• Главная
  • События
  • И.И. Мельников: От социального презрения «реформаторов» к социальному прозрению народа

И.И. Мельников: От социального презрения «реформаторов» к социальному прозрению народа

16 Мая 2015 RSS лента
И.И. Мельников: От социального презрения «реформаторов» к социальному прозрению народа

Источник: КПРФ.ру, спецвыпуск газеты «Правда». Май 2015 года.
Фото: Игорь Казаков.

В помощь агитатору: майская предвыборная статья Первого заместителя Председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова.

В этом году наша страна встречает 70-летний юбилей Победы советского народа в Великой Отечественной войне. По-настоящему главное событие года. Наша боль, наша память, наш светлый праздник. А в последнее время ещё и наша борьба за историческую правду.

Но вот в чём дело: почти ничего не слышно о том, что кроме славы русского оружия, кроме проявленной силы народного духа, героизма солдат и тружеников тыла, Советский Союз в целом показал в этой войне преимущества советского строя. Предъявил всему миру потенциал экономики и силу общественных идеалов, которые сплачивали и вели вперед. Эти сильные стороны были очевидны и в сравнении со сдавшейся в считанные дни капиталистической Европой, и с агрессивной военно-промышленной машиной Гитлера, и с трусливой, меркантильно-выжидательной позицией США.

К чему сегодня напоминания об этом, когда Россия и помнит, и чтит историю. А к тому, что связь Великой Октябрьской Социалистической революции, Первомая и Дня Победы – прямая и неразрывная. И вот это понятно далеко не всем, и нельзя допускать, чтобы и нынешний Первомай оставался в тени. Бесклассовая, не знающая межнациональных преград энергия солидарности трудящихся на передовой в рядах Рабоче-крестьянской Красной армии, огромный вклад тыловиков в готовность к сопротивлению на фронтах – стали основой Великой Победы.

За последние годы подросло целое поколение, которое даже не помнит советских демонстраций трудящихся. А кто помнит, конечно, знает, что в какой-то момент они действительно стали данью традиции, и смысл праздника чувствовался не так остро. Почему? Не только потому, что с этим днем свыклись как с частью государственно-политического советского календаря. Прежде всего, люди труда чувствовали себя социально защищенными. И рабочий у станка, и учитель, и врач, и инженер, и научный работник, и военный, и колхозник. Восьмичасовой рабочий день, два выходных в неделю, оплачиваемый отпуск, санатории и курорты, большие льготы для разных категорий, гарантии первого рабочего места и занятости вообще, достойные пенсии, заработные платы и стипендии, абсолютно доступное образование и здравоохранение. И всё это – как само собой разумеющееся.

А необходимость солидарности людей труда острее всего чувствуется в нужде и борьбе. Это особенно понятно сегодня тем, кто в ходе нынешнего кризиса разорен, теряет какие-то сбережения из-за валютных игрищ олигархов-спекулянтов. Тем, кто уволен с работы или сокращен в ходе той или иной «оптимизации». Не хуже это понимают те, кто постоянно ходит под дамокловым мечом необходимости поиска работы, ухудшения условий труда, снижения заработной платы. А таких – еще больше.

Коммунистов, левых политиков вообще, часто упрекают в том, что мы искусственно делим общество на классы. Мол, устарело. Ничего не устарело. Это не мы делим, это как раз власть и верные ей политические партии делят народ на классы. Мы видим ужасный рефлекс государственно-олигархического капитализма, который демонстрирует свое презрение к большинству граждан. А выражается это, конечно же, в социальной политике.

Недавно депутаты Госдумы получили обращение делегатов VII Общероссийского съезда профсоюза работников народного образования и науки, в котором они требуют проиндексировать в полном объеме заработную плату всех работников образования. Мы бы добавили: бюджетной сферы вообще. В ответ – молчание. Понятно, речь идет о той части сотрудников, кто не попал под президентский указ: повара, нянечки в детских садах, водители, сторожа и другие технические работники. Ведь если педагоги по закону и президентским указам хоть что-то получили, то этих сотрудников просто выбрасывают на социальное дно.

