Не упадёт им поднятое знамя

3 Июля 2015 RSS лента
Не упадёт им поднятое знамя

Источник: Газета «Правда».
Автор: Юрий БЕЛОВ.
Фото: ТАСС (TASS). Описание: Украина. Командир бригады «Призрак» Алексей Мозговой. Фото из архива/Информационный центр штаба народного ополчения Алексея Мозгового.

23 мая 2015 года под Луганском не в открытом бою, а из подлой засады был убит командир бригады «Призрак» Алексей Мозговой. Его смерть — тяжёлая утрата для пролетарского Донбасса. Именно этот Донбасс что есть сил защищал легендарный комбриг. Донбасс, восставший не только против профашистского Киева, но и против олигархического капитала. Алексей Мозговой с такими же, как он, поднял в Донбассе знамя антифашистской, патриотической борьбы и борьбы социально-классовой, за что и поплатился жизнью.

Русский интернационалист

Чтобы осознать значение личности Мозгового в судьбе мятежного Донбасса, надо понять суть той исторической эпохи, в которой ему довелось определять свою жизненную позицию. Это эпоха империализма в форме глобализма, что характеризуется стремлением транснационального финансового капитала, с центром в США, установить свою диктатуру во всём мире. Для чего в странах, сопротивляющихся американскому диктату, используются разнообразные средства подрыва их суверенитета и насаждения режимов, угодных Вашингтону. Главные из этих средств: организация государственного переворота под видом борьбы за демократию, провоцирование агрессивного национализма, доходящего даже до нацизма, осуждённого Нюрнбергским трибуналом. И всё это в симбиозе с рыночным либерализмом.

В контексте эпохи современного империализма надо рассматривать и войну Донбасса против нынешнего олигархо-нацистского режима в Киеве, явившегося миру в результате применения американскими политтехнологами всего названного выше набора разрушительных средств. Война Донбасса за свободу его народа — война антифашистская гражданская, антиимпериалистическая. В ней и сложилась военная и политическая биография Алексея Мозгового, прошедшего за год путь от командира созданного им небольшого партизанского отряда до командира крупной мотострелковой бригады «Призрак», заслужившего любовь и славу в народных низах Донбасса благодаря своему военному таланту и политической смелости. Неизгладимый отпечаток на его судьбу наложила украинская трагедия. Несколько слов о ней.

Фашиствующая русофобия как отличительный признак украинского нацизма формировалась по замыслу и на деньги Вашингтона с целью окончательно оторвать Украину от России, создать в Киеве подчёркнуто антирусский режим, дабы спровоцировать в самой России русский национализм, чтобы тот взорвал её многонациональное единство, иными словами, привёл бы к распаду великую страну. Геостратегами США была предназначена для Украины политика геноцида её русского населения, для чего и потребовалось реставрировать бандеровщину — местный вариант нацизма. Удушение русского языка и русской культуры, подавление каких-либо форм самоорганизации русских и, наконец, массовое насилие по отношению к ним, вплоть до физического истребления, — всё это вытекало из культивируемой последние 23 года на Украине идеи создания этнически чистой украинской нации. «Правый сектор» Яроша — следствие воинствующего шовинизма. Идея нацизма прикрывалась и прикрывается политическим кликушеством о победе на Батькивщине демократии по евро-американскому образцу и «защите отечества» от агрессии москалей. Что и стало идеологическим прикрытием для вмешательства американского и европейского империализма во внутренние дела Украины. Украинский вопрос был поставлен на рельсы евро-американской (точнее — американо-германской) империалистической политики.

Но все карты её главных игроков спутал восставший Донбасс. Он не дал им разыграть карту русского национализма в ответ на украинский. Весьма существенна в этом роль Алексея Мозгового, равно как и его товарищей по оружию — наиболее влиятельных командиров Луганского ополчения: Алексея Фоминова, Александра Беднова, Евгения Ищенко, Николая Козицина, Павла Дрёмова. Народное ополчение в Луганске и Донецке создавалось не по принципу объединения только русскоязычного населения. Если бы пошли по этому пути, то, по меткому замечанию Захара Прилепина, русскоязычные неизбежно превратились бы в зеркальное отражение «Правого сектора», чего страстно желали американские политтехнологи. Но ополчение формировалось по принципу объединения всех тех, независимо от национальной принадлежности, кто отвергал фашизм и готов был бороться с ним не на жизнь, а на смерть. То есть по интернациональному принципу, чему, конечно же, способствовала русская культура большинства ополченцев, ибо она всегда была явлением интернациональным.

