В.Н.Земсков. Союз рабочего класса и крестьянства в 1941—1945 годах. Идеологический штамп или реальность?

В.Н.Земсков. Союз рабочего класса и крестьянства в 1941—1945 годах. Идеологический штамп или реальность?
Из истории советского общества

В советские времена широко пропагандировалась идея нерушимого союза рабочего класса и крестьянства. На эту тему писались научные и научно-популярные книги и статьи, защищались кандидатские и докторские диссертации. В последние четверть века эта идея предана забвению. Более того,  понятие «союз рабочего класса и крестьянства» зачастую воспринимается как целиком надуманный идеологический штамп советской пропаганды, в реальности якобы не имевший места. А так ли это? Может быть, в реальности этот союз всё же существовал? Ответить на эти вопросы мы намерены посредством привлечения конкретных фактов (именно фактов, без всяких домыслов) шефских и иных связей города и деревни, рабочего класса и крестьянства в годы Великой Отечественной войны. В настоящей статье основное внимание уделено освещению проявлявшейся в различных формах помощи горожан труженикам сельского хозяйства.

Одним из важнейших направлений помощи города селу являлось непосредственное участие горожан в сельскохозяйственных работах. Городское население пришло на помощь колхозам уже летом и осенью 1941 года, когда предстояло выиграть первую битву за военный урожай. 17 июля  1941 года бюро Томского горкома партии обсудило вопрос «Об оказании помощи колхозам Томского и Туганского районов в уборке урожая». Было решено направить в эти районы в период уборки урожая 2 тыс. студентов, скомплектовав из них специальные уборочные бригады, а также направить в каждую МТС по ремонтной бригаде (в каждой по 7 квалифицированных рабочих). Секретари партийных организаций города предложили в период уборочной кампании по воскресным дням организовывать массовые выезды своих коллективов в подшефные колхозы на уборку урожая и для проведения политической работы среди колхозников. Всего на уборке урожая летом и осенью 1941 года работало 23 728 трудящихся Томска. Кроме того, 4 023 человека участвовали на уборке урожая в пригородных колхозах (см.: Томская партийная организация в годы Великой Отечественной войны / Сборник документов. — Томск, 1962. С. 52—53, 115).

Участницы общегородского антифашистского митинга женщин Свердловска осенью 1941 года обратились со следующим призывом к работницам и домохозяйкам Свердловской области: «Мы предлагаем, дорогие подруги, повсеместно провести в воскресенье — 21 сентября областной воскресник по уборке богатого урожая и заготовкам сельскохозяйственных продуктов. Поможем колхозам по-боевому завершить уборку хлеба, картофеля и овощей, сохраним для победы над врагом каждое зёрнышко, каждый клубень картофеля» (Уральский рабочий, 19 сентября 1941 г.).

Большую работу по оказанию трудовой помощи селу оказывали городские комсомольцы и молодёжь. Ценную инициативу в этом отношении проявили также комсомольцы Свердловска. 6 августа 1941 года бюро Свердловского обкома партии одобрило предложение обкома ВЛКСМ направить 42 600 комсомольцев и молодёжи области на уборку урожая. Партийным организациям было предложено оказать в этом деле помощь комсомольским организациям (см.: История советского крестьянства. — М., 1987. Т. 3. С. 197; далее — ИСК. Т. 3).

На Украине только в Запорожской и Ворошиловградской областях 120 тыс. горожан помогли колхозам и совхозам убрать урожай 1941 года. В Новосибирской области в этих работах участвовало 200 тыс. горожан, в Омской — 120 тыс., Иркутской — 68 тыс., Чкаловской (ныне — Оренбургской) — 21,3 тыс., Куйбышевской (ныне — Самарской) — свыше 100 тыс. и т. д. Всего в 1941 году на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке в уборку урожая, прополку и другие сельскохозяйственные работы было вовлечено около 1 млн. горожан (см.: Арутюнян Ю.В. Советское крестьянство в годы Великой Отечественной войны. — М., 1970. С. 42; Анисков В.Т. Колхозное крестьянство Сибири и Дальнего Востока — фронту. 1941—1945. — Барнаул, 1966. С. 142—143; ИСК. Т. 3. С. 197). Это позволило уже в первые месяцы войны частично компенсировать большую убыль трудовых ресурсов села и обеспечить без больших потерь заготовку сельскохозяйственных продуктов.

13 апреля 1942 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О порядке мобилизации на сельскохозяйственные работы в колхозы, совхозы и МТС трудоспособного населения городов и сельских местностей» (см.: Собрание Постановлений Правительства СССР. 1942. № 4. Ст. 60). В напряжённые периоды сельскохозяйственных работ мобилизации подлежали следующие категории городского населения: трудоспособные, не занятые на предприятиях промышленности и транспорта; часть служащих государственных, кооперативных и общественных учреждений; учащиеся 6—10-х классов неполных средних и средних школ, студенты техникумов и вузов, за исключением выпускников, а также лица мужского пола от 14 до 55 лет и женского от 14 до 50 лет. Оплата труда горожан производилась по действовавшим нормам выработки наравне с колхозниками. Прибывшие горожане поступали в распоряжение правлений колхозов, директоров МТС и совхозов. Колхозы, совхозы и МТС были обязаны обеспечить их питанием и жильём. Транспортные расходы по перевозке горожан также оплачивали колхозы, МТС и совхозы. При райисполкомах была введена должность заведующего по мобилизации. При совнаркомах союзных и автономных республик, краевых и областных исполкомах создавались специальные отделы по руководству мобилизацией на сельскохозяйственные работы. Предусматривались и меры наказания для тех лиц, которые уклонились от мобилизации.

В 1942 году в Казахстане на сельскохозяйственные работы было привлечено 300 тыс. горожан, в Челябинской области — 150 тыс., Новосибирской — 150 тыс., Омской — 133 тыс., Горьковской — 107 тыс. Вскоре после освобождения от фашистских захватчиков городские предприятия Ставропольского края послали на полевые работы 23 тыс. человек, Харьковской области — 16 тыс., Ворошиловградской — 50 тыс., Запорожской — 70 тыс. человек и т. д. На уборочные работы осенью 1944 года из городов Молотовской (ныне — Пермской) области было направлено 30 тыс. человек. В Хабаровском крае в 1943 году на полях работало 35,6 тыс. горожан против 13 тыс. в 1941-м и 20,5 тыс. в 1942 году (см.: Арутюнян Ю.В. Указ. соч. С. 42, 98, 100; Очерк истории Хабаровской краевой организации КПСС. — Хабаровск, 1979. С. 247; ИСК. Т. 3. С. 198).

