74 года назад началась Великая Отечественная

23 Июня 2015 RSS лента
74 года назад началась Великая Отечественная

Автор: Павел Лыткин

Фото: Владимир Шуба/ТАСС

22 июня мы отмечаем скорбную дату начала Великой Отечественной войны. Уже 74-й раз. И чем дальше, те трагические события, тем явственнее становится понимание, важности Победы в той войне. В особенности, на фоне надвигающейся новой агрессии. Черпать стойкость и вдохновение есть откуда. 74 года назад наши прадеды тоже были не готовы, но выстояли…

22 июня 1941 года. Начало войны. Вторжение началось без объявления войны в 04-30 утра. В ЗапОВО (Белоруссия) и ПрибВО (Прибалтика) немцам удалось добиться тактической внезапности. Командующие этих округов не решились принять необходимых мер без директивы из Москвы, а она была отправлена около полуночи 21 июня. Сталин допустил просчёт в оценке сроков начала нападения. Он лучше других знал, что страна не готова к войне и до последнего момента надеялся оттянуть нападение.

В других округах командование проявило большее мужество и в последние дни привело части в готовность, а командующий ОдВО приказал рассредоточить самолёты округа по запасным аэродромам.

К сожалению, именно в Белоруссии немцы нанесли главный удар. Командование РККА предполагало, что наступление начнется со стороны Украины. Первым ударом по аэродромам немцы уничтожили 738 советских самолётов, из них - 528 в ЗапОВО, и 3 в ОдВО. Всего за первый день войны ВВС РККА потеряли 1.200 самолётов, в том числе большую часть современных машин, дислоцированных в Белоруссии. Потери люфтваффе 22 июня составили 286 самолётов – столько же, сколько и в Польше за 17 суток, когда действовали польские ВВС.

Поражение войск РККА в Белоруссии в приграничном сражении

(22.06.1941-01.07.1941 г.)

В 4 часа утра артиллерия вермахта начала обстрел советских войск, дислоцированных на границе. Одновременно авиация противника нанесла бомбовый удар по войскам и по 26 аэродромам округа, на которых была сосредоточена большая часть авиации Западного Особого Военного Округа. К исходу дня авиация РККА в Белоруссии потеряла 738 самолётов из них на земле 528 машин.

После авианалётов и артподготовки ударные соединения перешли в наступление. Основные удары были нанесены по расположенным на флангах Белосткского выступа войскам 3-й и 4-й армий в районах Сувалок и Бреста по сходящимся направлениям. К исходу 22 июня противник продвинулся вглубь на направлениях главных ударов до 35-50 км.

В результате лишённые прикрытия с воздуха, не приведённые в готовность войска Западного фронта, попавшие под удар танковых соединений, потерпели поражение. Так, 6-я, 42-я стрелковые дивизии, 22-я танковая и 205-я моторизованная дивизии 4-й армии, расквартированные на границе в Брестской крепости и её окрестностях, в первые два часа войны подверглись мощным авиаударам и артобстрелу, в результате которых потеряли большую часть техники и личного состава. Они не смогли оказать организованного сопротивления противнику и в беспорядке отступали на восток. Осознав угрозу окружения 4-й, 10-й и 3-й армий в районе Белостокского выступа, командование Западного фронта организовало контрудары по ударным группировкам противника.

Для контрудара по сувалкской группировке противника командование Западного фронта привлекло 6-й механизированный (4-я,7-я танковые дивизии, 29-я мотодивизия) и 6-й кавалерийский корпуса 10-й армии и 11-й мехкорпус 3-й армии (29-я, 33-я танковые дивизии, 204-я мотодивизия). Общее руководство операцией было возложено на заместителя командующего фронтом генерала И.В. Болдина.

Назначенные для контрудара соединения были разбросаны на большом расстоянии, испытывали трудности со средствами связи и снабжением горючем и боеприпасами, подвергались постоянным ударам с воздуха, а 11-й мехкорпус вместе с другими соединениями 3-й армии уже втянулся в напряжённые бои. Уже в полдень 22 июня 29-я танковая дивизия 11-го МК во встечном бою в 10 км западнее Гродно уничтожила 41 танк, 34 бронетранспортёра и до четырёх батальонов мотопехоты противника.

