Как остановить рост цен на продукты?

10 Сентября 2014 RSS лента
Как остановить рост цен на продукты?

По материалам "Свободной Прессы"

Журналисты "Свободной Прессы" пришли к выводу, что в российском правительстве и «экспертных кругах» царит полнейшая неразбериха относительно методов борьбы с завышением цен. Сама возможность их обуздания ставится под вопрос. Кажется, по умолчанию многие чиновники считают, что сделать ничего нельзя. Дескать - со временем само устаканится.

Между тем ни в Евросоюзе, ни в США, ни в Израиле с розничными ценами не происходит ничего похожего на наши «русские горки». С 2010 года, со знаменитой истории с алтайской гречкой (подорожавшей за один месяц в пять раз), по просьбе "Свободной Прессы" были проверены ценники в американских, немецких и израильских супермаркетах. За четыре года ни молоко, ни масло, ни мясо, ни курятина, ни фрукты и овощи, ни сахар, ни яйца там существенно не подорожали. Есть позиции, по которым цены выросли довольно значительно. Например, баночка зелёного горошка в США теперь стоит не 59 центов, а целый доллар. Но таких головокружительных полётов, как у нас за неделю или две там продукты не совершают. По отношению к средней зарплате еда стоит гораздо дешевле, чем в России. Обычная средняя семья в Германии и США тратит на продукты не более 15% бюджета.

На Западе давно определились с методами балансирования цен, как рыночными, так и сугубо административными. У нас же в этой сфере продолжается цирк с конями и кордебалет имени Дворковича. А попытки предложить некие правила встречают вполне балаганный гвалт. Вот недавно, как уже рассказывала «СП», думская фракция КПРФ предложила законопроект, предусматривающий введение неких пороговых величин для продовольственных цен. Общий смысл такой: конечная цена продуктов в магазине не должна отличаться более, чем в два раза от их себестоимости.

Как и можно было ожидать, либеральные СМИ написали, что это возвращение в СССР, вспомнили Кубу и Северную Корею. Это у «демократических журналистов» такой же безусловный рефлекс, как у собаки Павлова.

Более глубокая позиция противников ценового регулирования выглядит так: тонкие инструменты и сложные механизмы у нас в России не работают. Если позволить чиновникам вмешиваться в ценообразование, они наломают дров и станет ещё хуже. Пусть уж лучше рынок – да, с завалами, сговорами, монополизмом и коррупцией – сам пробивает себе дорогу. Но затем, после очередного взлёта цен, снова появляются идеи аккуратно, но сильно установить правила и пределы. Что характерно, у производственников, в отличие от ритейлеров, это вызывает не только вопросы, но и понимание. Например, на днях руководитель комиссии Общественной палаты РФ по проблемам агропромышленного комплекса, генеральный директор ООО «Агрофирма «Трио» Евгения Уваркина заявила, что предложенный коммунистами проект «интересный, но требует более глубокой проработки».

Цены на продукты регулируются в таких странах, как Франция, Швеция, Норвегия, Испания, Греция. А в США система регулирования фермерских цен действует аж с 1933 года. Механизмы могут быть самыми разными, но практически нигде цены на товары первой необходимости не отпущены на самотек. Зато можно вспомнить примеры, к чему приводил отказ от регулирования. Это и «шоковая терапия» 1992 года в России, и кровавая революция в Египте в 2011-м.

Как говорит один из авторов законопроекта о госрегулировании депутат Государственной Думы Николай Арефьев, предложение обусловлено самой жизнью:

– Идея закона вынашивалась давно, но раньше наши предложения, к сожалению, отклонялись. Сейчас, когда вводятся санкции против России и наступает путаница в поставках товаров, государственное регулирование цен просто необходимо. В первом полугодии этого года инфляция на продукты составила 9,2%, а общая инфляция – около 6%. Значит, цены растут сильно. Недавно я был в Крыму, так там цены растут вообще очень быстро. Причем на что-то они повышаются в разы, а на что-то они стоят на месте. Пока там не так много контролирующих органов, и цены никак не регулируются.Доходы россиян за первое полугодие сократились по сравнению с декабрем 2013-го. Мы не хотим, чтобы пострадали люди, а потому и внесли свой законопроект. Мы желаем стабилизировать рынок. У нас 90% торговых сетей принадлежат иностранным инвесторам, и они делают всё, чтобы получить как можно большую прибыль. Ограничительные меры не позволят повышаться ценам самопроизвольно. Считаю, что в условиях иностранных санкций и кризисного состояния экономики, такие меры просто необходимы.

«СП»: – Насколько обоснованы записанные в законопроекте конкретные цифры максимальных наценок?

 – Проценты просчитаны, исходя из того, чтобы у производителей сельхозпродукции и торговых сетей был нормальный уровень рентабельности. Не завышенный и не заниженный, а такой, который бы сохранял предприятия и позволял бы им иметь необходимый уровень накоплений. Это мы просчитали для всех производителей, переработчиков, магазинов, чтобы никакого самопроизвольного повышения цен не было.

«СП»: – Не уничтожит ли закон маленькие магазины, которым выживать труднее, и потому цены там выше, чем в сетевых гипермаркетах? 

– Мы просчитали товарооборот и больших, и маленьких магазинов – никто не должен пострадать. Сетевые гипермаркеты и вовсе ничего не потеряют, пожалуй, им будет работать даже комфортнее, ведь у них будут стабильные условия существования. Хотя сетевые магазины тоже надо ограничивать. По правилам, не менее 10% продукции у них должно быть отечественного производства. Но даже это условие они не выполняют и торгуют только импортными товарами. В результате, отечественный товаропроизводитель не защищен. Наши меры позволят навести порядок и в этом вопросе тоже.

