Жорес Алферов: «Мы выброшены на обочину прогресса»

16 Декабря 2011 RSS лента
Жорес Алферов: «Мы выброшены на обочину прогресса» Источник: «Аргументы и Факты»
Автор: Елена Данилевич

Известный академик - о том, почему нами управляют непрофессионалы

Нобелевский лауреат, вице-президент РАН Жорес Алфёров - один из самых авторитетных учёных мира. На днях ему была вручена высшая награда Франции - орден Почётного легиона. Но не это сейчас занимает ум учёного. Он принимал активное участие в выборной кампании.

- В Государственной думе я с 1995 г., - говорит академик. - Работал в комитетах, сосредоточенных на проблемах науки и образования. К сожалению, наша Дума все эти годы была малоэффективной. Как правило, она просто штамповала законы и предложения, которые вносились правительством. Иногда удавалось проводить полезные решения, но это исключения. Хорошо, если ситуация изменится и Дума станет реально действующим органом. Причём не столь важно голосовать за бесконечное количество законов. Нужно принимать только те, которые необходимы и объективно учитывают положение дел в стране.

Бокал шампанского

- Многим запомнилось ваше выступление в 2007-м, когда на думскую трибуну вы поднялись с бокалом шампанского.

- Тогда как старейшего депутата меня попросили открыть пятый созыв. При этом, что тоже характерно, председатель Комитета по регламенту предложил мне текст моего же выступления. А когда я сказал, что и без бумажки изложу всё, что считаю нужным, был очень недоволен. Перед поездкой в Москву я попросил у супруги два бокала для шампанского и с их помощью наглядно показал, что происходит в обществе и экономике. «Посмотрите на этот бокал! Он отражает распределение доходов между 10% самой богатой группы населения и 10% самой бедной, - сказал я тогда. - Каким образом? Очень просто! В верхней части, куда наливается напиток, собраны все доходы мира, 87% из которых принадлежат той самой десятой доле богачей. А тонкая ножка, которая, собственно, бокал и поддерживает, - это 10% самых бедных, и им достаётся всего 1,4% общих доходов».

В Советском Союзе это соотношение бедных к богатым было 5:1, в Швеции - 6:1, в большинстве европейских стран - 7-8:1, в США - 9:1. В России официально - 17:1, а реально бедных у нас в 30 раз больше, чем богатых. Я сказал, что со стеклянным бокалом решить проблему перераспределения благ очень просто, - и разбил его. В реальной же жизни в стране надо менять систему налогов. А главными задачами российской власти должны стать борьба с бедностью и преодоление разрыва между богатыми и неимущими. Большая часть Думы выслушала меня молча, левые похлопали. В итоге за 4 года не сделано почти ничего, чтобы исправить положение.

- Вы не раз говорили, что пришли во власть защищать науку и образование, в том числе от реформ. Но их одобряет сама Дума!

- Реформы в образовании начались с идиотского, с моей точки зрения, лозунга, выдвинутого ещё в 90-е тогдашним министром науки Борисом Салтыковым. Мол, у нас избыточный научный потенциал. Но система образования, созданная в советское время, была уникальной, наш прорыв признали во всём мире. Самый очевидный пример - космос.

Сегодня на космических телекоммуникациях построен огромный бизнес, исчисляемый миллиардами долларов. Однако основоположник отрасли, Россия, имеет в нём долю всего в 2-3%. А ведь мы на орбите были первыми и в промышленности многое начали раньше, чем на Западе. Наши спутники на моих солнечных батареях летали уже в 70-е годы. Сейчас это производство уничтожено. Когда в начале 90-х я просил у главы Росавиакосмоса Юрия Коптева 5 млн долл., чтобы купить две машины для перехода на новую технологию, он сказал, что таких денег нет. В итоге государство тратит сотни валютных миллионов для покупки солнечных батарей на Западе.

Учёные «мышей» ловят

- На такие замечания чиновники обычно говорят: дайте идеи, а деньги найдём!

- Идей у нас предостаточно: к счастью, несмотря на отток мозгов за рубеж, потенциал удалось сохранить. Часто противопоставляют РАН и вузы - дескать, надо развивать науку не в академиях, а там. На этот счёт высказался главный архитектор китайских реформ Дэн Сяопин: «Неважно, какого цвета кот - чёрный или белый, лишь бы он ловил мышей». Так вот, РАН сегодня «мышей» ловит… Когда-то 10 министерств оборонного комплекса СССР выпускали 60% высокотехнологичной гражданской продукции. Наука была нужна в стране. И сегодня должно быть так же. А деньги, согласен, найдутся.

