Украинский вопрос как русский

27 Февраля 2014 RSS лента
Украинский вопрос как русский

Автор: Юрий Белов

Источник: "Правда"

Вот уже три месяца как события на Украине, завершившиеся националистическим государственным переворотом, тревожат нас, живущих на бескрайних просторах России. Практически все понимают, что имперский Запад двинулся на Россию через Украину. Комментариев по поводу украинского политического кризиса хоть отбавляй. Большинство из них гадательного характера: Западу не угоден был Янукович тем, что метался между Москвой и Брюсселем, и вот теперь ставка сделана на Тимошенко, но если Тягнибок с Ярошем… и т.д. и т.п.

При навороте подобных версий на память приходит ленинское предупреждение: «Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». С классовой точки зрения попытаемся рассмотреть украинский вопрос.

Сталин об ошибке Энгельса

Нет необходимости доказывать безусловное: Запад, Западная Европа прежде всего, ни в пору феодального средневековья, ни в пору перехода к буржуазному строю в эпоху Просвещения, ни в пору капитализма на высшей его стадии — империализма, никогда не менял своей геостратегии в отношении России. Подтверждение тому — гитлеровский «Дранг нах остен» и современная империалистическая глобализация по-американски, уже низведшая РФ на положение периферийной страны. Сильная экономически и политически Россия во все времена не давала покоя Западу. Но и сильная Западная Европа не была подарком для России феодальной и буржуазно-помещичьей. Европа всегда стремилась сыграть свою партию в окружении русского царя: то французскую, то английскую, то немецкую. И нередко ей это удавалось. Вспомним хотя бы всемогущего Бирона в пору царствования Анны Иоанновны и немецкую партию в окружении последней императрицы Александры Фёдоровны. Во все времена за геополитическим сражением России с Западом надобно видеть интересы господствующих классов двух противоборствующих сторон.

На классовую природу геополитики обратил особое внимание Сталин, критикуя забвение этой природы не кем-нибудь, а Энгельсом (!) в его статье «Внешняя политика русского царизма». В письме членам Политбюро ЦК ВКП(б) 19 июля 1934 года Иосиф Виссарионович писал: «Характеризуя завоевательную политику русского царизма и воздавая должное мерзости этой политики, Энгельс объясняет её не столько «потребностью» военно-феодально-купеческой верхушки России (выделено мной. — Ю.Б.) в выходах к морям, морским портам, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами, сколько тем, что во главе внешней политики России стояла якобы всемогущая и очень талантливая шайка иностранных авантюристов, которой везло почему-то везде и во всём… Такая трактовка вопроса в устах Энгельса может показаться более чем невероятной, но она, к сожалению, факт…

Можно подумать, что в истории России, в её внешней истории, дипломатия составляла всё, а цари, феодалы, купцы и другие социальные группы (выделено мной. — Ю.Б.) — ничего или почти ничего… Я уже не говорю о том, что завоевательная политика со всеми её мерзостями и грязью вовсе не составляла монополию русских царей. Всякому известно, что завоевательная политика была так же присуща — не в меньшей, если не в большей степени — королям и дипломатам всех стран Европы, в том числе такому императору буржуазной формации, как Наполеон, который, несмотря на своё нецарское происхождение, с успехом практиковал в своей внешней политике и интриги, и обман, и вероломство, и лесть, и зверства, и подкупы, и убийства, и поджоги.

Понятно, что иначе и не могло быть… Нельзя не заметить, что в характеристике положения Европы и перечне причин, ведущих к мировой войне, упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно — момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьёзнейшее значение, упущены роль Англии как фактора грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьёзнейшее значение и сыгравших потом почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны.

Я думаю, что это упущение составляет главный недостаток статьи Энгельса».

В том же 1934 году, 5 августа, в другом письме членам Политбюро ЦК ВКП(б) Сталин скажет: «Что Энгельс был и остаётся нашим учителем, в этом могут сомневаться только идиоты. Но из этого вовсе не следует, что мы должны замазывать ошибки Энгельса». Энгельс написал свою статью о внешней политике русского царизма в 1890 году, когда уже зримы были очертания империалистической политики ведущих стран буржуазного Запада. Его утверждение, что Россия «своим постоянным вмешательством в дела Запада… задерживает и нарушает нормальный ход нашего развития и делает это с целью завоевания для себя таких географических позиций, которые обеспечили бы ей господство над Европой», не отвечало действительному положению дел в мировой геополитике. Российский империализм не мог тягаться с западным — он был существенно менее развит, и завоевательная политика русского царизма в Средней Азии меркла на фоне колониальных захватов западных держав. К тому же присоединённые силой к России среднеазиатские страны не становились её колониями, о чём свидетельствовал профессиональный колонизатор лорд Керзон, побывав в Средней Азии после её завоевания русскими: «Россия, бесспорно, обладает замечательным даром добиваться верности и даже дружбы тех, кого она подчиняет силой... русский братается в полном смысле слова», к чему «англичане никогда не были способны».