«СП»: – Некоторые говорят о том, что ваши ограничения приведут к дефициту.

 – Сейчас мы ограничили ввоз западных продуктов. Говорят о том, что питание к нам придет с Востока. Я считаю, что нам не надо ориентироваться ни на Запад, ни на Восток, а необходимо заняться своим сельским хозяйством и производить всё самим.
Согласно данным за первое полугодие, мы ввезли на территорию Российской Федерации 460 тыс. тонн картофеля, 260 тыс. тонн лука и чеснока. Неужели мы это всё не можем производить сами?! У нас эти культуры растут до самого Полярного круга, а мы закупаем их в Израиле, в Египте. Наши крестьяне сидят без работы, а мы вывозим деньги за рубеж. Ведь речь идет даже не о животноводстве, которое дает результат через три года. Мы можем посеять, а на следующий год собрать урожай. Почему наше правительство говорит о том, что закупим яблоки в Китае и овощи в Турции? Мы всегда эти продукты производили у себя, и сейчас способны это делать.

«СП»: – Но для развития сельского хозяйства нужен не один только закон о регулировании цен.

– Мы разрабатываем сейчас поправки в законы и о промышленной политике, и о сельском хозяйстве. У нас давно были такие предложения, и мы их указали сейчас в своей антикризисной программе. У нас не поддерживается сельское хозяйство даже в рамках, одобренных ВТО. Нам разрешено дотировать отрасль в размере 9 млрд. долларов, а государство выделяет на эти цели всего 60 млрд. рублей.

Сейчас я нахожусь в Волгоградской области. Тут мне крестьяне сказали, что кредиты им банки предоставляют под 18%, кроме этого ежемесячно надо платить 1600 рублей за обслуживание займа. И где же фермеры могут взять деньги, чтобы выжить? Такая кредитная система никуда не годится. У нас за границей находится 22 трлн. рублей, давайте вернем эти деньги, пусть они работают на нашу экономику.
Доходность наших средств за рубежом составляет 1% в год, а наш бизнес берет на Западе деньги в среднем под 5,7%. Давайте вернем средства и будем давать крестьянам кредиты не под 18%, а под 3%, как на Западе. Тогда и инфляции не будет, и экономика будет развиваться, в том числе и сельское хозяйство.

«СП»: – Есть ли надежда, что ваши предложения сейчас будут поддержаны депутатами других фракций и правительством?

 – Надежда только на то, что должен же быть здравый смысл. Сейчас против нас ввели санкции, и если мы хотим стабилизировать рынок продуктов питания, то должны вводить госрегулирование. Все аргументы у нас есть. Попробуем убедить. Если есть здравомыслящие депутаты, то, наверное, они примут этот закон. Хотя бы в первом чтении, а уж потом будем его дорабатывать.

– В нынешней ситуации подход авторов законопроекта верный, – считает и доктор экономических наук, профессор Кубанского государственного аграрного университета Александр Мельников. – Необходимо использовать заградительные меры против тех, кто захочет использовать сложившуюся конъюнктуру для существенного увеличения нормы рентабельности за счет рядовых потребителей. Можно еще спорить вокруг конкретных цифр, но сам принцип мне кажется своевременным.
Сейчас импорт сократился, значит, появилась возможность для монополизации рынка. А это, в свою очередь, приводит к повышению цен. Так что считаю рациональным предложенный законопроект.

«СП»: – Сможет ли дать положительный эффект один такой закон?

 – Один закон эффекта не даст, только системные меры по обеспечению нашей продовольственной самостоятельности могут переломить ситуацию. Мы должны подумать и над тем, что теперь кредитующие фермеров организации не смогут брать дешевые кредиты на Западе. Регулирование цен даст результат в среднесрочной перспективе в совокупности с другими мерами.

«СП»: – Какие еще шаги, исходя из международного опыта, могут быть наиболее эффективными?

 – Инструментарий может быть разным. Но для того, чтобы сельхозпроизводители работали рентабельно, им должна оказываться поддержка. Пока у нас нет возможности помогать крестьянам даже в рамках, разрешенных ВТО. Ключевой аспект – поддержка государства. На Западе государство берет на себя погашение издержек аграриев. Но у нас на это не хватает ресурсов, а сейчас это сделать будет еще труднее. На мой взгляд, экономический рост в этом году «обнулится». Но всё равно можно найти эффективные меры, чтобы помочь производителю и потребителю.

Доктор экономических наук, профессор Российского государственного аграрного университета (РГАУ– МСХА им. Тимирязева) Рафкат Гайсин убежден, что помимо регулирования цен в магазинах государство может пойти и на более решительные меры:

– Регулирование рынка продуктов питания зависит от многих факторов. Нужен целый комплекс мер. На мой взгляд, у нас вообще перекошен баланс между производством и потреблением, между предложением и спросом. Мы стараемся поддержать производителя, а потребитель остается в стороне. Это означает, что при низких доходах спрос будет ограничен, а это негативным образом скажется на производителях.

«СП»: – Какие меры можно предложить, чтобы люди не сокращали свою продуктовую корзину? 

– Если исходить из международного опыта, то, на мой взгляд, надо в срочном порядке разрабатывать программу, аналогичную действующей в США. Это будет одновременно поддержкой производителя и потребителя. В то же время это будет мощным инструментом госрегулирования цен, причем в рамках ВТО. Хорошая мера – сдерживание тарифов естественных монополий. Это позволит не повышать издержки производителей. В принципе, хороший эффект даст и мера, предложенная фракцией КПРФ. Она применима к системе торговли и переработки. Опыт других стран показывает, что с монополиями надо бороться. А наши торговые сети – монополисты, которые запросто могут взвинтить цены. Нужна защита от этого со стороны государства. 


Версия для печати

Назад к событиям