Из всех горожан, участвовавших в сельскохозяйственных работах, не менее 50% составляли школьники (см.: История СССР с древнейших времен до наших дней. — М., 1973. Т. 10. С. 612). За 1942—1944 годы городские пионеры и школьники страны выработали в колхозах 588,6 млн. трудодней. Ими было собрано 240,8 тыс. т дикорастущих растений (77,6% общих заготовок) (см.: Славный путь Ленинского комсомола. — М., 1974. Т. 2. С. 178). В целом по стране в 1942 году на сельскохозяйственные работы было привлечено свыше 4 млн. горожан, которые выработали 222 млн. трудодней, или 4% общего их количества, начисленного в колхозах. В 1943 году на сельскохозяйственных работах было занято 2,8 млн. городских жителей, а в 1944-м — 3,3 млн. Всего за годы войны горожане выработали в колхозах более 1,1 млрд. трудодней (см.: История социалистической экономики СССР. — М., 1978. Т. 5. С. 385).

Партийные и советские органы проводили заблаговременную подготовку городского населения к сельскохозяйственному труду. С декабря 1941 года в Свердловской области принимались меры по обучению сельскохозяйственным работам учащихся старших классов средних учебных заведений, студентов высших учебных заведений, а также части служащих городов и районных центров. С 10 декабря 1941 года во всех средних и высших учебных заведениях были введены дополнительные занятия по обучению учащихся сельскохозяйственным работам (см.: ИСК. Т. 3. С. 198).

Такие мероприятия осуществлялись повсеместно. Зимой 1941/42 годов более миллиона горожан осваивали профессии тракториста и комбайнёра, изучали основы агротехники (см.: Союз созидателей нового общества: Краткий очерк истории союза рабочих и крестьян. 1917—1977. — М., 1979. С. 185). В 1942—1943 годы таким обучением было охвачено 678 тыс. жителей городов и районных центров, учащихся средних школ и студентов страны. 100 тыс. человек прошли подготовку трактористов, 20 тыс. — комбайнёров, 7 тыс. — шофёров и 551 тыс. — специалистов для работы на различных сельскохозяйственных машинах. Почти все они активно участвовали в полевых работах (см.: Идеологическая и организаторская работа КПСС в период строительства социализма и коммунизма. — Л., 1976. С. 74).

Городские организации укрепляли руководящие кадры колхозов, МТС и совхозов, оказывали помощь сельским коммунистам в проведении массово-политической работы, в мобилизации всех сил колхозной деревни на борьбу с врагом. «Опытные агитаторы из городского и районного парткомсомольского актива помогут сельским коммунистам улучшить массово-политическую работу, сделать её более содержательной, — писала «Правда» в июле 1942 года. — Они могут также оказать сельским партийным организациям неоценимую помощь в воспитании агитаторов из числа колхозников, работников МТС и совхозов» (Правда, 8 июля 1942 г.).

Городские партийные и комсомольские организации направляли на село тысячи коммунистов и комсомольцев в качестве агитаторов, парторгов и комсоргов полеводческих бригад, комбайновых агрегатов.

В 1942 году только из городов и районных центров Новосибирской области в полеводческие бригады в качестве агитаторов-политруков прибыло 3 385 коммунистов и комсомольцев. Из городов Оренбургской области для работы парторгами комбайновых агрегатов была направлена 1 тыс. коммунистов, а также 500 агитаторов-комсомольцев в полеводческие бригады. Городские партийные организации Куйбышевской области послали в подшефные колхозы на уборку урожая 1942 года свыше 3,5 тыс. агитаторов (см.: ИСК. Т. 3. С. 198—199). Агитаторы-политруки несли в деревню опыт массово-политической работы города, его промышленных предприятий.

Дальнейшее развитие получали и другие традиционные формы шефства. В июне 1942 года газета «Правда» писала: «Ещё в годы мирного строительства в нашей стране было широко распространено шефство … над машинно-тракторными станциями, колхозами, совхозами. Теперь, в условиях войны, эта форма помощи города колхозной деревне имеет особо важное значение» (Правда, 5 июня 1942 г.).

Организацию планомерной производственной шефской помощи сельскому хозяйству также возглавили городские партийные организации. 9 января 1942 года бюро Новосибирского обкома ВКП(б) приняло, например, специальное постановление «О задачах городских партийных организаций и партийных организаций промышленных предприятий области по оказанию помощи колхозам, МТС и совхозам в подготовке и проведении предстоящей весенне-посевной кампании 1942 года» (см.: Коммунистическая партия в период Великой Отечественной войны, июнь 1941—1945. — М., 1961. С. 357—358). В ноябре 1942 года решение об организации шефства над МТС принял пленум Московского комитета ВКП(б) (см.: Союз созидателей нового общества... С. 185). Подобные вопросы систематически обсуждались во всех звеньях партийного руководства ряда других областей, краев и республик Советского Союза.

В феврале 1942 года с инициативой шефства над МТС выступил коллектив «Уралмаша». Выполняя важнейшие заказы фронта, он в то же время обратился ко всем рабочим Свердловской области с призывом взять шефство над сельским хозяйством. В обращении уралмашевцев говорилось: «В годы мирного строительства заводы активно помогли социалистическому сельскому хозяйству в организации трудовой победы на полях. В дни войны эта помощь должна быть настолько широкой и всесторонней, чтобы МТС и совхозы встретили весну в полной готовности, располагая техникой. Наш завод включился в решение этой ответственной задачи» (Уральский рабочий, 15 февраля 1942 г.).

Как правило, каждый завод брал шефство над одной-двумя МТС. Наиболее крупные заводы шефствовали над тремя и более МТС. Так, Горьковский автозавод взял шефство над 15 МТС. В 1944 году на харьковском заводе «Серп и молот» шефскую МТС имел каждый из основных цехов: инструментальный цех помогал Криштопольской МТС, ремонтно-механический — Близнюковской МТС и т. д. В 1942 году над МТС, колхозами и совхозами шефствовали 177 предприятий Москвы и Московской области, а над МТС Бурятии — 99 фабрик, заводов и мастерских республики (см.: ИСК. Т. 3. С. 199).