Письмо Сталина членам Политбюро ЦК ВКП(б), написанное им в июле 1934 года, было опубликовано в 1941 году в журнале «Большевик». Именно накануне неизбежной войны гитлеровской Германии против СССР Сталин счёл необходимым предать гласности своё утверждение о классовом (империалистическом) характере геополитики капиталистического Запада, взрастившего германский фашизм. Данное сталинское положение важно для нас тем, что оно высвечивает главную (классовую) суть украинского вопроса как вопроса геополитической войны Запада, США в первую очередь, против России. ЕС тянет Украину в свою западню. США этому не препятствуют, как не препятствуют и усилению противоборства объединённой Европы и России в битве за Украину: пусть обе стороны обессилят себя в этой битве, тогда Вашингтон продиктует свои условия решения украинского вопроса. Продиктует, разумеется, в духе «продвижения передовой демократии», что на деле будет означать превращение украинского государства в сателлита США. И в ближайшей перспективе Россия может оказаться под прицелом блока НАТО, подведомственного Вашингтону. Такой вариант «мирного» империалистического захвата с угрозой безопасности России уже осуществлён в отношении «демократизированной» Грузии.

Но всё ли получится у западных геостратегов в отношении Украины? Запад пребывает в сильнейшем кризисе, и его расчёты далеко не всегда оправдываются: технология «цветных» революций даёт сбои, примером чему служат Афганистан, Египет… И на Украине может случиться осечка: она может оказаться в состоянии «демократического» хаоса, чреватого гражданской войной… В любом случае жертвой империалистической геостратегии Запада станет украинский трудящийся народ. В любом случае украинский вопрос войдёт в определение русского вопроса — вопроса о дальнейшей судьбе многонациональной России. Здесь подчеркнём главное: без пролетарской солидарности трудящихся Украины и России ни украинский, ни русский вопросы не могут быть решены. Отданные на откуп капиталу обеих стран, они получат лишь то решение, которое есть на сегодняшний день.

Помощь во имя самоспасения

Наспех сформированная после развала СССР Российская Федерация долгое время находилась в обозе мировой геополитики. Сдавала одну позицию за другой не только во времена ельцинского лакейства перед имперским Западом, но и после, когда у руля правления встал «государственно-патриотический» Путин. При нём были ликвидированы стратегические военные базы на Кубе (Лурдес) и во Вьетнаме (Камрань). Что касается Украины, геополитическое положение которой для России, её безопасности трудно переоценить, то по отношению к ней политика российского руководства была в высшей степени безответственной. Практически никакой, о чём свидетельствует назначение послом РФ на Украине сначала отставного политического «златоуста» Черномырдина, а затем совершенно никчёмного Зурабова. Украина была отдана властителями России на откуп Западу, что и создало условия для её западнизации (отсюда и курс на евроинтеграцию) и связанной с ней националистической «незалежности».

Что же заставило Путина, то есть политический истеблишмент РФ, повернуться лицом к Украине, вспомнить и заговорить о культурно-историческом единстве двух народов и стран и, наконец, протянуть руку помощи тонущему украинскому президенту? Иначе говоря, что заставило поставить украинский вопрос в качестве главного в повестку дня внешней политики России? Понятно, что Путин и его команда не могли не отдавать себе отчёта в том, что с постановкой данного вопроса будет брошен вызов объединённой Европе — ЕС и США. Что же заставило пойти на такой шаг?

Путин объяснил свою решимость помочь Украине — предоставить кредит и резко снизить цену на российский газ — исключительно желанием подставить плечо братскому украинскому народу в трудные для него времена. Однако они были не менее трудными, когда правительство Украины возглавляла Тимошенко. Но именно тогда подписывался контракт на поставки российского газа по максимально высокой для Украины цене, что потом послужило основанием для суда над «неистовой Юлией» и её последующего тюремного заключения. Тогда циничный рыночный расчёт был поставлен Путиным во главу угла. Нет, сегодня тоже не в чувстве исторического долга перед братским народом дело. Дело в страхе олигархического капитала России и соответственно Путина перед реальной угрозой того социального нетерпения — гнева обнищавшего пролетарского большинства, на гребне которого появились Кличко, Яценюк и Тягнибок, а затем и «Правый сектор» с Ярошем.

