Кто мешает нам выбрать достойное будущее?

28 Февраля 2012 RSS лента
Кто мешает нам выбрать достойное будущее? Источник: Газета «Правда»
Геннадий ЗЮГАНОВ, Председатель ЦК КПРФ,
кандидат в президенты Российской Федерации.

Кампания по выборам президента России вышла на финишную прямую. Поэтому я хочу обратить ваше внимание на её важные особенности. Считаю нужным сделать это по двум причинам. Во-первых, сам характер кампании вновь доказывает наличие кризиса политической системы, сложившейся в России, а также моральный и интеллектуальный кризис власти, не способной предложить нашему обществу убедительную программу возрождения. Во-вторых, содержание президентской кампании и поведение тех, кто в ней участвует, должны стать для всех избирателей серьёзным поводом ещё раз задуматься, кто достоин их доверия, а кому управление страной доверять нельзя.

4 марта вам предстоит сделать выбор между различными программами, способными определить дальнейшие пути развития России. И очень важно отличать, чья программа действительно представляет собой план реальной работы на благо страны, а чья является лишь имитацией, пропагандистской фикцией, а то и вовсе сценарием окончательного развала и деградации. Важно понимать, кто из кандидатов честно заявляет о своих намерениях, а у кого они расходятся с предвыборными заверениями.

Россия хочет перемен

Гражданам могло показаться, что в этот раз предвыборная кампания проходит более открыто и демократично, чем предыдущие. Б`ольшая часть федеральных СМИ воздерживается от того, чтобы откровенно поливать оппозиционных кандидатов грязью, как это случалось раньше. Телевидение, хотя и робко, стало обсуждать проблему фальсификаций на декабрьских выборах в Государственную думу и их возможного повторения на выборах президента. Телеканалы заговорили о том, что, если у многих будут сомнения в честности результатов выборов, это окончательно подорвёт легитимность власти в глазах россиян и станет прямой угрозой гражданскому миру в стране.

Безусловно, отрадно то, что общество включилось в выборную кампанию как никогда активно. То, что оно готовится к более внимательному и ответственному контролю за ходом выборов, за подсчётом результатов, — факт бесспорный. Он подтверждается и соглашениями, заключёнными с той же целью между оппозиционными кандидатами и их партиями, и созданием гражданских комитетов по наблюдению за выборами, и принципиальным увеличением числа тех, кто собирается присутствовать на избирательных участках в качестве наблюдателей. Заметно возрос интерес молодёжи к встречам с кандидатами, к участию в митингах, в агитационных мероприятиях, в политических дискуссиях, которые разворачиваются в аудиториях и в Интернете.

Всё это говорит о социально-политической активизации общества, о росте его гражданского самосознания и укреплении в нём чувства ответственности и достоинства. Что даёт надежду на благотворные изменения в жизни страны.

Кроме того, такая реакция значительной части общества свидетельствует и о том, что всё больше людей осознаёт необходимость политических перемен и смены социально-экономического курса. Если общество устраивает действующая власть и проводимая ею политика, это не может приводить к усилению критических настроений по поводу самого выборного процесса, к стремлению более жёстко и внимательно его контролировать. Такие тенденции могут свидетельствовать только о желании огромного количества людей получить на выборах главы государства иной результат, чем прежде, и не дать власти воспрепятствовать его достижению.

Дебаты в тисках «телеящика»

Но сама власть демонстрирует в этой предвыборной кампании приёмы во многом ещё более циничные и нечестные, чем прежде. Организация кампании в федеральных СМИ, прежде всего — на телевидении, её освещение и форма проведения дебатов между кандидатами абсолютно не соответствуют серьёзности того события, которое должно произойти в стране в начале марта. Дебаты, которые существуют для того, чтобы кандидаты максимально полно раскрыли перед гражданами своё видение ситуации в стране и свои программы, предельно ограничены во времени. Они оказались на задворках низкопробных развлекательных шоу, главным местом которых в эфире общедоступные каналы не желают пожертвовать даже в предвыборный период. Сам формат дебатов выстроен таким образом, чтобы они не давали возможности подробно освещать и анализировать положение в стране и основательно обсуждать программы кандидатов.

