Либералы провели самый «печальный» экономический форум

14 Января 2016 RSS лента
Либералы провели самый «печальный» экономический форум

По материалам газеты "Взгляд"

Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Главное отличие текущего Гайдаровского форума от всех предыдущих и от последних заявлений правительства – это пессимизм, а скорее реализм в понимании экономической ситуации в стране. Из уст российских министров порой звучали вполне апокалиптические предупреждения. Однако главного от либералов так никто и не услышал.

Когда мировые финансовые площадки лихорадит и мир гадает, как низко может упасть нефть, в Российской академии народного хозяйства и госслужбы традиционно собрались либеральные экономисты, чтобы обсудить текущее положение российской экономики.

Когда нефть уходит к 30 долларам, а бюджет России сверстан исходя из 50 долларов за баррель, то понятно, что стоимость барреля и проблемы казны выходят на первый план. По этому поводу со своими прогнозами и ожиданиями высказались практически все.

Либеральные экономисты в этом году стали куда более пессимистичны и уже мало кто верит, что нефть может вернуться в 2016 году даже к 50, не говоря уже о 60 долларах за баррель.

Собственно, пессимизм – это главное отличие текущего Гайдаровского форума от всех предыдущих, да и от последних заявлений правительства.

«Точнее, это даже не пессимизм, а реализм. Совершенно ясно, что последние два года экономика страны находится в поле рецессии», – говорит газете ВЗГЛЯД участник форума, член совета Московского отделения «Опоры России» Дмитрий Несветов.

«Власти наконец начинают признавать действительное положение дел в экономике. Весь прошлый год и в начале этого власти заявляли, что кризиса либо нет, либо он пройден. Но, по-видимому, падение цен на нефть до 30 долларов за баррель простора для оптимизма уже не оставляет», – соглашается управляющий партнер Heads Consulting Александр Базыкин.

«Сегодня масштабы и риски этого кризиса министры экономического блока правительства обозначили довольно четко, даже порой с угрожающей риторикой. Прежде всего, это было слышно от министра финансов. У него работа такая – он должен первым бить в колокола, если кризис угрожает как минимум сбалансированности бюджета», – говорит Несветов.

Если Россия не сократит расходы бюджета во избежание высокого дефицита, то страна может получить повторение кризисной ситуации 90-х годов, когда расходы были взвалены на население путем дефолта, заявил глава Минфина Антон Силуанов. По его словам, частный сектор адаптировался к 40 долларам за баррель, а бюджет балансируется при цене 82 доллара. Сейчас он сверстан с дефицитом в 3% с учетом 50 долларов за баррель, а в реальности цены на нефть марки Urals находятся ниже 30 долларов за баррель. 

Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев признал основной риск для российской экономики в снижении цены до 20 долларов за баррель. Однако, по его мнению, бояться нужно не того, что сегодня нефть упадет до 20 или 15 долларов, а того, сколько нефть будет стоить завтра.

«Самый большой риск в том, что будут долгие невысокие цены. То есть годы, десятилетия. А это означает принципиальные решения, связанные со структурными изменениями экономики. Правильная оценка рисков при стратегировании означает и правильную выработку экономической политики», – говорит Улюкаев. «Мне трудно говорить, то ли это низкая стадия глобального сырьевого цикла, то ли просто новая нормальность. Но я убежден, что это очень длительный период», – предупредил министр.

Санкции оказались болезненными

Особое внимание стоит уделить выступлению премьер-министра Дмитрия Медведева. Он, конечно, не был столь пессимистичным, как его подчиненные, однако из его уст прозвучал ряд важных посылов. Во-первых, в качестве причины кризиса, кроме явной паники на нефтяном рынке, Медведев назвал санкции.

«Впервые на моей памяти так открыто и откровенно прозвучала тема санкций, что они все-таки обходятся российской экономике не так безболезненно, как нам все время пытались это объяснить. Санкции явно болезненны. Медведев назвал эту причину второй после падения и нестабильности на нефтяных рынках», – говорит Несветов. Замглавы МЭР Алексей Лихачев назвал конкретные цифры: убытки для России от европейских санкций в 2015 году составили 25 млрд евро, а для ЕС в 2014–2015 гг. – 90 млрд евро.

Медведев признал нынешние вызовы российской экономике самыми серьезными за десятилетия. И главное последствие – это самое болезненное снижение уровня жизни людей, в том числе среднего класса, отметил он.

Зарабатывали больше, чем работали

Бывший министр финансов Алексей Кудрин сделал акцент на надувании экономического пузыря на рынке труда последние годы и даже десятилетия. Речь идет о том, что доходы и расходы граждан росли значительно быстрее производительности труда. Даже в предыдущий кризис государство продолжало вливать средства в поле социальных потребностей, индексировать социальные обязательства, зарплаты бюджетникам и пенсии.

«Прошлый год показал падение реальных доходов населения, которое произошло впервые с 1998 года. Это, по свидетельству Кудрина, следы вот этого экономического пузыря на рынке труда, который не был оправдан экономически», – говорит Дмитрий Несветов.

Дружеское обращение к Европе

Еще один вывод с первого дня Гайдаровского форума: впервые за долгое время изменилась интонация высокопоставленных чиновников по поводу Европы. С нейтральной и порой даже враждебной на дружественную.

«Мы готовы восстановить нормальное взаимодействие с государствами Европейского союза. Европа – наш ближайший сосед, важный экономический партнер, наш товарооборот по-прежнему исчисляется сотнями миллиардов евро, несмотря на вызывающий сожаление фактор санкций», – заявил премьер-министр России, выразив уверенность, что в конце концов здравый смысл возобладает и санкции останутся в прошлом.

«Я услышал: «Друзья, мы можем расходиться политически над вопросом глобальной архитектуры, но вот экономически все-таки не будем друг друга мочить, добивать и утюжить санкциями. Гайдаровский форум – мероприятие международное, поэтому, видимо, это было сказано в расчете на то, что это будет услышано. Я не припомню из уст высших госчиновников такого рода интонации», – говорит Несветов.

Что не было сказано

В экономическом блоке явно прозвучало понимание того, что нужны структурные изменения для появления новых драйверов роста, ибо старые уже не работают.

Главное, что хотели, но пока не услышали бизнес и инвесторы, – это конкретные шаги правительства по выводу российской экономики из кризиса.

«Мне не хватило конкретных мер. Констатация была печально-пессимистической. Мы там взгрустнули вместе с министрами. Но кроме механического секвестра расходов конкретных собственно экономических шагов озвучено не было. Может быть, в дальнейшем в ходе форума эта ситуация будет проясняться, но я смотрю, что к этому пока не очень расположены. Решаются пока тактические задачи. Центробанк тужится поддерживать национальную валюту, как-то бороться с инфляцией, но при той конъюнктуре и при тех механизмах, которые сейчас работают в российской экономике, это практически невозможно. А конкретных мер по оздоровлению экономики сказано пока не было», – резюмирует член совета московского отделения «Опоры России».

Была предпринята попытка найти пути решения проблем вне нефтегазового экспорта. Однако тут власти дальше невнятных обещаний и намеков не пошли, впрочем, как и прежде, потому что новую экономическую политику еще нужно сформировать, а какой она должна быть, судя по всему, мало кто понимает.


Версия для печати

Назад к событиям