В.Н.Федоткин (Рязань). Социализм XXI века: может ли социалистическая революция быть не пролетарской?

В.Н.Федоткин (Рязань). Социализм XXI века: может ли социалистическая революция быть не пролетарской?

Трибуна депутата

Россия идёт к новой революции. Но какой?

Хочу напомнить слова И.В.Сталина, сказанные им 10 марта 1939 года в Отчётном докладе на XVIII съезде партии о работе ЦК ВКП(б): «Было бы смешно требовать, чтобы классики марксизма выработали для нас готовые решения на все и всякие теоретические вопросы, которые могут возникнуть в каждой отдельной стране спустя 50—100 лет». Но мы должны требовать, продолжал Сталин, от марксистов-ленинцев нашего времени, чтобы они, опираясь на опыт и исходя из существа марксизма, конкретизировали отдельные положения, уточняли и улучшали их (Сталин И.В. Соч. Т. 14. — М., 1997. С. 333). Эти слова Сталина крайне актуальны и сегодня.

Россия начала XXI века — это не Россия конца XIX — начала XX века. Мы живём в совершенно иной ситуации. Не случайно в Политическом отчёте ЦК XV съезду КПРФ отмечалось: «Конечно, облик социализма XXI века не должен становиться картиной, утопически рисуемой, исходя лишь из желаемого… Нам нужна научная картина развития общества. Не больше, но и не меньше». Наша страна уже 20 лет находится в условиях возврата к капитализму. Такого не было раньше в истории человечества.

1. Поэтому, прежде чем говорить об особенностях социализма XXI века, нужно ответить на вопросы:

— Как, каким путём можно осуществить поворот к социализму в нынешних условиях? Возможна ли непролетарская революция? За прошедшие 20 лет численность пролетариата (работающих в материальном производстве) снизилась на 5 млн. человек. Что же, мы должны просто ждать пока пролетариат в классическом смысле слова возродится? Конечно, нет.

— Каким должен быть переходный период к социализму и сколько времени он займёт? Не сам социализм, а переход к нему. Перепрыгнуть этот период не удастся.

Конечно, основной экономический принцип социализма: «От каждого по способности, каждому по труду» не изменится. Но каким конкретно будет социализм, во многом зависит от того, когда произойдёт этот поворот, в каких внешних и внутренних условиях? На какой экономической и политической основе будет стоять Россия того периода? Другими словами, какие будут стартовые условия? В зависимости от них должны строиться наши тактические решения.

Социализм XXI века может возродиться не только на опыте Советского Союза, но и других стран. Хотя копировать весь этот опыт невозможно и не нужно. Не может и не должен социализм XXI века механически повторять, например, советский период. Но, как и раньше, выжить он сможет, если только ему удастся создать условия жизни лучше, чем при нынешнем капитализме. А это потребует освоения передовых достижений науки, образования, технологий, культуры. Это, в свою очередь, потребует национализации частных банков, природных ресурсов и ключевых отраслей экономики. И, как по цепочке, всё это потребует пересмотра роли государства в экономической и социальных сферах. Но мы сможем использовать только то, что останется в России от разрушительных «реформ». Остальное придётся создавать заново, преимущественно на государственной основе. Об этом достаточно подробно сказано в Программе КПРФ. Нет необходимости перечислять это.

Но есть ещё много вопросов. Переход к социализму XXI века возможен только при завоевании политической власти. Поэтому все разговоры об особенностях социализма XXI века оправданы лишь тогда, когда есть план завоевания трудовым народом политической власти. Это, как и раньше, центральный вопрос.

Да, России нужна скорая помощь. Оказать её можно будет только в переходный период и уже сегодня нам нужен по возможности подробный его план. Одно очевидно: в этот период вновь должна проводиться мобилизационная политика. У нас будет слишком мало времени, чтобы догнать экономически развитые страны, которые, конечно, не будут молчаливо смотреть, как в России возрождается социализм. Поэтому должна быть мобилизационная политика, прежде всего, с точки зрения концентрации лучших умов на ключевых направлениях развития. В том числе за счёт создания условий для возвращения наших учёных и специалистов из-за рубежа. Без мобилизации умов и финансов социализму не возродиться и не устоять. Не избежать колониальной участи.

Кроме того, нужно учитывать, что революция не даёт сразу реальную политическую власть в руки народа. Для этого нужны время, условия и немалые усилия. Очень многое будет зависеть от того, сумеем ли мы сохранить чистоту власти и народный контроль за ней. На этом мы уже серьёзно обожглись, и это стало одной из причин поражения социализма в 1991 году, когда народ не вышел защищать КПСС, а многие её руководители просто сбежали из партии. Это требование тем более важно, что желающих «помочь» нам будет достаточно много и из спецслужб Запада, и со стороны своих внутренних так называемых сторонников. Им кому бы не служить — лишь бы быть на виду и при деньгах. Таких тоже немало найдётся.

2. В связи с этим возникает ещё вопрос: а есть ли у нас сторонники в борьбе за смену политического курса?

В своё время К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин отмечали, что основными движущими силами социалистической  революции является пролетариат в союзе с трудовым крестьянством. Они писали, что условия для революционного краха капитализма и перехода к социализму подготавливаются в недрах самого капитализма, путём вытеснения мелкотоварного производства громадными фабриками и заводами, на которых концентрируются миллионы организованных рабочих.

