 000 сербов, это были беженцы из Хорватии, первыми были сожжены православная церковь и синагога». Началось создание хорошо вооружённой хорватской армии (подразделения правящей ХДС, «чёрные легионы» усташей). Сербам в Хорватии оставалось лишь или согласиться с хорватизацией и католицизацией или стать людьми второго сорта. В 1991—1995 годы из Хорватии уехали 350 000 сербов. Большинство бежало после операций «Блеск» в Западной Славонии (в начале мая 1995 г.), где в большинстве проживали сербы, и «Буря» против Республики Сербской Краины (начало августа 1995 г.), которые проводились с помощью военной техники и специалистов НАТО.

Ватикан однозначно поддерживал политику хорватских властей. В период разрушения Югославии он поставил хорватам оружие (автоматы Калашникова) на сумму 2 млн. долл. (см.: Гуськова Е.Ю. История югославского кризиса (1900—2000). — М., 2000. С. 156).

Двенадцать членов ЕС были далеко не единодушны в вопросах при-знания независимости югославских республик. Многие не хотели «преждевременного признания» или «избирательного признания», вследствие которых может расшириться существующий конфликт и углубиться взрывная ситуация, разгореться гражданская война.

Это говорил, в частности, президент Миттеран. Генсек ООН Перес де Куэльяр написал письма-предупреждения Н. Ван Ден Бруку, голландскому министру иностранных дел и председателю Совета министров ЕС, а также немецкому министру иностранных дел Г.-Д.Геншеру.

Но Германия, при полной поддержке Ватикана, признала Хорватию и Словению, навязав свою волю остальным странам-членам Европейского Сообщества, то есть признание сепаратистских республик, без предварительного решения вопросов о границах и меньшинствах. Перес Де Куэльяр потом скажет, что жалеет, «что бывшие югославские республики признаны преждевременным, некоординированным и избирательным способом».

Ещё одним фактором «преждевременного признания» сепаратистских республик явилось то, что «мы были перед Маастрихтом*, никто не мог позволить раскол, хотя мне тогда было более чем ясно, что мы этим решением ускорили пожар в Боснии, а может быть и в Косово». Это слова итальянского министра иностранных дел Де Микелиса. Италия вначале заняла довольно сдержанную позицию, но лишь до встречи Де Микелиса с немецким министром иностранных дел Геншером осенью 1991 года, после этого она твердо последовала в кильватере Германии. Одновременно она была связана позицией Ватикана, не позволявшей ей занять иную сторону по вопросам признания независимости Хорватии и Словении.

Таким образом, очевидно, что разрушение Югославии произошло вследствие реализации интересов внешнего фактора, в первую очередь, германско-ватиканского «тандема». Оно стало ценой, которой была оплачена европейская интеграция. Речь идёт о событии с колоссальными негативными историческими последствиями, среди которых — трагедия Югославии и нашего народа.

Такую же, если не большую, негативную роль сыграл Ватикан. Он несёт ответственность за разрушение всех Югославий — Королевства Югославии, СФРЮ, СРЮ, Государственного содружества Сербии и Черногории. Ватикан бесцеремонно вмешивался и в дела Сербской православной церкви, яркий пример тому — признание Ватиканом автокефалии Македонской православной церкви.

В процесс принятия решений на глобальном уровне глава Римской католической церкви был включен довольно давно также, как и в принятие решений о судьбе Югославии. Напомним, что во время Второй мировой войны, 10 апреля 1941 года, на территории Хорватии и части Боснии и Герцеговины было провозглашено «Независимое государство Хорватия» — фашистское государство, блокировавшееся с нацистской Германией и фашистской Италией. Католическая церковь Хорватии во главе с архиепископом А.Степинцом полностью поддержала эту власть. Уже 16 апреля архиепископ посетил диктатора А.Павелича и высказал ему свою полную поддержку, а 28 апреля распространил «Пастырское письмо», в котором отождествил диктатора с католической церковью, призвав католическое духовенство следовать за Павеличем и поддерживать новое государство, потому что оно «представляет Святую Католическую церковь». Папа Пий XII назначил в 1952 году Степинеца кардиналом, что привело к разрыву дипломатических отношений Югославии с Ватиканом (они были восстановлены в 1966 г.). Папа Иоанн Павел II* впоследствии (1998 г.) беатифицирует, то есть возведёт в лик блаженных А.Степинца. Так в историю католической церкви вошёл блаженный-преступник, сотрудничавший с фашистами.