Алексей Мозговой — человек русской культуры, и он не мог быть иным, как только русским интернационалистом в беспощадной войне с фашизмом. Нет ничего случайного в том, что в бригаде «Призрак» интернациональный характер антифашизма выразил себя в полной мере. Не случайно и то, что Алексей Мозговой стал инициатором созыва в Донбассе Международного антифашистского форума, который состоялся 8 мая этого года в расположении его бригады — городе Алчевске. Немало тому имелось препон, о чём ещё скажем. На форум съехалось более ста делегатов из шестнадцати стран (России, Украины, Белоруссии, Италии, Испании, Греции, Великобритании, Германии, Турции и др.).

Делегат из Греции Пателис Димитрис начал своё выступление на форуме со слов, разделяемых всеми его участниками: «Происходящее сегодня в Донбассе — это восстание народных масс против фашизма, первое такое восстание в XXI веке». Алексей Мозговой — один из главных героев и символов этого восстания. И не только восстания против фашизма.

В борьбе против врагов внешних и внутренних

Мозговой если не первый, то один из первых, кто осознал необходимость и неизбежность перерастания антифашистской гражданской войны в войну антиолигархическую, классовую — между трудящимся классом (пролетариатом) и классом крупного капитала (олигархатом). У нас нет свидетельств того, что Мозговой выражал эту мысль в понятиях марксистско-ленинской теории. Но, обращаясь к сути его публичных выступлений, можно утверждать: говорил он о том, что сказано выше.

Год назад в речи перед новобранцами-добровольцами, которым предстояло ещё стать солдатами формируемой бригады «Призрак», её комбриг прямо, без обиняков, изложил своё политическое кредо:

— Фашизм, который идёт из-за Днепра, — это отдельная история. Но своих местных нехороших людей у нас хватает, и даже больше, чем «Правого сектора». На сегодняшний день кто-нибудь видел «Правый сектор»? Нет. А «товарища», сидящего в кабинете, которому плевать на народ, видели? Да. Вот это и есть наш главный враг. То есть враги народа — не только те фашисты, которые в Киеве, но и те олигархи и чиновники, которые здесь, рядом. Стало быть, штыки восстания нужно направить не только вовне, но и внутрь — не только против киевской, но и против донецкой олигархии.

Сказано предельно ясно: война на два фронта — антифашистская гражданская — против врага внешнего и антиолигархическая, антибюрократическая — против врага внутреннего.

Неизбежность обострения классовой борьбы в ходе гражданской войны обосновал Ленин. Сто лет назад в статье «Военная программа пролетарской революции» он писал: «Кто признаёт борьбу классов, тот не может не признавать гражданских войн, которые во всяком классовом обществе представляют естественное, при известных обстоятельствах неизбежное продолжение, развитие и обострение классовой борьбы». Знал ли это легендарный комбриг-революционер — нам неизвестно. Но действовал он в полном соответствии с тем, что сказано Лениным. Действовал так, как подсказывало ему обострённое политическое, классовое чутьё, в основе которого лежало чувство отторжения социальной несправедливости в любом её виде.

Именно чувство борьбы за социальную справедливость объединяло всех, кто воевал под командованием Мозгового. «В нашей бригаде, — говорил он, — воюют представители разных народов и, что характерно, разных идеологий. И это меня радует. У нас есть и православные, и мусульмане, и родноверы, и коммунисты, и монархисты. Ведь проблемы одни на всех. И это не только борьба с фашистами, но и с идиотами, попавшими в органы власти». Под идиотами Мозговой подразумевал тех, кто происходящее в Донбассе воспринимал лишь как смену хозяев (на место киевских пришли московские) и готов был служить новым хозяевам так же, как старым, ничуть не думая о нуждах людей, отдающих за родной Донбасс самое дорогое — свою жизнь.