Это нетерпение тлеет и в России, и в один далеко не прекрасный день может разгореться, чем не преминут воспользоваться западные мастера «цветных» революций. Классовый страх перед возможностью повторения украинского сценария в нашей стране, прикрываемый обличительными тирадами в адрес неонацистов Майдана, — вот что побудило Путина протянуть «руку дружбы» Януковичу. Хорошо организованный евроамериканский Майдан, но вышедший из подчинения его опереточных трубадуров, оскалившийся фашизмом, оказался спасительным для путинского руководства: смотрите, граждане России, что может случиться у нас, если поставить под сомнение существующий режим власти.

Наши наивные (не только наивные, есть и расчётливые) патриоты-державники готовы признать Путина отцом нации и провозгласить его решимость немедленно помочь Украине высшим проявлением государственно-патриотического благородства и геополитической мудрости: всё во имя России и её интересов! На самом деле лишь во имя самоспасения — спасения себя и своего класса — так быстро откликнулся президент РФ на призыв о помощи президента Украины. В этом вся суть дела. Надо было повернуться лицом к украинскому вопросу, чтобы грозно не заявил о себе русский вопрос — вопрос о социально-экономическом и духовно-культурном состоянии русского народа и иных народов России, связанных с ним единством исторической судьбы. О том, что оно, это состояние, давно уже находится на критической отметке, известно всем не только в России.

Надёжен ли поворот Путина в сторону Украины?

Геополитика, определяющая внешнюю политику государства, органически связана с его внутренней политикой. Если последняя не обеспечивает хотя бы относительной социальной стабильности, морально-политического единства общества, говорить о прочности международного положения страны не приходится. Её геополитические успехи могут быть сиюминутными, но не более того. История знает тому немало примеров. Так, стремление Николая II и его камарильи укротить надвигавшуюся революционную волну в России «маленькой победоносной войной» с Японией имело своим следствием поражение России и Первую русскую революцию 1905—1907 годов. Ещё раньше авантюрный замысел Наполеона III укротить Пруссию Бисмарка победоносной войной с нею (и это в условиях назревшего социального недовольства во Франции — Парижская коммуна не была случайностью) завершился крушением Второй империи после поражения французской армии под Седаном (1871 год).

Прочность геополитических побед определяется прочностью внутреннего положения страны, претендующей на одну из ведущих ролей в международных отношениях. Великая Победа 1945 года (а это, несомненно, величайшая из побед России — СССР в её войне с империалистическим Западом) была бы невозможна, если бы не социалистические преобразования в нашей стране, поднявшие до невиданной ранее высоты социально-экономическое положение трудящихся, то есть всего советского общества, и тем самым обеспечившие его морально-политическое единство. Без этого Советский Союз не «пробежал» бы за десять лет путь создания мощного индустриального производства, на что ведущие страны капиталистического Запада потратили от пятидесяти до ста лет.

Путинская когорта правящего олигархически-бюрократического класса России осознала-таки неизбежность укрепления обороноспособности страны для укрепления её геополитического положения в мире. Разоруженческий либеральный внешнеполитический курс похоронил иллюзорные ожидания «стратегических собственников» сколько-нибудь достойного места на мировом рынке. Вступление РФ в ВТО, которого семнадцать лет добивались либералы, только ухудшило внутреннее положение страны. Чем это чревато, нетрудно догадаться. Падает курс рубля. Что дальше?..

Путин решился на перевооружение армии и флота, возрождение ВПК, но осуществимы ли его планы при неизменности либерального, насквозь прозападного социально-экономического курса? Вопрос риторический. И связанный с ним вопрос — тоже риторический: будет ли путинский поворот в сторону Украины (поворот геополитический) до конца последовательным и решительным?