Реально в распоряжении Болдина оказался только 6-й мехкорпус генерал-майора М.Г. Хацкелевича, который 23 июня начал выдвижение из района Белостока в направлении Гродно. На пути к рубежу развёртывания, и в ходе боёв корпус подвергался безпрерывным авиаударам. Однако 24 июня 6-й мехкорпус нанёс сильный удар по соединениям 9-й полевой армии. Контрудар на правом крыле Западного фронта провалился. В решающий момент сражения 6-й и 11-й мехкорпуса остались без горючего и боеприпасов, поскольку не были полностью укомплектованы автотранспортом, в особенности топливозаправщиками. Командир 6-го мехкорпуса генерал М.Г. Хацкилевич погиб в бою у деревни Клепачи 25 июня. Попали в плен командиры 4-й танковой дивизии генерал-майор А.Г. Потатурчев и 29-й мотодивизии генерал-майор И.П. Бикшанов, погиб начарт корпуса генерал-майор В.С. Митрофанов. Не выдержав ударов противника корпуса, потерпев поражение, откатывались вместе с разбитыми частями 3-й армии на юго-восток и восток в напралении Налибокской пущи и Новогрудка. Образовался большой разрыв между флангами Северо-Западного и Западного фронтов.

Не лучше было положение и на левом крыле Западного фронта, в полосе 4-й армии. Поспешные плохо организованные контратаки её 14-го мехкорпуса и 28-го стрелкового корпуса против крупной танковой группировки противника успеха не имели. Армия, расчленённая войсками 2-й танковой группы, под ударами вражеской авиации 23-24 июня вынуждена была с боями отходить севернее Припяти на Пинск и Слуцк. К исходу 23 июня танковые дивизии 47-го моторизованного корпуса продвинулись в глубину советской территории на 125 км. (Первые дни войны, с.70-143)

Тем временем солдаты и офицеры 6-й и 42-й стрелковых дивизий, блокированные в Брестской крепости объединившись в импровизированные группы, оказывали ожесточённое сопротивление штурмовавшим крепость частям 45-й пехотной дивизии противника. Оборону отдельных казарм и фортов возглавили командир 44-го стрелкового полка 42-й стрелковой дивизии майор М.П. Гаврилов, полковой комиссар Е.М. Фомин, капитаны И.Н. Зубачёв, Н.И. Никитин, лейтенант И.Ф. Акимочкин и другие офицеры. Организованное сопротивление этих групп продолжалось до 20 июля, а последнего защитника крепости немцы пленили только через десять месяцев. В ходе штурма по крепости стреляли две 610-мм мортиры «Карл» и «Ева», не считая 210-мм мортир. Штурмовавшая Брестскую крепость 45-я пехотная дивизия понесла большие потери. Только с 22 по 29 июня было убито 453 и ранено 668 солдат и офицеров 45-й дивизии. За трое суток с 22 по 24 июня при штурме Брестской крепости 2-я мотодивизия СС «Райх» потеряла убитыми 482 и ранеными 1.000 солдат и офицеров. Гарнизон одного из ДОТов подбил немецкий бронепоезд.

К исходу четвёртого дня войны, как на правом, так и на левом крыле Западного фронта немецкие танковые соединения продвинулись вглубь советской территории до 200 км. В результате двухстороннего охвата противником главных сил Западного фронта маршал Б.М. Шапошников 25 июня доложил в Ставку о создавшейся обстановке и просил разрешения о немедленном отводе войск из белостокского выступа на линию старых укрепрайонов. Разрешение на отход было дано, однако полностью выполнить отход не удалось. События на фронте развивались стремительно. Уже 26 июня передовые отряды 2-й и 3-й немецких танковых групп прорвались на подступы к Минску.

