У России еще много "своих людей" в СНГ

16 Октября 2014 RSS лента
У России еще много "своих людей" в СНГ

По материалам агентства "Росбалт"

Фото: Алексей Никольский/ТАСС

Позиции Москвы в СНГ принято считать слабыми. Но украинский кризис показал, что они прочнее, чем кажутся на первый взгляд. Причины — память об СССР, популярность российского ТВ и страх властей перед цветными революциями.

Узбекистан не вводил, подобно России, никаких эмбарго на украинские товары, но многие жители столицы Узбекистана добровольно перестали покупать продукцию украинской кондитерской компании Roshen, сообщает корреспондент агентства "Фергана" из Ташкента. По его словам, отказ от украинской кондитерской продукции носит массовый характер: во многих магазинах наблюдается затоваривание прилавков шоколадом Roshen. Шоколад и конфеты украинского производства не берут сейчас в Ташкенте люди разных возрастов, профессий и социального положения. Один из ташкентских журналистов, проведя опрос среди своих знакомых, обнаружил, что подавляющее большинство из них не покупают в магазинах шоколад и конфеты, произведенные компанией нынешнего президента Украины Петра Порошенко.

"Считаю безнравственным платить деньги за продукцию, прибыль от которой идет на уничтожение жителей Донбасса", — говорит инженер-электрик Алишер, 55 лет. Дед Алишера погиб в боях с фашистами в Великую Отечественную, поэтому он к нынешним киевским властям, которые тоже считает "фашистскими", относится с ненавистью. "Ни за что не буду поддерживать фашистов", — говорит студентка Наталья. "Я на стороне ополченцев", — коротко объясняет свою "антирошеновскую" позицию бизнесмен Ринат.

"Заметил, что некоторые покупатели с особой придирчивостью спрашивают, украинские конфеты или нет, — рассказал "Фергане" один из ташкентских продавцов кондитерского отдела. — Таким сразу предлагаю конфеты луганской или донецкой фабрик — концерна "АВК", вот их они берут охотно". Но в целом, по словам сотрудника одной из оптовых баз, розничные торговцы уже почти не заказывают украинского шоколада, потому что "его перестали брать".

Эти настроения противоречат позиции официального Ташкента, однозначно выступившего весной за "территориальную целостность Украины".

Что же делает многих узбеков столь горячими и убежденными сторонниками России? "Тут работают два фактора, — уверена востоковед Сайора Тинишева. – Для старшего поколения это добрая память об СССР, а для тех, кто помоложе, российское телевидение, которое в Узбекистане смотрит как минимум половина страны".

Но есть и третий фактор, заставляющий Ислама Каримова мириться с популярностью не всегда лояльных к нему российских каналов, чье вещание он легко бы мог запретить. Это страх перед технологиями цветных революций. Напомним, что в 2005 году напуганный первым киевским майданом и "революцией роз" в Грузии, Каримов жестко пресек мятеж радикалов из Исламского движения Узбекистана в Андижане.

И хотя сейчас между Ташкентом и Вашингтоном наблюдается оттепель, в Узбекистане держат ухо востро, особенно в отношении исламистов.

Опасается цветной революции и лидер другой страны-члена ГУАМ – президент Азербайджана Ильхам Алиев. Напомним, что в прошлом году спецслужбы республики сорвали попытку связанной с посольством США оппозиционной молодежи устроить в Баку волнения. Это вызвало серьезное охлаждение между странами."Если правительство будет проводить более жесткую линию, не будет давать дышать гражданскому обществу, то события на Майдане могут повториться в Баку. Если даже не сейчас, то через 5–10 лет", — заявил посол США в Азербайджане Ричард Морнингстар. В ответ представитель Алиева заявил, что "Майдан – это результат политики и финансирования США, а коктейли Молотова, которые в 2013 году собиралась использовать оппозиционная молодежь в Азербайджане, были подготовлены при поддержке США".

Эти опасения также косвенно усиливают влияние России в республике. Причем, как и в Узбекистане, это выразилось в негативном отношении к сторонникам Украины — но уже непосредственно со стороны властей. Так, на днях музыкант Андрей Макаревич обнаружил, что его концерт в Баку отменен. "Маразм крепчает. Город Баку отменил концерт "Оркестра Креольского Танго" под предлогом, что он может вызвать "проукраинские выступления", — написал Макаревич в своем блоге.

Но это вряд ли маразм. Очевидно, власти Азербайджана сочли, что музыкант, выступающий в зоне действия украинских войск на Донбассе с благотворительным концертом, может с такой же легкостью собрать деньги и для бакинских "цветных революционеров". Что, конечно, также на руку России, которая, пользуясь грубой игрой США, старается привлечь Алиева на свою сторону.

Аналогичные процессы происходят и в Казахстане, который в последние годы пережил целую серию ваххабитских мятежей. Хотя здесь тоже официально поддерживают целостность Украины, выводы, которые сделали из украинских событий в Астане благоприятны для России.

Так, президент Нурсултан Назарбаев, планировавший перевести казахскую письменность на латиницу то ли к 2025-му, то ли даже к 2018-му году, после крымской операции резко изменил свой взгляд на языковую политику. "Предположим, что мы законодательно запретим все языки, кроме казахского, — рассуждает теперь он. — Что нас тогда ждет? Судьба Украины. Нужно ли насильно всех привести к казахскому языку, но при этом в кровопролитии лишиться независимости, или благоразумно решать проблемы? Вопрос в этом. Что мы выбираем? Поэтому я считаю, что в этом вопросе необходимо терпение", — говорит президент.

И хотя местные этнические националисты его критикуют, их позиция тоже выглядит весьма дипломатичной. "Путин и Порошенко обязательно помирятся, но тогда нелепо будут смотреться те, кто сделал ставку на их непримиримую войну и жестко отвел себе место в одном-единственном лагере", — это пишет не кто-нибудь, а лидер Казахского Национального Конгресса Адил Тойганбаев.

Украинский кризис навеки закрыл тему постсоветской реинтеграции, пишет сегодня Федор Лукъянов в правительственной "Российской газете". Возможно. Но у России еще остается опора в республиках СНГ, и Москве было бы глупо ею не пользоваться.


Версия для печати

Назад к событиям