В «Независимом государстве Хорватия» проводился геноцид серб-ского народа, а также евреев и цыган. Официальной политикой была формула: «треть сербов превратить в католиков, треть изгнать и треть уничтожить».

В созданной усташами системе концентрационных лагерей, «лагерей смерти» было убито более 700 тыс. сербов, более 80 тыс. цыган и 30 тыс. евреев. После окончания Второй мировой войны в горах Хорватии и Герцеговины были обнаружены многочисленные места массовых казней, так называемые «ямы», в которые усташи бросали убитых сербов. Среди «лагерей смерти» по масштабам и зверствам особенно выделялся Ясеновац.

В конце октября 2010 года в Санкт-Петербурге состоялась международная конференция «Православно-католический диалог после Ясеноваца», на которой впервые в России было подробно рассказано о этом «лагере смерти», а также других местах массовых захоронений убитых сербов в Хорватии, Боснии и Герцеговине. Эта конференция явилась значительным вкладом в дело уяснения правды истории и жизни сербского народа.

В конце 1947 года американскими секретными службами был составлен отчёт Э.Гуверу, главе ФБР. Этот отчёт описывает сугубо секретную и позорную страницу истории Ватикана: использование бывших нацистов в борьбе против коммунизма, в установлении контроля над Центральной и Восточной Европой. Из этого документа, который хранится в архивах американской администрации в Вашингтоне, можно узнать, помимо прочего, что бывший начальник «лагеря смерти» в Треблинке Ф.Штангл, бывший начальник лагеря в Собиборе Г.Вагнер, несущий наибольшую ответственность за геноцид А.Эйхман, командующий СС в Северной Италии В.Рауф, глава венгерских фашистов Ф.Вайта, а также хорватский «поглавник» А.Павелич, избежали ареста благодаря ватиканским связям. Этой сетью сначала управлял австрийский священник А.Худал, который затем быстро поставлен под руководство хорватского священника, секретаря братства Сан Джироламо в Риме К.Драгановича. По специально организованным каналам Ватиканом было переброшено 3 тыс. нацистов из лагерей пленных в Австрии и Германии в Америку и Австралию. «Есть ошеломляющие доказательства о том, что Ватикан, после войны, руководил сетью бывших хорватских фашистов, чтобы обеспечить бегство тысячам нацистских преступников» (ср.: Jacques Merlino. Les verites yougoslaves ne sont pas toutes bonnes a dire. Ed. Albin Mishel. 1993. Р. 166—174).

С 80-х годов прошлого века Римско-католическая церковь была глу-боко замешана в националистические и сецессионистские устремления Словении и Хорватии. В своих проповедях священники, а также католическая пресса, поддерживали эти устремления. Папа Иоанн Павел II принимал Ф.Туджмана, будущего главу «независимого» хорватского го-сударства, подбадривал его.

Ещё в июне 1982 года Ватикан требовал — и это было письменно подтверждено президентом США Р.Рейганом и папой Иоанном Павлом II — выделения Хорватии и Словении из Югославии, как двух католических территорий. Папа также добивался увеличения влияния католических институтов Австрии. Таким образом создавался своего рода «католический блок» в Европе. Так Америка должна была оплачивать услуги Ватикана в Южноафриканском Союзе и за дестабилизацию «восточного блока», начиная с Польши, когда Рим и Вашингтон совместно помогали профсоюзу «Солидарность». Тогда, как писал американский журнал «Тайм» 24 февраля 1993 года, был заключён «Священный Союз» между Р.Рейганом и папой Римским.

