Сирия стала жертвой интервенции, а не гражданской войны

19 Октября 2015 RSS лента
Сирия стала жертвой интервенции, а не гражданской войны

Автор: Павел Лыткин

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

В Сирии война после перемирия 2012 года, связанного с вывозом химического оружия, утратила признаки гражданской и стала иностранной интервенцией против Сирии. Собственно вооружённый мятеж в Сирии начался после того, как послы США, Франции и Великобритании приехали в Хомс на массовый антиправительственный митинг и прямо, без обиняков призвали его участников «поднять восстание против режима». Уже один этот факт даёт основания отрицать наличие гражданской войны в Сирии. И это справедливая точка зрения.

Но будем максимально корректны. Начало войны, охватывающей уже весь Ближний Восток было затеяно преимущественно гражданами Сирии. Надо учитывать, что сирийский народ – в подавляющей части арабы, но общество состоит из 62 конфессиональных и этнических групп. Ничего удивительного, что напряжения в нём были всегда, а так же то, что при любом, даже самом тщательном учёте интересов всех групп недовольные все равно останутся.

Но так же очевидно, что не будь прямого подстрекательства США и их сателлитов никто бы внутри Сирии не решился на мятеж. Всё мятежники строили свои планы, исходя из формулы – «заграница нам поможет». В момент пика мятежа, в начале 2012 года с правительством воевало 40 тысяч человек, из которых граждан Сирии было 80 процентов. Правда в командовании бангруппировок иностранцев уже было больше, чем в среде рядовых душманов. Потом были наступление правительственных войск и ополчения, химическая провокация, перемирие и перегруппировка, после которой стремительно пошёл процесс качественного изменения состава бандформирований.

Все, кто имел резоны выступить против правительства уже это сделали. Пополнять ряды мятежников стало некем. Но численность банд росла за счёт притока иностранных наёмников. Этих людей уже не возможно назвать ни повстанцами, ни мятежниками. Они могут воевать с правительством Сирии, но взбунтоваться против него не могут – потому что иностранцы. Их корректные определения – интервенты и наёмники. Не было никого, кто прибывал на войну не получив щедрые посулы – обещались деньги, возможность грабежа, насилия, рабы и рабыни. То, что этих идиотов обманывают не имеет никакого значения. Они приехали в Сирию, за деньгами, чужим добром и чужими дочерьми – следовательно они наемники.

Потому правильно и корректно называть войну в Сирии иностранной интервенцией. Потому что ИГИЛ, «Джебхат ан-Нусра», ССА и прочие банды выполняют функции прикрытия истинного интервента и его сателлитов.

А теперь перейдём от теории к цифрам. В Сирии за 4 года войны погибло 72000 мирных жителей, 50000 военнослужащих, 3300 иностранных добровольцев, воевавших в рядах правительственной армии, 903 бойца организации «Хизболла». Всего потери сирийской армии за четыре года составили 54203 человека погибшими.

Из состава антиправительственных вооружённых формирований погибло 39000 граждан Сирии. Из числа иностранных граждан погибло 35000 душманов. Ещё было убито 3000 вооружённых людей, государственную принадлежность которых пока не удалось установить. С учётом большого количества сообщений об участии в боевых действиях в Сирии военнослужащих Франции, Великобритании и Турции, считаю вероятным, что погибшие «неопознанные личности» как раз и являются представителями данных стран.

Надо отметить, что большую часть французских военных составили солдаты Французского Иностранного Легиона - иностранные граждане на службе Франции. У них родни во Франции нет и скрыть их гибель французскому правительству несложно. Турция себя такими проблемами вообще не отягощает. А самые «правдивые» западные СМИ об этом тактично помалкивают.

Сейчас в Сирии действуют в рядах различных бандармий 100000 душманов, из них 40000 граждане Сирии, 60000 иностранцы. В рядах ИГИЛ в Ираке ещё 50000 головорезов. Получается, что через бандформирования в Сирии прошло 79000 сирийских граждан и 95000 иностранных душманов. Поскольку ИГИЛ ведёт войну и в Сирии и в Ираке корректно считать всех её боевиков. В Ираке в рядах ИГИЛ едва ли более 20 процентов иракских граждан – слишком оскорбительно действует ИГИЛ. Слишком очевидны её разрушительные цели. Банды ИГИЛ главари группировки используют, без оглядки на национальные границы Сирии и Ирака. Значит, на Сирийско-Иракском фронте находится порядка 135000 душманов-иностранцев. О какой гражданской войне можно говорить?

Сирия и Ирак стали жертвами иностранной интервенции, коряво замаскированной сначала под прозападный мятеж в Сирии, а потом под псевдо-религиозную войну между шиитами и суннитами. Поняв и приняв такое определение, высшее военно-политическое руководство РФ сможет увидеть обстановку и перспективы её развития совсем иначе, чем сегодня и избавиться от опасных иллюзий. Ведь ИГИЛ, а значит и США, уже проникает на территорию Среднеазиатских республик СССР, в первую очередь Таджикистана.


Версия для печати

Назад к событиям