Комментарии серьёзных политических и экономических аналитиков по поводу выборов и тех, кто в них участвует, в телеэфире практически отсутствуют. Вместо них мы традиционно наблюдаем официозные новости, состоящие из дежурных восхвалений одного кандидата — Владимира Путина. В конечном счёте, государственные СМИ делают всё, чтобы в глазах россиян низвести выборы до уровня второстепенного события, не стоящего особого внимания. Столь пренебрежительное и безответственное отношение общенациональных средств массовой информации к выборной кампании невозможно практически нигде, кроме сегодняшней России.

Причина здесь, конечно, не в том, что накануне выборов у страны не находится жизненно важных и болезненных тем для обсуждения. Причина как раз в обратном. Власть боится полноценных и по-настоящему критических дебатов. Боится прежде всего подробного и жёсткого обсуждения собственной деятельности, которому специально мешает избранная официозными СМИ форма освещения выборов.

Господин Путин, как и прежде, в дебатах с соперниками не участвует. И это нельзя объяснить ни- чем иным, кроме как страхом перед прямым разговором со своими политическими противниками на глазах у миллионов граждан. Путин руководит Россией уже 12 лет, он несёт основную ответственность за проблемы, накопившиеся в стране за это время. И все 12 лет ему не хватает смелости пойти на открытый, публичный разговор с оппозицией. У меня нет сомнений, что, если бы такой разговор состоялся на глазах у избирателей, он продемонстрировал бы несостоятельность многих путинских уверений и обещаний и принципиально снизил бы его предвыборный рейтинг.

Опять же, кроме России, практически нигде действующий президент или глава правительства, выходящий на выборы, не имеет ни права, ни возможности уклоняться от дебатов с соперниками. В других странах подобное уклонение перечёркивает все шансы претендовать на победу, потому что это означает прежде всего неуважение к избирателям, фактическое признание неспособности нести прямую ответ-ственность перед ними. КПРФ и я лично неоднократно настаивали на том, что всех соискателей президентской должности, в том числе и высших государственных чиновников, необходимо законодательно обязать участвовать в предвыборных дебатах. А в случае несоблюдения этого условия — отстранять от участия в выборах. Власть игнорирует это требование и будет игнорировать, пока народ её не сменит.

Но, помимо юридической стороны, есть ещё и моральное право на доверие, которого, по моему убеждению, не может заслуживать кандидат, пренебрегающий общепринятыми правилами предвыборной борьбы. Уважающее себя общество не должно отдавать победу тому, кто от честной борьбы уклоняется, кто высокомерно отгораживается от неё кремлёвскими и правительственными стенами.

Вместо Путина на дебаты выставлена группа его доверенных лиц, значительная часть которых демонстрирует явную политическую беспринципность. Ещё недавно эти люди критиковали ультралиберальную политику дикого капитализма, проводимую в стране. Но теперь — по тем или иным причинам, под давлением различных обстоятельств — они откровенно изменяют своим вчерашним убеждениям. В ситуации нарастающего краха «Единой России», на которую Путину всё менее выгодно опираться, его «новоявленные» сторонники создают иллюзию пополнения путинской команды свежими лицами и силами.

Их не останавливает даже вопиющее противоречие между собственными уверениями в приверженности патриотизму и идеям социального государства и радикальным либерализмом, заявленным в программных статьях и выступлениях Путина накануне выборов. Их больше не смущает, что он прямо объявляет себя сторонником безоговорочной глобализации, то есть подчинения национальных интересов России требованиям транснациональных корпораций, абсолютно не заинтересованных в конкурентоспособности нашей страны.

