8 000 штыков ИГ уже в Афгане

30 Сентября 2015 RSS лента
8 000 штыков ИГ уже в Афгане

По материалам "Свободной Прессы"

Фото: Сергей Жуков/ТАСС

30 сентября Совет Федерации дал согласие на применение Вооруженных сил России за рубежом. Спустя полчаса на лентах информационных агентств появилась информация, что президент Сирии Башар Асад обратился к руководству РФ с просьбой об оказании военной помощи. Почему Россия решилась на официальную поддержку Сирии?

По сообщениям СМИ 28 сентября боевики движения «Талибан» захватили город Кундуз, находящийся недалеко от границы с Таджикистаном. По информации местных властей, существенную поддержку афганским повстанцам оказали радикалы из «Исламского государства».

«Талибан» давно наладил связи с ИГИЛ. Полевым командирам из числа талибов, перешедшим на сторону ИГ, платят по 500−600 долларов в месяц, рядовому составу — около 200 долларов. «Для них это деньги, учитывая экономические трудности и безработицу в Афганистане», — пояснил представитель ООН.

Также есть информация, что еще в феврале 2015 года боевики ИГ в Афганистане получали оружие, боеприпасы и деньги из Пакистана. А весной афганские силовики задержали в южных провинциях ИРА (Исламской Республике Афганистан) несколько фур, груженых новым стрелковым оружием (автоматы АК, пулеметы) и гранатометами, которые предназначались для отрядов ИГ.

Некоторые эксперты прогнозируют, что к началу 2016 года число боевиков «Исламского государства» в ИРА может увеличиться до 15−20 тысяч (!) человек. А с таким количеством джихадистов ИГ сможет планировать достаточно крупные операции, причем не только в Афганистане, но и в Центральной Азии.

Политолог Станислав Тарасов отмечает, что активизация ИГ совпадает с действиями «Талибан».

— Складывается впечатление, что осуществляется некая координация. Так, группировки ИГ активизировались в районе туркменской границы, усиливается проникновение в Среднюю Азию. А «Талибан» всё чаще атакует в Афганистане.

Эксперт Центра изучения современного Афганистана Дмитрий Верхотуров замечает, что как только боевики ИГ начали появляться в ИРА, то к ним сразу же стали присоединяться талибы.

— Причин было много. Но главная — «Талибан» для многих полевых командиров утратил свою былую привлекательность. Тем более что движение в определенный период терпело поражения. Впрочем, «Талибан» не спешит складывать оружие, более того, как мы видим, идет в наступление. В этой связи недавнее заявление их нового лидера Ахтара Мохаммада Мансура о том, что талибы не представляют угрозу странам Центральной Азии, оказалось просто политическим трюком.

Что касается дальнейших взаимоотношений талибов и ИГ, то они могут быть разными. Да, с одной стороны — они непримиримые соперники, но с другой — если ситуация для той и другой стороны ухудшится, то исключать возможность заключения временного союза между ними я бы не стал. А учитывая, что ИГ — проамериканская структура, а «Талибан» — пакистанская, то тут еще многое будет определяться отношениями между Вашингтоном и Исламабадом.

Замдиректора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин обращает внимание на тот факт, что ИГ и «Талибан» объявили друг другу джихад.

— А это только лишь подтверждает тот факт, что «халифат» в Афганистане имеет весьма неслабые позиции и забирает себе часть традиционного «электората» движения «Талибан».

С точки зрения противодействия исламистам ситуация следующая. Да, у них нет тяжелого вооружения — только автоматы Калашникова и ручные гранатометы, но, тем не менее, и стрелкового оружия им хватило, чтобы удержать нынешние позиции. Кроме того, тяжелым вооружением в горах особо-то и не повоюешь. Также следует учитывать, что нынешний натовский контингент, дислоцированный в Афганистане, на ситуацию повлиять не может, а правительственные войска подготовлены безобразно — сами американцы этого никогда не скрывали.

«СП»: — В северных провинциях действуют также и отряды «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ), с боевыми формированиями которого, к примеру, в 1999 году в южных районах не смогла справиться 16-тысячная киргизская армия, которую поддерживала российская и узбекская авиация. Учитывая, что лидер ИДУ Усман Гази еще в 2014 году заявил о присоединении своей организации к ИГ, какой позиции придерживается группировка в настоящее время?

— Ясно, что костяк ИДУ — под ИГ. Кстати, на мой взгляд, именно Узбекистан — самое взрывоопасное государство из всех стран Центральной Азии. Если там начнется гражданская война, то ситуация будет непредсказуемой.

«СП»: — Россия имеет в этом регионе 201-ю российскую военную базу, которая дислоцируется в Таджикистане. А в Киргизии в пригороде Бишкека располагается российская авиабаза Кант, которая является авиационным компонентом Коллективных сил быстрого развертывания ОДКБ — там дислоцируются вертолеты Ми-8МТВ, штурмовики Су-25, истребители Су-27, а также бомбардировщики Су-24М.