Некоторые предприятия брали шефство над целыми сельскохозяйственными районами. Так, почти весь Наро-Фоминский район Московской области являлся подшефным московского завода «Динамо» (см.: История завода «Динамо»: «Динамо» в наши дни. История завода. — М., 1973. Кн. 3. Ч. 1. С. 204). Коллектив Молотовского (Пермского) машиностроительного завода им. В.И.Ленина в течение всей войны шефствовал над МТС Уинского, Суксунского и Щучье-Озерского районов области (см.: Слово о Мотовилихе: Годы. События. Люди. — Пермь, 1974. С. 553).

Шефство городских предприятий над МТС, колхозами и совхозами крепло и расширялось из года в год. Если в 1942 году МТС, колхозам и совхозам оказывали шефство 106 предприятий Москвы, то в 1944-м — уже 160 предприятий (см.: Филимонова Г.С. Из истории государственной и всенародной помощи населению освобождённых районов РСФСР по восстановлению сельского хозяйства // Историко-филологический сборник. — Сыктывкар, 1960. Вып. 6. С. 98; Арутюнян Ю.В. Указ. соч. С. 147). Практически каждые завод или фабрика Омской области шефствовали над МТС (см.: Союз созидателей нового общества. С. 192). Коллективы предприятий Сталинграда, испытывая невероятные трудности, в 1944 году помогали 38 МТС области (см.: Люшин С.П. Участие трудящихся Волгограда в подъеме сельского хозяйства области. 1944—1958 // Сб. науч. работ / Волгогр. пед. ин-т. 1964. Вып. 1. С. 116). В Архангельской и Вологодской областях в 1943 году шефами колхозов и МТС являлись 88 фабрик и заводов (см.: Шушкин Н.Н., Улитин С.Д. Союз рабочих и крестьян в Великой Отечественной войне: На материалах республик и областей Северо-Запада РСФСР. — Л., 1977. С. 87), а предприятия Красноярска шефствовали над 36 МТС и двумя ремонтными заводами 16 районов своего края (см.: Докучаев Г.А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в годы Великой Отечественной войны. — М., 1973. С. 240). В Ленинграде сразу после снятия блокады коллектив Кировского завода взял шефство над Кингисеппским районом, завод им. Второй пятилетки — над Ефимовской МТС, заводы подъёмно-транспортного оборудования, «Красная вагранка» и «Металлист» — над Тосненской МТС (см.: Ежов В.А. Рабочие Ленинграда в борьбе за восстановление города. 1944—1945. — Л., 1961. С. 98—99).

Одним из важнейших направлений шефской помощи города селу было обеспечение ремонта машинно-тракторного парка. Шефы осуществляли капитальный ремонт сельскохозяйственной техники непосредственно на своих предприятиях, создавая для этого фронтовые бригады. Они посылали ремонтные бригады квалифицированных рабочих и специалистов прямо в деревню, налаживали работу мастерских МТС, колхозов и совхозов, собирали и реставрировали запасные части к сельскохозяйственным машинам.

Весной и летом 1942 года только коллектив завода им. В.П.Чкалова Новосибирской области послал в деревню 20 таких бригад. Они привезли с собой письмо к колхозникам. «Мы посылаем часть своего коллектива, — писали рабочие, — для помощи в выполнении важнейшей военно-хозяйственной задачи. Коллектив сознает, что оставшимся придётся работать ещё больше, ещё лучше, ещё сплочённее... Вместе с тем мы ставим перед колхозниками Купинского района — нашими подшефными — задачи, которые надо во что бы то ни стало разрешить. Богатейший урожай, который сейчас зреет на колхозных полях, должен быть убран в самые сжатые сроки» (Союз созидателей нового общества... С. 185). Предприятия Новосибирска послали на село в 1942 году 129 ремонтных бригад (см.: Анисков В.Т. Указ. соч. С. 209).

В Свердловской области на ремонте сельскохозяйственной техники МТС зимой и весной 1942 году было занято 700 квалифицированных рабочих промышленных предприятий (см.: Правда, 20 марта 1942 г.). Горьковский автомобильный завод направил тогда же в помощь МТС 200 рабочих. В феврале-марте 1942 года в МТС Хабаровского края работали 124 шефские бригады, а осенью того же года ремонтировать технику МТС помогали 140 рабочих предприятий Бурятской АССР (см.: Ивашкин С.С. Из истории помощи рабочего класса сельскому хозяйству в годы Великой Отечественной войны // История СССР. 1975. № 3. С. 144). Большую помощь подшефным оказывали предприятия железнодорожного транспорта. В 1942 году железнодорожники Томской железной дороги направили на село 29 специализированных бригад. В распоряжение каждой были предоставлены ремонтный вагон и вагон-платформа (см.: Анисков В.Т. Указ. соч. С. 209).

Городские рабочие щедро делились с сельскими механизаторами опытом своей работы. Рабочие Дальневосточного судостроительного и механического завода (Владивосток) научили, например, механизаторов подшефных МТС на месте производить многие инструменты, запасные части, реставрировать старые детали. Под руководством инструкторов завода ремонтники МТС отливали и точили шатунные втулки поворотного кулака, растачивали и шлифовали гильзы, точили компрессорные кольца для моторов к тракторам, делали нарезные плашки, метчики и различные ключи. Ранее это считалось невозможным без наличия специальных станков (см.: Материалы по истории Владивостока. — Владивосток, 1960. Кн. 2. С. 130). На многих промышленных предприятиях были организованы курсы, на которых колхозники не только приобретали специальность механизатора, но и знакомились с индустриальными методами организации труда, изучали общественно-политическую жизнь заводских коллективов.

Большое значение для дальнейшего развития шефского движения  имело постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 января 1943 года «Об обеспечении запасными частями и материалами ремонта тракторов и сельскохозяйственных машин в первом квартале 1943 года и о расширении производства запасных частей на существующих заводах» (см.: ИСК. Т. 3. С. 201). Предлагалось создать в каждой области по 10—20 ремонтных бригад в составе квалифицированных рабочих (7—10 человек) и направить во главе с бригадиром, инженером или техником в отстающие по ремонту МТС и МТМ для помощи в проведении ремонта.