Здесь они были встречены спешно выдвинутыми на рубеж Минского укрепрайона соединениями 2-го (100-я 161-я стрелковые дивизии) и 44-го (64-я, 108-я, стрелковые дивизии) стрелковых корпусов 13-й армии. Развернувшись на фронте в 100 км, они в течение 26-28 июня отражали атаки танковых частей противника.

В боях под Минском особенно отличились 100-я и 161-я стрелковые дивизии. В боях северо-восточнее Минска 161-я дивизия 26-28 июня уничтожила 2 самолёта, 36 танков, 2 бронетранспортёра, 4 орудия, 38 автомобилей, 9 мотоциклов. (От Минска до Вены, с.10-15) В этих же боях 100-я стрелковая дивизия уничтожила 101 танк, 13 бронеавтомобилей, 53 мотоцикла, 4 легковых автомобиля, 4 орудия, 19 противотанковых орудий. Захватила 11 пленных, 1 грузовик, 1 легковой автомобиль, 8 мотоциклов.

( ЦАМО ф.208, оп.2134, д.1, л.188)

После двухдневных боёв на подступах к Минску ударным группировкам 3-й и 2-й танковых групп удалось прорвать на ряде участков оборону 13-й армии. 28 июня они соединились в районе Минска, перехватив пути отхода большинству дивизий 3-й и 10-й армий. Западнее Минска, в обширном районе, центром которого была Налибокская пуща, оказалась также и часть сил 13-й армии. Окружённые войска сражались, сковав 25 вражеских дивизий.

Немцам не удалось надёжно блокировать советские войска под Новогрудком. Окружённые части в конце июня и начале июля большими группами вышли на соединение с главными силами на Березине и в междуречье Березины и Днепра.

Оставшиеся под Новогрудком части продолжали бои до 8 июля. Большая их часть была пленена. Некоторые группы и отдельные бойцы перешли к партизанской борьбе. В котле между Белостоком, Брестом и Минском по данным сводки ОКВ/ОКХ в плен попали 328.898 солдат и офицеров. Захвачено в качестве трофеев 3.332 танка, 1.809 орудий.

Избежавшие окружения войска беспорядочно отступали на восток. Противник нанёс тяжёлое поражение войскам Западного фронта, захватил значительную часть Белоруссии и продвинулся в глубь советской территории более чем на 300 км. Создалась угроза быстрого выхода подвижных соединений врага к Днепру и прорыва их к Смоленску. Для ликвидации этой угрозы Ставка решила ускорить выдвижение на рубеж Днепра и верхнего течения Западной Двины войск второго стратегического эшелона. На этих рубежах развертывалась группа армий резерва Главного Командования (19-я, 20-я, 21-я, 22-я армии) во главе с Маршалом С.М. Будённым. Она имела задачу занять и прочно удерживать рубеж Краслава, Дисна, Полоцкий укрепрайон, Витебск, Орша, Днепр до Лоева. В начале июля эти войска вступили в сражение с передовыми отрядами немецких танковых групп, прорвавшихся на отдельных участках к Днепру и Западной Двине. Уже 28 июня Ставка отдала приказ о развёртывании в тылу группы войск маршала Будённого 24-й и 28-й резервных армий на рубеже Нелидово, Ельня, река Десна до Жуковки.

3-4 июля передовым отрядам 4-й танковой армии удалось прорваться к Западной Двине северо-западнее Полоцка и к Днепру у Рогачёва. В центре фронта бои развернулись на Березине. Особенно упорными они были от Борисова до Бобруйска. 1-я Московская мотострелковая дивизия, 100-я стрелковая дивизия, Борисовское танковое училище и сводный отряд 4-й армии задержали противника на двое-трое суток. Лишь после подхода вторых эшелонов враг форсировал Березину. Наши войска при отходе продолжали сдерживающие бои.