В конце 1990 года в Восточной Европе произошли крупные перемены: из-под советского влияния выпали ГДР, Польша, Венгрия, Чехословакия, Болгария и Румыния. Французский автор Ж.Мерлино писал: «Внимательный наблюдатель не может не заметить, что хронология этих освобождений совпадает с географической картой расширения католицизма. Так, между европейскими социалистическими странами послед-ними были эмансипированы Румыния и Болгария — страны с православным большинством населения» (Ibid. Р. 166).

Всё, что произошло в Восточной Европе в 80-х — в начале 90-х годов, не было возможным без участия папы Иоанна Павла II (К.Войтылы).

Интересны доводы Ж.Мерлино, книгу которого «Нельзя говорить вслух о всех югославских истинах» мы здесь упоминаем, о германско-ватиканском союзе. В октябре 1978 года, когда конклав* избрал первого славянского папу, имя К.Войтылы было предложено именно немецкими кардиналами (автор ссылается на итальянскую и французскую прессу тех дней). Архиепископ К.Войтыла отслужил мессу в кафедральном соборе в Кёльне на безукоризненном немецком языке.

И второе, не так широко известное обстоятельство для размышлений о возможном союзе Германии и Ватикана, приведённое автором. Оно касается экономической мощи Католической церкви в Германии. Для того, чтобы обеспечить независимость церквей (конфессий) в стране, каждый немец должен в своей налоговой декларации записать своё вероисповедание. На основе этого, государство выплачивает церквям 8—10% дохода из налогов. Благодаря этому механизму немецкая Католическая церковь является одной из самых богатых в мире (см.: Ibid. P. 188). Гипотеза автора не доказана, но её нельзя исключать.

Стоит привести и свидетельства генерала П.М.Галуа, где он рассказывает о неформальных встречах, в которых принимал участие по приглашению немецкого министра обороны Ф.Й.Штрауса, представителей США, Франции, Германии, Испании и — Ватикана. Эти встречи проходили ещё в 1976—1977 годах. На встречах рассматривались и вопросы будущего раздела Югославии.

Конец 70-х — это период начавшейся реализации на практике новой геополитики Ватикана. Её выражением, несомненно, является первое после избрания послание папы Иоанна Павла II, в октябре 1978 года, на площади перед базиликой Святого Петра в Риме: «Не страшитесь! Широко распахните двери Христовы! Его спасательной мощи откройте границы государств, политических и экономических систем».

Бывший прокурор Международного трибунала по бывшей Югославии Карла дель Понте пишет о том, что Ватикан обладает самой мощной разведкой в мире. И сказано это было в контексте разрушения Югославии (см.: Дель Понте К. Охота. Я и военные преступники. — М.: Изд-во «Эксмо», 2008).

Не только Германия давила на «двенадцать»* с целью скорейшего международного признания Хорватии и Словении. 9 декабря 1991 года в Гааге канцлер Г.Коль, форсируя признание, заявил, что Германия это сделает раньше Рождества. Активную роль в связи с экстренным признанием Хорватии и Словении взял на себя и Ватикан. 26 ноября 1991 года кардинал А.Содано пригласил послов США, Франции, Великобритании, Бельгии, Италии, Германии и Австрии, аккредитованных при Святом Престоле, и ознакомил их с позицией Ватикана, настаивая, чтобы их страны признали независимость Хорватии и Словении в этом же месяце. Описывая эту встречу, посол США Т.П.Мелади выразил уверенность, что между Ватиканом, Германией, Австрией и Италией уже существовала договоренность о немедленном признании Хорватии и Словении, потому что их послы восторженно приняли предложение Ватикана. Ватикан первым признал сепаратистские республики. День спустя это сделала Германия.