Кому была выгодна его смерть

В российских СМИ практически ничего не говорится о политической жизни ДНР и ЛНР. Ещё сравнительно недавно Луганск и Донецк воспринимались нами как единое целое, как основа будущей Новороссии. Различия между ними не столь очевидны, но они есть. Об этом можно судить прежде всего по поведению глав народных республик — Плотницкого и Захарченко. Дело не столько в том, что первый является выходцем из сферы бизнеса, причём не малого, а второй — из пролетарско-шахтёрской среды (слесарь шестого разряда, заочно осваивающий высшее юридическое образование), сколько в их политической позиции. Захарченко уже не единожды с экрана высказывался о невозможности Донецку быть в составе Украины. Плотницкий об этом помалкивает. Захарченко мы нередко видим на передовой войны — в этом сказывается привычка бывшего командира бригады быть там, где труднее всего. Там он свой. Плотницкий предпочитает говорить в спокойной обстановке, как правило, в кабинете главы ЛНР.

Однако эти различия не столь значимы, чтобы говорить о независимой политике Луганска и Донецка. Она зависима от олигархов бюрократической России, то есть Кремля, диктующего и ЛНР, и ДНР режим власти, подобный российскому. Поначалу в Луганске, где действовал Мозговой, оппозиция прокремлёвскому курсу была достаточно существенной, несущей в себе тенденцию народной военной демократии. Но «по истечении обстоятельств» она оказалась скоротечной: двое авторитетных командиров из числа оппозиционных (Беднов и Ищенко) раньше Мозгового стали жертвами заказного убийства. Ещё двое находятся под арестом в Москве. Единственный, кого так и не удалось привести к покорности, — это Алексей Мозговой. Противоречие между ним и официальным Луганском всё более обострялось. Мозговой вёл революционную левопатриотическую линию войны с киевским режимом, выступал за освобождение от него всей Украины.

Власти же Луганска шли и идут в фарватере буржуазного патриотизма официальной России. То есть патриотизма вообще, прикрывающего собой классовые интересы крупного (олигархического) капитала. Столкновение было неизбежным в силу несовместимости двух названных направлений в войне. Поводом послужил инициированный Мозговым созыв Международного антифашистского форума. Власти ЛНР опасались, что на нём непокорный комбриг расскажет миру о воровстве и коррупции в республике, о «сливе» её руководством Новороссии.

Они запретили проводить форум в Луганске, куда 7 мая вызвали Мозгового и чуть было не арестовали его, грозили расстрелом. Официальный Луганск предъявил непокорному комбригу ультиматум, обязывая его отказаться от своей политической позиции и от командования бригадой. Мозговой отверг ультиматум, но попытался разрешить конфликт миром. Форум он провёл на следующий день, 8 мая, в Алчевске. В тот же день принимал там парад победы… А 23 мая его убили.

Вряд ли будут найдены заказчики убийства Алексея Мозгового. Но не зная их имён, можно с уверенностью сказать об их принадлежности к крупному капиталу. Российским, украинским, луганским олигархам выгодно было исключить мятежного комбрига из списка живых. Его существование — смертельная угроза их благополучию. Не входи Мозговой в сферу политики, оставайся он только талантливым военачальником, не покушались бы на его жизнь сильные мира сего. Но он, как полномочный представитель народной демократии, не мог быть безучастным к её судьбе.

Пассионарий

Среди патриотов, которые после воссоединения Крыма и Севастополя с Россией только и делают, что говорят на всех перекрёстках о Русском мире, смерть Мозгового была воспринята как невосполнимая утрата этого мира. Однако Мозговой, этот яростный борец с олигархами, не вписывался в официозный патриотизм. И потому о его антиолигархической миссии в патриотических кругах, близких к власти, хранили трусливое молчание. Да, он был верующим, православным, и, безусловно, олицетворял честь и достоинство русского человека. Но Алексей Мозговой являл собой ещё и советского человека — одного из лучших представителей советского мира. Для него это было столь же естественно, как дышать. Люди в его интернациональной бригаде, с их различной национальной принадлежностью, различными идейными и политическими взглядами, связаны в единое целое советской идентичностью. Потому-то монархист, как говорил комбриг, считал своим коммунистический отряд бригады.

Проницательный русский писатель Захар Прилепин справедливо заметил: «Огромную роль в консолидации русскоязычных граждан в Крыму и на юго-востоке имеет не столько национальная (хотя и она тоже), сколько советская идентичность. Знаменателен уже тот факт, что противостояние между Майданом и Антимайданом началось возле памятника Ленину… Революция октября 1917-го и тем более Великая Победа 1945-го до сих пор значат для многих русскоязычных людей очень и очень многое. Эти даты могут служить точкой отсчёта для нашей новейшей идентичности».