Этот вопрос обсуждался на всех прошедших в феврале-апреле 1943 года пленумах крайкомов, обкомов, горкомов и райкомов партии, а также на собраниях партийно-хозяйственных активов промышленных предприятий. Состоявшийся 5 апреля 1943 года пленум Горьковского горкома партии обязал фабрики и заводы направить в помощь МТС на период весеннего сева не менее 50 и на проведение уборки не менее 60 ремонтных бригад (см.: Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 1. Д. 307. Л. 24). В апреле 1943 года промышленные предприятия Новосибирска направили в МТС 700 квалифицированных рабочих (см.: Ивашкин С.С. Указ. статья. С. 144). Архангельский, Северодвинский и Котласский горкомы партии в помощь МТС послали 90 квалифицированных рабочих и специалистов, а в МТС Кировской области из городов прибыло 76 рабочих и 7 инженеров и техников (см.: Шушкин Н.Н., Улитин С.Д. Указ. соч. С. 87). Заводы и фабрики Иркутской области направили в начале 1943 года в МТС и колхозы для ускорения ремонта 195 слесарей, 60 токарей и кузнецов (см.: Социалистическое земледелие, 18 февраля 1943 г.).

Постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О государственном плане развития сельского хозяйства на 1943 г.» от 18 марта 1943 года местные партийные и советские органы обязывались направлять в МТС передвижные ремонтные мастерские «для технического обслуживания тракторных бригад» (Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. — М., 1968. Т. 3. С. 103). В 1943 году только из Горького в МТС уехало 11 передвижных ремонтных мастерских, из Казани — 36 (см.: Ивашкин С.С. Указ. статья. С. 145). Из городов Приморья на село выехало 175 ремонтных мастерских на конной тяге (см.: Материалы по истории Владивостока. Кн. 2. С. 129) и т. д.

Ещё больший размах помощь города селу в ремонте машинно-тракторного парка и обучении сельских механизаторов индустриальным методам труда получила на заключительном этапе войны. В феврале 1944 года «Правда» опубликовала патриотическое обращение рабочих и инженерно-технических работников завода № 92 Наркомата вооружения ко всем коллективам заводов и фабрик СССР. Оружейники обязались досрочно, к 15 марта 1944 года, выполнить все заказы первого квартала 1944 года по изготовлению запасных частей к тракторам и сельскохозяйственным машинам, обеспечить к весеннему севу и уборке урожая подготовку всего тракторного парка подшефной МТС, а в период посевной и уборочной кампаний организовать в МТС передвижные ремонтные мастерские, обеспечить их квалифицированной рабочей силой и инструментами, обучить к 1 апреля 1944 года 40 трактористов и 10 ремонтных рабочих (см.: Правда, 26 февраля 1944 г.; История Второй мировой войны. 1939—1945. — М., 1977. Т. 8. С. 360). Тогда же коллективы 110 заводов Украины призвали все коллективы фабрик и заводов оказать действенную помощь МТС в подготовке механизаторских кадров (см.: Украинская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. 1941—1945: Документы и материалы. — Киев, 1975. Т. 3. С. 220—221). Эти обращения подхватили коллективы многих промышленных предприятий страны.

Помимо ремонтных работ, город помогал МТС, колхозам и совхозам в сборе и реставрации запасных частей к тракторам, комбайнам и другим сельскохозяйственным машинам. Инициаторами движения за сбор и реставрацию старых запчастей выступили в начале 1942 года комсомольцы и молодёжь Иловлинской МТС Сталинградской области. Их горячо поддержали городские комсомольские организации. На предприятиях Новосибирска, Омска, Свердловска и многих других городов вскоре были созданы специальные комсомольско-молодёжные бригады, с этой целью устраивались декадники и месячники. Уже в начале 1942 года комсомольцы Куйбышева собрали для МТС свыше 33 тыс. различных деталей и инструментов, рейдовые комсомольские бригады Закавказской железной дороги — более 2 тыс. В течение года комсомольцы Горького собрали 315 тыс. запасных частей и инструментов для ремонта сельскохозяйственной техники на общую сумму 500 тыс. руб. К началу 1943 года комсомольцы и молодёжь предприятий Казахстана во внеурочное время собрали, реставрировали и изготовили для подшефных МТС и колхозов почти 40 тыс. запасных частей и деталей. За 1942—1943 годы городскими комсомольцами и молодёжью было собрано и реставрировано запасных частей сельскохозяйственного назначения на сумму около 65 млн. руб. (см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 184. Л. 43; Комсомольская правда, 22 февраля 1942 г.; Большевик. 1943. № 19/20. С. 50; Союз созидателей нового общества... С. 193, 197).

Это движение продолжалось в последующие годы войны и сыграло огромную роль в обеспечении бесперебойной работы МТС. Но к тому времени всё большее значение приобрело изготовление новых запчастей для села непосредственно на промышленных предприятиях. Повсеместно в мастерских заводов и фабрик, предприятий железнодорожного и водного транспорта стали создаваться специальные цехи или участки по производству запасных частей и инструментов. В рабочее время они выполняли военные заказы, а для изготовления запасных частей к сельхозмашинам устраивались воскресники, производились сверхурочные работы. При отсутствии лимитов на сырьё, материалы, топливо и электроэнергию запчасти изготовлялись за счёт экономии, использования заменителей, местных резервов. Всё это предприятия передавали подшефным МТС, колхозам и совхозам. Такая централизованная форма материально-технических поставок для села росла с каждым годом. В 1943 году промышленные предприятия Алтайского края выпустили для сельского хозяйства запчастей на сумму 4 млн. руб. — столько же, сколько их было произведено за 1940—1942 годы в целом (см.: Ивашкин С.С. Указ. статья. С. 146).

Рабочие механического завода Уссурийска оборудовали специализированный цех для ремонта тракторов и моторов комбайнов, реставрации радиаторов и других дефицитных частей к машинам, наладили производство сердечников для запальных свечей. До войны они завозились издалека, теперь же их тысячами выпускали для нужд сельского хозяйства всего Приморского края (см.: Материалы по истории Владивостока. Кн. 2. С. 130). К началу 1943 года заводы и фабрики Иркутской области изготовили запчастей к сельхозмашинам более чем  на 1 млн. руб. (см.: Социалистическое земледелие, 18 февраля 1943 г.).

В комплексе запасных частей и деталей наиболее дефицитными были поршневые кольца для тракторов. В феврале 1942 года коллектив механического цеха Гурьевского металлургического завода Новосибирской области освоил технологию их изготовления, построив специальную печь для термической обработки этих деталей. Рабочие Владивостокского судоремонтного завода зимой 1942/43 годов изготовили 50 тыс. поршневых колец к тракторам. К весне 1943 года коллективы предприятий Новосибирска  выпустили 8 тыс. поршней и 30 тыс. поршневых колец (см.: ИСК. Т. 3. С. 203).