— Да, но если ситуация пойдет по сценарию серьезной дестабилизации Узбекистана, то эти силы не помогут. На мой взгляд, тогда первостепенной целью будет защита Казахстана.

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров считает, что «Исламское государство» в Афганистане множится за счет того, что его представители перекупают уже существующие боеспособные отряды таких радикальных группировок, как «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», «Союз Исламского Джихада» и т. д. Если раньше боевиков ИГ на территории ИРА было 300−400 человек, то сейчас — около восьми тысяч.

— Какие именно талибы взяли Кундуз — непонятно. После смерти муллы Омара «Талибан» расколот: часть движения признает нового лидера Ахтара Мохаммада Мансура, часть — не признает, другие уходят под черные знамена ИГ. Но одно можно утверждать точно — те талибы, которые взяли Кундуз, активно воют на севере Афганистана для ослабления позиций «северян», в том числе, лидеров бывшего антиталибского «Северного альянса». Поэтому, скорее всего, они выбивают своих противников из провинции Кундуз и Бадахшан, чтобы затем их совсем дожать.

Кстати, талибы ведут боевые действия и в других регионах Афганистана. В частности, в уезде Муса-Кала провинции Гильменд на юге страны и в уезде Карабаг восточной провинции Газни.

Вот такая ситуация складывается сейчас. А вообще «Талибан» и ИГ имеют между собой довольно серьезные противоречия. Даже в том плане, что талибы выступают за установление соответствующего режима правления только на территории Афганистана, не претендуя на другие соседние государства, в то время как ИГ наоборот — за распространение «халифата» везде и всюду.

«СП»: — В Афганистане активно действует ИДУ. Известно, что с группировкой тесно работали спецслужбы США и Турции…

— ИДУ за свою историю уже несколько раз раскалывалось. Первый раз — когда американцы ввели войска в Афганистан. Сейчас снова произошло дробление — часть боевиков ИДУ под руководством Гази перешла на сторону ИГ. Что касается связей ИДУ с турецкой и американской разведками, то надо иметь в виду, что в Стамбуле сконцентрировано много, так сказать, представительств различных джихадистских организаций из Центральной Азии. И именно через них спецслужбы работают с боевыми отрядами.

«СП»: — ИГ действительно может усилиться в Афганистане? Некоторые аналитики говорят, что к 2016 году их количество может достичь 15−20 тысяч человек.

— Те, кто прорабатывает операции исламистов, уже сейчас активно работают по двум направлениям — по Ливии и Афганистану. Так, сейчас вербовщики ИГ призывают джихадистов идти не в Ирак и Сирию, а именно в Ливию, потому что там для них более «благоприятная ситуация». Что касается Афганистана, то «Исламское государство» уже объявило, что часть страны входит в т.н. «вилаят Хорасан» (афгано-пакистанское отделение ИГ). Так что озвученные цифры вполне правдоподобны. Хотя по-прежнему главный центр ИГ — это Сирия и Ирак.

«СП»: — На ваш взгляд, как будет дальше развиваться ситуация в Афганистане и на границах с постсоветскими странами?

— Гражданская война в Афганистане снова раскручивается. Причем, как я уже сказал, есть силы, которые выступают только против официального правительства страны и подразделений Североатлантического альянса, оставшихся там после вывода основных сил миссии НАТО. А есть те, которые ратуют за перенос боевых действий на территорию соседних государств. Думаю, что такой сценарий может быть осуществлен в 2016 году. И первым, на мой взгляд, будет Таджикистан. Там сейчас крайне сложная ситуация и сложилось много предпосылок для возникновения гражданской войны.

Вполне возможно, что через территорию Афганистана отряды боевиков, как это уже было не раз, будут просачиваться в киргизскую часть Ферганской долины, что тоже чревато(в Ферганской долине сходятся государственные границы Киргизии, Узбекистана и Таджикистана — «СП»).

«СП»: — Какие действия должна предпринимать Россия, чтобы не допустить дестабилизацию обстановки в приграничных государствах?

— Мы должны четко понимать, какую опасность представляет захват афганского Бадахшана, в котором, кстати, уже давно ряд уездов контролируют исламисты. Поэтому нам нужно грамотно распределить войска — важно передислоцировать два-три батальона из состава 201-ой российской военной базы в Таджикистане на памирское направление в Горный Бадахшан — с юридической точки зрения для этого препятствий нет. А также открыть консульство в столице Горно-Бадахшанской автономной области — Хороге, создать оперативное командование.

Повторю, этот район для нас самый опасный, тем более именно оттуда будут просачиваться боевики в Киргизию, которая, между прочим, стала членом ЕАЭС. Тренировки подразделений ОДКБ — это, конечно, хорошо, но в условиях, когда в мире идет настоящая война, таких мер, мягко говоря, недостаточно.


Версия для печати

Назад к событиям