В данной связи вспомним историю отношений России времён тандема Путина — Медведева с союзной Белоруссией. Геополитическое положение последней не менее важно для нас, чем то же положение Украины, но с той существенной разницей, что первая в отличие от второй гарантирует нашу безопасность в случае военной угрозы с Запада. И что же? Сколько раз Путин вкупе с Медведевым подставляли Лукашенко под удары их западных «партнёров»?! Сколько раз по отношению к Белоруссии они действовали с оглядкой на Вашингтон, Берлин, Париж и Лондон?! Несть числа. Если бы только это. Главное заключалось в другом — в империалистическом характере отношения России Путина к Белоруссии Лукашенко. Да, именно в империалистическом — в неизменном стремлении российского олигархического капитала наложить свою лапу на крупную белорусскую государственную собственность. В последнее время, когда геополитический аппетит Запада в отношении России заметно возрос (очевидно посягательство на её позиции в Арктике, на сферы влияния в Молдавии, Киргизии, Таджикистане, на Украине), Белоруссия стала осознаваться в Кремле как субъект мировой политики. Надолго ли? Нет, не случаен вопрос о надёжности поворота Путина в сторону Украины.

Совпадение интересов не отменяет классовой борьбы

В истории бывали случаи, когда интересы господствующих эксплуататорских классов на какое-то время совпадали с национальными интересами страны. Так, упомянутый уже Железный канцлер Пруссии Бисмарк в интересах крупного капитала и крупных землевладельцев, а также прусской военщины, можно сказать, спровоцировал Франко-прусскую войну. Поверженная в ней Франция Наполеона III была вынуждена платить Пруссии громадную контрибуцию. Золотой дождь пролился на ниву германского капитализма, которому было уже невмочь от раздробленности Германии — нужен был единый внутренний рынок. Бисмарк воспользовался победой Пруссии для объединения Германии сверху прежде всего в интересах крупного капитала. Но это отвечало интересам всех немцев: сохранявшаяся феодальная раздробленность тормозила развитие экономики, науки, культуры, превращала карликовые германские государства в объект постоянных геополитических вожделений сильных государств Европы.

Путин пошёл на оказание оперативной помощи Украине Януковича, чтобы воспрепятствовать «цветной революции» по американской технологии. Отвечает ли это интересам народа нашей страны, который в своём превалирующем большинстве видит в названной «революции» угрозу национальной независимости России? Безусловно, отвечает. Но это нисколько не меняет классовой оценки коммунистами указанного действия президента РФ. Он пошёл на него прежде всего ради того, чтобы обезопасить от каких-либо неожиданностей капиталистический строй России и сложившийся в ней режим олигархически-бюрократической буржуазной диктатуры. И, не в последнем счёте, ради сохранения режима личной власти, гарантирующей защиту интересов определённых кланов крупного капитала. Объявить Путина радетелем интересов русской нации могут только охранители олицетворяемого им режима власти. Являются ли они охранителями по классовому интересу или по романтической политической наивности — это не имеет практической значимости. И те и другие охраняют классовую природу правящего режима.

Что же касается нас, коммунистов, то, констатируя совпадение классовых интересов кланов крупного капитала, выражаемых президентом РФ, с интересами России в украинском вопросе, мы ни на минуту не должны останавливаться в политическом обличении внутренней политики Путина. Политики, противоречащей интересам пролетарского большинства — людей физического и умственного труда, добывающих средства к существованию продажей своей рабочей силы капиталу и никак не участвующих в присвоении прибавочной стоимости от эксплуатации наёмного труда. Мы ни на минуту не должны останавливать политической борьбы с правящим режимом, руководствуясь всегда интересами пролетариата России. Существующее трудовое законодательство РФ по сути лишает рабочий класс права на забастовку и стачку, поскольку оно, это право, оговорено таким количеством условий, окутано такой сетью юридического крючкотворства, что практически оказывается неосуществимым. Профсоюзы по этому законодательству, по образному выражению одного из профсоюзных активистов, находятся в передней у хозяина — собственника предприятия. Его права несопоставимы с правами рабочего. Борьба за социально справедливый Трудовой кодекс — это борьба за классовый интерес всего пролетариата России: и индустриального рабочего, и врача, и учителя, и профессора вуза, и офисного служащего. Она всегда должна быть на переднем плане в классовых битвах КПРФ и КПУ. Её же в обеих странах власть пытается заслонить буржуазным патриотизмом, лозунгом «единства нации». Через призму этого патриотизма и этого лозунга рассматривается властью украинский вопрос.

