Наука кремлевских интриг. РАН будут управлять эффективные менеджеры

18 Сентября 2013 RSS лента
Наука кремлевских интриг. РАН будут управлять эффективные менеджеры

Источник: Свободная Пресса

Госдума утром 17 сентября вернула во второе чтение скандальный законопроект о реформе РАН. За возвращение проголосовали 443 депутата при необходимых 226 голосах. Тем временем на Охотном ряду шла несанкционированная акция – «народные гуляния» ученых, выступающих против реформы. Она собрала более 300 человек. На одежде протестующих мелькали значки «SOS, спасите науку!» Некоторые принесли по две гвоздики в знак скорби по российской науке. Часть «гуляющих» ожидало депутатов у входа в здание парламента со стороны Георгиевского переулка, но к ним никто не вышел.

За бунтующими интеллектуалами наблюдала полиция. Возле парламента дежурили несколько автобусов с ОМОНом, стражи порядка перекрыли часть Охотного ряда. Но обошлось без эксцессов – «винтить» академиков не стали.

Напомним, из-за чего сыр-бор. В минувшую пятницу Кремль внес в Госдуму пакет поправок в закон о реформе РАН. Формально поправки подготовлены по итогам встречи президента РФ Владимира Путина с президентом РАН Владимиром Фортовым и считаются компромиссными. На деле, государство уступило в частных моментах, но не сдало ключевых позиций.

Вот как выглядят поправки:

– организации РАН (а также РАМН и РАСХН) передаются в введение федерального органа исполнительной власти – агентства. Исключение делается лишь для трех региональных отделений (Сибирского, Уральского, Дальневосточного), которые сохраняют подчинение РАН, но не получают прямого финансирования.

– Только эти три региональных отделения РАН получат статус юридического лица. «Без лица» остаются 15 региональных научных центров и многочисленные институты.

– Будущее агентство станет учредителем организации, а также получит право определять государственные задания и объемы финансирования. В тексте поправок при этом отсутствует положение, что руководителем агентства должен являться действующий президент РАН. Другими словами, именно агентство будет руководить научной деятельностью институтов, РАН отводится лишь скромная роль консультанта.

– Представители институтов исключаются из общего собрания Академии наук.

В РАН поправки называют абсолютно неприемлемыми. По мнению академиков, в случае их принятия РАН, за исключением региональных отделений, станет формальным «клубом». Таким образом, считают они, обещания Владимира Путина учесть требования научного сообщества не выполнены.

Несмотря на разногласия, в новой редакции законопроект принимают в пожарном порядке. Уже 17 сентября вечером состоится заседание комитета по науке, который рассмотрит поправки, и, возможно, проект закона тут же примут во втором чтении. Если нет – 18 сентября законопроект будет принят во втором и третьем чтении сразу.

Как скажется реформа РАН на российской науке?

– В новом варианте, как и в прежнем, научные центры лишаются статуса юрлица, – указывает академик РАН, депутат Госдумы Борис Кашин от КПРФ. – К чему это приведет? В моем избирательном округе (Республика Карелия и Мурманская область) два таких центра – Карельский и Кольский. Возьмите Карелию – там очень тяжелое положение: резкий спад обрабатывающей промышленности, ее объем всего 70% к показателям 2013 года. Это означает большие социальные проблемы. А Карельский научный центр – один из столпов Петрозаводска. Зачем именно в этот момент ученым плюют в лицо и его закрывают? Центр существует уже 80 лет, на нем весь город вырос. Его сотрудники развивают науку, исходя из региональных проблем. Почему надо его разгонять?!

«СП»: – А лишение центра юридического лица де-факто означает разгон?

– Если у центра нет юридического лица – значит, нет и денег, и никаких решений он не может принять. Даже своего помещения фактически у него не будет. Таких центров по стране 15 – и все они попадут в описанную ситуацию.

Первоначальную редакцию законопроекта лишь частично исправили – трем региональным отделениям РАН вернули статус юридического лица, эти отделения будут иметь собственный бюджет. Оставили, потому что эти отделения наиболее крупные. Но проблему – как быть остальным научным центрам – это не решает. По сути, ученым бросили кость, чтобы поменьше возмущались – и только.

Развал научных центров и институтов – страшный удар для России. Наша молодежь дураками работать не хочет, и валом поедет из страны. Что до ученых, под руководством министра образования и науки Дмитрия Ливанова и его команды очень многие работать не станут. Кто сможет уехать за границу – уедет. Поздравляю с этим успехом мудрецов из Кремля.

«СП»: – Новое агентство будет не только управлять имуществом РАН, но и управлять научной деятельностью институтов…

– Это и есть главная проблема. Ученые говорят, что это недопустимо, но власть не слышит.

«СП»: – Недопустимо, потому что Минобрнауки не сможет формулировать научные задачи?

– Да ничего они не способны! Вы посмотрите, что стало с нашим высшим образованием – учебные центры не могут сегодня нормальных специалистов подготовить. Чего они в Минобрнауке хорошего придумали? Своим близким учреждениям, вроде Высшей школы экономики, раздали деньги, а остальных оставили у разбитого корыта?!

«СП»: – К чему ведет новый закон?