Увеличению производства запчастей к тракторам и сельхозмашинам способствовало упоминавшееся Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 23 января 1943 года, которое предлагало союзным промышленным наркоматам рассмотреть и утвердить соответствующую программу. С этого времени производство запчастей для села приравнивалось к оборонным заказам (см.: Правда, 3 июля 1943 г.). Это повысило ответственность руководителей заводов за налаживание производства продукции сельскохозяйственного назначения. Уже в течение 1943 года многие предприятия союзной промышленности получили обязательные задания с включением в основной план производства (см.: Нерушимый союз рабочих и крестьян. — Свердловск, 1966. С. 16). На Кузнецком металлургическом комбинате было организовано производство деталей для тракторов и сельхозмашин (см.: История Кузнецкого металлургического комбината им. В.И.Ленина. — М., 1973. С. 296), а на Горьковском автомобильном заводе — производство моторов для комбайнов (см.: История социалистической экономики СССР. Т. 5. С. 399). Только заводы Горьковской области в 1943 году изготовили запчастей к сельхозмашинам на сумму 8 млн. руб. (см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 1. Д. 291. Л. 21; ИСК. Т. 3. С. 203).

В годы войны из-за нехватки горючего многие тракторы и автомобили приходилось переводить на твёрдое топливо. Коллективы промышленных предприятий активно участвовали в решении этой неотложной задачи. Так, рабочие предприятий Горьковской области перевели с жидкого на твёрдое топливо 1 тыс. колесных тракторов подшефных МТС. Только из областного центра в этом виде работ участвовало 60 рабочих, инженеров и техников. Коллективы Горьковского автомобильного и завода «Красное Сормово» изготовили к весне 1943 года около 1,5 тыс. газогенераторных установок. Всего усилиями горьковских рабочих было изготовлено запасных частей и отдельных узлов для газогенераторных установок на сумму 6,7 млн. руб. (см.: Ивашкин С.С. Указ. статья. С. 144).

Движение по оказанию помощи селу особенно сильно развернулось с 1944 года. В январе рабочие Саратовского механического завода обратились ко всем работникам ремонтных заводов и мастерских колхозов страны. Они призвали развернуть соревнование за увеличение выпуска запчастей к тракторам и сельхозмашинам (см.: Нерушимый союз рабочих и крестьян... С. 17). Обращение нашло живой отклик среди коллективов промышленных предприятий страны. Партийные, профсоюзные и комсомольские организации проводили массовые воскресники, декадники по производству запчастей и т. д.

В начале января 1944 года в Алтайском крае состоялся фронтовой воскресник по оказанию помощи Алтайскому тракторному заводу в целях увеличения производства запасных частей. Накануне его было проведено 320 собраний, 140 митингов, 1 030 бесед, выпущено 212 боевых листков, разосланы тысячи обращений, призывов, фронтовых заданий. Воскреснику были посвящены 2 800 экз. газет «Алтайская правда» и «Гудок Алтая». На заготовку лесоматериалов вышли десятки тысяч рабочих, колхозников, железнодорожников, домохозяек. За один день они заготовили 16 450 куб. м древесины, вывезли 12 840 куб. м леса. Алтайский тракторный завод получил дополнительно 809 вагонов древесины. Только по трестам «Алтайлес» и «Запсиблес» было проведено свыше 20 подобных воскресников. Трудящиеся г. Рубцовска обязались ежемесячно, начиная с декабря 1943 года и до начала полевых работ 1944 года, проводить общегородские воскресники. Выработанную продукцию и заработанные средства жители города передавали на премирование рабочих, отличившихся на изготовлении запчастей. В 1944 году предприятия Рубцовска дали сельскому хозяйству запчастей на 2,5 млн. руб. (см.: ИСК. Т. 3. С. 204).

В 1944 году к изготовлению запчастей для сельского хозяйства были привлечены промышленные предприятия всех наркоматов. В Челябинской области, например, в выполнении этого задания участвовали 84 завода, которые изготовили запчастей на сумму 3,3 млн. руб., промышленные предприятия Молотовской области — на сумму 5,5 млн. руб. (см.: Идеологическая и организаторская работа КПСС… С. 72). Если в 1943 году промышленность Казани произвела для села запчастей на сумму 381 тыс. руб., то в 1944-м — уже на 4,2 млн. (см.: РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 8. Д. 141. Л. 54). Предприятия Москвы за годы войны передали МТС и колхозам 7 080 машин, 500 станков и на 45 млн. руб. запчастей, изготовленных ими сверх нормы (см.: Спектор Н., Куликов В. Одна цель двух классов. — М., 1967. С. 98).

На заключительном этапе войны помощь сельскому хозяйству активизировали отраслевые ЦК профсоюзов промышленности. 15 января 1944 года президиум ЦК профсоюза рабочих промышленности вооружения принял постановление «Об оказании помощи заводами сельскому хозяйству в проведении сельскохозяйственных работ». Завкомам профсоюза предлагалось обсудить вопрос о посылке в МТС ремонтных бригад, выявить потребность МТС в запасных частях и в ремонте техники, завести строгий учёт выполнения работ по изготовлению запчастей, привлекая для этого рабочих-активистов, помочь МТС организовать собственные ремонтные мастерские, оказать помощь МТС в подготовке кадров механизаторов, привлекая в качестве преподавателей заводских специалистов (см.: Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. 7679. Оп. 8. Д. 262. Л. 12—14).

Значительную работу по оказанию помощи сельскому хозяйству провёл ЦК профсоюза рабочих промышленности боеприпасов, который в специальном постановлении от 12 февраля 1944 года обязал все свои областные и заводские комитеты обеспечить мобилизацию трудовых коллективов на осуществление этой задачи. Всем завкомам было предложено обсудить конкретные социалистические обязательства на этот счёт и организовать социалистическое соревнование за досрочное выполнение заданий по производству запасных частей для тракторов и сельхозмашин (см.: там же. Ф. 7678. Оп. 7. Д. 196. Л. 5—6). 28 февраля 1944 года ЦК профсоюза рабочих промышленности боеприпасов разослал в областные комитеты специальный запрос об организации соревнования по выполнению заданий для сельского хозяйства, а в начале марта все областные комитеты представили в ЦК своего профсоюза подробные справки по этому вопросу, которые наглядно свидетельствовали о большой работе на местах (см.: там же. Л. 1—50).

