Запад сдерживает процессы, которые не в силах остановить

17 Ноября 2014 RSS лента
Запад сдерживает процессы, которые не в силах остановить

Источник: "Взгляд"

Фото: Алексей Никольский/ТАСС

1

Распад СССР и декларируемое «поражение» социалистического лагеря в холодной войне очень часто преподносится как одно из доказательств несовершенства и нереальности практического применения марксистско-ленинской идеологии.

Тем не менее даже поверхностный взгляд на современное состояние системы, объявленной победителем в этом противостоянии, дает возможность убедиться, что если эта «победа» действительно состоялась, то она оказалась «пирровой».

Десятилетие 90-х годов, которое новообразованные страны были вынуждены потратить на преодоление возникших политических, экономических и социальных проблем, было использовано блоком западных стран во главе с США для запуска нового процесса всемирной глобализации, целью которого было полное экономическое и политическое подчинение государств бывшего СССР.

Одним из проявлений этого процесса стало образование Европейского союза, который по своей суммарной экономической и политической мощи вырос в потенциального соперника США, начал эмиссию собственной валюты «евро», поколебавшей незыблемое положение доллара США как средства международных платежей во всем мире.

Одновременно с этим наметилась явная тенденция переноса производственных мощностей технологически развитых стран в страны развивающиеся, которые обладали огромными запасами дешевых трудовых ресурсов.

На сегодняшний день необходимо признать, что гонка за сверхприбылями, построение сомнительных международных финансовых схем, создание офшорных зон, предназначенных для ухода от налогообложения, а впоследствии борьба с ними, развитие различных систем кредитования без тщательного анализа возможных последствий – все эти ухищрения, нацеленные на получение прибыли любым путем, привели к серьезнейшим последствиям, грозящим обрушить мировую экономику.

Очевидно, что в последние годы процесс глобализации начал пробуксовывать и замедляться. Все те события, которые сегодня происходят на Украине, на Ближнем Востоке, в Северной Африке и в других местах, – это попытки силой сдержать те процессы, которые уже объективно не остановить. Фактически, США, которые действуют, исходя из того, что все процессы в мире должны идти им на пользу, а после распада СССР уверились, что уже никто не сможет им в чем-то помешать, вдруг неожиданно обнаружили, что глобальные тенденции меняются.

И США не могут понять, не могут скорее признать тот факт, что глубинные механизмы кризиса, охватившего мир с 2008 года, противоречат их базовой идее. В то же самое время в мировой экономике резко возросла роль тех стран, куда в погоне за дешевой рабочей силой и более высокой прибылью были выведены производства ведущих стран Европы и США. Это в первую очередь Китай и другие страны Юго-Восточной Азии.

Сегодня их доля в мировом валовом продукте неуклонно возрастает. Причем это происходит именно за счет производства, а не за счет объемов финансовых спекуляций, нередко дутых и периодически вызывающих финансовые кризисы и банкротства на биржах США и Европы.

Все выше перечисленное приводит к необходимости поиска нового формата и новых моделей экономического устройства, которые были бы способны обеспечивать и гарантировать постоянное поступательное развитие экономики государств в современных условиях.

2

Образование новых государств на территории бывшего СССР, сопровождавшееся ломкой идеологических концепций, привело не только к образованию новых рынков сбыта для западных экономических агентов, но и к идеологическому вакууму, который стал быстро заполняться навязываемой и агрессивно пропагандируемой идеологией общества потребления.

Масштабная пропаганда новых ценностей, переход экономики на новые принципы функционирования, резкий рост коррупции, проведение приватизационных процессов в интересах узких групп лиц (абсолютно во всех новообразованных государствах бывшего СССР) – все это привело к резкому расслоению населения по имущественному принципу и к появлению в каждом новообразованном государстве узкого круга олигархов, сконцентрировавших в своих руках наиболее ценные производственные, сырьевые и финансовые активы.

В первую очередь, это касается банковской сферы и предприятий топливно-энергетического, нефте- и газодобывающего комплексов. В условиях только начавшегося формирования государственных структур нового типа эти олигархические группы со временем получали все большее влияние не только на экономические процессы, происходящие в государствах, но и непосредственно на процессы принятия политических решений руководством этих государств.

В то же время, учитывая нестабильность экономик и политических систем новообразованных государств, происходил и продолжается по наши дни непрерывный вывод денежных средств в банки и офшорные компании западных стран.

Подобные процессы привели к ситуации, когда денежные средства олигархов стали тем залогом, с помощью которого власти иностранных государств Запада, где эти денежные средства были размещены, получили рычаги для управления олигархическими кланами. В России эти факторы создали реальную угрозу введения скрытого внешнего управления, а на Украине в полной мере осуществилось в реальности.

В чем причины того, что России удалось избегнуть участи Украины, раздираемой сегодня гражданской войной? Прежде всего – в построении той жесткой государственной вертикали, которая не позволила превратить страну в территорию, поделенную олигархическими кланами, управляемыми извне.

Резкое ограничение влияния российских олигархов на государственные структуры и показательные меры в отношении тех из них, кто не осознал изменения принципов государственной политики, позволили последовательно усилить роль государства и привели к повышению авторитета и роли России на международной арене.

Все это вызвало явное раздражение тех западных кругов, которые предпочитали видеть Российскую Федерацию государством зависимым и управляемым. Именно в этом и заключается основная причина той бурной деятельности, которую сегодня осуществляют США вместе с другими западными государствами, предпринимая попытки создания и организации внутренней оппозиции с последующей сменой руководства России.

