«Сначала нас прессуют, а потом убивают»

6 Февраля 2014 RSS лента
«Сначала нас прессуют, а потом убивают»

Источник: "Росбалт"

Педагоги называют трагедию в московской школе событием экстраординарным, но вполне закономерным. Они уверяют, что теперь трижды подумают, какую оценку поставить, и требуют защиты от государства.

После трагедии в Москве в школе №263 во всех петербургских средних учебных заведениях прошли внутренние проверки. Одни лишний раз протестировали "тревожную кнопку", другие проинструктировали охранников, в третьих, не мудрствуя лукаво, попросту закрыли входные двери для всех посторонних взрослых. Не особенно задумываясь над тем, что стрельбу в Москве устроил вообще-то свой — ученик той же школы.

Шокирующая история тут же породила разговоры о необходимости введения в школах профессиональной охраны, поголовной установки камер видеонаблюдения и даже рамок металлодетекторов — с такой идеей выступила петербургская прокуратура. Как отметила старший помощник горпрокурора по СМИ Марина Николаева, "теперь нужно понимать тот факт, что каждый ребенок может в портфеле пронести оружие".

Под горячую руку попали даже несчастные школьные психологи, которых некоторые эксперты предлагают "переобновить" — проверить их квалификацию, переаттестовать и, видимо, заставить круглосуточно тревожно вглядываться в лица учеников в поисках тайных черных мыслей. Только вот непонятно, какие бы черные мысли разглядел психолог московской 263-й школы у отличника-медалиста, абсолютно положительного с виду и беспроблемного парня? А уровня Юрия Антоняна — одного из самых известных криминальных психологов — наши специалисты еще не достигли.

В ЦК КПРФ предложили ввести профессиональную охрану во всех учебных заведениях России, чтобы школы охраняли "не пенсионеры, а сотрудники полиции". По мнению коммунистов, городские бюджеты способны справиться с этой задачей.

Госдума тоже не осталась в стороне. Глава комитета по безопасности Ирина Яровая причину нашла в агрессивных компьютерных играх и относительной доступности оружия. И, вероятно, предложила поступить "по-нашему, по-думски": все запретить и не пущать.

Между тем учителей спросить позабыли. А им-то, собственно, что надо? Что необходимо сделать для того, чтобы их самих и детей не убивали, не били и не шантажировали пулей за плохую оценку?

"Школа всегда во всем виновата. Учителя, школьные психологи — мы стали просто людьми для битья. В прямом и переносном смысле", — рассказывает Олег Кузьмичев, директор печально прославившейся школы №339 — именно там в октябре 2010 году отчим первоклассницы, получивший после этой истории почти официальную кличку "питерский ублюдок", на глазах у детей избил молодую учительницу младших классов Ольгу Харитонову.

"Виноваты не родители, плохо воспитывающие детей, не государство и не несчастный случай — а именно школа, — продолжает Олег Кузьмичев. — Да, в Москве произошла трагедия. Но обвинять во всем школу, охранника или психолога — это слишком легкий путь. На мой взгляд, сначала необходимо внимательно изучить законодательство и разобраться в чудовищной ведомственной разобщенности. Надо, чтобы все структуры нашли точки соприкосновения друг с другом, а не тянули одеяло на себя. Вы же помните, что после того, как отчима-хулигана задержали, к нам в школу пытались вломиться его друзья-бандиты, причем бандиты вполне реальные. Нас спасло только то, что у входа стояли турникеты, быстро они проникнуть не смогли, и наши сотрудники успели вызывать полицию. Но после этого к нам пришла проверка из прокуратуры и… меня вызвали в суд, заставив ликвидировать турникеты! Как несоответствующие правилам пожарной безопасности".

Теперь та же прокуратура предлагает прогонять сотни детей через рамки металлодетекторов. И они будут стоять на тех же местах. "Нет, ну надо же все-таки с головой дружить! С одной стороны — заставляют, и тут же запрещают! Меня за это судили, а теперь предлагают все вернуть?!" — говорит Олег Кузьмичев.