Важное значение имело постановление Секретариата ВЦСПС от 4 апреля 1944 года «О работе ЦК профсоюза рабочих сельскохозяйственного машиностроения по контролю за выполнением постановлений правительства об изготовлении запасных частей к тракторам и сельскохозяйственным машинам». Секретариат ВЦСПС предложил ЦК профсоюза рабочих сельскохозяйственного машиностроения развернуть на предприятиях соответствующую производственно-массовую работу по выполнению плана производства запчастей, обеспечить разработку практических мероприятий по увеличению их выпуска. Было решено также заслушивать доклады отдельных завкомов о проделанной работе. Постановление обязало ЦК профсоюзов рабочих среднего машиностроения, вооружения, боеприпасов, танковой, авиационной, судостроительной, резино-каучуковой промышленности, электропромышленности и тяжёлого машиностроения заслушивать на президиумах отчёты о ходе выполнения плана по изготовлению запчастей к тракторам и сельхозмашинам и принимать меры, обеспечивающие выполнение и перевыполнение этого важного правительственного задания. Впредь ЦК этих профсоюзов были обязаны регулярно информировать ВЦСПС о ходе работы по выполнению плана изготовления запчастей к тракторам и сельхозмашинам. В постановлении подчёкивалось, что эта работа должна быть поставлена в центр внимания всей заводской общественности (см.: там же. Ф. 5451. Оп. 24. Д. 241. Л. 18).

Как и рекомендовалось в постановлении Секретариата ВЦСПС, весной 1944 года в промышленности СССР развернулось массовое соревнование за усиление помощи колхозному крестьянству. Его участники проявляли государственную заботу о нуждах колхозов. Отличились рабочие томского завода «Манометр». В 1944 году они изготовили запчастей для сельскохозяйственной техники на сумму 31,6 тыс. руб. На митинге рабочих этого коллектива весной 1944 года была принята следующая резолюция: «Дадим досрочно запасные части и тем самым поможем МТС, совхозам и колхозам восстановить тракторы и сельскохозяйственные машины. Пусть это будет достойным подарком трудящихся города колхозному селу. Пусть эта помощь, так присущая советским людям, будет ещё одним ударом по гитлеровским извергам» (Союз созидателей нового общества... С. 193).

В 1944 году на Молотовском машиностроительном заводе им. В.И.Ленина появилась возможность, не снижая производства пушек, частично перейти на выпуск гражданской продукции. Было решено наладить производство коленчатых валов для тракторов, из-за отсутствия которых простаивало много техники в МТС области. Прошли считанные месяцы, и машиностроители отправили на село первую партию коленчатых валов. А в начале 1945 года из Москвы был прислан уже официальный заказ на изготовление значительного количества коленчатых валов. Начинание было одобрено (см.: Слово о Мотовилихе... С. 553—554).

Помощь города селу росла повсеместно, в том числе на освобождённой территории. Даже коллективы восстанавливаемых промышленных предприятий Сталинграда, сами испытывавшие невероятные трудности со строительными материалами, передавали подшефным МТС цемент, кровельное железо, доски, гвозди и т. п. (см.: Люшин С.П. Указ. статья. С. 116).

Материально-техническая база сельского хозяйства была за годы войны ослаблена в целом по стране, а в оккупированных районах почти полностью уничтожена. Фашистские оккупанты вывозили в Германию тракторы и другую сельскохозяйственную технику, рабочий скот, а при отступлении под ударами советских войск, применяя тактику «выжженной земли», уничтожали всё, что не в состоянии были вывезти. Немногочисленная уцелевшая техника была, как правило, непригодна к эксплуатации и требовала капитального ремонта (см.: Социалистическое сельское хозяйство. 1945. № 3. С. 23; 1946. № 7/8. С. 75). И в первые месяцы после освобождения того или иного района колхозники, работники МТС и совхозов собирали всю уцелевшую технику и пахали землю старыми сохами, копали её лопатами.

В Орловской области, например, осенью 1943-го и весной 1944 года тысячи колхозников копали землю под посев зерновых культур лопатами, а в плуги впрягали уцелевших коров (см.: Очерки истории Орловской партийной организации. — Тула, 1967. С. 267). В Смоленской области весной 1944 года было обработано лопатами 45 тыс. га, в освобождённых районах Калининской области — 35 тыс. га. В весенних полевых работах 1944 года в Курской области было использовано 174 тыс. коров, в Полтавской — 90 тыс., в Кировоградской — 37 тыс. В Запорожской области в 1944 году на коровах было выполнено до 2/5 всех полевых работ, в Сумской — шестая часть (см.: История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 10. С. 625).

Городское население пришло на помощь колхозникам. После освобождения Ставрополья предприятия направили на уборку урожая около 23 тыс. человек. В Харьковской области весной 1944 года в полевых работах участвовало 16 тыс. горожан, в Ворошиловградской — 50 тыс., в Запорожской — 70 тыс. (см.: Арутюнян Ю.В. Указ. соч. С. 42, 98, 100; История социалистической экономики СССР. Т. 5. С. 385).

Важное значение имела шефская помощь предприятий промышленности и строительства колхозам, МТС и совхозам освобождённых районов. Чтобы не допустить стихийности в развёртывании шефской помощи и разумно использовать резервы промышленных предприятий, партийные и советские органы провели в этом отношении большую организаторскую работу. Шефы согласовывали обязательства с первичными партийными и профсоюзными организациями и хозяйственными руководителями. При этом тщательно учитывались возможности предприятия, состояние сельского района и установившиеся связи между коллективами. В первую очередь оказывалась помощь в восстановлении машинно-тракторных станций, так как в них сосредоточивалась основная техническая база сельского хозяйства. Промышленные предприятия без ущерба выполнению военных заказов изготовляли запасные части к тракторам и сельскохозяйственным машинам, производили капитальный ремонт сельскохозяйственной техники, направляли бригады рабочих в МТС для ремонта сельскохозяйственных машин на месте (см.: История советского рабочего класса. — М., 1984. Т. 3. С. 339).