В сражение последовательно вступали передовые дивизии 22-й, 20-й, 21-й армий. С 6 по 10 июля 5-й и 7-й мехкорпуса 20-й армии нанесли контрудар по дивизиям 3-й танковой группы на лепельском направлении в районе Сенно и задержали его на несколько дней. На преодоление междуречья Березины и Днепра противник потратил неделю. (ИВМВ, Т.4, с.39-42, 44-46)

Потери войск Западного фронта составили с 22 июня по 9 июля 1941 г. 314.073 убитых и пропавших без вести, 76.717 раненых. Всего 417.790 человек. Было уничтожено и захвачено 4.799 танков, 9.427 орудий и миномётов, 1.777 самолётов, 521.200 пулемётов, винтовок, автоматов и пистолетов. (Гриф секретности снят, с.164,165, 368)

Боевые действия в Прибалтике

(22.06.1941-10.07.1941 г.)

В Прибалтике обстановка развивалась так же неблагоприятно. После мощного артналёта и авиаударов немецко-фашистские войска перешли в наступление и несмотря на упорное сопротивление войск РККА и пограничников в первый день прорвались на многих направлениях в глубь советской территории на 15-20 км.

Наступавшая на Палангу и Лиепаю 291-я пехотная дивизия после упорных боёв, к исходу 22 июня продвинулась на 17 км и перерезала шоссе Кретинга-Плунге. Уже к исходу 23 июня была блокирована маневренная база Балтийского флота Лиепая. В районе Лиепаи оказались прижаты к морю части 67-й стрелковой дивизии 8-й армии генерал-майора Н.А. Дедаева и гарнизон базы. Оборона Лиепаи продлилась семь суток. Когда положение защитников города стало критическим, части 67-й стрелковой дивизии прорвались из окружения. Днём 25 июня генерал-майор Дедаев погиб в бою.

Вечером 24 июня по устному приказанию коменданта Лиепайской ВМБ капитана 1-го ранга М.С. Клевенского были взорваны находившиеся в ремонте на заводе «Тосмаре» эсминец «Ленин», подводные лодки «Ронис», «Спидола», С-1, М-71, М-80, ледокольный буксир «Силач», буксир КП-4. Подлодка С-3 не имевшая возможности погружаться предприняла попытку прорыва в надводном положении, но 24 июня была перехвачена немецкими торпедными катерами и потоплена торпедами. Вместе с лодкой погибли почти весь её экипаж и подводники со взорванной подлодки С-1.

Однако, не смотря на сложную обстановку тральщик БТЩ№.204 «Фугас» уже днём 22 июня поставил на подходах к Либаве 206 мин. На них 2 июля подорвался и погиб тральщик М.3134, а 10 июля охотник UJ.113. 31 октября на этом заграждении подорвались тральщики М.1706, М.1708 “Aldebaran”. Днём 25 июня в Лиепаю зашла подлодка М-83, имевшая повреждение перископа. Её также пришлось взорвать. Утром 27 июня при эвакуации базы самолёты противника потопили транспорт «Виениба» (288 брт.) с 800 ранеными на борту. Спасти удалось 15 человек (по другим данным 13). Погибло 785 (или 787) человек. (Советский морской транспорт в ВОВ, с.93-98) Торпедные катера противника потопили на подходе к Виндаве ТКА №47. (Краснознамённый Балтийский флот в битве за Ленинград 1941-1944, с. 21-33)

После подрыва и ухода кораблей оборонять Лиепаю стало нецелесообразно и командование приказало её оставить и прорываться к своим. В ходе упорных боёв гарнизон ВМБ и части 67-й дивизии в течение 27-28 июня прорвались с большими потерями из Лиепаи и соединились с главными силами в районе Виндавы.

