Саморазоблачение Евгении Васильевой

12 Марта 2015 RSS лента
Саморазоблачение Евгении Васильевой

Автор: Павел Лыткин

Фото: Зураб Джавахадзе/ТАСС

Выступление в Пресненском суде подозреваемой в мошенничестве бывшей начальницы «Оборонсервиса» Евгении Васильевой стало сенсацией в долгом и позорном деле о хищениях и махинациях в Министерстве обороны.

Впервые за несколько лет Васильева публично отмежевалась от экс-министра обороны Сердюкова. Она заявила, что Сердюков был полностью в курсе всех сделок, которые вёл «Оборонсервис».

Это серьёзно, поскольку опровергает позицию Сердюкова, который стоит на том, что его ввели в заблуждение подчинённые. Если суд примет во внимание новые показания Васильевой, то Сердюков из разряда свидетелей может перейти в подозреваемые.

Изменение позиции Васильевой означает, что она больше не надеется, что ее ждет спасение от суда и реального срока. Возможно, чиновница попросту поняла, что её могут сделать «козой отпущения».

Но это тактические моменты. Как будет крутиться дело, пойдёт в разнос или его спустят на тормозах – сказать трудно. Надо сказать, что новая позиция защиты теперь базируется на утверждении о хорошей работе Васильевой. Но…

Васильева заявляет, что она работала не покладая рук над повышением экономической эффективности объектов, подконтрольных «Оборонсервису» и добилась этого в частности по НИИ-31, вокруг которого вращается дело. Надо сказать, что её пятичасовое выступление было насыщено фактами и цифрами, которые должны были создать у суда и у публики впечатление высокой квалификации госпожи Васильевой. Поскольку у неё «дорогие» адвокаты, можно быть уверенными, что значительная часть приведённых цифр соответствуют действительности. Казалось бы госпожа Васильева нанесла ответный удар обвинению, но…

Из её выступления однозначно следует, что и сама Васильева, и министр обороны Сердюков были твёрдо уверены, что деньги всему голова, и свои действия они планировали исходя из критерия финансовой эффективности того или иного объекта. Они считали, что продажа объектов недвижимости, приносившая какие-то прибыли, полностью оправдывала их действия, поскольку на счета министерства или «Оборонсервиса» поступали деньги, которых подразделения Министерства обороны не приносили…

Евгения Васильева даже не поняла, что в судебном присутствии совершила акт саморазоблачения. Министерство обороны не занимается получением прибыли… Это не входит в его функции. Единственная функция Министерства обороны – обеспечение обороноспособности страны от внешних угроз военной силой. В мирное время – косвенно, в военное время Минобороны ведёт боевые действия.

Совершенно не обязательно широкой публике знать, чем конкретно занимался НИИ-31 – это военная тайна. Главное, что в структуре Министерства обороны действовало научно-исследовательское учреждение, которое вело исследования в целях повышения эффективности боевых действий. Сердюков и Васильева это учреждение уничтожили, нанеся тем самым ущерб обороноспособности страны, и совершенно неважно сколько они срубили денег на продаже здания. На войне ущерб изменяется в первую очередь человеческими жизнями. Измеряется он также и разрушениями, которые противник может нанести.

Чудовищно, что министр обороны и его заместительница даже не понимают о чём идёт речь, ведь нужно строить заново специализированные здания и сооружения, производить оборудование, искать разогнанных сотрудников, экстренно готовить новых, которые в ближайшие десять лет будут хуже тех, кого «ушли».

Деньги, скраденные при продаже полуразрушенных зданий – шелуха от семечек, по сравнению с реальным ущербом, который Сердюков и его женский батальон Смерти успели нанести обороноспособности страны. Сердюков уничтожил структуру армии, соответствовавшей оборонным задачам РФ. Он уничтожил систему боевой подготовки войск, личного состава, материально-техническую базу учебных частей и соединений, систему базирования, сухопутных войск и ВВС. В результате нет возможности учить ни новобранцев, ни контрактников, ни курсантов немногих военных училищ, ни офицеров.

Невозможно провести быстрое развёртывание войск, потому что нет запасов боевой техники, которая содержалась бы по установленным регламентам хранения. Её нужно пропускать через ремонтные заводы, которых тоже нет, и их уничтожил Сердюков, как не приносящих прибыли. Но мало того – вновь призванных резервистов негде размещать, потому что первый гражданский министр обороны избавился от 80 процентов военных городков, и потому резерва помещений для личного состава и парков боевой техники тоже нет.

Вся авиация России скучена на нескольких аэродромах, которые по «таинственному стечению обстоятельств» не прикрыты наземными средствами ПВО и могут быть уничтожены неожиданным первым ударом, как это произошло в Белоруссии и Прибалтике 22 июня 1941 года. Начало войны будет трагическим…

Но правящая элита этого не понимает. Поэтому суд над Васильевой рассматривается как банальное казнокрадство. Никаких других обстоятельств, как явного развала обороноспособности страны СМИ не обсуждают. Общество пока еще спит, не понимая, что пробуждение будет страшным…


Версия для печати

Назад к событиям