Цифры говорят точнее слов. Посмотрим не на столицу, а возьмем, к примеру, Омск. Вот некоторые данные о ставках заработной платы в образовании. Заведующий школьной библиотекой 4180 руб., лаборант 3300 руб., дворник, сторож, гардеробщик, уборщица, слесарь-сантехник, плотник от 2000 руб. до 2200 руб. Помощник воспитателя в детском саду 3649 руб., с доплатами 6874, младший воспитатель 3766 руб., с доплатами 7020. Как на это жить и когда вообще жить, если вся жизнь – это битва за каждую копейку?

Не легче положение дел со студенческими стипендиями, на индексации которых настаивает и Российский союз студентов. По официальным данным цены за 2014-2015 годы выросли минимум на 25%, а на продукты питания и другие товары и услуги первой необходимости на 40-50%. Стипендии же власть предлагает индексировать лишь на 5,5%. Не говоря уже о том, что по отношению к прожиточному минимуму сама расчетная студенческая стипендия по сравнению с советскими временами снизилась примерно в 5-6 раз, а стипендия в техникумах и бывших ПТУ в 8-13 раз.

И вот на этом фоне представители нынешней элиты снова «недовольны» системой образования: не они, а система во всем виновата. Недавно глава Сбербанка, бывший министр так и не случившегося экономического развития Герман Греф заявил, что государственных вузов многовато, надо резко сокращать, и вообще они занимаются не тем, чем надо, система образования «не видит работодателя», нужна реформа!

Какая еще реформа, когда образование реформируют бесконечно пятнадцать лет подряд? Выход из кризиса с помощью системы образования возможен в том случае, если экономика, экономическая модель начнет подстраиваться под систему образования, а не наоборот. Нужно создавать современную промышленность для тех инженеров, которых отлично готовят наши вузы. Нужно создавать научные лаборатории для тех математиков и химиков, которых учит высшая школа. Есть традиции, есть научные школы, есть таланты. Но капиталистической элите нужно совсем другое: система, заточенная под запросы бизнес-кланов, которые поиздержались в кризисные времена.

Ещё более болезненная тема: медицина. Сейчас в народе ходит грустная шутка, что введение вместо бюджетной системы – страховой, видимо, от слова «страх». Это объяснимо. Даже Уполномоченный по правам человека Элла Панфилова обратила внимание на то, что свободой митингов в стране озабочено около 3% населения, а состоянием здравоохранения – 80%! Только тут нужно понимать, что недовольство медициной и митинги вещи взаимосвязанные, и эти 80% могут прибавиться к 3%, ведь страховая медицина предусматривает ликвидацию значительной части медицинских учреждений.

Разумеется, нам говорят, что это делается для блага граждан и повышения качества так называемых услуг. Однако согласно докладу Счетной палаты, за первый квартал 2015 г. в результате «великих реформ» смертность в больницах увеличилась на 2,2%, а платные медицинские «услуги» взамен бесплатных – на 24%. Закрываются специализированные отделения в сельских больницах, они переводятся на межрайонный и областной уровень, как будто помощь не должна быть рядом, срочной, а у людей масса средств, чтобы колесить в поисках специалиста. В 2014 году по сравнению с 2013 с 2,1 млн. до 2,25 млн. в стране выросло число безрезультатных вызовов скорой помощи.

Не какие-то политики, а аудиторы Счетной палаты открыто заявляют, что в условиях снижения доступности медпомощи рост платных услуг может свидетельствовать о замещении бесплатной помощи платной. Инфекционисты шепотом тревожно говорят о том, что при таком авантюристском характере реформы лет через 10-15 в Россию как в Африку будут приезжать международные миссии врачей, чтобы останавливать эпидемии. Вакцинация населения и разработка новых вакцин тоже для сегодняшних властителей штука затратная.