Командование Северо-Западного фронта, выполняя директиву Ставки, предприняло 23 июня попытку контрудара по прорвавшейся группировке противника силами 12-го мехкорпуса 8-й армии и 3-го мехкорпуса 11-й армии, а также нескольких стрелковых дивизий 8-й армии. Однако войска первого эшелона фронта оказались втянуты в тяжёлые бои и участие в контрударе смогли принять только 12-й мехкорпус 8-й армии и 2-я танковая дивизия 3-го мехкорпуса 11-й армии

Соединениям, наносившим контрудар, не удалось вступить в сражение одновременно; установить связь и организовать взаимодействие между ними оказалось невозможным. Несмотря на это, развернувшиеся встречные бои с 18-й, 16-й армиями группы армий «Север» и 41-м моторизованным корпусом 4-й танковой группы носили ожесточённый характер. Советские войска при поддержке авиации на трое суток задержали продвижение врага. В этом сражении отличились 28-я танковая дивизия полковника И.Д. Черняховского, 202-я мотодивизия и 9-я артиллерийская противотанковая бригада полковника Н.И. Полянского. В ходе боёв части 12-го мехкорпуса уничтожили 50 танков, 10 бронемашин, 25 орудий, 18 противотанковых орудий, 5 мотоциклов. Захватили 6 орудий, 24 противотанковых орудия.

К этому времени резко ухудшилась обстановка в полосе 11-й армии. Её ослабленные дивизии не выдержали сосредоточенного удара 56-го моторизованного корпуса 4-й и левофланговых соединений 3-й танковой групп противника. После тяжёлых боёв за Вильнюс армия, понёсшая большие потери и рассечённая на части начала отходить на северо-восток. Направление Каунас, Даугавпилс оказалось практически без прикрытия, и 56-й моторизованный корпус генерала Э. Манштейна начал быстро продвигаться к Западной Двине.

Пытаясь восстановить фронт обороны и занять более выгодные позиции для отражения наступления войск группы армий «Север», командование Северо-Западного фронта с разрешения Ставки ВГК отдало приказ 8-й и 11-й отойти и прочно закрепиться на правом берегу Западной Двины. Одновременно для ликвидации образовавшегося между ними разрыва было решено выдвинуть из резерва фронта в район Даугавпилса ещё не отмобилизованные и технически слабо оснащённые 5-й воздушно-десантный и 21-й механизированный корпуса. Руководство ими возлагалось на командующего 27-й армией генерала Н.Э. Берзарина.

Поспешно организованная оборона на этом водном рубеже оказалась непрочной. Ослабленная 8-я армия после тяжёлых боёв на подступах к Риге была вынуждена оставить столицу Латвии, а разрозненные и почти неуправляемые части и соединения 11-й армии под сильным давлением противника отходили к Себежу и Невелю. Не смогли сдержать натиск противника и войска 27-й армии. В ходе напряжённых боёв в районе Даугавпилса они были оттеснены соединениями 56-го моторизованного корпуса противника на правый берег Западной Двины. К 30 июня противнику удалось захватить обширный плацдарм, который он использовал для развития дальнейшего наступления на псковско-островском направлении. Войскам Северо-Западного фрнта не хватило сил отразить удары наступающего противника и закрепиться на рубеже Западной Двины. С тяжёлыми боями они отступали по расходящимся направлениям: 8-я армия – в Эстонию, 27-я – на Восток к реке Великая, 11-я - в район Невеля. На псковском направлении вновь образовалась брешь, в которую устремилась 4-я танковая группа. Выдвигавшиеся сюда из резерва Ставки 1-й механизированный, 22-й и 41-й стрелковые корпуса не успели занять и подготовить оборону в Псковском и Островском укрепрайонах. 6 июля передовые части противника захватили Остров, а 9 июля – Псков. Создалась угроза прорыва подвижных войск группы армий «Север» к Ленинграду. Поспешно организованная 11-й армией на реке Великая оборона была не устояла. Дивизии 4-й танковой группы прорвались к Порхову, развивая наступление на Дно и Струги-Красные.

(ИВМВ, Т.4, с.38-39, 45)

Потери войск Северо-Западного фронта составили с 22 июня по 9 июля 1941 г. 75.202 убитых и пропавших без вести, 13.284 раненого. Всего 88.486 человек. Было уничтожено и захвачено 2.523 танк, 3.561 орудие и миномёт, 990 самолётов, 341.000 пулемётов, винтовок, автоматов и пистолетов. (Гриф секретности снят, с.162,163, 368)  


Версия для печати

Назад к событиям