Их не останавливает то, что Путин провозглашает курс на новую эскалацию процесса передачи государственной собственности в руки российских олигархов и зарубежных компаний. На новую приватизацию, в результате которой стратегически важнейшие отрасли и предприятия будут практически полностью потеряны для государства. А значит, потеряны и для России и её народа. Получается, что именно те, в чью принципиальность, последовательность, профессиональную и гражданскую честность больше нельзя верить, сегодня громче всех призывают снова поверить Путину. Но разве может укрепиться доверие к кандидату в президенты, собравшему команду агитаторов из политических перебежчиков, предающих убеждения, в верность которым они годами клялись?

Стабильность деградации

Власть и её пропагандистская обслуга осознают, что их предвыборные позиции ненадёжны. Поэтому в ход идёт настойчивое запугивание избирателей — страшилка о том, что в случае поражения Путина придёт конец «стабильности», которую он якобы обеспечил стране. Но чего на деле стоит путинская «стабильность» и какая часть российского народа реально пользуется её плодами?

Даже по данным Росстата, число людей, живущих за чертой бедности, за последний год увеличилось в России на два миллиона. Но есть и более исчерпывающие сведения о реальном социально-экономическом положении россиян. Они содержатся в недавнем исследовании Института социологии Российской академии наук, согласно которому 43% наших граждан по своей покупательной способности и уровню обеспечения являются бедняками, а еще 16% — нищими. Если рассматривать уровень благосостояния россиян по европейским меркам, то к числу неблагополучных можно отнести 92—94%. В рабочих посёлках в нищете живёт 25% молодых людей, в крупных городах — 16%.

Абсолютное большинство российской молодёжи балансирует на грани бедности. Например, домашний компьютер имеется только у 19% россиян. Это показатель, сопоставимый с беднейшими африканскими странами. Все эти данные, полученные Академией наук, приведены в недавно опубликованной книге «Российское общество как оно есть». Вот прямое следствие как социально-экономической политики, проводимой в условиях навязанного стране олигархического капитализма, так и планомерного развала национальной промышленности и сельского хозяйства.

Накануне выборов Путин спешит уверить избирателей в обратном. В своей статье «О наших экономических задачах», опубликованной в газете «Ведомости», он заявляет, что «в России быстро растёт средний класс, готовый вкладывать свои деньги в более качественное медицинское обслуживание, в лучшее жильё, в более высокие пенсии». Но серьёзные социально-экономические исследования полностью опровергают подобные заявления, доказывая, что власть не желает честно оценивать последствия собственной деятельности.

Спрашивается, что же нам предлагают считать «стабильностью», дарованной Путиным: повальную бедность, обнищание, сопровождающиеся деградацией промышленности? Или катастрофические темпы вымирания населения, которое за последние восемь лет сократилось в России на два с лишним миллиона? При этом показатели убыли населения «сглаживаются» только за счёт гигантского притока в страну мигрантов. Если же говорить о коренном населении, прежде всего о русских, то его численность за те же восемь лет сократилась на пять миллионов. Нет, это не стабильность. Это деградация. По сути, власть самым циничным и фарисейским образом пытается внедрить в сознание граждан установку: если вы ещё живы, если пока что не погибаете от голода, не стали бомжами, не вышвырнуты с работы, где получаете свою нищенскую зарплату, — значит, ваше положение стабильно, и о переменах лучше даже не думать.

Нашу команду, предлагающую стране программу возрождения национальной промышленности и сельского хозяйства, возвращения национальной собственности в руки народа, Путин и его пропагандисты пытаются обвинять в популизме. Хотя опровергнуть состоятельность этой программы они не способны. При этом сам премьер-министр накануне выборов кормит россиян красивыми обещаниями: повысить зарплату врачам и педагогам, увеличить размер стипендий и детских пособий, раздать квартиры ветеранам, нуждающимся в улучшении жилищных условий.