О советскости, а стало быть, и о социалистичности комбрига Мозгового можно судить и по неприятию им олигархической собственности (он настаивал на её национализации), и по заявленному им идеалу социального государства с гарантией великого советского социального минимума (право на труд, на жильё, на бесплатные образование и здравоохранение), и по факту формирования в составе бригады Добровольческого коммунистического отряда.

В связи со сказанным отметим факт того, что командир комотряда Пётр Бирюков стал заместителем Мозгового по боевой подготовке, а комиссар отряда Алексей Марков — его заместителем по тылу. Думается, что советскость Алексея Мозгового сыграла не последнюю роль в его смелом и открытом сопротивлении процессу подавления в ЛНР ростков народной демократии и насаждению угодного Кремлю режима власти. То, что произошло в Луганске и Донецке после выборов глав самопровозглашённых республик, достаточно чётко определил известный публицист Александр Фролов: термидор — буржуазно-контрреволюционный переворот, олигархо-бюрократический реванш.

Именно после данного переворота Запад пошёл на гнилой компромисс с Россией, известный под названием минских соглашений. Соглашения эфемерны — они позволяют Западу, США в первую очередь, держать РФ в постоянном напряжении и принуждают её постоянно оправдываться и оправдываться. Расчёт «партнёров» президента Путина прост: не выдержит Россия — надорвётся. А Киев Порошенко—Яценюка наглеет — и вновь гибнут люди в Донецке и Луганске… Мозговой не мог с этим примириться, как он не мог примириться с остановкой, по приказу свыше, победного наступления Донецкого ополчения после разгрома украинских войск под Иловайском и Дебальцевом. Он переходит в идеологическое наступление: проводит Международный антифашистский форум, на котором говорились вещи, вызвавшие злобную ярость у западных «партнёров» российского президента. Судите сами: «Мир делится на две половины. С одной стороны — США и ЕС, с другой — простой народ, который должен сопротивляться глобальному порабощению» (представитель антиимпериалистического Народного фронта Турции); «Неолиберальная империя ЕС не может быть реформирована — ЕС должен быть разрушен» (представитель Италии); «Победа над украинским фашизмом даст толчок социальной борьбе во всей Европе» (представитель итальянской компартии «Рифондационе»); «Люди, которые бросили работу, семью, дом и рискуют каждый день потерять жизнь, точно знают, почему они променяли покой и уют на войну, голод, холод и лишения. Новороссия может стать проектом будущего для всего земного шара» (комиссар интернационального отряда в составе бригады «Призрак»).

Мозговой не сдавался. Угрозы на него не действовали. Он продолжал идти вперёд с открытым забралом — иду на вы! Знал, что силы неравны, но был неудержим. Остановить его могла только смерть. Враги народного комбрига хорошо это сознавали, и они приговорили его к смерти.

Алексей Мозговой был опасен для внешних и внутренних врагов трудящегося и эксплуатируемого народа Донбасса. Опасен своей непримиримостью к предательству, в какие бы патриотические перья оно ни рядилось. Опасен своей неподкупностью, как человек высокой идеи — идеи бесстрашной борьбы за социальную справедливость для всех униженных и угнетённых. Опасен как народный лидер — герой, способный порождать героизм в народных низах.

Натура творческая, художественная (прекрасно пел, сочинял стихи), Алексей Мозговой был человеком чуткой и открытой, доверчивой души, человеком риска и смелого поступка по принципу: я отвечаю за всё! Он был и остался в народной памяти революционным пассионарием. Успел сказать о себе:

Мои друзья — гроза и ветер.

Покой и штиль, увы, не для меня.

Я не люблю спокойный вечер

И мрак сердец, в которых нет огня.

Когда его не стало, командир Добровольческого коммунистического отряда Пётр Бирюков произнёс значимые для всех нас слова: «Они убили одного из бойцов бригады, комбрига, но его дело живёт с нами, и мы его продолжим. Наше знамя не упадёт». А комиссар отряда Алексей Марков сказал: «Можно убить человека, но нельзя убить идею… Мы её пронесём через войну, через боль, смерть».

Что можно к этому добавить?.. Вечная память и вечная слава Алексею Мозговому, павшему смертью храбрых в битве за пролетарский Донбасс, за народную Новороссию!

Не упадёт им поднятое знамя.



Версия для печати

Назад к событиям