Ф.Н. Клоцвог: за какую общественную систему необходимо бороться?

Ф.Н. Клоцвог: за какую общественную систему необходимо бороться?

Издавна человечество стремилось к справедливому устройству общества, к обществу, где не было бы ни богатых, ни бедных, где царили бы дружба, братство и взаимопомощь. Стремление людей к такому обществу нашло отражение во многих религиях, в том числе и в православии. Мыслители разных времен строили проекты такого общества — Мор, Кампанелла, Сен-Симон, Фурье, Оуэн и другие. 

Но только марксизм сумел поставить эту проблему на серьёзную научную основу. Классики марксизма показали и доказали, что человеческое общество не строится по заранее разработанным чертежам. Оно развивается по объективным историческим законам. Та или иная социальная конструкция будет успешно развиваться, если она лежит в русле объективных исторических процессов. В противном случае она обречена на гибель. 

Дав глубокий анализ капиталистического способа производства, классики марксизма показали историческую неизбежность гибели этой системы в силу её внутренних антагонистических противоречий. Отсюда они сделали вывод об исторической неизбежности возникновения нового посткапиталистического общества, которое они называли коммунистическим. Будучи учёными, они не пытались разглядеть это общество в деталях, отметив лишь его некоторые общие черты: ликвидация эксплуататорских классов, снятие противоречий между городом и деревней, между умственным и физическим трудом, распределение общественных благ в соответствии с разумными потребностями людей. Это общество они трактовали как вершину человеческого развития. Однако тот, кто бывал в горах, знает, что вершину можно разглядеть издалека, путь к этой вершине можно узнать не сразу. 

Именно поэтому в трудах классиков марксизма практически бесполезно искать указание на то, что между эпохой капитализма и эпохой коммунизма лежит пространство, которое сегодня мы именуем социализмом. Нет ничего удивительного, что в трудах классиков марксизма нет анализа социалистического этапа развития. Во времена Маркса и Энгельса ещё не было реального исторического материала для такого анализа. Более удивительно, что и советские обществоведы, во времена которых имелся уже достаточный фактический материал, практически не исследовали социализм как общественную систему. Думается, что не случайно в 80-е годы прошлого века Ю.В.Андропов сказал, что мы не знаем общество, в котором живём. 

Мысль о том, что социализм представляет собой определённую социально-экономическую формацию, была высказана в своё время учёными и общественными деятелями Германской Демократической Республики, в частности, об этом говорил В.Ульбрихт. Аналогичную точку зрения имели и некоторые советские учёные, в частности, Я.А.Кронрод. Однако в официальных кругах СССР эта идея не получила поддержки, что существенно тормозило научное исследование социализма. 

Думается, что изучение социализма как общественной системы должно начинаться с признания того положения, что социализм — это общественно-экономическая формация, качественно отличная как от капитализма, так и от коммунизма. Разумеется, у социализма и коммунизма есть много общих черт: отсутствие антагонистических классов, отсутствие эксплуатации человека человеком, определяющая роль в обществе людей труда и т. д. Однако от коммунизма социализм отличается отнюдь не только способом распределения благ между членами общества. Различие в системе распределения вытекает и является следствием качественных различий в уровне развития производительных сил, в системе отношений собственности и т. п. Поэтому, говоря о социализме как об общественно-исторической формации, прежде всего, следует рассмотреть своеобразие производительных сил социализма. 

Качественное своеобразие производительных сил социализма нельзя искать в особенностях уровня механизации, автоматизации, электрификации, электронизации и т. п. Все эти чисто «технарские» характеристики не могут помочь найти конструктивный ответ на поставленную проблему. 

Своеобразие производительных сил социализма следует искать в их организационно-экономической структуре. Если с этой точки зрения рассмотреть современные производительные силы человечества, то не трудно увидеть, что их общей тенденцией является тяготение к определённому организационно-экономическому сращиванию предприятий и образованию целостного народнохозяйственного комплекса. Действительно, в ходе развития производительных сил формируются некоторые общенациональные энергетические, коммуникационные, информационные и некоторые другие общенациональные системы. На них, как на некоторый стержень, нанизывается большинство других предприятий. Если при капитализме существование частной собственности тормозит этот процесс, то при социализме это препятствие снимается и создаются объективные условия для целостного формирования единого народнохозяйственного комплекса. 

Важнейшей проблемой формирования новой системы производственных отношений является проблема становления новой структуры отношений собственности. Хотя национализация основных средств производства, то есть передача их в собственность государства, была осуществлена уже в первые годы существования Советской власти, однако реальное обобществление средств производства требовало решения многих сложных проблем. 

В советское время, как известно, существовали две формы общественной собственности, доминирующих в условиях социализма, это государственная и колхозно-кооперативная. При этом государственная форма собственности, как правило, отождествлялась с общенародной собственностью. На наш взгляд, такое отождествление является ошибочным. 

Если проанализировать сущность социалистического государства с теоретической точки зрения, то этот институт создается народом в целях управления общенародными средствами производства. Такое управление государство должно осуществлять: 1) по поручению народа; 2) в интересах народа; 3) под контролем народа. Следовательно, социалистическое государство — это не собственник общенародных средств производства, а лишь управляющий (менеджер). 