- Вы постоянно превозносите советское время, но ведь у него была и обратная сторона: изоляция от мира, тотальный дефицит, идеологический прессинг…

- Я лично плохо отношусь к Сталину, но напомню вам лишь одну страницу истории. В 1945-м американцы сбросили атомную бомбу. Только что окончилась война, в стране разруха, однако Сталин понял: итоги Второй мировой могут быть пересмотрены, если не ликвидировать монополию на атом. 6 августа в Японии прогремел ядерный взрыв, а уже 20-го в СССР было принято постановление ГКО по атомной проблеме. Создан комитет, куда вошли два выдающихся физика - Курчатов и Капица. Одновременно принят ряд решений, касающихся развития науки и образования в целом. В те годы кандидат наук, защитив диссертацию, на другой день становился старшим научным сотрудником и получал около 3 тыс. руб. в месяц. Такой же оклад был у директора завода.

Поэтому в науку пошли! За 5-7 лет были созданы не только ракеты и бомба, но и электроника, вычислительная техника. Сегодня мы многое предпочитаем заказывать иностранцам.

Есть ли польза от ЕГЭ?

- Вы принципиальный критик ЕГЭ. Однако сегодня многие находят в такой проверке знаний плюсы, а сам экзамен стал обязательным и, по сути, единственно возможной формой сдачи для школьников всей страны.

- Лично я считаю ненужным введение ЕГЭ. В лицее при моём академическом университете работают великолепные учителя, для меня любимое дело - когда я могу просто прийти к ним на урок, посидеть, послушать. Они все не воспринимают ни реформы, которые проводятся в образовании, ни ЕГЭ и справедливо считают, что эту систему нужно отменить. В режиме тестов хорошо отвечать правила уличного движения. А когда принимают ребят в университеты, академии, институты, необходим личный контакт, общение педагога и абитуриента. В советское время даже для медалистов на специальности, где держался большой конкурс, проводили собеседование. Только так всё определяется.

- Считается, что подобный экзамен расширил возможности школьников из глубинки пройти в элитные вузы.

- Так они и раньше успешно поступали в столичные институты. Это сейчас в Москву, Петербург гастарбайтеры ринулись, а раньше сюда молодёжь приезжала учиться. Я приехал из Минска, и в нашей группе половина была из провинции.

Благодаря ЕГЭ, кстати, самородков из периферии мы можем потерять. Ставя галочки, они себя просто не покажут - то, что это незаурядный ребёнок, можно разглядеть только при непосредственном общении. И ещё: с моей точки зрения, образование принципиально должно оставаться бесплатным.

Нужные люди?

- Может быть, провалы, которые мы видим сегодня и в экономике, и в космонавтике, происходят из-за непрофессионализма? Чтобы занимать важный пост, в наши дни часто совсем необязательно знать дело. Достаточно иметь влиятельных «одноклассников»…

- Как раз перед нашей встречей я позвонил моему хорошему знакомому, директору - уже бывшему - Центра микрохирургии глаза им. Фёдорова Христо Тахчиди, и выразил свою солидарность. Считаю, это яркий пример того, как прекрасного специалиста меняют на нужного человека. Эта тенденция чрезвычайно опасна. У нас и в правительстве немало людей, которые никогда не занимались тем делом, которым руководят в масштабах страны. А если мы и в научные учреждения будем назначать руководителей из соображений, что это нужный человек, - окончательно угробим интеллектуальные отрасли.

- Парадокс: сейчас у государства есть деньги, но науку всё равно держат в чёрном теле.

- В 1992-м бюджет РАН упал в 10-15 раз. Бюджет моего родного Физико-технического института - в 20 раз. Но малый бюджет - не основная проблема. Самая большая беда - невостребованность научных результатов экономикой и обществом. Сегодня нашему руководству уверенность дают только высокие цены на углеводороды. Но это истощимые источники. Считаю, сейчас нет более важной задачи, чем возрождение высокотехнологичных отраслей промышленности.

Напомню: мы стали постиндустриальной страной очень специфическим образом. Передовые государства вошли в этот период, совершенствуя новые технологии. Мы же заложили огромный научный фундамент, а затем своими реформами оказались выброшенными на обочину технологического прогресса. И нужно отдавать себе отчёт, как можно вернуть честь, достоинство и высокий уровень развития своей страны. Если этого не сделаем, навсегда останемся сырьевой колонией.


Версия для печати

Назад к событиям