КПУ в битве за Отечество

Компартия Украины (КПУ) поддерживала до госпереворота не Януковича и Азарова, а принцип легитимности государственной власти. Свержение легитимной власти чревато для Украины погружением в бездну хаоса, распадом страны. Или, что ещё хуже, — падением в пропасть фашистского варианта буржуазной диктатуры, вдохновляемой извне. Так, украинский олигарх Порошенко, субсидирующий Майдан, где нацизм правит бал, — это лишь агент влияния внешних сил, не более. Вопрос о судьбе Отечества — главный сегодня в классовой борьбе украинских коммунистов. Здесь самое время обратиться к Ленину. «Отечество, — писал он, — то есть данная политическая, культурная и социальная среда, является самым могущественным фактором в классовой борьбе пролетариата». И далее: «Пролетариат не может относиться безразлично и равнодушно к политическим, социальным и культурным условиям своей борьбы, следовательно, ему не могут быть безразличны и судьбы его страны. Но судьбы страны его интересуют лишь постольку, поскольку это касается его классовой борьбы, а не в силу какого-то буржуазного, совершенно неприличного в устах социал-демократов «патриотизма».

Прежде всего рассмотрим политические условия жизнедеятельности Компартии Украины. Сколь они, мягко выражаясь, неблагоприятны были для КПУ при режиме власти Януковича — Азарова, говорить не приходится. Но каковы они будут после прихода к власти Яценюка с Кличко или Тягнибока с Ярошем? Будут тяжелейшими, вплоть до запрета КПУ, что уже оглашено неонацистами-«самостийниками» в Ивано-Франковске и Тернополе. О том, какими станут социальные условия, догадаться нетрудно: ассоциирование с ЕС, что будет неизбежным, разрушит украинскую экономику, остановит производство. Что касается культуры, то её деградация дойдёт до финала — национализм убьёт её гуманистические начала, прервёт её связи с классической мировой культурой, в первую очередь с русской. Русский язык может оказаться под запретом. И всё это произойдёт под лозунгом укрепления «незалежности» Украины, под флагом всё того же национального (читайте: националистического) патриотизма, то есть буржуазного патриотизма в его неонацистском варианте.

Возможности классовой борьбы, которую вела пролетарская партия (КПУ), крайне ограниченные до националистического переворота, сузятся донельзя, если национализм станет государственной политикой Украины. Ещё раз подчеркнём: не власть Януковича поддерживали украинские коммунисты (они давно требуют ликвидации института президентства), а принцип легитимности той буржуазной демократии, при которой (по сравнению с продавливаемой Западом «передовой демократией») ещё можно было бороться за расширение возможностей классовой борьбы. Иными словами, КПУ всеми силами, что у неё были, боролась против государственного переворота, что являлось единственно верным в сложившейся конкретно-исторической ситуации.

Любовь к Отечеству и есть патриотизм — «одно из наиболее глубоких чувств, закреплённых веками и тысячелетиями обособленных отечеств» (Ленин). Но это святое чувство наполняется классовым смыслом, когда трудящийся видит (если он видит, ибо может быть лишён этой способности), во что превращает его Отечество класс капиталистов. Тогда он становится перед выбором: смириться или вступить в борьбу с алчным капиталом, терзающим его Отечество. Избравших путь борьбы объединяет сегодня Коммунистическая партия Украины. В эти дни украинские коммунисты подвергаются тотальному гонению: бандеровцы грозят им и их семьям, избивают, устраивают погромы помещений КПУ, пытаются сломить волю.

Остановить угрозу фашизма

Сделать выбор — смирение или борьба — в обществе, где господствует капитал, очень непросто, в особенности на Украине. Здесь либерально-буржуазный национализм с резким разворотом на Запад («Украина — цэ Европа») проложил дорогу национализму, доведённому до своего логического конца — фашизма. Все признаки его — антикоммунизм, русофобия, антисемитизм — очевидны на киевском Майдане. Западная Украина противопоставлена Украине восточной и южной — преимущественно русской по культуре и не лишённой памяти о советском прошлом. Имперскому Западу, США в первую очередь, это на руку: разделяй и властвуй. Двадцать лет шла планомерная фашизация сознания молодёжи на Западной Украине, где, как теперь ясно, не были выкорчеваны до конца в советское время духовные корни бандеровщины.

Русское население восточной и южной Украины оказалось в духовно-культурной резервации. Русский язык не признан равным украинскому, не получил статуса государственного. С методичной последовательностью власть закрывала русские школы. Целенаправленно осуществлялась насильственная украинизация русского мира Украины. Что Кравчук, что Кучма, что Янукович, не говоря уж о Ющенко, поощряли бешеную русофобию, осуществляемую преимущественно в форме патологического антикоммунизма и антисоветизма. Тема голодомора, «русской советской оккупации» Украины не сходила с экранов телевидения, многократно тиражировалась в печати, являлась центральной в учебниках истории. Шлюзы для потока фашизации молодёжи были открыты. Осталось только поставить памятник Степану Бандере, что и было сделано во Львове. Дегероизация советской истории завершилась на Западной Украине героизацией украинского фашизма. Для его выпестовывания Запад не поскупился на солидные денежные расходы: госдепартамент США потратил на это 5 млрд. долларов, а сколько ещё вложили в «дело» различного рода «благотворительные» фонды (фонд Сороса и др.)?