Центр макроэкономических исследований Сбербанка подсчитал, что реализация этих обещаний в ближайшие шесть лет обошлась бы государственному бюджету более чем в пять триллионов рублей. Но в том-то и дело, что подобные социальные расходы не заложены в бюджете, предложенном самим Путиным и продавленном в парламенте его партией «Единая Россия». Наоборот, в нём заложено стремительное сокращение социальных расходов, которое особенно резко ускорится со следующего года. Бюджет предполагает замораживание зарплаты врачам, педагогам и другим госслужащим, масштабное сокращение федерального финансирования регионов. И я утверждаю, что, если Путин останется у власти, страну заставят жить именно по этому бюджету. Другие варианты попросту невозможны при условии сохранения нынешней социально-экономической системы, нынешнего курса, ориентированного на олигархический капитализм, при котором государство постепенно становится банкротом, стремящимся освободиться от социальных обязательств перед россиянами.

Альтернативой этому может быть только новый курс, предполагающий национализацию олигархической собственности, прежде всего — сырьевых отраслей экономики. Именно это обеспечит приток в государственную казну колоссальных средств, которые и позволят поднять зарплату работникам бюджетной сферы, увеличить в разы социальные пособия и успешно реализовать программу восстановления полноценной национальной экономики, без чего большинству россиян не выбраться из бедности.

Считаю, что КПРФ и мне как кандидату на должность президента за время выборной кампании уже удалось добиться важного успеха: убедить и общество, и другие политические силы в необходимости требования национализации собственности, оказавшейся в руках олигархии. Сегодня этот ключевой пункт из программы коммунистов уже заимствуют и другие партии и кандидаты. Даже Путин недавно был вынужден заговорить о том, что приватизация 90-х годов была несправедливой, по сути противозаконной, и что её участники, в чьих руках сосредоточилась гигантская собственность, должны бы теперь произвести некие компенсационные выплаты в казну. Но можно ли верить в то, что такие заявления не являются всего лишь предвыборной уловкой? Убеждён, что нельзя.

Возвращение призрака 90-х

Реальные планы Путина кардинально расходятся с его предвыборной риторикой, адресованной избирателям. Похоже, премьер и его предвыборный штаб рассчитывают на то, что граждане так и не узнают о содержании его статей, которые сам же Путин называет своей предвыборной программой. Не случайно он не делится своими главными тезисами с широкой общественностью. Не случайно о них умалчивают телевизионные новости и путинские доверенные лица. Но на деле программа Путина демонстрирует приверженность либерализму, который по радикальности превосходит времена Ельцина и Гайдара.

В упомянутой выше статье о «новой экономике», которая якобы нужна России, Путин заявляет: «Все производители промышленных товаров должны ясно понять: время национальных рынков прошло. Уютных ниш больше не будет. В высокотехнологичном производстве существует только один — глобальный — рынок». И одновременно рассуждает о полнейшей неконкурентоспособности российской промышленности, то есть о её непригодности для того самого «глобального рынка». Государство, по словам Путина, помогать национальной экономике встать на ноги не собирается. «В диверсификации экономики мы не можем рассчитывать на протекционистские меры», — заявляет он, имея в виду, что господдержка в деле реанимации российской промышленности исключена.

Но годы путинского правления убедили нас в том, что олигархия тоже не собирается инвестировать капиталы в подъём российской промышленности. По логике власти получается, что национальная промышленность России обречена. И те, кто правит страной, своим бездействием и равнодушием лишь помогают окончательному вытеснению отечественных производителей зарубежными, которые вскоре должны окончательно заполнить российский рынок. А это означает потерю ещё миллионов рабочих мест и дальнейшее обнищание большинства россиян. Мы, коммунисты, предлагаем национализацию собственности олигархов как единственное средство, позволяющее вырваться из этого порочного и губительного круга. Путин планирует прямо противоположное: предоставить промышленности России свободу деградировать и погибать дальше.