В связи с этим в первой половине января 1992 года Его Святейшество Патриарх Сербской православной церкви Павле, через четыре дня после признания «двенадцатью» Хорватии и Словении, написал Папе Римскому Иоанну Павлу II письмо следующего содержания:

«Ваше Святейшество, в качестве главы государства Ватикан, Вы первым в Европе и в мире признали суверенность и независимость Хорватии и Словении, а предварительно приложили большие дипломатические и политические усилия для того, чтобы это же сразу вслед за Вами сделали и многие другие европейские страны. При этом, однако, Вы воспользовались не только государственным механизмом Ватикана, но и организмом, структурами и институциями Римско-католической церкви… Мы упоминаем об этом не для того, чтобы начать богословскую полемику или, не дай Бог, высказать предвзятое моральное осуждение, а только затем, чтобы указать на всю меру Вашей огромной двойной ответственности перед Богом и перед историей… Поэтому мы с глубочайшим сожалением должны констатировать и то, что Ваше Святейшество своей безоговорочной поддержкой борьбы за восстановление этого (хорватского. — Б.М.) государства взяли на себя и тем самым распространили и на сотни миллионов римско-католических верую-щих во всем мире, не спросив на то их согласия, ответственность за все те средства и все те методы, которые использовались и используются сейчас представителями власти, армии и полиции теперь уже получившего международное признание хорватского государства, равно как и за каждую слезу каждого сербского и хорватского ребенка, оставшегося из-за трагической войны в ещё недавно существовавшей Югославии без дома, без детства, а очень часто и без обоих родителей, равно как и за каждый горестный вздох каждого серба и хорвата, православного или римокатолика, верующего или поддавшегося соблазну, который теперь стал или беженцем, или душевным и телесным инвалидом, или убийцей, или жертвой, или всем этим одновременно.

Вы, первый в истории славянский Папа и суверен государства Ватикан, продемонстрировали, что ради цели, которую считаете важной, Вы можете благословить и освятить средства, использовавшиеся представителями молодой хорватской демократии, которые ещё совсем недавно были последователями хорватского коммуниста Иосипа Броз Тито и историческими наследниками нацистского преступника Павелича, в де-лах которого немалое участие приняли и многие клирики Римско-католической церкви в Хорватии. Мы, однако, верим в то, что дерево познается по его плодам, а цели оцениваются по средствам, которые применяются для их достижения… Ибо мы и в наши несчастливые дни убедились в том, что ни политика государства Ватикан, ни дипломатия Вашей курии, ни горькие плоды необычной этики, продемонстрированной миру в частности и Вашей деятельностью, направленной на признание хорватской государственности, не смогли уничтожить дух той Церкви, которая в первом тысячелетии христианской истории была «председательствующей в любви» среди Церквей и украсила небо бесчисленными мучениками, святыми епископами и подвижниками веры.

Ввиду всех этих причин считаем, что Вы со всей определённостью доказали духовную и богословскую несостоятельность догмата Первого Ватиканского собора о папской непогрешимости.

Его Святейшество Павле,

Патриарх Сербской Православной Церкви».

Не нужно комментировать это сильное, принципиальное, жёсткое для церковного иерарха письмо. Обвинения против папы Иоанна Павла II прямы и конкретны. Может быть, они и поколебали главу государства Ватикан. Он испугался последствий своей деятельности и, год спустя, своё письмо генсеку ООН Бутросу Бутрос-Гали от 6 марта 1993 года начал словами: «Боже мой, что мы сделали?». Папа в своем письме требовал от Генерального секретаря Организации Объединенных Наций «новых инициатив», чтобы прекратить, как он писал, «резню» в бывшей Югославии. На самом деле речь шла о гражданской войне, о неизбежности которой предупреждали очень многие, и Слободан Милошевич, и Радован Караджич, и на Западе, если последует поспешное признание бывших югославских республик. 9 декабря 1991 года председатель Международной конференции по бывшей Югославии лорд П.Каррингтон обратился к «двенадцати» и сообщил, что позиция С.Милошевича по Боснии и Герцеговине совершенно ясна: «Если её независимость будет признана прежде чем будет заключён договор между тремя народами (в Боснии и Герцеговине. — Б.М.), гражданская война становится неизбежной…». Но на момент признания Хорватии и Словении договор между сербами, мусульманами и хорватами, проживающими в Боснии и Герцеговине, заключён не был. Не был он заключён именно потому, что этого не хотели ЕС и — папа Иоанн Павел II. И гражданская война в Боснии и Герцеговине — вспыхнула.