– К развалу фундаментальной науки. Остальную науку – прикладную – уже угробили, ее практически нет. Все здания отраслевых институтов в Москве, например, давно розданы под офисы.

«СП»: – В чем реальные мотивы инициаторов реформы?

– Прежде всего, коммерческий интерес к собственности РАН. Кроме того, накопленная обида и злость на Академию. Наконец, не исключаю, что на принятие этого решения поработала пятая колонна…

– Новые поправки не влияют на изначальную концепцию законопроекта, – уверен вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – По сути, Кремль в диалоге с учеными пошел навстречу во второстепенных вопросах, но не в принципиальных. Главные пункты, которые вызывали недовольство академической корпорации, остались неизменными.

В целом, разногласия крутятся вокруг главного вопроса: кто управляет академическими институтами? Академики хотели бы – раз государство собирается создать агентство по управлению имуществом РАН – чтобы этим агентством руководил президент Академии наук, и это положение было бы зафиксировано в законе. А у государства позиция другая: оно согласно, чтобы президент РАН возглавлял агентство – но только на переходный период. А дальше, в любой момент, его можно будет сменить. И сколько будет длиться этот период – никто не знает.

Есть другой спорный момент. Академия – в соответствии с предложенными поправками – действительно становится «клубом» ученых. Раз управление имуществом переходит во вновь сформированную структуру, у РАН остаются только рекомендательные функции в отношении деятельности научных институтов. Академия, в качестве клуба выдающихся ученых, сможет рекомендовать им работать в том или ином направлении, но институты смогут эти рекомендации принимать либо частично, либо вообще игнорировать. Академиков такое положение также не устраивает.

По сути, все сводится к вопросу контроля. Контролирует ли Академия включенные в нее научные институты, или их контролирует кто-то иной. Это принципиальный вопрос, и в нем президентская сторона уступать не собирается.

«СП»: – Вы считаете, реформа РАН – это инициатива именно Путина?

– У нас любят говорить, что в стране плохое правительство, никудышный премьер. На деле, у Кремля и Белого дома – четкое разделение ролей. Правительство – не только в случае реформы РАН, но и с пенсионной реформой, с обрезанием расходов в социальной сфере – предстает в роли козла отпущения. На него направляется критика со стороны групп общества, интересы которых ущемляются.

Реально, конечно, за реформой РАН стоит Владимир Путин, это его проект. Если бы это был проект правительства – у него была бы другая история. Его, наверное, торжественно завернули бы.

Да, внешне Путин находится в стороне, позиционирует себя как арбитра. Он встречался с президентом РАН Фортовым, они договорились о компромиссе. Но такое ощущение, что обе стороны эти договоренности понимают по-разному.

«СП»: – Как реагирует на это другая сторона – академики?

– Против законопроекта – и особенно против ликвидации РАН как управленческой структуры – выступила достаточно разнообразная коалиция. Это, в первую очередь, руководство Академии, которые опираются на большинство ее членов. Они ранее никогда не конфликтовали с властью, у них свои корпоративные интересы. Они боятся, что будут большие кадровые перестановки на уровне директоров институтов, поскольку влияние Академии на формирование директорского корпуса резко сокращается. Эти люди боятся перемен, но при этом очень хотят договориться с Кремлем. Они считают, если убрать проблему из политического контекста, можно убедить президента, что у нас великая Академия наук, которая существует со времен Петра I – и не надо ее трогать.

Другая часть коалиции – меньшинство академиков, в основном, не имеющих отношения к имущественным вопросам. К ним примыкает значительная часть научных сотрудников, которые просто не доверяют власти. Именно они участвуют в акциях протеста – вроде пикетирования Думы.

Проблема в том, что противникам законопроекта – умеренным и радикальным – трудно объединиться. В результате, руководство Академии до сих пор пытается договориться с Кремлем, директора институтов надеются адаптироваться к новому закону и не хотят раздражать власть. А академиков, которые выходят протестовать на улицу, не слишком много. Власть их не испугалась.

«СП»: – Что теперь будет с наукой в России?

– Много будет зависеть от того, кто возглавит новое агентство. Если его руководитель будет формулировать задачи, опираясь на мнение видных ученых – наука не особо пострадает. Если же во главе встанет эффективный менеджер…

«СП»: – Типа Сердюкова…

– Да, типа – хорошего не жди. В российской традиции, к сожалению, возможны только крайности. Либо статус-кво РАН – с арендой, которой напропалую занимаются руководители институтов, с реально слабым индексом цитируемости в научных изданиях, с размазыванием по тарелке финансирования. Либо эффективные менеджеры – то есть, появление в руководстве институтов людей, которые не имеют отношения к научной сфере, ставка на сиюминутный результат, игнорирование закономерностей развития фундаментальной науки. Если события пойдут по второму варианту – Россия утратит фундаментальную науку.

На деле, РАН опоздала с реформаторскими инициативами. Некоторые из них выдвинуты нынешним президентом Академии Фортовым, но если бы они появились середине «нулевых» – у РАН был бы шанс трансформироваться эволюционно и под собственным руководством. Сейчас этот шанс упущен… 


Версия для печати

Назад к событиям