Воронежская «неотложка» объявила итальянскую забастовку

11 Апреля 2018 RSS лента
Воронежская «неотложка» объявила итальянскую забастовку По материалам "Свободной Прессы"

Фото: Алексей Смышляев/ТАСС

Около полусотни врачей скорой помощи в Воронеже бастуют, сообщал «Росбалт» со ссылкой на профсоюз работников здравоохранения «Действие». Фельдшеры выступают против неукомплектованности бригад и отказываются выезжать на вызовы поодиночке.

Как рассказал журналистам один из участников забастовки, сотрудников, особенно врачей, не хватает: «Многие ушли из-за низких зарплат и адских условий труда». Фельдшер Ленинской районной подстанции Иван Пирогов поделился недавним случаем, произошедшим с его коллегой, который приехал на вызов к ребенку, который сломал ногу: «Пока делал ему обезболивающий укол, отец, которому что-то привиделось спьяну, набросился на него с ножом!» Медработник говорит, что за 19 тысяч рублей ему приходится выезжать в наркоманские притоны и к парализованным старикам, работая в одиночку.

"Итальянская забастовка" проходит в Воронеже с конца февраля. Она подразумевает работу строго «по инструкции» — с соблюдением всех установленных Минздравом стандартов и правил, что расходится с практикой реального оказания помощи в России. Полная забастовка врачей скорой помощи в России законодательно запрещена.

— Это один из итогов оптимизации, — комментирует ситуацию Семен Гальперин, председатель Лиги защиты врачей. — Скорую помощь оптимизировали, и теперь нередко на вызов выезжает либо один врач, либо один фельдшер.

Зачем выезжает фельдшер — вообще непонятно, он не может оказать квалифицированную помощь. А ведь «скорую», как правило, вызывают в сложной ситуации. Кроме того, часто требуется транспортировка пациента в тяжелом состоянии, не могут помочь ни родственники, ни соседи, а фельдшер оказывается девушкой хрупкого телосложения. Но никто из руководства скорой помощи не дает объяснений, как нужно справляться с этими проблемами. Участились сейчас и случаи нападения на медработников — чуть ли не каждую пару дней новые сообщения. И когда на вызове один человек, он рискует в такой непредвиденной ситуации.

«СП»: — Трудно поверить, что чиновники от медицины не знают об этих проблемах.

— Организаторы здравоохранения не хотят обращать на них внимания, хотя все эти вопросы уже давно поднимаются объединениями медработников. Зачастую бригады настолько сокращены, что заболевшего медработника просто некем заменить. Недавно был случай: 38-летний фельдшер умер на выезде от сердечного приступа. Он пожаловался руководству на плохое самочувствие, но ему сказали, что заменить его некем. Люди теряют здоровье, и ради чего — непонятно. Ведь и заработная плата, вопреки всем заверениям, не только не увеличивается, но даже падает.

Оптимизация полностью исключила возможность качественной организации процесса. Сокращается все, что только можно. Врачи не могут оказать нормальную медпомощь в таких условиях. Бригада формально есть, но свои функции выполнять не может, а требования постоянно растут. Как их выполнять, должны решать сами исполнители, работающие на линии. И жалуются люди на бригаду, которая приехала, а не на чиновников, которые так организовали дело.

«СП»: — По правилам врач должен ездить именно вместе с фельдшером? Или сейчас уже и эти правила изменили?

— Полная бригада — это врач и фельдшер. По этому положению работали всегда. Раньше был еще и санитар — водителю доплачивали, чтобы он брал на себя эти функции. Сейчас водитель не получает санитарские надбавки. Чиновники говорят, что водитель должен помогать транспортировать больного, но получается, он должен это делать на общественных началах — санитара нет. А если бригада неполная, вообще непонятно, что делать.

Все проблемы сваливаются на исполнителей. Взять хотя бы временные нормы доезда до вызова — для того, чтобы эти нормы обеспечить, надо просчитать количество бригад и расстояния до них. Но если бригад не хватает, и из-за этого медики вовремя не доехали, именно они получают взыскание, хотя виноваты организаторы.

«СП»: — Один из фельдшеров, участвующих в забастовке, рассказал журналистам, что у него зарплата 19 тысяч рублей. Как такое может быть?

— Сейчас система зарплат в здравоохранении довольно жульническая. По договорам они минимальны, фактически на уровне МРОТ, а все остальное — это премии, стимулирующие выплаты, которые зависят от воли руководства, находишь ли ты с ним общий язык. Реальные цифры зарплаты скрываются, начальник кому-то выдает премии, а кому-то нет. Очень много врачей работают на 1,5−2 ставки.

Человек может работать и на ставку, а фактическая нагрузка у него значительно больше. Как это произошло у участковых врачей с объединением участков, а у сотрудников «скорой» — с количеством выездов. При этом любая переработка оплачивается исключительно по воле начальства, хотя по идее должна быть четкая регламентация: за какую работу какая оплата положена. Но ничего подобного нет. И в плане нагрузки, и в плане зарплаты сегодня абсолютный беспредел.

«СП»: — По вашему мнению, «итальянская забастовка» — это действенная мера?

— Законодательство запрещает медработникам проводить настоящую забастовку. Они лишены одного из основных трудовых прав, возможности воздействовать на работодателя. Поэтому приходится идти на такие меры.

«Итальянская» забастовка по сути таковой не является, врачи все равно вынуждены выполнять свои обязанности, но они требуют от начальства обеспечить им нормальные условия работы. Требуют выполнения тех норм, которые законодательно полагаются. Существует ведь порядок вывода бригад на линию и нормы комплектации, но они не выполняются, и люди работают с огромной перегрузкой. Конечно, это не очень сильная мера воздействия, но она показывает, что медработники уже действительно доведены до предела.

Версия для печати

Назад к событиям