Китай поддерживает подход России к урегулированию украинского кризиса

24 Ноября 2014 RSS лента
Китай поддерживает подход России к урегулированию украинского кризиса

 По материалам газеты "Взгляд"

Фото: Алексей Дружинин/ТАСС

Китай поддерживает российскую позицию в вопросе урегулирования кризиса на Украине.

«Мы должны осторожно и продуманно относиться к решению национальных вопросов. Мы против того, чтобы какая-либо нация приобретала независимость путем проведения референдума. Что же касается Крыма, то здесь есть свои особенности. Мы хорошо знаем историю принадлежности Крыма», – заявил исполняющий обязанности директора департамента Европы и Центральной Азии МИД Китая Гуй Цунюй.

Следующее высказывание принадлежит заместителю начальника Отдела ЦК КПК по международным связям Чжоу Ли. «Россия и Китай сталкиваются с различными вызовами. В целом национальные проблемы в некоторых странах объясняются политикой двойных стандартов отдельных государств. Они, исходя из собственных корыстных интересов, поддерживают какую-либо народность, подталкивая ее к проведению референдума для получения независимости. Это является проявлением двойных стандартов, стоящих на службе интересов Соединенных Штатов. Для достижения этих целей они прибегают к вмешательству во внутренние дела других стран с использованием военной силы без санкций СБ ООН», – заявил он на встрече с российскими журналистами.

По крымскому вопросу официальный Китай не давал четких комментариев в течение всего года. А если из Пекина и окрестностей и доносились какие-то высказывания, то их в большинстве своем можно было толковать как минимум двояко.

В течение всего года общение между российским и китайским руководством шло по нарастающей. Так что вполне разумно допустить, что «вода камень точит», и постепенно в Пекине все-таки решили, что поддержка российской позиции более важна для интересов Китая в долгосрочном плане.

За последние месяцы Китай столкнулся у себя «на заднем дворе» с совершенно неожиданным и непонятным для него явлением: псевдостуденческим бунтом в Гонконге, явно развивавшимся по стилю «цветной революции», и одновременно с попыткой Макао провести референдум о дальнейших принципах взаимоотношений с материковым Китаем. И если ситуацию в Гонконге удалось быстро стабилизировать, то референдум в Макао стал для Пекина немыслимым ранее вызовом.

Конечно, напрямую проецировать на материковый Китай результаты референдума (или просто сам факт их проведения) в Южной Осетии, Абхазии, Шотландии, Каталонии и, в конце концов, в Крыму нельзя. Вряд ли можно всерьез говорить о каком-либо референдуме или даже просто попытке подобного опроса в проблемных регионах Китая – Тибете и Синьцзяне. Но ничего кроме общего, правда, довольно жесткого осуждения событий в Макао официальный Пекин пока миру не предъявил. В таком контексте становится понятным и то, что в крымском вопросе Гуй Цунюй подчеркнул именно вопрос исторической принадлежности полуострова.

Но все-таки остается непроясненным вопрос – «почему именно сейчас Китай решил поддержать Россию?». Ведь были же и более удачные моменты и площадки. Тот же саммит АТЭС, например.

Дополнительным поводом обнародовать результат почти годового осмысления происходящих процессов было, безусловно, топорное давление, которое все это время оказывали США на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В Америке слишком сильна боязнь быстрого и неподконтрольного усиления Китая (особенно в союзе с Россией), вплоть до публичных обсуждений сценариев войны между США и Китаем. А доминирующий сейчас в Вашингтоне стиль политического мышления в такой ситуации удачным ответом на опасность полагает агрессию. В Пекине же такой неожиданный удар восприняли как чуть ли не объявление войны и после привычного периода раздумий приняли решение подчеркнуть союзнические отношения с Россией. Вернее, указать на схожесть положения двух держав. А именно эта схожесть положения, с точки зрения китайского менталитета, и делает нас союзниками, а не какие-то там высшие цели в диапазоне «добро/зло». 

Разноцветие обстоятельств и факторов, культурные и поведенческие нюансы, невозможность дословного и очевидного перевода – все это сильно нервирует европейских политиков. Часто европейская дипломатия дает сбой на дальневосточном направлении именно в первую очередь из-за непонимания мотивов, которыми руководствуются китайские политики при принятии и выработке решений. Особую неприятность доставляет полное незнание того, как именно, кем и когда эти решения вырабатываются. В результате внешнеполитические ходы Китая (в меньшей степени – Японии) слишком часто становятся неожиданностью для европейских партнеров и США. В этом конкретном случае надо признать, что «неожиданность» сейчас «в нашу пользу».


Версия для печати

Назад к событиям