Рабочие многих тульских предприятий сразу же после освобождения районов области от фашистской оккупации зимой и весной 1942 года взяли шефство над восстановлением МТС этих районов. Рабочие Тульского станколитейного завода взяли шефство над Крапивенской МТС, оружейного завода — над Дедиловской МТС, Косогорского металлургического — над Одоевской МТС, Мышегского арматурного — над Алексинской, Новотульского металлургического комбината — над Кимовской и Епифанской МТС. Новотульские металлурги из сэкономленного сырья изготовили для МТС 25 слесарных молотков, несколько тисков, 75 гаечных ключей, 61 слесарное зубило, втулки, различные болты. На весь период ремонта тракторов они направляли в Епифанскую МТС бригаду слесарей. Наряду с выполнением заданий по ремонту бригада развернула большую массово-политическую работу: организовывала соревнование, выпускала боевые листки, проводила политинформации. Коллектив завода «Тула», шефствовавший над Полтевской МТС Чернского района, сумел в 1942 году направить туда бригаду для восстановления МТС на весь зимний период. В состав бригады входили старший механик гаража, токарь, два кузнеца и слесарь. Сельских механизаторов шефы обеспечили различными материалами, сэкономленными на производстве. Благодаря помощи рабочего класса к началу весенне-полевых работ 1942 года в МТС и совхозах Тульской области было восстановлено 2 377 тракторов. Во время уборки урожая 1942 года на предприятиях Тулы в порядке шефства было изготовлено запасных частей к уборочным машинам на 230 тыс. руб., сделано много деревянных граблей, брусниц, бабок для отбивки кос, колец для кос, точильных брусков, кос с крюками и без крюков и т. п. Помощь в возрождении материально-технической базы сельского хозяйства Тульской области оказывали и рабочие других областей. Так, горьковские рабочие прислали большое количество запасных частей для сельскохозяйственных машин (см.: Плотников А.П. Всенародная помощь колхозникам Тульской области в ликвидации ими последствий временной фашистской оккупации // Учён. зап. Моск. обл. пед. ин-та им. Н.К.Крупской. 1964. Т. 135. Вып. 8. С. 257—258; Очерки истории Тульской организации КПСС. — Тула, 1967. С. 463—464).

По мере освобождения территории СССР от фашистских захватчиков разносторонняя помощь рабочего класса в возрождении материально-технической базы сельского хозяйства принимала всё больший размах. Рабочие московских предприятий в течение 3-х лет (1943—1945) ежегодно во внеплановом порядке изготовляли и выделяли для МТС Смоленской области более чем на 500 тыс. руб. запасных частей (см.: Смоленщина в дни войны и в дни восстановления. — Смоленск, 1946. С. 51). В 1944 году в Москве насчитывалось 160 предприятий, осуществлявших шефство над МТС освобождённых районов (см.: Филимонова Г.С. Указ. статья. С. 98).

С августа 1943 года челябинские рабочие взяли постоянное шефство над восстановлением МТС и МТМ Курской области. Зачинателем этого движения был коллектив завода им. Калющенко, выпускавший до войны сельскохозяйственные машины. Челябинский обком партии одобрил эту инициативу. Движение за оказание помощи в восстановлении сельского хозяйства в Курской области быстро распространилось по всей области. Уже в сентябре 1943 года рабочие Южного Урала направили в Курскую область 60 вагонов с оборудованием для МТС и МТМ. Всего с августа 1943-го по апрель 1944 года было направлено 600 вагонов. Одних только станков челябинцы прислали для МТС и МТМ Курской области 300 шт. Такая значительная помощь челябинских рабочих в восстановлении материально-технической базы сельского хозяйства Курской области специально отмечалась в одном из постановлений Комитета по восстановлению хозяйства в районах, освобождённых от немецкой оккупации, при СНК СССР (см.: там же. С. 96—97).

В 1944 году коллективы предприятий Сталинграда шефствовали над 38 МТС области. В 1944—1945 годы предприятия и строительные организации Сталинграда, сами испытывая большие трудности, передавали подшефным МТС цемент, кровельное железо, доски, гвозди и т. п. Рабочие тракторного завода помогли построить для Городищенской МТС все хозяйственные постройки, а для Лебяжинской и Солодчинской МТС — электростанции (см.: Люшин С.П. Указ. статья. С. 116).

Рабочие, инженеры, техники, служащие, парткомы и профкомы предприятий индустрии изыскивали все возможные ресурсы, чтобы оказать действенную помощь в восстановлении сельского хозяйства освобождённых районов и подготовке новых кадров сельских механизаторов. Заводы оборонной промышленности в 1944 году смогли выделить МТС освобождённых районов 3 тыс., а предприятия Наркомата военно-морского флота — 300 гусеничных тракторов. Это была, как правило, хорошая, исправная техника, которая сразу же включалась в полевые работы (см.: История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 10. С. 624).

В районах, подвергавшихся фашистской оккупации, заводам тракторного и сельскохозяйственного машиностроения был нанесён колоссальный ущерб. Практически их заново пришлось возводить. Эта работа нередко велась методом народной стройки, когда, помимо строительных организаций, в ней активно участвовали и крестьяне. Например, в Ростовской области для восстановления завода «Ростсельмаш» каждый колхоз выделил своих посланцев. Если в 1944 году коллектив «Ростсельмаша» выпустил запчастей к сельхозмашинам на 2,5 млн. руб., то в 1945-м — уже на 5 млн. руб. (см.: Борьба партии и рабочего класса за восстановление и развитие народного хозяйства СССР. 1943—1950. — М., 1978. С. 205—207).

Возрождался из руин Сталинградский тракторный завод. 17 июля 1944 года, в день 14-летия завода, с его восстановленного конвейера сошёл первый опытный трактор. К февралю 1945-го завод выпустил уже 500 тракторов. На это потребовалось немногим более 7 месяцев. На выпуск следующих 500 тракторов было затрачено только 2 месяца. 9 апреля 1945 года с конвейера Сталинградского тракторного завода сошёл тысячный трактор (см.: Первенец советского тракторостроения: История Волгоградского двух орденов Ленина, орденов Отечественной войны I степени и Трудового Красного Знамени тракторного завода им. Ф.Э.Дзержинского. — Волгоград, 1980. С. 162—163).

Советское руководство наметило меры для восстановления и расширения базы сельскохозяйственного машиностроения. 18 марта 1943 года было принято постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О мероприятиях по восстановлению производства сельскохозяйственных машин и орудий». В нём определялись конкретные задания на 1943 год по производству основных сельскохозяйственных машин и орудий, в том числе: плугов тракторных — 3 тыс. шт., сеялок тракторных — 2 тыс., плугов конных — 35 тыс., сеялок конных — 6 тыс., комбайнов — 300, жаток конных — 7 тыс. шт. (см.: Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. С. 115).

18 февраля 1944 года СНК СССР и ЦК ВКП(б) приняли постановление «О строительстве тракторных заводов и развитии производственных мощностей по выпуску тракторов для сельского хозяйства», в котором ставилась задача произвести в 1944 году 5,5 тыс. тракторов и довести их производство в 1945-м до 27 тыс. (см.: там же. С. 183—184).