Нельзя не отметить при этом, что тактика, используемая в данном случае, не оригинальна, а напротив – хорошо знакома, апробирована и обкатана в Сербии, Грузии, странах Северной Африки и, конечно же, на Украине. Именно там были полностью использованы все нити, на которых были привязаны местные олигархи, поделившие страну.

Именно на Украине в полной мере проявились все механизмы и тайные пружины, которые под лозунгами свободы, «евроинтеграции» и борьбы с коррупцией позволили осуществить государственный переворот, выкинув из президентского кресла одного олигарха и заменив его на другого, такого же.

Хотя нет, не такого же. Будем точны и справедливы – при Януковиче в стране не было такого ужасающего экономического положения, не было гражданской войны и власти неонацистов, не гибли люди и не разрушались в ходе военных действий города и промышленные предприятия.

3

Анализ экономической модели развитого социализма и поиск путей ее реформирования и совершенствования были начат еще до начала процессов, повлекших распад СССР. Инициировал разработку плана проведения коренных экономических реформ Юрий Андропов сразу после того, как он возглавил Советский Союз в 1983 году.

Основа этого плана учитывала опыт НЭПа 1920-х годов, а также первые результаты китайских экономических реформ, начавшихся под руководством Дэн Сяопина в 1979 году. Концепция рыночного реформирования страны была рассчитана на срок до 8 лет, но была отложена после смерти Юрия Андропова.

К планам реформ вернулись только после того, как Советский Союз возглавил Михаил Горбачев, но неожиданно, вместо того чтобы проводить реформы согласно разработанной концепции, Горбачев сделал упор на слом политической системы страны. Преобразования проходили и в экономике, но развивались они совсем по другому плану. К сожалению, в дальнейшем эти процессы вылились в тотальную бездумную приватизацию, отягченную коррупционной составляющей.

Именно эти процессы положили начало образованию олигархических групп, которые стали основой современной компрадорской буржуазии стран бывшего СССР. Непременным условием для осуществления этих процессов стала так называемая демократизация общества, которая на деле означала ослабление государственного контроля и «шоковую терапию», обесценила денежные накопления населения, породила резкий рост безработицы.

В результате проведенной приватизации по схеме так называемых залоговых аукционов в собственность банкиров перешли стратегические сырьевые отрасли экономики: нефтяные и металлургические компании, «Норильский никель», угледобывающие компании.

Все эти процессы сопровождались масштабной коррупцией и усилением влияния наиболее крупных олигархов на государственный аппарат вплоть до президента России. Дальнейшее развитие этой тенденции грозило превратить Российскую Федерацию в полуколонию и сырьевой придаток Европы и США, управляемый прозападными, либерально настроенными политиками.

Как альтернативный вариант государственного развития в соседней Республике Беларусь с самого момента провозглашения независимости приватизационные процессы были сильно ограничены, что позволило оставить в государственной собственности практически всю промышленность и сохранить коллективный уклад в сельском хозяйстве.

При этом в результате жесткого государственного регулирования было обеспечено сохранение высокого жизненного уровня населения Беларуси, а частный бизнес развивается в основном в сфере услуг и торговли. Политическое руководство Беларуси характеризуется на Западе как «последняя диктатура Европы», хотя его ни в коем случае нельзя назвать тоталитарным.

В то же время в процессе развития реформ в Китае возникла новая форма государственного устройства, при которой частному бизнесу была «отдана на откуп» экономика при сохранении контроля государства над политической сферой, руководство которой осуществляет Коммунистическая партия Китая.

При этом за годы проводимых реформ китайская экономика осуществила мощный рывок, который позволил ей войти в число крупнейших экономик мира, а по некоторым оценкам и выйти на первое место. Причем произошло это не только в традиционных для Китая отраслях, но и в промышленном производстве, энергетике, освоении космоса.

4

Сегодня, в наши дни, происходит синтез, своеобразная «обкатка» новых принципов государственно-экономического устройства. Происходит это, в первую очередь, в ряде непризнанных государственных образований на территории бывшего СССР – Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье.

При этом надо признать, что дальше всех по этому пути удалось продвинуться Приднестровской Молдавской Республике. Произошло это не только в силу того, что само существование ПМР насчитывает более длительный срок, но и по причине более высокого промышленного потенциала, созданного еще во времена существования Советского Союза.

Поэтому представляется вполне естественным, что именно здесь, на крохотной территории, в полной мере удается провести синтез экономического развития в сочетании с сохранением духовно-нравственных ценностей и традиций, сохраняя то лучшее, что было в советское время, и привнося в него передовые технологии и экономические наработки.

Опыт выживания в условиях недружественного, а порой и откровенно враждебного окружения способствует ускорению процессов синтеза новых форм государственного, политического и экономического устройства.

В целом же геополитическое партнерство России и Беларуси, основанное на многовековых этнических, культурных и экономических связях, участие соседнего с Россией Казахстана в межгосударственном экономическом объединении Таможенный союз, а также заметное укрепление экономических и политических связей России с Китаем и сближение в плане общих геополитических задач должно неизбежно привести к трансформации политических и экономических отношений внутри России.

При этом изменения эти будут носить характер приближения внутриполитических и экономических особенностей России к внутренним характеристикам стран-союзников. В целом это будет заключаться в своеобразном синтезе положительных и прогрессивных особенностей государственного, экономического и политического устройства различных государств и различных временных формаций.

Процесс этот займет не годы, а десятилетия, но можно предположить, что в результате этого будет создан некий новый общественно-экономический строй, в котором будут синтезированы и сочетаемы те положительные моменты других экономических и политических формаций, которые на сегодняшний день уже не отвечают требованиям времени.


Версия для печати

Назад к событиям