Без права на лидерство

30 Мая 2014 RSS лента
Без права на лидерство

 По материалам газеты "Взгляд"

«Сейчас вопрос не в том, будет ли Америка лидером, но в том, как она будет лидировать» – так сказал Барак Обама, выступая перед выпускниками военной академии. В этой речи президент США не раз попытался выдать черное за белое – в том числе и заявив, что его администрация смогла организовать изоляцию России.

Для самого Обамы это уже четвертая речь на посту президента, правда, в последние два года вместо него выступал Джо Байден. Но нынешняя речь уникальна своей попыткой убедить всех в том, во что уже никто не верит – ни внутри США, ни в мире.

Выступая в Вест-Пойнте в 2009 году, Обама объявил об отправке в Афганистан дополнительно 30 000 воинского контингента – с тем, чтобы 100-тысячная армия смогла наконец-то завершить шедшую к тому времени уже восемь лет войну и вернуться домой в 2011-м. Сейчас Обама сказал, что уменьшенный до 30 000 американский корпус вернется домой к концу 2016 года – но никто уже не упрекает президента в обмане и невыполнении обещаний. Потому что за прошедшие пять лет в мире наметились настолько серьезные изменения, что важно понимать, как вообще будет вести себя Америка в новых условиях, в реальности, режиссером которой она уже не является.

Все понимают, что гегемония США в мировых делах стремительно исчезает, что влияние Америки на миропорядок падает – и если в самой Америке это многих беспокоит, то в большей части остального мира – несомненно, радует. «Снизив глобальную роль США, президент Обама поколебал доверие многих союзников к Америке, зато явно ободрил ее неприятелей» – так с американской колокольни оценивает политику Обамы сегодняшняя американская пресса. Но, судя по вест-пойнтской речи Обамы, он предпочитает делать вид, что ничего страшного не происходит – напротив, президент пытается уверить всех в том, что черное – это белое:

«Я всеми фибрами души верю в исключительность США. Но то, что делает нас исключительными, это не наша способность нарушать международные нормы и верховенство закона: это наше желание подтверждать их с помощью наших действий… Америка всегда должна лидировать на мировой арене. Если мы этого не сделаем, никто не сделает».

Мысль о важности выстраивания разнообразных альянсов для продвижения американских (то есть, конечно же, общечеловеческих) ценностей и поддержания американского мира во всем мире для Обамы не нова – он говорил об этом еще в своей речи в Вест-Пойнте в 2010 году. Уже тогда это расценивалось как желание снизить нагрузку на США, плавно переложив часть ее на союзников, в том числе и сильные региональные державы. В косвенных союзниках у Обамы примерно половина американских избирателей, считающих, что США должны меньше заниматься международными проблемами – но это именно косвенные союзники, потому что неоднозначный Обама не нравится и им. Поэтому президент США и заявляет, что он не интервенционист и пытается одновременно демонстрировать уверенность в несокрушимости Америки. Но чем доказывает Обама успешность своей линии? Двумя примерами – Россией и Ираном. Пассаж о том, как США смогли изолировать Россию в украинском кризисе, достоин того, чтобы привести его целиком.

«Недавние события на Украине напомнили нам советские танки в Восточной Европе. Но мы живем не в эпоху холодной войны. Наша способность воздействовать на международное мнение позволила нам изолировать Россию. Мир немедленно осудил ее действия. Усилено присутствие НАТО на территории восточноевропейских союзников. МВФ помогает стабилизировать украинскую экономику. И эта мобилизация мирового общественного мнения и международных институтов послужила предупреждением российской пропаганде, российским войскам на границе и вооруженным людям в масках. В эти выходные Украина выбирала президента, и сегодня я с ним разговаривал. Мы не знаем точно, как будет развиваться ситуация, впереди много сложностей. Но мы остаемся с нашими союзниками на страже международного порядка. Работа с международными институтами дает народу Украины возможность выбирать свое будущее».

Даже в самих США комментаторы смеются над заявлением об изоляции России – в условиях, когда Европа не хочет санкций, Москва сближается с Пекином, а многие крупнейшие страны Азии, Латинской Америки и Африки вовсе не стремятся рвать связи с Россией. Наоборот – безуспешная попытка выстраивания антироссийской коалиции стала самым наглядным примером того, что американского лидерства уже нет. Его невозможно навязать даже прямым диктатом – даже верный союзник и младший партнер Европа упирается что есть сил. И это при том, что в случае если США предпочтут наращивать давление на Россию, то главные испытания на прочность связки США – Европа еще только предстоят.

В речи Обамы не содержится прямой угрозы России и Китаю – но есть вполне внятный намек на то, что армия США может быть использована против них: «Региональная агрессия, остающаяся безнаказанной на юге Украины, в Южно-Китайском море или где-либо еще в мире, в конечном счете повлияет на наших союзников и может втянуть нашу армию».

При этом главный враг, по словам Обамы, остается тот же – терроризм. Как показывает практика, под это достаточно условное обозначение США легко записывают как реальных террористов, так и тех, кто борется с оккупационными войсками или марионеточными правительствами, поставленными у власти Вашингтоном.

Удивительно – США вторглись в несколько стран, еще несколько утюжат своими беспилотниками, разворошили весь Большой Ближний Восток, а угроза только растет! Признать, что рост исламского радикализма и атак на США и их союзников во многом следствие вмешательства Америки в дела других народов – нет, это совершенно невозможно для главы США, который искренне считает, что Америка имеет моральное право вести мир за собой.

При этом основной пафос речи Обамы все же внутриполитический и на первый взгляд достаточно миролюбивый. Так, он критиковал «тех, кто говорит, что у любой проблемы есть военное решение», «тех, кто полагает, что без военного вмешательства Америка обязательно будет выглядеть слабой», кто хочет «отправить американских солдат на гражданскую войну в Сирии, перерастающую в межконфессиональный конфликт», тех, кто предлагает «вторгаться в любую страну, дающую приют террористическим структурам», а также тех, кто «считает работу в рамках международных институтов и уважение к международному праву признаком слабости».

Все это было бы замечательно, если бы не перечеркивалось одним, но фундаментальным принципом, на котором строятся все геополитические представления что Обамы, что его главного оппонента Маккейна, что всей американской политической элиты. Неистовой, абсолютно непоколебимой верой в собственную, американскую исключительность. Исключительность, которая дает право учить, наказывать, вести, принуждать другие народы и государства. И совершенно не принципиально, собираются ли США в будущем делать это в основном с помощью собственной военной силы или больше опираться на силу своих союзников и сателлитов (которых, кстати, будет становиться все меньше по мере того, как будут слабеть США), переходить от прямого военного вторжения к ударам дронов или использованию удушающих экономических санкций и механизмов «цветных революций» – суть американской политики от этого не меняется. От уверенности в своем мессианском предназначении США не отказываются. А значит – сопротивление и ненависть со стороны тех народов, которые они пытаются пасти, будут только возрастать.

И именно это чувство исключительности станет – и уже становится – причиной гибели США. Сначала их краха на мировой арене, а потом и внутреннего – потому что после схлопывания «мира по-американски» привыкшую к безостановочной экспансии глобалистскую империю просто разорвут внутренние противоречия. 


Версия для печати

Назад к событиям