Начался перевод мощностей ряда сельскохозяйственных предприятий с выпуска военной на выпуск гражданской продукции, увеличили выпуск тракторов Алтайский и Владимирский тракторные заводы, вступившие в строй. 19 декабря 1943 года Алтайский тракторный завод выпустил тысячный трактор, а в 1944-м он увеличил выпуск тракторов и другой продукции более чем вдвое (см.: Пустынников И.А., Севастьянов К.Р. Ордена Ленина Алтайский тракторный: Очерк истории Алтайского тракторного завода им. М.И.Калинина. — Барнаул, 1978. С. 57—60). В конце 1944 года началось производство тракторов на Липецком тракторном заводе. В апреле 1945-го была сдана в эксплуатацию первая очередь Красноярского комбайнового завода (см.: Экономическая жизнь СССР. 1917—1965: Хроника событий и фактов. — М., 1967. Кн. 1. С. 377, 384).

Всё это сыграло свою роль в том, что в условиях продолжающейся войны материально-техническая база сельского хозяйства освобождённых районов начала восстанавливаться. С 1943-го по 1945 год машиностроители страны направили сельскому хозяйству Смоленщины 766 тракторов и 4 тыс. других сельскохозяйственных машин (см.: Очерки истории Смоленской организации КПСС. — М., 1970. С. 360). Если в августе 1943 года в Орловской области технической базы сельского хозяйства как таковой практически не существовало, то к концу войны по сравнению с 1940 годом уже имелось плугов — 33, сеялок — 22, жаток — 32, веялок и сортировок — 27%. Из существовавших до войны на Орловщине 90 МТС было восстановлено 78 (см.: Очерки истории Орловской партийной организации... С. 270). К началу весеннего сева 1944 года были восстановлены все МТС Краснодарского и Ставропольского краев (см.: История Второй мировой войны. Т. 8. С. 377). Восстанавливалась материально-техническая база сельского хозяйства и других освобождённых областей Российской Федерации, Украины, Белоруссии, Молдавии и других республик.

Принимались меры по развитию сельской электрификации. До войны удельный вес потребления электричества на селе в общем электроэнергетическом балансе страны был невысок — 1,1%. В 1943—1945 годах он снизился до 0,8—0,9% (см.: Кравченко Г.С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. 1941—1945 гг. — М., 1970. С. 254). Но и во время войны развитие сельской электрификации полностью не останавливалось. За 1941—1944 годы было электрифицировано 584 МТС, МТМ и ремонтных завода. В 1941 году было построено 48 сельских гидроэлектростанций, в 1942-м — 25 гидро- и 95 тепловых электростанций, в 1943-м — соответственно 44 и 155, в 1944 году — 56 и 182. 8 февраля 1945 года СНК СССР принял постановление «О развитии сельской электрификации». Оно предусматривало не только строительство малых колхозных и межколхозных электростанций, но и присоединение части колхозов к районной, заводской и коммунальной электросети. Государство выделило соответствующие средства и материалы, но само строительство выполнялось силами колхозов и заинтересованных организаций. Только путём мобилизации внутренних возможностей республик и областей сельское хозяйство получило 690 генераторов, 1 700 электромоторов, 394 гидротурбины, около 3 тыс. м провода. Число электрифицированных колхозов за один 1945 год увеличилось почти наполовину, а МТС — примерно на треть (см.: ИСК. Т. 3. С. 323).

Городские предприятия оказывали существенную помощь в осуществлении электрификации сельского хозяйства на заключительном этапе войны. Рабочие Сталинградского тракторного завода в 1944—1945 годах помогли построить электростанции в подшефных Лебяжинской и Солодчинской МТС (см.: Люшин С.П. Указ. статья. С. 116). Подобную же помощь в электрификации сельского хозяйства оказывали и коллективы ряда других предприятий страны. В Ленинграде в начале 1945 года с ценным почином выступили коллективы Металлического завода и «Электросилы», взявшие обязательство изготовить турбины и генераторы для сельских электростанций Ленинградской области (см.: Ежов В.А. Указ. соч. С. 99). Всего за годы войны в изготовлении оборудования и деталей для сельских электростанций участвовало свыше 800 промышленных предприятий страны (см.: Ивашкин С.С. Указ. статья. С. 143).

К концу войны предприятия химической промышленности увеличили производство минеральных удобрений, а заводы нефтеперерабатывающей промышленности производили в 1944—1945 годах горючего для сельского хозяйства немногим меньше довоенного (см.: История СССР с древнейших времен до наших дней. Т. 10. С. 610). Но главным в оказании помощи города селу являлись производство и поставки тракторов, комбайнов и других сельскохозяйственных машин. В первые годы войны город не мог оказать деревне сколько-нибудь существенной помощи, так как все производственные мощности заводов были использованы для выпуска боевой техники, оружия и боеприпасов. По мере изгнания немецко-фашистских захватчиков и восстановления тракторного и сельскохозяйственного машиностроения увеличивались поставки техники в деревню.

Необходимо отметить также большую помощь предприятий промышленности и строительства крестьянству освобождённых районов в производственном и культурно-бытовом строительстве. Так, в Клетнянском районе Брянской области при помощи промышленных и строительных рабочих было выстроено 578 общественных животноводческих построек, 2 600 домов колхозников и рабочих совхозов (см.: Очерки истории Брянской организации КПСС. — Тула, 1968. С. 278). Рабочие лесной и деревообрабатывающей промышленности направили 1,8 млн. куб. м леса для восстановления сожжённых деревень Смоленской области (см.: Очерки истории Смоленской организации КПСС. С. 360). Такая помощь оказывалась повсеместно. Благодаря этому уже к началу 1944 года в сельской местности освобождённых районов было капитально отремонтировано и вновь построено более 226 тыс. домов, куда переселилось из землянок свыше 1 153 тыс. человек (см.: Правда, 5 февраля 1944 г.).

Теперь мы возвращаемся к поставленному в начале статьи вопросу: существовал ли союз рабочего класса и крестьянства в реальности или же являлся целиком надуманным идеологическим штампом советской пропаганды? Ответ однозначен: этот союз в реальности существовал. Более того, в горниле суровых испытаний Великой Отечественной войны он ещё больше упрочился. Рабочие и крестьяне в совместной напряжённой борьбе на фронте и в тылу представляли собой единое целое, такую силу, которая стала для врага непреодолимой.



Версия для печати
Назад к оглавлению