Эта война долгое время была войной «всех против всех», три стороны — сербы, мусульмане и хорваты воевали друг против друга. Но военная удача, стратегическая инициатива, ценой невероятных усилий и понимания того, что отступать некуда, мусульман и хорватов поддерживают слишком мощные внешние силы, — были на стороне сербов. Перелом наступил в результате вмешательства США и Ватикана. Тогда, в 1994 году, после провала очередного плана мирного урегулирования по Боснии и Герцеговине (план Оуэна-Столтенберга), когда у хорватов оставалось не более 10% территории Боснии и Герцеговины, хорватское руководство обратилось к США с просьбой включиться в процесс мирного урегулирования. Б.Клинтон хотел показать себя крупным мировым лидером — и в середине января 1994 года была выработана концепция американской мирной инициативы по урегулированию хорвато-боснийского конфликта: её смысл в том, что необходимо было остановить войну между мусульманами и хорватами. В хорватском Саборе была принята соответствующая Декларация, а затем прошли встречи хорватского министра иностранных дел М.Гранича с кардиналами, и потом — с папой Иоанном Павлом II. Как указывал М.Гранич в интервью хорватскому ТВ в ноябре 2005 года, папа направил хорватам ясное послание: надо остановить войну между хорватами и «бошняками», между католиками и мусульманами, только тогда, по его мнению, будет установлен «необходимый мир». Геополитические цели, сформулированные в послании, более чем понятны. В итоге была создана мусульмано-хорватская федерация, а в настоящее время, по Дейтонским соглашениям, Босния и Герцеговина разделена на два «энтитета»* — Федерацию Босния и Герцеговина (мусульмане и хорваты) и Республику Сербскую БиГ (сербы). Решение об объединении хорватов с их историческими оппонентами — мусульманами — для создания единого «фронта» против сербов было принято двумя ключевыми игроками на мировой арене — США и Ватиканом.

После установления дипломатических отношений СФРЮ с Ватиканом в 1966 году, И.Б.Тито посетил Ватикан и встречался с папой Павлом VI. Приглашение папе посетить Югославию направлялось несколько раз.

В 2011 году должен состоятся визит папы Бенедикта XVI в Хорватию. Цель пастырского визита — отметить 50-летие со дня смерти «блаженного» кардинала А.Степинца. Папа Иоанн Павел II несколько раз посещал Хорватию. Но он ни разу так и не посетил Ясеновац, хотя Сербская православная церковь призывала его к этому. Не произнес он ни одной молитвы, ни одного слова раскаяния. В Сербской православной церкви некоторые ожидали, что папа Римский извинится перед сербским народом за поддержку руководства католической церкви, оказанную усташескому «Независимому государству Хорватия». Увы!

На 2013 год намечен визит папы Бенедикта XVI в Сербию. Вследствие страшных преступлений Ватикана против сербов — в частности геноцида сербского народа в период Второй мировой войны — многие люди и в Сербии, и за её пределами, в России, уверены в том, что такой визит не должен состояться без окончательного признания ответственности и искреннего покаяния Ватикана.

* * *

В 1941—1945 годах в Хорватии проводился геноцид сербов. Прес-тупления совершались усташами планово, преднамеренно, при активном участии духовенства, с помощью Загребского архиепископата. Об этом был информирован и, по существу, одобрил происходившее Ватикан.