Казалось бы: XXI век, техника ушла вперед, электронные системы позволяют лучше вести статистику, учёт, контроль, улучшать скорость обслуживания. Долгую ручную работу выполняют умные машины, дающие результаты анализов и исследований за считанные минуты. Почему же тогда нашим поликлиникам и больницам все сложнее? Представляете, какой была бы медицина, если бы эти новейшие технологии да к советской системе – с её возможностями записаться к любому врачу, сделать сколько угодно анализов и твердой гарантией не быть брошенным, где бы ты ни жил!

Но нет, вместо этого терапевтов превращают в медицинских чиновников, которые определяют, что из «меню» исследований и анализов вам можно разрешить, а что нет. При этом средств на обеспечение куцего «стандарта» тоже выделяется все меньше, а «дополнительные услуги» все дороже. Недовольны и врачи, и пациенты. Для одних это дискредитация профессии. Для вторых – угроза жизни. А для партии власти достаточно того, чтобы и те, и другие правильно проголосовали на выборах и дружно продолжили «оптимизировать» свою работу и потребности.

Очередной виток развития получает сейчас вопрос о повышении пенсионного возраста. Нынешняя возрастная планка, как и количество часов в рабочем дне, число выходных, дней отпуска, - важное завоевание класса трудящихся, наших предшественников. В царское время, между прочим, вообще никакого понятия пенсии не было, хотя в Европе в начале XX века она уже была и в Германии, и во Франции, и в Великобритании. И когда в 1932 году в СССР было введено пенсионное обеспечение, это было сделано на самом социально прогрессивном уровне: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин.

Спустя 83 года по требованию правительственных либералов один из последних передовых социальных оплотов хотят разрушить. Они ссылаются на то, что возраст выхода на пенсию в Европе составляет обычно 63-65 лет. Однако не говорят самое важное: средняя продолжительность жизни там превышает 80 лет. В России же повышение пенсионного возраста означает ликвидацию пенсионеров-мужчин как класса. Понятно, что повышение пенсионного возраста ударит прежде всего по самым бедным. Во-первых, для богатых пенсии не важны, они живут на личные накопления и проценты. Во-вторых, именно людям с низкими зарплатами ранняя пенсия позволяет под занавес жизни хоть как-то сводить концы с концами.

Отдельно следует сказать о «детях войны», этом мужественном поколении, на трудовом счету которого гигантский вклад в коллективное строительство страны. Это они несли груз тяжелых послевоенных лет, это их труд сделал Советский Союз второй экономикой мира, это они затем были обмануты и ограблены в 90-е годы. А сегодня партия власти отказывает им в особом статусе и льготах, предложенных законопроектом КПРФ. Больше того: поражает уровень цинизма. Московские единороссы на Комиссии по социальной (!) политике, заявили, что даже на рассмотрение данное предложение выносить «нецелесообразно», в том числе в связи с тем, что большинство детей войны уже умерли.

Чему удивляться, если вместе с принятием бюджета было приостановлено действие 24-х социальных законов, которыми предусматривалось увеличить в соответствии с ростом цен заработную плату, детские пособия, ежемесячные денежные выплаты инвалидам и другим льготным категориям. Все это «повысят» лишь на те же 5,5%.

Когда министра финансов Антона Силуанова спросили: сколько Правительство собирается на этом сэкономить, был получен ответ: 107 миллиардов рублей. Это в условиях, когда заработная плата так называемых топ-менеджеров – управляющих крупных кампаний – составляет около триллиона рублей в год! И законопроект КПРФ о прогрессивной шкале подоходного налога тоже принимать не хотят.

За такие ли подходы воевали наши отцы и деды, такое ли несправедливое будущее хотели они стране? Девизом Красной армии были слова «За нашу Советскую Родину!» В год юбилея Победы нужно помнить и об этом тоже.

Апрельский социологический опрос Левада-Центра показал, что уже каждый пятый в нашей стране и помнит, и понимает: без советских основ понимания справедливости – сильной России быть не может. Нас должно быть больше. Нас будет больше. Только тогда и так можно изменить положение дел.


Версия для печати

Назад к событиям