Значение Великого Октября перечеркнуть не удастся

7 Ноября 2013 RSS лента
Значение Великого Октября перечеркнуть не удастся

Источник: Правда

Автор: Юрий Емельянов

В разработке «Историко-культурный стандарт», которую обслуживающие режим историки намереваются положить в основу некоего единого учебника для средней школы, Великая Октябрьская социалистическая революция впервые упоминается в V разделе, посвящённом истории 1917—1945 годов: «Вслед за февральской и октябрьской революциями последовали братоубийственная Гражданская война, экономическая разруха, голод 1921 г.». Таким образом, Октябрьская революция сведена к одному из ряда событий 1917—1921 годов, что позволяет уравнять социалистическую революцию с буржуазно-демократической, то есть скрыть качественное отличие Великого Октября от Февраля 1917 года.

Такой подход не нов. Авторы ныне распространённого в школах учебника «История России. XX — начало XXI века» для 11-го класса (А.А. Левандовский, Ю.А. Щетинов и С.В. Мироненко) предложили, по их словам, «точный и ёмкий подход» к периодизации событий 1917 года: «Согласно ему, все эти события объединяются понятием «Великая российская революция» с выделением двух её этапов — февральского... и октябрьского».

Таким образом, само понятие «Великая Октябрьская социалистическая революция» изымается из процесса обучения, а стало быть, из памяти подрастающего поколения. Хотя в «Стандарте» сначала сказано об «октябрьской революции», но на той же странице в подразделе «Революции и Гражданская война 1917 — 1921 гг.» это событие названо так: «октябрьский переворот».

С одной стороны, «октябрьский переворот», случившийся в ходе «Великой Российской революции», изображается как её часть. Авторы другого школьного учебника по истории для 11-го класса (Н.В. Загладин, С. И. Козленко, С. Т. Минаков, Ю. А. Петров) стремятся доказать, что «вооружённое восстание в Петрограде в октябре 1917 г. было логическим продолжением революции Февральской. Действительно, первые декреты Советской власти в основном реализовали требования, выдвинутые массами ещё в феврале 1917 г. Как правило, они решали задачи буржуазно-демократического этапа революции». Если верить Загладину и другим авторам учебника, то получается, что только по этой причине народ поддержал Советскую власть. Эти авторы пишут: «Удовлетворённое первыми декретами советской власти население в основном спокойно восприняло роспуск Учредительного собрания».

Такой подход позволяет А.А. Левандовскому и другим историкам, писавшим учебник, отрицать социалистический характер Октябрьской революции. Они пишут: «Свой захват власти вожди большевиков поспешили объявить социалистической революцией… Но привёл ли в итоге этот новый, второй этап Великой российской революции к возникновению социалистического общества, контуры которого были очерчены основоположниками марксизма? Ответ мы найдём, проследив дальнейшее развитие событий в России».

В то же время из дальнейшего содержания учебника Левандовского и др. следует, что «октябрьский период» был шагом назад в развитии «Великой русской революции», так как привёл к установлению неограниченной власти, которую осуществлял «узкий слой, практически целиком сконцентрированный в рядах компартии». После недолгого периода осуществления задач буржуазно-демократической революции, утверждают Н.В. Загладин и другие авторы учебника, большевики пошли на «разрыв с принципами демократии».

Отрицая историческую закономерность социалистических преобразований, осуществлённых в нашей стране после начала Октябрьской революции, авторы «Историко-культурного стандарта» охарактеризовали социалистические преобразования в стране как «советский эксперимент». С одной стороны, они указали, что «у «советского эксперимента», предложившего миру альтернативу мироустройства, было немало сторонников на Западе. За опытом советских преобразований внимательно следили в том числе для того, чтобы взять лучшее на вооружение в своих странах».

В «Стандарте» перечень достижений Советской страны содержит оговорку: «В то же время возможности развития гражданского общества сократились». А затем этому перечню противопоставлены набившие оскомину нападки на «сталинский социализм», среди которых упомянуты: «диктатура вождя», «насильственные методы решения политических и экономических задач», «лагерные вышки ГУЛАГа», «период жесточайших массовых репрессий» и понятие «железный занавес», изобретённое Геббельсом и повторенное Черчиллем.

Но об этом уже два десятилетия назойливо твердят авторы школьных учебников по истории. И всё же, если до сих пор школьные учебники истории исходили из того, что «в современной исторической литературе нет единой точки зрения на октябрьские события» («История России. XX — начало XXI века» для 11-го класса Н.В. Загладина и других), то теперь «Стандартом» пытаются закрепить сложившиеся за годы капиталистической реставрации антинаучные оценки советского прошлого, перечёркивающие память о Великой Октябрьской социалистической революции и её истории. Что ж, очередная попытка антисоветчиков — всё с теми же негодными средствами.


Версия для печати

Назад к событиям