Это общеизвестное положение. Наверняка, хорошо его знают и сторонники реставрации капитализма в нашей стране. Именно поэтому они с таким рвением все эти двадцать лет разрушают и промышленное, и сельскохозяйственное производство. А уцелевшие предприятия ускоренно распродают. То есть идёт обратный процесс — вытеснение крупномасштабного производства мелким, причём, в основном, торгового направления.

Так что же, у нас нет той революционной основы в народе, на которую опирались революционеры сто лет назад, в начале XX века? Да, промышленный пролетариат значительно сократился. Оставшиеся испытывают на себе всё большее давление. Но опора всё-таки есть.

Не случайно, на прошедших выборах депутатов Государственной думы РФ, за кандидатов от КПРФ голосовало свыше 12 млн. избирателей. Это в 70 раз больше, чем численность самой КПРФ. Это сила!

Что двигает нашими сторонниками? Думаю, прежде всего, чувство негодования несправедливостью политики олигархического режима.

Недавно в Совете Федерации отчитывался Генеральный прокурор РФ Ю.Я.Чайка. Он привёл ужасающие цифры. В прошлом году выявлено около 300 тыс. коррупционных нарушений законов, что значительно превышает их число за 2010-й или 2011 год. 300 тыс. по всей стране — это значит, в среднем, около 4 тыс. коррупционных преступлений в каждом регионе за год. Причём сам Генпрокурор признаёт, что «число выявленных таких преступлений не соответствует их реальному уровню». Реально их значительно больше. Разве обычные люди этого не видят? Или не знают?

Несправедливость, грубые нарушения прав людей, безнаказанность, преступная халатность сегодня стали системой, своего рода нормой. Это касается трудовых отношений, жилищных, медицинских вопросов, других сфер жизни. Приведу ещё одну цифру из доклада Генпрокурора. В прошлом, 2012 году, выявлено около 3 млн. нарушений законов, посягающих на жизненные права простых людей! Свыше 200 тыс. незаконных правовых актов. Фантастические цифры! А за ними стоят судьбы миллионов людей — наших сторонников или потенциальных сторонников.

3. Можно ли, исходя из этого, утверждать, что в России назревает революционная ситуация?

Не стал бы спешить с ответом. Хотя недовольство нынешней властью достаточно велико, но оно не достигло того порога, за которым начинаются массовые выступления с открытым призывом об отставке нынешней власти и смене политического курса. Мы ещё раз видим подтверждение марксистско-ленинского вывода о том, что одних материальных предпосылок для перехода к социализму недостаточно. Материальные предпосылки являются лишь предпосылками. Без них нельзя. Но только их — недостаточно. Ими можно суметь воспользоваться, а можно — не суметь. Нужен ещё и субъективный фактор. Основа для этого есть.

В связи с этим возникает вопрос — может ли социалистическая революция быть не пролетарской? Опрос населения страны, проведённый в начале 2013 года известной исследовательской организацией «Левада-Центр» показал, что 37% опрошенных высказались за советскую политическую систему, 51% — за возрождение государственного управления и государственного планирования. Другой опрос, проведённый этой же организацией в мае показал, что положительно относится к Ленину 55% населения, к Сталину — 50%, к Брежневу — свыше 50%. Но этого ещё недостаточно для перехода к социализму.

Опросы Фонда «Общественное мнение» показывают, что очень немногие готовы выйти на улицу на протестные акции (в Москве — всего 4%). Ещё меньше готовы выйти с политическими требованиями. Людей больше волнуют тарифы ЖКХ, коррупция, состояние дорог, возможность лечиться. При этом не все понимают, что эти вопросы имеют политические корни, и не могут быть полностью решены без смены власти. Нетерпение есть, но революционной ситуации нет. Значит, потребуются ещё время и усилия, чтобы пробудить классовое сознание в народе.

Одна из причин этого: многие хотят справедливости, но не хотят, более того, боятся революции, воспринимая её, как очередной период сильных потрясений, хаоса, ухудшения и без того для большинства совсем небогатой жизни. Люди за стабильность, даже в полунищете. Итоги прошедших выборов подтверждают это.

Время «Единой России», как правящей партии, заканчивается.

Но это ещё не означает автоматического наступления эпохи социализма. Куда качнутся настроения людей и их неудовлетворенность жизнью в случае резкого ухудшения ситуации в России и, главное, к чему это приведёт — к социализму XXI века или к диктатуре? Может быть, к оранжевой революции?

Вопрос далеко непраздный. Здесь уместно напомнить, что марксизм-ленинизм не считал и не считает вооружённое насилие единственно возможным средством осуществления революционных изменений. При определённых исторических условиях возможны мирные средства и формы революционного преобразования общества. Они всегда предпочтительнее. И мы, прежде всего, за мирный путь изменений. Но они предполагают активное участие в них каждого человека. Капитализм добровольно власти не уступит. Он подчиняется силе, даже если её действия будут носить мирный характер.

Мирный путь — это не уступка власти, не оппортунизм. Это самый выгодный для простого народа путь. Он позволит максимально сохранить тот экономический потенциал, который имелся на момент смены политической власти.

Сегодня немало политических сил подвязываются на критике нынешней власти, чтобы заручиться поддержкой населения, хотя реальные цели этих «критиков» и трудящихся совершенно не совпадают. Отличить подделку от настоящей оппозиции можно только по предлагаемой программе конкретных шагов и по классовому подходу к анализу происходящих в стране экономических, политических, социальных процессов. Наконец, мы должны помнить слова К.Маркса из его работы «Тезисы о Фейербахе», в которой он писал: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 4).



Версия для печати
Назад к оглавлению