Функции общенародной собственности при социализме должны быть рассредоточены. Владельцем (верховным собственником) общенародных средств производства является весь народ, распорядителем (управляющим, менеджером) общенародных средств производства выступает государство, а непосредственным пользователем определённых частей общенародных средств производства (предприятий) являются трудовые коллективы этих предприятий. 

Однако в реальной действительности в советское время происходило огосударствление общенародной собственности. Государство не только управляло общенародными средствами производства, но в значительной степени выступало как владелец и пользователь общенародных средств производства. Такое огосударствление общенародной собственности в советский период явилось одним из свидетельств недостаточной развитости социалистических производственных отношений. 

Всё это находило отражение в реально сложившейся системе управления. С теоретических позиций объектом централизованного управления общенародными средствами производства должны быть исключительно общеэкономические, межотраслевые и межрегиональные пропорции. Управление внутриотраслевыми, внутрирегиональными и внутрипроизводственными пропорциями должно находиться в компетенции других звеньев управления хозяйственной системы. 

В действительности это было далеко не так. Общегосударственные органы управления непосредственно вмешивались и во внутриотраслевые и во внутрирегиональные, и даже во внутрипроизводственные пропорции. В частности, в компетенцию трудовых коллективов предприятия входило крайне узкая область экономических отношений. Всё это делало хозяйственную систему чрезмерно жёсткой, негибкой, малодинамичной, неспособной оперативно реагировать на быстро меняющиеся реальные хозяйственные условия. 

Таким образом, экономическую систему Советского Союза следует квалифицировать, как ранний социализм. С одной стороны, реально присутствовали важнейшие черты присущие социализму: целостный комплекс производительных сил; господствующее положение общественной собственности на средства производства; управляемый характер развития и т. д. С другой стороны, все эти важнейшие черты находились ещё в недостаточно развитом, а в некоторых случаях в существенно деформированном виде. 

На протяжении нескольких десятилетий советское общество успешно развивалось, поскольку общественные отношения раннего социализма не входили в существенное противоречие с реально существовавшим уровнем развития производительных сил. В этих условиях, Советский Союз, в исторически короткие сроки сумел осуществить модернизация производства, культурную революцию, резкий подъём национальных окраин страны. Всё это создало базу для победы СССР в Великой Отечественной войне, позволило выйти к пятидесятым годам прошлого века на передовые рубежи в мире в области науки (включая освоение космоса). Продолжить лидирующие традиции в области культуры, обеспечить минимально достаточный уровень жизни населению.

Однако к середине 60-х годов общественные отношения раннего социализма постепенно стали превращаться во всё больший тормоз общественного развития. Это проявилось в начавшимся снижении темпов экономического роста и соответственно уровня жизни народа, в усилении экономического отставания от развитых стран мира, возникновении определённых явлений социальной напряжённости в обществе. Всё это свидетельствовало о необходимости существенных реформ системы отношений раннего социализма (включая, в частности, систему планово-директивного управления), расширения реальных прав и самостоятельности социалистических предприятий. 

Однако, вместо этого, руководство страны ухватилось за подброшенную определёнными кругами идею «перехода к рынку». Под флагом «перехода к рынку» в конце 80-х годов были демонтированы основы социалистической общественной системы, начался распад нарождающейся мировой системы социализма и, наконец, был уничтожен Советский Союз. Произошедшая в начале 90-х годов антисоциалистическая контрреволюция отбросила страну в её экономическом и социальном развитии на многие десятилетия назад. В России была реставрирована общественная система капитализма. 

В силу специфики своего генезиса современный российский капитализм оказался существенно непохожим на своих западных собратьев. Более того, он приобрёл мутантную природу, то есть принципиальную неспособность реформироваться в развитый капитализм. В частности, уровень оплаты наёмного труда в России оказался на порядок ниже, чем в развитых странах Запада, что стало непреодолимым препятствием для любых попыток его инновационной модернизации. 

Сложился замкнутый круг: низкий уровень оплаты труда делает неэффективным любые инновации, а отсутствие инноваций сохраняет на крайне низком уровне сложившуюся производительность труда. Разорвать этот порочный круг может только радикальная смена общественного строя, которая возможна лишь путём новой социалистической революции. 

Таким образом, современная Россия оказалась в историческом тупике. Выход из этого тупика может быть обеспечен исключительно революционным путём. Всякие надежды на существенные изменения через систему выборов являются беспочвенной иллюзией. Конечно, парламентские формы борьбы необходимы, однако они являются лишь способом замера существующей политической ситуации. Но, как известно, вылечить больного только измерением температуры невозможно. Точно так, парламентская борьба не может обеспечить смену существующего общественного строя. 

Признавая объективную необходимость новой социалистической революции в России, следует подчеркнуть, что борьба должна идти не за возврат к старой системе советского раннего социализма. Можно быть уверенным, что если бы произошло чудо, и мы с Вами однажды проснулись в прежней советской системе, то уже через месяц все проблемы, с которыми столкнулась наша страна в конце 80-х — начале 90-х годов вернулись бы снова. Именно поэтому, мы должны стремиться не назад к социализму, а вперёд к социализму. Необходимо в полной мере учитывать все уроки нашего советского прошлого.


Версия для печати

Назад к событиям