На его взгляд, система видеонаблюдения, с помощью которой удалось привлечь "питерского ублюдка" к ответственности, — вещь хорошая, но решающая проблемы уже постфактум. "Должно быть финансирование, а его нет. Даже охранника у входа в школу нам не посадить — не предусмотрено, ставок нет! Охрана финансируется исключительно за счет средств родителей, и счастье, что они есть. А новый закон "Об образовании" вообще исключает возможность собирать деньги на нужды школы, то есть запрещает оказание каких-либо сопутствующих услуг. При этом у нас государственная школа, и мы не должны уповать только на родительский кошелек. Должна быть государственная охрана школ, структуры, финансируемые из бюджета. Чтобы на охрану заступали люди не с каких-то ночных подработок, а профессионалы, знающие в школе всех наперечет и умеющие справиться со сложными ситуациями", — уверен директор.

Его коллега, директор лицея №369 и председатель петербургского регионального совета Всероссийского педагогического собрания Константин Тхостов убежден, что никакие металлодетекторы или дополнительная охрана не в состоянии обеспечить безопасность детей и педагогов в учебных заведениях. Потому что в первую очередь надо подумать не о "теле", а о "душе".

"Корень зла лежит в бессистемности информационного потока, который вольно или невольно касается детей, — отмечает Тхостов. — Мы в основном уделяем внимание тем событиям, которые привлекают внимание. В большинстве идет информация негативного, провоцирующего характера. Дети постоянно видят, как в США, например, школьник пришел и кого-то застрелил… Подобный негатив идет из ТВ, Интернета, радио, со страниц журналов. Надо как-то договариваться со СМИ о дозировании такой информации, ведь на карту поставлены жизни детей".

По мнению Константина Тхостова, физические меры защиты необходимо подбирать аккуратно. "Предложение поставить рамки — это в прямом смысле "огород городить". Поставим, затем будем искать выход, как через них пройти, а потом и вовсе снять? К тому же рамка вряд ли сдержит человека с ружьем. А вот усилить работу полиции необходимо, этот вопрос давно назрел. Причем в каждом райотделе должно быть столько сотрудников правоохранительных органов, сколько реально, а не по бумагам, проживает людей в районе. И тогда начальник отдела будет отвечать за свой участок. Посадить полицейского в школу вряд ли возможно, но учебное заведение в любом случае должно быть под постоянным контролем полиции или хотя бы мобильных групп — тогда криминогенная ситуация во всем микрорайоне снизится".

Директор лицея полагает, что роль школьных психологов не следует преувеличивать, но и недооценивать нельзя. "Они должны мониторить ситуацию, держать руку на пульсе. Школа — живой организм, иногда мы знаем о детях больше и видим их развитие лучше, чем семья. И если с ребенком что-то происходит, его душевное состояние должно быть понятно психологу", — считает специалист.

Руководитель физико-математического лицея №30 Алексей Третьяков также считает, что разумные технические меры профилактики и защиты — например, камеры видеонаблюдения или электронные турникеты — лишними никогда не будут, но проблему с безопасностью не решат. "У нас в лицее программу для электронных турникетов писали сами дети. По ней понятно, кто пришел, кто ушел, когда и куда. По моему мнению, основное внимание все-таки надо обращать на человека, и человек же должен контролировать ситуацию. Рамки — дело бесполезное. Ну, будет она звенеть на ключи или мобильные телефоны? Тогда уж давайте сразу рентген ставить", -говорит Третьяков, отмечая, что и полицейских тоже на всех на хватит, хотя с ними, конечно, поспокойнее.

К школьным психологам директор физматлицея относится с осторожностью: "Они должны работать по просьбе родителей или педагогов. Всех опрашивать-осматривать — это нереально, да и не нужно. У нас пока это дело добровольное, и заставить пойти к психологу вряд ли возможно".

Предложение одного из депутатов страховать жизнь и здоровье учителя (по аналогии с полицейскими, например) педагоги не рассматривают. Поскольку это ником образом не повлияет на отношение школьников к преподавателям. "Школу и так перевели уже в разряд сферы услуг, против нас просто идет масштабная кампания, — с явной болью говорит директор 339-й школы Олег Кузьмичев. — В школу ходят, как за колбасой в магазин. Работа педагога оценивается не по факту, а по бумажкам. Знания учитываются не по тому, как ребенок мыслит, говорит, а по результатам ЕГЭ. Вот мы и ходим то под прокурором, то под пожарными, то под еще каким надзором. А теперь в нас еще и стрелять начали. Теперь уже каждый из нас подумает, какую оценку поставить, чтобы пулю не получить". 


Версия для печати

Назад к событиям