Громогласно заявляя о несправедливости приватизации, на практике Путин намеревается продолжить её и как можно скорее довершить дело распродажи госсобственности, начатое его предшественниками. В той же статье он провозглашает: «Считаю возможным до 2016 года снизить долю участия государства в некоторых сырьевых отраслях и завершить процесс выхода из капитала крупных несырьевых компаний». Выходит, вопреки громогласным обещаниям модернизации и отказа от губительной сырьевой зависимости, грозящей России банкротством в случае снижения мировых цен на нефть, государство вообще не интересует ничего, кроме нефтяной трубы.

Обещая передать олигархии остатки государственных активов, Путин одновременно рисует план, согласно которому та же олигархия будет полностью освобождена от ответственности перед государством и обществом: «Необходимо изменить всю идеологию государственного контроля за деятельностью бизнеса, резко ограничив эти функции. Новая стратегия должна основываться на презумпции добросовестности бизнеса — исходить из того, что создание условий для деятельности добросовестных предпринимателей важнее возможных рисков, связанных с недобросовестным поведением». За этими витиеватыми фразами кроется фактическое обещание абсолютной неподсудности олигархии и крупных собственников, чьи интересы ставятся выше интересов народа, даже если их действия прямо ему вредят.

Власть наглядно показывает, что её политика расходится с национальными интересами России, ставит страну в прямое подчинение той самой «глобальной экономике», которая сегодня сползает в системный кризис и кровно нуждается в расчистке для себя новых рынков, в особенности российского.

Недавно правительство подписало соглашение о вступлении нашей страны во Всемирную торговую организацию. Среди условий этого соглашения — снижение вдвое государственных дотаций российской сельскохозяйственной отрасли, а также таможенных пошлин на ввоз в страну зарубежных товаров, что, по расчётам специалистов, грозит резким падением объёмов производства в ряде российских отраслей. Фактически, такие планы способствуют добиванию наших производителей, которые вскоре должны будут полностью уступить рынок зарубежным конкурентам. А это не только грозит разорением и разрушением множества предприятий, но и создаёт прямую угрозу продовольственной безопасности страны, выживание которой в итоге будет зависеть исключительно от импорта. Когда сырьевая конъюнктура ухудшится и цены на нефть поползут вниз, а это неизбежно произойдёт в ближайшие годы, страна окажется не в состоянии оплачивать импортные поставки и будет обречена на дефицит продовольствия и лекарств.

Олигархический тандем

Последние сомнения в том, что он прежде всего кандидат от олигархии, выразитель её интересов и её ультралиберальной идеологии, Путин развеял в начале февраля на встрече со студентами Московской юридической академии. Здесь он признался в своих симпатиях к другому кандидату в президенты — долларовому миллиардеру Прохорову, занимающему третье место в списке богатейших людей России и 32-е место среди самых богатых людей мира. «Михаил Дмитриевич Прохоров — современный человек, искренний, на мой взгляд, который реально хочет улучшить ситуацию в экономике. А его предложения в экономике достаточно либеральные, которые мы так или иначе будем применять», — признался Путин.

Выходит, в случае своего возвращения на президентский пост он намерен реализовать предложения того самого олигарха, который призвал ввести в России 60-часовую рабочую неделю и принципиально облегчить для собственников предприятий процедуру увольнения наёмных работников. Того самого господина Прохорова, который, оправдывая бесчестную приватизацию, цинично заявил на днях на встрече с молодёжью Екатеринбурга, что в России якобы «все воруют». А в ответ на вопрос о том, будут ли пересмотрены противозаконные решения, позволившие олигархам прибрать к рукам большую часть российских богатств, высокомерно отмахнулся: «Перевернули страницу, поставили точку».

Столь твёрдая уверенность олигархов, что держать ответ перед обществом им не придётся, что можно наплевать на мнение граждан России, почти 90% которых, согласно социологическим опросам, выступают за национализацию сырьевого сектора, зиждется именно на их поддержке со стороны власти. На той поддержке, в которой теперь уже прямым текстом расписывается Путин.