Украинский национализм находится в резерве у мирового финансового капитала и может быть использован им, как говорится, в нужное время и в нужном месте против России. Необъявленная третья мировая война за новый передел мира в интересах США уже началась. Украине в ней отводится роль той пороховой бочки, от взрыва которой должна содрогнуться Россия. Горящим фитилём для этого взрыва вполне может послужить украинский фашизм. Остановить его угрозу на самой Украине можно только объединением всех здоровых национальных сил страны, её пролетарского большинства в первую очередь, в антифашистский фронт. Не нам, находящимся вдалеке от трагических событий в жизни братского народа, давать советы украинским коммунистам. Потому выскажемся осторожно: как нам кажется, необходимость создания такого фронта (название может быть и иным) глубоко осознаваема в КПУ. В статье первого секретаря ЦК Компартии Украины П. Симоненко, опубликованной в «Правде» 21 февраля, можно прочесть: «Крупный капитал оказывал мощную поддержку ультраправым неонацистским и неофашистским группировкам… Именно профашистские и националистические организации стали поставщиками боевиков, чьими руками мирный протест был превращён в массовые беспорядки… Усилиями НГО (негосударственных организаций. — Ю.Б.) и неонационалистических формирований актуализировалась тема раскола страны». И самое важное: «Раздробленная Украина, не способная сопротивляться разграблению, — вот что необходимо агонизирующему глобальному капитализму».

Как бы ни было трудно — а нашим украинским товарищам не то что трудно, а тяжко, — нельзя терять самообладания перед надвигающейся катастрофой. КПУ обладает способностью трезво оценивать трагическую ситуацию. Это мы видим в статье П. Симоненко в «Правде». Главный вывод в ней — банкротство олигархически-монополистического капитализма на Украине. Разрешить кризис средствами имитационной буржуазной демократии он уже не в состоянии и вынужден прибегнуть к последнему средству — к фашизму, им же взлелеянному, тоже управляемому геостратегами США. Украинский фашизм — сила, хорошо организованная, боеспособная, уже диктующая свои условия украинскому олигархическому капиталу. Это условия мирового финансового капитала с его центром в США. Это условия нового миропорядка, предъявленные России.

Предавший всех и вся Янукович и принявшие его капитуляцию Яценюк, Кличко, Тягнибок и евроэмиссары — ничто для «Правого сектора» во главе с Ярошем. Для последнего и Тимошенко не указ — она из прошлого. Украина раскололась. Исполнительная и законодательная власть её юго-восточных областей пытается взять на себя ответственность за судьбу соотечественников. Есть ли готовность к тому? Мужество милицейского спецназа «Беркут», решительность жителей Харькова и русского Крыма дают надежду на возможность организованного сопротивления националистическому тоталитаризму.

Вероятнее всего, США и ЕС настроят свежеиспечённую власть на имитацию «свободных» всеукраинских выборов парламента и президента страны. Но кто бы ни был избран главой государства, кто бы ни возглавил правительство, он будет под присмотром «Правого сектора». Немалая часть обнищавшего украинского народа не осознаёт того факта, что их протест против режима Януковича перехвачен и загнан в форму ярого национализма. Возможно, мы ошибаемся (хотелось бы, чтобы это было так), но, судя по доступной сегодня информации, не осознаёт ещё полностью данного факта и большинство рабочего класса Украины. А ведь это единственная сила, способная остановить опасность фашизации страны, но при том непременном условии, что она будет просвещена и хорошо организована в сопротивлении нацизму. Украинские коммунисты, находящиеся под угрозой жестокого преследования за свои убеждения, знают это не хуже нас. Суровая история требует от них мужества, стойкости и самопожертвования в битве за Украину трудового народа.

Пожелаем нашим украинским товарищам сегодня одного: чтобы хватило сил выстоять до победного конца на семи ветрах тяжелейшего сражения за Отечество. Мы, коммунисты России, всегда будем с вами! 


Версия для печати

Назад к событиям