«Геноцид стал ключевым элементом еврейской коллективной идентичности и основой на которой покоится (существует) государство Израиль», — писал известный югославский учёный С.Аврамов (Аврамов С. Геноцид у Jугославиjи 1941—1945, 1991… Београд: ИГАМ, 2008. С. 66). Но геноцид сербов в годы Второй мировой войны в «Независимым государстве Хорватия», по способам убийств людей и мотивам преступлений относится к самим чудовищным страницам XX века. Однако он оказался вычеркнутым из мировой истории.

Геноцид сербов был вычеркнут не только из мировой, но до недавнего времени и из национальной сербской истории. Эта своего рода «отмена» собственной истории в СФРЮ происходила по ряду исторических причин. Во Второй мировой войне велась широкая антифашистская борьба народов Югославии, в которой участвовала и часть хорватского народа. В послевоенное революционное время была создана атмосфера общественного подъёма на лозунгах «братства-единства всех народов Югославии», строительства нового социалистического общества… Наконец, завершение Второй мировой войны было в Югославии исключительно сложным в результате конфронтации, то есть гражданской войны между партизанами во главе с коммунистами и сербскими монархистами, которые возглавляли четнические отряды (де-факто блокировавшиеся с оккупантами), что отражалось и вызывало трения и проблемы в антигитлеровской коалиции, в частности, между Советским Союзом и англо-американцами. (Надо иметь ввиду, что во все время войны в Лондоне существовало югославское королевское правительство, имевшее и своё посольство в СССР, в Куйбышеве). Только в конце ноября 1943 года на конференции в Тегерана было решено направить военные миссии союзников к партизанам Югославии и первая такая миссия была английской. В силу всех тех обстоятельств в данных исторических условиях само упоминание геноцида сербов в Хорватии было очень деликатным вопросом, вызывало тяжёлую реакцию.

Но здесь не место и не время углубляться в анализ упомянутых условий и искать меру объективных причин, проистекавших из самой эпохи, манипуляций и замалчиваний правящих сил, а также чувства исторической несправедливости, ибо близкое прошлое не могло исчезнуть из сознания сербского народа. Оно ярко проявилось в 1991 году, когда, после первых акций центральной хорватской власти, сербы, в ответ на них, были вынуждены вводить ночные дежурства, патрулирование улиц, создавать группы самообороны, а затем и Республику Сербскую Краину.

Нельзя не видеть связь между событиями 1941-го и 1991 года. В обоих случаях произошло разрушение Югославии, отделилась Хорватия, провозгласив своё независимое государство. И происходило это в ходе активных военных, политических, дипломатических действий Германии и Ватикана.

После разрушения Югославии в 90-х годах этническая территория сербского народа, а также православия, сузилась примерно на треть. Практически не стало Сербской Краины, Восточной и Западной Славонии в Хорватии, сербский народ де-факто изгнан из Косова, колыбели своей духовности и государственности.

Более того, сербам приписываются преступления в ходе развала СФРЮ, «агрессия» против собственной страны, даже геноцид мусульман в Боснии и Герцеговине (Сребреница). Хозяева так называемого Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге, натовского рычага агрессии и диктата, ввели понятие «коллективной уголовной ответственности». Влице отдельных сербов они обвиняют в преступлениях все сербские организации и институты в Сербии и Хорватии, в том числе Сербскую Академию наук и искусств и Сербскую Православную Церковь.

Всему этому нужно противостоять. Сегодня постоянно растёт и расширяется круг аналитиков, изучающих и освещающих с разных сторон проблему геноцида сербского народа. Это один из ключевых вопросов не только истории сербского народа, но и его существования в будущем.

Крупные научные авторитеты не только правовой науки, но и истории, философии, социологии, литературы, даже авторы из рядов католического духовенства, выдвинули тяжкие обвинения в адрес папы Пия XII и политики Ватикана во Второй мировой войне.

Множество критических слов было направлено и в адрес папы Иоанна Павла II и политики Ватикана по поводу разрушения Югославии в начале 90-х годов прошлого столетия. Но этого недостаточно.

Время молчания на эти темы, даже в самой бывшей Югославии, давно прошло. Прошло безвозвратно.


Версия для печати
Назад к оглавлению