Тем же самым объясняется и то, что подконтрольные власти СМИ, наряду с Путиным, явно благоволят и Прохорову, вслед за премьером изображая его «новым, современным политиком» и всячески стремясь надуть его предвыборный рейтинг, который, по определению, не может быть существенным в стране, где девять десятых граждан негативно относятся к олигархам. Похоже, власть заинтересована в максимально успешном выступлении Прохорова на выборах, которое позволило бы в перспективе, если Путин снова станет президентом, поставить олигарха во главе правительства и начать процесс передачи олигархии не только экономической, но и политической власти в стране.

Именно о таком сценарии как о наиболее вероятном говорят сегодня многие политологи и журналисты. Одобрительная оценка Прохорова со стороны Путина и частичное совпадение ультралиберальных программных тезисов этих кандидатов указывают на высокую вероятность этого сценария. Кроме того, Путин осознаёт, что ресурс его личной власти в любом случае ограничен. Но единственный, по-настоящему приемлемый вариант отказа от власти для него — это уступить власть представителю олигархического клана.

Таким образом, участие Прохорова в нынешней выборной кампании можно рассматривать как «обкатку» возможного будущего преемника Путина. А их совместное выступление на нынешних выборах — как вероятное оформление нового «тандема», руками которого планируется продолжать осуществление политики дикого капитализма, обрекающего Россию на роль деградирующего сырьевого придатка развитых стран, а в конечном счёте — на гибель.

Альтернатива катастрофе

Всё вышесказанное заставляет сделать вывод: возвращение Путина на пост президента не обеспечит сохранение социальной и политической стабильности, не укрепит национальную безопасность, а, напротив, создаст предпосылки для окончательной деградации экономики и общества. Даже та его часть, которую власть сумеет в очередной раз ввести в заблуждение перед выборами, не сможет смириться с воплощением реальных планов путинской команды. Ведь они кардинально расходятся не только с требованиями оппозиции, но и с ожиданиями большинства из тех, кто ещё продолжает доверять Путину. Дестабилизация может заметно проявиться уже в этом году и достигнет пика в ближайшие два-три года. Внутренних ресурсов избежать системного кризиса у России, при условии сохранения действующей социально-экономической системы, попросту нет. Новая волна глобального мирового кризиса, о неизбежности которой говорят все серьёзные экономисты и в Европе, и в Америке, и у нас в стране, острее всего, особенно болезненно скажется на российской экономике, посаженной властью на сырьевую иглу. У власти, опирающейся на ультралиберальные глобалистские рецепты, об отказе от которых сегодня заговорил весь цивилизованный мир, не найдётся средств, не хватит интеллектуальных ресурсов и политической воли для эффективного ответа на неизбежные исторические вызовы.

Ещё раз с твёрдой убеждённостью и ответственностью заявляю: альтернативой губительному для России развитию событий сегодня может быть только программа возрождения социального государства и восстановления экономической независимости страны, которую я предлагаю как кандидат в президенты. В деле реализации этой программы я намерен опираться как на сильный кадровый потенциал нашей партии, так и на эффективное коалиционное правительство, в котором будут собраны лучшие профессионалы из других партий и движений и представители гражданского общества. Основной состав этого правительства уже назван. Мои намерения и программа полностью открыты для граждан России.

Сегодня все здравомыслящие силы в нашем обществе и все разумные люди осознают, что у них и у страны общий противник — поражённая коррупцией, пропитанная пренебрежением к реальным нуждам большинства, погрязшая в беззаконии и лжи система криминально-олигархического капитализма. Вот наш главный соперник на выборах. И мы обязаны его победить — во имя нашего будущего, во имя сохранения своего Отечества. Огромному количеству граждан это уже ясно. У остальных ещё есть время, чтобы окончательно осознать, насколько серьезный, судьбоносный для Родины и для каждого из них выбор им предстоит сделать в день голосования. Я верю в мудрость, достоинство и патриотизм нашего народа. И поэтому — верю в нашу победу!


Версия для печати

Назад к событиям